Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г




НазваниеЛюбовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г
страница4/18
Дата публикации01.07.2013
Размер1.7 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

– Вот это организация! – ахнул чей-то бас.

По мосту навстречу друг другу – вверх и вниз – ползли две плотные колонны автобусов – "Лазы", "Икарусы"… Часто попадались желтые сдвоенные "Икарусы" киевских маршрутов, особенно № 46, в котором Ирине часто случалось ездить к знакомым на Воскресенку.

Лица водителей уставшие и сосредоточенные.

Денис спрыгивает с заднего сидения и, вскочив на пустое боковое место у двери, высовывает голову в открытое окно.

– А в следующем автобусе песни поют, – громко сообщает он, смешно подпевая. – Все пройдет… и печаль и радость… Все пройдет… Ля-ля-ля-ля-ля… Все пройдет! Только верить надо, что любовь не проходит, нет…

– Все пляйдет…– подхватила маленькая Анюта.

Все смеются. Анечка смеется тоже и усердно трет нос и все личико пухленькой ручкой. Затем пристает к Саше, дергая его за замочек спортивной куртки:

– Дядя Саса… спой… де той медведь… Ну, спой!...

– У меня гитары нет, – выкручивается Саша.

– Денис, отойди от окна, – строго говорит Ирина.

– Ну, мам, так интересней!...

– Я кому сказала!...

Денис нехотя сползает на сидение, трет руками лицо. И, вскочив на ноги, с ходу запрыгивает на заднее сидение к мальчишкам, которые снова открывают "пальбу" по соседнему автобусу:

– Тра-та-та-та-та-та-та…

Автобус ползет вверх по мосту. Ирине показалось, что кожу на ее лице стянуло, стали сильно чесаться нос, щеки, глаза. И чем больше чешется и стягивает лицо, тем больше подставляет она его под теплую струю ветра, бьющую из открытой верхней фрамуги.

– Станция!.. – послышалось впереди.

– Вот она…

Денис подбегает к Ирине:

– Мам, где-где станция? Покажи!..

– Вот, – выдохнула Ирина, показывая туда, где за лесом в пелене дыма, как будто в дымке, высилась виновница их необычного путешествия.

– Представляете, как сейчас встретят нас жители ближайших сел, – размышляет вслух Ирина, – особенно старушки! Перепугаются, бедные, увидев два непрерывных потока машин… И впрямь подумают, что война началась…

В ответ кто-то хохотнул, кто-то вздохнул.
Действительно, уже в Копачах по обе стороны дороги стояли перепуганные люди. Старушки крестились и крестили уходящие автобусы. Чуть отъехали от села и миновали его угодья, как все увидели колонны военных автомашин, притаившиеся в тени лесополосы, убегающей стройными рядами в обе стороны от дороги. И вдруг поля с обеих сторон вспыхнули голубым цветом. Словно васильками, зацвели они войсками МВД, ожидающими отъезда последнего жителя Припяти, чтобы живою стеною окружить город и станцию, став первым временным ограждением будущей зоны.

Молодая женщина с девочкой лет пяти, подойдя к водителю, просит его остановить в Чернобыле.

– Нет, дорогая, там нельзя! До Иванкова без остановок велено!

– Да ты только притормози на секунду, и мы выскочим… Родители у меня там, понимаешь?! – умоляет она.

В Чернобыле, в указанном месте, водитель притормозил, женщина спрыгнула, а девочку и вещи ей подал пожилой мужчина, сидевший ближе всех к выходу. Сзади сразу засигналили, и автобус поехал дальше. А пассажиры дружно оглянулись, провожая взглядами "первую ласточку", несущую весть о случившемся местным жителям, которые тут же бросились к ней, засыпая вопросами.

Автобус едет дальше. Аннушка устала и, как многие другие малыши, начинает капризничать:

– Мама, я пить хоцю!...

– Потерпи. Где я тебе возьму?..

– Тоня, на! Дай ей молока! – протягивает пакет с молоком Ирина.

– Не, я водицьку хоцю!.. Не хоцю моляка!..

– Тонь, пусти ее сюда!.. Иди, Анюта, к Дениске, там интересней!

Анюта с удовольствием топает к мальчишкам на заднее сидение.

Только въехали в Иванков и замелькали первые домишки, как обе встречные колонны замерли, словно по мановению чьей-то руки.

– Ну что, пока остановились, пошли воду добывать?.. – предлагает Олег.

– Пошли, – соглашается Ирина. – Дениска, ребятки, сидите на местах!.. А мы вам воды принесем!..

– Ура!.. – провожает их ребятня.

До домов с этой стороны дороги очень далеко, потому они проскользнули между автобусами к другой стороне улицы и бросились к ближайшему двору, где стояли высокий мужчина в майке и рабочих брюках, худенькая женщина в цветастом платке и теплом вельветовом халате, и детишки – уже готовые выполнить любую их просьбу.

– Добрый день, – здоровается с ними Ирина. Олег кивает. – Водички детям дайте, пожалуйста!..

Женщина мигом исчезает в доме и возвращается с полным ведром воды и кружкой.

– Большое спасибо, – благодарят хозяев друзья, – мы сейчас же все вернем… Спасибо!.. – устремляются они в обратный путь между автобусами.

– Нэма за що!.. Бувайтэ здорови!.. – несутся им вдогонку тревожные голоса.

Подойдя к автобусу, они видят около него пассажиров, вышедших немного размяться. Все галдят, кто о чем.

– А ну, кто тут больше всех пить хотел, налетай!.. – радостно пропел Олег.

– Анюта, ты где? – позвала Ирина.

– Тута… – выныривает Анюта у ее ног.

– Пей, малышка! – протянул ей полную кружку Олег.

Та жадно пьет, обливаясь, в то время как остальные дети ринулись к ведру.

Саша, заметив кого-то, идет вдоль автобуса. Навстречу ему спешит откуда-то взявшийся Деханов. Они, остановившись в двух шагах и смешно покачиваясь, друг друга разглядывают.

– Слушай, друг, – дурачится Рахлин, – что-то лицо мне твое знакомо…

– И мне твое, кажется, знакомо!..

– Тебя как зовут?

– Александр. А тебя?

– И меня Александр!

– Тезка! Откуда же ты?

– Из Припяти!

– И я из Припяти!..

– Зем-ля-ки!!! – в один голос вопят они и бросаются друг другу в объятия. Затем, в обнимку, приближаются к "водопою".

– Я твою красную мантию издали заметил и бегом сюда… Привет, други! – жмет руки Ирине и Олегу Деханов. – Я же сказал, что скоро встретимся!..

– Откуда ты свалился? – спрашивает Олег.

– Вон из того "Икаруса"… Раз – два – три… пятый от вашей кареты.

– Смотри, так и отстать немудрено!..

– Ничего. Вот вы меня водицей угостите, и рвану к своим!..

– Ну, что, детвора, все напились? – спрашивает Олег и, не обнаружив желающих, протягивает кружку гостю.

Вдруг автобусы засигналили, взревели моторы. Саша, вернув кружку и махнув друзьям рукой на прощание, бросился к своему "Икарусу". Все заспешили по машинам.

Олег с Ириной растеряно переглянулись.

– Как вернуть ведро? – кричит сквозь рев машин Ирина добросердечным иванковцам.

В редкие просветы меж двинувшимися автобусами можно разглядеть, как хозяева ведра жестами показывают им – оставить ведро на той стороне улицы.

– Нэ турбуйтэсь!.. Хай соби там залышаеться!... – донесся с другой стороны зычный голос хозяина.

Ирина и Олег запрыгивают в гудящий автобус, который тут же рванул догонять чуть оторвавшуюся колонну, потянув за собой длинный хвост следующих за ним машин.
За Иванковом автобус, вслед за еще двумя, свернул вправо – в сторону села Обуховичи, куда, как оказалось, везли квартироваться наших эвакуантов. У села в остановившийся автобус вошла энергичная, взволнованная женщина-распорядительница, она же председатель сельсовета, в руках у которой были какие-то списки. Она показывает водителю, куда нужно ехать и где останавливаться.

У большого добротного дома, где первый раз затормозил автобус, стоят пожилой мужичок и толстуха в грязном переднике, хмуро и неприветливо глядя на свою председательшу, ведущую к ним сразу две семьи, у которых в сумме оказалось пятеро детей.

И дальше, почти всюду, также невесело и напряженно встречают местные жители непрошенных постояльцев. Лишь в некоторых хатах хозяева радушны. А из одной дед с бабкой и шустрым пареньком даже выбежали навстречу, помогая нести в дом нехитрые пожитки переселенцев.

Подходит очередь и до наших друзей. Оказалось, что Антонина тоже решила ехать с ними в Киев, к родственникам. Саша пошел к водителю договариваться о дальнейшем маршруте, а к ним подходит председатель.

– Запишите нас всех вместе, – просит Ирина.

– Сколько вас?..

– Четверо взрослых и двое детей…

Председатель записала, когда Саша уже возвратился от водителя.

– Ну, что? – встречает его Олег.

– В Киев он не может довезти, а до Иванкова согласился, говорит – оттуда можно рейсовым. Велел ждать у дома, куда нас определят, а он заберет еще нескольких желающих и минут через пять подъедет за нами…

Домик, куда их привела председатель, не велик и не мал, и удивительно аккуратен. В глубь двора ведет долгая аллея, вправо и влево от которой густо растут фруктовые деревья да зеленеющие кусты сирени. Здесь же гребутся куры. Молодая дородная женщина в легком платье без рукавов и с глубоким вырезом на пышной груди, стирает белье во дворе.

– Идите к ней. Скажите, что вас к ней распределили. А у меня еще дел невпроворот!.. – сказала председатель и, не простившись, удалилась.

Антонина с Аннушкой и Денисом остались на улице, а ребята с Ириной прошли по аллее во двор.

Хозяйка, увлеченная стиркой, заметила их не сразу. Но вот, подняв голову и мокрой обнаженной рукой придерживая волосы, разглядывает она пришельцев.

– Здравствуйте! – кланяется Саша. – Простите, но нас к вам распредели…

– Ах! – зарделась женщина. – День добрый!.. Господи, а я ж стирку затеяла… Ах ты, Божечки!.. Куда же я вас?! Вы втроем?..

– Нет. Четверо взрослых и двое детей, – ответил смущенный Олег, глядя на горы белья на скамье и под ней, на ушаты с горячей водой – стирка, действительно, была грандиозная.

– Божечки! Ай-ай-ай!.. Мне ведь и постелить-то нынче нечего – все в стирку собрала, – причитает хозяйка, вытирая руки.

Она уже намерилась пригласить их в дом, но Ирина останавливает озадаченную женщину:

– Не беспокойтесь!... Мы надеемся сегодня добраться до Киева… Если удастся, так уж не вернемся и не стесним вас… Ну, а если сегодня не выйдет, тогда мы только переночуем у вас как-нибудь, хоть на полу… Не беспокойтесь… У нас свои планы!..

– Это мы так, на всякий случай зашли к вам, вдруг до вечера из Иванкова не выберемся, как знать… Вы просто запомните нас… на всякий случай, – поддержал Ирину Олег.

– А! – облегченно вздыхает хозяйка. – Конечно, конечно… Пожалуйста, приходите! Что-нибудь придумаем с ночлегом… Конечно, что уж там… Приходите, пожалуйста!..

Они выходят на улицу, где уже ждет автобус, из окон которого машут им Аннушка и Денис.
В Иванкове у вокзала, прощаясь с водителем, Саша спрашивает:

– Сколько с нас, шеф?

– Да что ты?! Какие деньги!.. – сверкнул черными уставшими глазами водитель. – Вам еще пригодятся!.. Будьте здоровы!..

Они удивительно быстро купили билеты на киевский рейс. Был уже вечер, и только теперь они вспомнили, что целый день не ели.

У стоянки автобусов на скамье под открытым небом разложили они продукты – у кого что нашлось! А нашлось немало: хлеб, молоко, яйца, сметана, кусочки копченой колбасы и даже длинный свежий парниковый огурец. Так что все с аппетитом приступили к трапезе. Уставшие, голодные дети едят с особым удовольствием.
Киевский автовокзал "Полесье" встретил нечаянных путешественников уже густыми сумерками. Они гурьбой направляются на стоянку такси, где, на удивление, несмотря на огромную очередь, машин сегодня не меньше, чем людей. И поэтому очередь продвигается быстро. Подходящими такси ловко управляют два гаишника и диспетчер. Минут через десять они все забираются в одну машину.

– Куда? – спрашивает водитель.

– Сначала – железнодорожный вокзал, а потом – в Борисполь, – отвечает Саша.

– Ребята, на вокзале кто-нибудь выйдет со мной к телефону. Я попробую позвонить одному знакомому писателю, он мог бы помочь вам с билетами на самолет, – тихо говорит Ирина.

– Хорошо бы!.. – вздыхает Олег.

– Что там у вас стряслось? – спрашивает водитель. – Все наши машины гонят сейчас на "Полесский", а с утра поснимали с рейсов автобусы… Жуть!..

– Авария на атомной, – неуверенно отвечает Олег.

– Серьезная?..

– Кто его знает… Во всяком случае, город весь вывезли, дня на три…

– Да! Просто так город не вывезут, – сам себе говорит водитель. – Значит серьезная…

Они едут по мирному вечернему Киеву. Антонина сидит впереди такая же молчаливая и подавленная, как и в автобусе. В глазах ее то и дело вспыхивают слезы, которые она вытирает украдкой.

На вокзале Тоня, простившись со всеми, медленно идет к метро, в одной руке держа чемодан, а другой – за ручку Анюту.

Машина еще раз останавливается недалеко от телефонной будки, к которой, выйдя из машины, направляются Ирина, Денис и Олег с их сумкой.

Ирина набирает номер:

– Алло! Борис Павлович?!.. Ох, слава Богу!.. Борис Павлович, вы ничего не слышали про наш город?.. Нет… Понимаете… как вам объяснить?!... У нас авария случилась на станции позавчера… А сегодня вот весь город вывезли… Короче, я потом вам все объясню, а сейчас мне нужна ваша помощь… Что?.. Да…Спасибо!.. И ей тоже привет!.. Но сейчас, Борис Павлович, я прошу вас, помогите нашим ребятам из ансамбля улететь на Урал!.. Я уж не знаю как?!.. Их двое… Солисты – Саша и Олег… Вы их должны помнить!.. Когда вы приезжали к нам, вам всем их исполнение очень понравилось, помните?! – она достает из сумочки блокнот и ручку, пишет что-то, отрывает листок, протягивает Олегу. – Да… Хорошо!.. Спасибо!.. Они перезвонят уже из Борисполя!.. Да, да, конечно, я вам тоже позвоню, если не уеду… Всего доброго!.. Спасибо!.. – Ирина повесила трубку.

Олег обнимает ее и Дениса, бежит к машине, оттуда им машет рукою Саша.

– Сыночек, подожди меня здесь!.. Я узнаю, есть ли сегодня поезд к тете Наде? – говорит Ирина Денису и скрывается у здания вокзала. Мальчик растерянно смотрит на огни вокруг, на снующий мимо народ.

Ирина возвращается быстро.

– Все. Сегодня не едем!.. Наш поезд будет только завтра, – вздыхает она и начинает набирать по телефону разные номера. Безрезультатно. Она набирает последний:

– Борис Павлович! Да, я!.. Надумали!.. Больше нам некуда… Поезд только завтра… Хорошо… Едем… До встречи!..

– Пойдем! – взяв сумку, говорит она Денису.

И они направляются в метро.
Квартира Синчуков встретила их радушно и даже торжественно. Борис Павлович помог снять куртки. Людмила Александровна, блестящая дама неопределенного возраста, ласково поцеловала Ирину в щечку.

– Здрастуй, дорогэнька!.. Вжэ пизно, вы стомлэни, тож уси размовы лышымо на ранок!.. А зараз видпочываты!.. Я вам вже постэлыла ось тут, проходьтэ, – приглашает она их в гостиную – со вкусом обставленную комнату, которая, роскошная сама по себе, сегодня еще благоухала цветами, стоящими всюду в многочисленных вазах и даже в корзинах на полу.

– Господи!.. – вырвалось у Ирины. – Из пекла да в рай!..

– У Люси сьогодни була прэмьера! – широко улыбается Борис Павлович.

– Поздравляю с успехом! – теперь уже Ирина целует Людмилу Александровну.

– Гайда, Борю!.. Не будэмо йим заважаты… Дэ ванна та усэ иншэ – розбэрэтэсь сами, сердэнько!.. А вранци я по своих каналах спробую организуваты квыткы... На якый пойизд вам потрибно?

– На Минский…
Утром Ирину разбудил телефонный звонок в прихожей. Людмила Александровна, прикрыв их дверь, снимает трубку.

– Так. Я слухаю… А, это ты, дорогой... Доброе-доброе!... Да, я просила, чтобы ты позвонил, как проспишься… Мне срочно нужны два билета на сегодня на Минский поезд – детский и взрослый… Да, угадал! Для приятельницы с сыном… Но это очень важно!... Они из Припяти, понимаешь… Слышал?!. Ну вот… Это не телефонный разговор!.. Одним словом, думай-думай, – вполголоса, но твердо говорит она. – Да, перезвони... Буду ждать!..

В это время Ирина уже поднялась, оделась, разбудила Дениса и отправила его в туалет. Когда она собрала постель, телефон зазвонил опять.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Похожие:

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЭталоны ответов на ситуационные задачи №1-101 по внутренним болезням
Анемический синдром, болевой синдром, синдром почечной недостаточности, гиперпротеинемический синдром

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЗадача №1
Общетоксический синдром, синдром клапанных поражений, эндотелиальный синдром, гепато-лиенальный синдром

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЭдуард Ходос Еврейский синдром-2,5
Пусть вас не удивляет странное, на первый взгляд, название этой книги — «Еврейский синдром-2,5». Почему именно «2,5»? Дело в том,...

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconAnne Ancelin Schutzenberger
Синдром предков. Трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практическое использование геносоциограммы....

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconКухня радости теория и практика вегетарианской кухни
Вы едите не пищу, вы едите любовь, вы едите любовь. В вегетарианской пище есть любовь, поэтому ешьте с мыслью: «Я ем не какое-то...

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconМайские праздники в италии
Киев– Братислава – вена флоренция – Пиза – Венеция – Рим Ватикан– Эгер– Киев

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г icon1 гну «Государственный центр инновационных биотехнологий», Киев 2
Гу «Институт эпидемиологии и инфекционных болезней им. Л. В. Громашевского намн украины», Киев

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconО некоммерческих организациях
ФЗ, от 29. 12. 2010 n 437-фз, от 04. 06. 2011 n 124-фз, от 11. 07. 2011 n 200-фз, от 18. 07. 2011 n 220-фз, от 18. 07. 2011 n 239-фз,...

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconГеоргий Почепцов Паблик рилейшнз для профессионалов Об авторе Введение
Москва, 1998), Теория и практика коммуникации (Москва, 1998), Имиджелогия: теория и практика (Киев, 1998), Информационные войны....

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЛюбовь без права обладания
Уверена, 80% населения не верит в любовь на расстоянии, но я из тех, кто её прочувствовал. Я не верю в любовь на расстоянии, но я...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов