Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г




НазваниеЛюбовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г
страница15/18
Дата публикации01.07.2013
Размер1.7 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18

– Ах, ты, мой хороший! – целует его Верочка.

Галя, тоже поцеловав Дениса, достает из сумки пакет яблок и большой грейпфрут, кладет гостинец на стул у кровати:

– Съешь все и сразу поправишься!..

– Девчата, проходите сюда, будем чай пить и судачить... Вы мне все-все обо всех расскажете, да?!. – Ирина ведет подруг в свою комнату.

– О ком знаем, расскажем, – вздыхает Галина. – Только радостных новостей не жди...

– Зато мы слайды привезли показать… Еще из нашей мирной жизни, – лепечет Верочка.
Стемнело. В комнате полумрак. Денис, полулежа, устроился в обнимку с котом на мамином диване. Ирина, Лиза, Вера и Светлана сидят рядом с ним у журнального столика, уставленного вареньем, конфетами, чашками с остатком чая, чайником и прочей посудой, сдвинутой в сторону, а на краю стола лежат раскрытый альбом и толстая папка с различными пригласительными и другими маленькими свидетельствами их безвозвратно ушедшего прошлого. Тихо играет музыка. Александр и Софья танцуют. На стене меняются слайды прекрасной, еще живой Припяти и живописного Полесья, которые показывает Виктор.

– Внимание! Исторический кадр, – восклицает Верочка.

– Со стены весело смотрят – она в дубленке и шапке из рыжей лисицы и Ирина в зимнем пальто, с пышными распущенными волосами. Они в две руки качают коляску с Вериной малюткой на заснеженной площади перед припятским дворцом культуры.

– Ах, какие зимы у нас были, девчата! – причитает Лиза.

– А волосы?!. Глянь, какие волосы у Ирины, не то, что сейчас, – теребит стриженую голову подруги подсевшая к ним Софья.

– Да, Ир, какие волосы были!.. – сокрушается Верочка.

– Но ты тоже осыпаешься, одуванчик наш, – ласково говорит Ирина, бросив извиняющийся взгляд на подошедшего Александра.

– Да уж... – шмыгает носом та.

Александр, поклонившись дамам, приглашает Ирину на танец. Софья ревностно следит за ними. Ирине неуютно под ее пристальным взглядом. Сердясь на саму себя, она нервно пробурчала:

– Что это мы топчемся, как солдаты на плацу?!. Пойдем ко всем… Денис, – обращается она к сыну, – давай-ка быстро в постель!.. Поздно уже, – и, подняв его с дивана, уводит из комнаты, а сама, вернувшись, устраивается на его месте.

Меняется слайд. На экране ДК, увенчанный всеми флагами стран-членов Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ) – участниц международной конференции по атомной энергетике, проходящей в Припяти весной 1985 года.

– А Володя твой почему не пришел? – спрашивает Ирина Софью.

– Он же на вахте…

Меняется слайд, теперь подруги видят сценку из Ирининого спектакля. На сцене А. Блок в исполнении Саши Деханова, в углу за столом Валя Пинчук в образе Марины Цветаевой...

– А что с Сашей Дехановым, знаешь? – спрашивает Галя.

– Знаю, – вздыхает Ирина.

– Ну, а что с Валентиной – твоей Цветаевой?.. Где она теперь?

– Совсем плоха… Не ходит уже. Два раза в год лежит в клинике в Москве, на химии... А живет с родителями в Хмельницком… Впрочем, письма писать ей тяжело очень... Последнее письмо полгода назад пришло… Как теперь она, даже не знаю...

На экране – припятская юморина. Девчата смеются, видя, как полуобнаженные парни – инженеры ЧАЭС – в балетных "пачках" исполняют "танец маленьких лебедей".

– Верочка, как встречу во дворе Станкевича, всегда вспоминаю твой заказ на юморину 85-го, помнишь?.. Когда он в гробу летал... Ты тогда написала в заявке нашим столярам: "Прошу изготовить гроб для Станкевича"...

– Да, черный юмор получился!.. Теперь только и слышишь – то один умер, то другой!.. Мы скоро будем встречаться и обсуждать, кого в чем в гроб положили... – грустно шутит Верочка.

– Смотри, это же юморина 1 апреля 86-го, – восклицает Галя, комментируя новый слайд. – Тогда еще хлопцы протянули "ускорение", раздутое прессой… Помните, как городской гид вроде бы водит по станции столичного корреспондента, говоря что-то типа: "Вот видите, как усиленно работают кувалдами наши инженеры"… В то время как мимо них все чаще пробегают станционники с пустыми тачками. "А это, говорит гид, наши рабочие претворяют в жизнь призыв партии к ускорению".

Все дружно, но не очень весело, смеются.

– Это что!.. Вспомните, что дальше было в этой последней юморине, – подключилась эмоциональная Верочка. – Когда этот самый гид, якобы показывает корреспонденту городские достопримечательности, и, подойдя к долгострою в центре города, говорит: "Обратите внимание на замечательный из добротного дерева забор прямо напротив дворца культуры. Мы взяли коллективное соцобязательство к концу года весь город обнести таким забором!.."

Никто даже не улыбнулся.

– Да... Выполнили!.. Не прошло и месяца, обнесли город колючей проволокой, – вздохнула Ирина.

– Ну и ну, у вас даже юморины были пророческие, – удивляется Александр.

Виктор гасит проектор, включает слабый свет.

Галя достает из папки газету, читает заголовок статьи:

– "Припять – место заповедное"... Чья это статья была – твоя или Софьина? – спрашивает она Ирину. – Здесь псевдоним…

– Моя… Но сказал так о нашем городе один московский поэт...

– Да, уж теперь точно заповедное место, – басит Софья.

Ирина трет рукою глаза, нос.

– Боже мой!.. Так всегда, как только достаю альбом и архивы свои, сразу все лицо чешется…

– И у меня тоже, – подтверждает Галина. – Может, у тебя вообще фон в квартире?!.

– Слушай, Ир, у меня дома дозиметр есть… Давай сбегаю, – предлагает Виктор.

– Беги!.. – безразлично бросает Ирина и, взяв свою любимицу- гитару, настраивает и поет:

Бессонницы недуг неизлечимый

ночами манит в прошлое меня,

и я вхожу без стука, без причины

в дома к давно покинутым друзьям.

Нам есть еще о чем поговорить,

есть чем помочь друг другу, непременно.

Ни время, ни пространство, ни измены

еще нас не сумели разлучить.

И свет в домах утраченных друзей

включается в ночи на небе позднем,

и мне с друзьями радостно и слезно

листать тома уже минувших дней…

Все, затаив дыхание, слушают. Приятный голос Ирины завораживает задушевностью. Тихонько вошедший Виктор тоже замер, прислонившись к двери.

А день несет иные имена,

и новые заботы ждут за дверью,

и новые разлуки и потери

бессонницей не вычерпать до дна...

Все тяжело вздыхают, Ирина, отложив гитару, встает, и обращается к Виктору.

– Ну, где же твой аппарат?..

Тот подносит дозиметр к альбому и папке на столике, слышится легкий треск.

– А что я говорила?!. – помрачнела Галина.

– Это не так страшно, – успокаивает Виктор, – У тебя, Ирина, есть еще припятские вещи?

– Конечно…

– Тащи все – проверим!..

Ирина приносит. Проверяют. "Звенит" все – книги, одежда, даже полотенце. Ирина заносит черную сумку, с которой они выезжали из Припяти – дозиметр дико трещит.

– Более шести тысяч бета-распадов!.. Зачем же ты такие вещи дома держишь?!. – возмущается Виктор.

– А где же я могла их проверить?!. Это – то старье, что мы в камере хранения на вокзале оставили в мае, чтоб меньше нести с собой… перед банной "дезактивацией"... Да еще то, что я летом взяла из Припяти... А с этой сумкой мы уже второй год всюду разъезжаем... И как-то в голову не пришло, что ты мог давно все это замерить…

– С ума сошла!.. А ну, давай все в мусоропровод!.. – требует Галина.

Ирина заталкивает одежду, полотенце и другие вещи в сумку, протягивает ей.

– Пожалуйста!.. Но книги я не выброшу!.. Почищу еще... и спрячу от Дениса… Каждую из них я с таким трудом доставала... в очередях… И каждую – с какой-нибудь идеологической ахинеей в нагрузку…Так что это самое дорогое, пусть со мною рядом "распадаются"...
Галина несет сумку из квартиры, ворча:

– А сколько же тогда на всем этом было "грязи"?.. Ведь уже больше двух лет прошло!..

– И все-таки, что ни говорите, – неожиданно и невпопад вмешивается в разговор Александр. – Я, конечно, не имею в виду присутствующих, но припятский синдром все-таки существует, – многозначительно произносит он.

Все удивленно смотрят на него.

– Александр Васильевич, в вас опять заговорил медицинский чиновник атомного ведомства, – съязвила Светлана. – Вы еще вспомните тут пресловутую радиофобию!.. Наверное, ваша диссертация по гастроэнтерологии будет называться "припятский синдром", да?!.

– Ну, что ты, Светка!.. У него – "оболонский", – заржала Софья. – Он, например, не прочь бы прокатиться на стажировку куда-нибудь, скажем – в Америку, чтобы серьезно и глубоко изучить там чернобыльский фактор... Не правда ли, дорогой доктор?!. – она подошла вплотную к Александру и, испытывающе глядя ему в глаза, затянулась сигаретой.

Александр выдержал ее взгляд и спокойно парировал:

– Если поездку оплатит какой-нибудь фонд, я не откажусь…

– Вот и я о том же, – выдохнув дымом ему в лицо, Софья повернулась на каблуке и направилась к Ирине.

– Софья!.. Прекрати!.. – гневно говорит та.

Подсев к Ирине, Софья примирительно сжимает ей руку.

– Ладно, не злись... Все путем!.. – берет она прислоненную к дивану гитару. – Давай-ка, твои "Звезды…", а?!.

Ирина, помедлив мгновение, горько вздыхает, и, тихо тронув струны, поет:

Нет, звезды абстрактны.

Не то измеренье!

Вернемся обратно.

Пройдемся отдельно

по травам

вдоль тракта –

судьбе параллельно.

Пройдемся отдельно…

Мой верный попутчик,

так жить невозможно!

Но можем ли лучше?!

Как небо тревожно!..

Я вновь задыхаюсь!

Помочь мне не можешь,

но все понимаешь.

…По травам

вдоль тракта

следы наши стынут,

сияя абстрактною

звездною пылью…
Гости собираются по домам, одеваются в прихожей.

– Я провожу вас немного, – набрасывает на плечи демисезонное пальто Ирина.

У лифта Виктор еще раз достает дозиметр.

– И почему ты меня раньше не позвала? – бормочет он, удивленно глядя на дозиметр, подносит его к Ирине, прибор затрещал. Виктор ведет прибором по пальто к воротнику – бешеный треск, стрелка прибора зашкаливает.

– А это еще что?!.. Это тоже припятское пальто?..

– Нет, я его уже осенью за компенсацию купила...

Виктор измеряет все пальто еще раз – легкий треск, подносит к воротнику – снова бешеный треск, "зашкал".

– Ничего не понимаю, – недоумевает он. – Больше десяти тысяч бета...

– А!.. Я, кажется, поняла... Это или от волос моих,

на них тогда больше рентгена было, а постриглась я уже поздней осенью… тогда я в этом пальто ходила... Или же от шапки песцовой... Помните, девчата шапку мою припятскую?.. Я ее выбросила уже зимой, когда другую смогла купить... У меня от нее тоже все лицо чесалось... Так я завернула ее в старую газету и – в мусорку, чтобы какая-нибудь бомжиха не позарилась...

– Вот ты даже бомжей пожалела, – басит Виктор. – А знаешь, как торговали тогда "грязными" вещами?!. Ну, ладно, все!.. Прощайте, девчата, наш этаж чуть ниже, спустимся своим ходом… Пойдем, Лизок!..
На автобусной остановке подруги прощаются с Александром Васильевичем и Ириной. Верочка, обнимая ее, сокрушается:

– Ох, когда теперь увидимся?.. Скажи хоть, где тебя искать?

– Куда ты ложишься?.. Снова в Пущу?.. – уже со ступенек автобуса спрашивает Галя.

– Угу... Только сначала Дениса положу в диспансер... Это ведь рядышком – буду навещать его, – отвечает Ирина, маша им на прощанье.

Александр тоже помахав подругам, берет Ирину за руку, и решительно ведет назад через дорогу. Она немного удивлено, но ласково посмотрев на него, не сопротивляется.

Так за ручку, молча, они возвращаются к Ирине домой. Тихонько входят в квартиру.

– Мам?!.. – слышится из спальни голос Дениса.

Ирина, беззвучно подтолкнув гостя в свою комнату, быстренько заходит к сыну.

– А что гости уже ушли?!. Я тоже хотел их провожать!..

– Ну-ка спать быстренько!.. Ты и так сегодня выбился из режима, – присаживается к нему на кровать Ирина.

– Ма, правда, припятчане теперь – как отдельная нация? – спрашивает он.

– Да, сынок, – механически соглашается Ирина, поправляя одеяло. – Спи!..

– А помнишь, как в Припяти елка новогодняя – перед дворцом культуры – три раза подряд по ночам падала?.. Как будто предупреждала, правда?..

– Правда, – гладит его по голове Ирина.

Лицо мальчика сосредоточено, в глазенках отражена напряженная работа мысли.

– А разбитые игрушки, как разбитые судьбы, – вздыхает он, заключая свои размышления.
Утром Ирина, тихо проводив Александра, заглянула в комнату сына. Он спит. Она идет на кухню. Смотрит в окно, видит на остановке Александра, машущего ей. В ответ Ирина прислоняет раскрытую ладонь к стеклу.

За ее спиной появляется Денис и тоже смотрит в окно. Ирина вздрагивает.

– Мама, а дядя Саша будет моим папой?!.

– Не знаю, сынок…
~~~~~~~~~
… Пока Ирина добирается на телевидение, Александр размашистой походкой свободного человека уверенно входит в бюро "Интурист". Игнорируя лифт, он вбегает на третий этаж, входит в одну из комнат.

– Хэлло, Шурик! – приветливо встречает его смазливая девушка-инструктор.

– Привет!.. Вот, – торжественно взмахивает он зелененькой бумажкой, – недостающая валюта!.. Так-то, Ларочка!.. Что там с билетом?..

– Все договорено. Вот с этим, – что-то пишет она, – подойдите к международной кассе… Там сегодня Нинок… Она в курсе...

– Боже мой! – сладко потягивается Александр. – Даже не верится... Уже через неделю по ту сторону границы я навсегда забуду, что был в моей жизни этот совковый кошмар!..

– Я вас поздравляю, – загадочно улыбается инструктор. – Но надеюсь, наши услуги вы там не забудете, – многозначительно добавляет она, протянув ему двумя пальчиками записку для кассира.

Александр, поцеловав ее пальчики, берет записку:

– Что вы, Ларочка, вас я вовек не забуду!..
… А в это время на телевидении известный комментатор объясняет Ирине:

– Я думаю, вам нужно подойти в 9-ю студию… Там сейчас группа чернобыльского марафона снимает какой-то сюжет… А впрочем, – оценил он состояние Ирины, – я проведу вас... Прошу!..

Они тихонько заходят в затемненную студию, где идет съемка. Здесь за круглым столом сидят зарубежные гости, представители марафона и Чернобыльской комиссии Верховного совета, а также начмед ВНЦРМ – тот самый Виктор Иванович, отличающийся жандармскими наклонностями в своем ведомстве и совершенно обаятельный собеседник здесь – на телевидении. Теперь он рассказывает гостям и будущим зрителям о бедственном постчернобыльском состоянии здоровья всех слоев населения, представляет сравнительную статистику заболеваемости киевлян и живущих здесь припятчан, в том числе детей.

– Вот, например, статистический анализ за прошлые два-три года одной из городских поликлиник, где наблюдаются как киевские, так и припятские детишки…

Строгая худощавая немка спешно конспектирует его слова.

– Так вот, этот анализ свидетельствует, что заболеваемость резко возросла в обеих наблюдаемых группах... У припятчан, правда, преобладают… вот… заболевания сердечнососудистой системы, желудочно-кишечного тракта и, к сожалению, заболеваемость крови имеет место… Увеличение щитовидной железы наблюдается приблизительно в равных пропорциях в обеих группах… Зато киевские дети перекрывают все показатели по заболеваемости верхних дыхательных путей и острым респираторным заболеваниям…

– А вам не кажется не совсем точным такой анализ, – вдруг прерывает его из темноты нервный голос Ирины. – Ведь вы не учитываете того, что большинство мужчин припятчан до недавнего времени работали на станции и мамы имели возможность сидеть с детьми дома, а потому, извините, с соплями могли в поликлинику не обращаться...
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18

Похожие:

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЭталоны ответов на ситуационные задачи №1-101 по внутренним болезням
Анемический синдром, болевой синдром, синдром почечной недостаточности, гиперпротеинемический синдром

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЗадача №1
Общетоксический синдром, синдром клапанных поражений, эндотелиальный синдром, гепато-лиенальный синдром

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЭдуард Ходос Еврейский синдром-2,5
Пусть вас не удивляет странное, на первый взгляд, название этой книги — «Еврейский синдром-2,5». Почему именно «2,5»? Дело в том,...

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconAnne Ancelin Schutzenberger
Синдром предков. Трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практическое использование геносоциограммы....

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconКухня радости теория и практика вегетарианской кухни
Вы едите не пищу, вы едите любовь, вы едите любовь. В вегетарианской пище есть любовь, поэтому ешьте с мыслью: «Я ем не какое-то...

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconМайские праздники в италии
Киев– Братислава – вена флоренция – Пиза – Венеция – Рим Ватикан– Эгер– Киев

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г icon1 гну «Государственный центр инновационных биотехнологий», Киев 2
Гу «Институт эпидемиологии и инфекционных болезней им. Л. В. Громашевского намн украины», Киев

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconО некоммерческих организациях
ФЗ, от 29. 12. 2010 n 437-фз, от 04. 06. 2011 n 124-фз, от 11. 07. 2011 n 200-фз, от 18. 07. 2011 n 220-фз, от 18. 07. 2011 n 239-фз,...

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconГеоргий Почепцов Паблик рилейшнз для профессионалов Об авторе Введение
Москва, 1998), Теория и практика коммуникации (Москва, 1998), Имиджелогия: теория и практика (Киев, 1998), Информационные войны....

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЛюбовь без права обладания
Уверена, 80% населения не верит в любовь на расстоянии, но я из тех, кто её прочувствовал. Я не верю в любовь на расстоянии, но я...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов