Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г




НазваниеЛюбовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г
страница6/18
Дата публикации01.07.2013
Размер1.7 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Ирина проходит вдоль "Площади Октябрьской Революции", где спорят, гудят борцы за демократию и вильну Украину с сине-желтыми флагами, которых нарочито-бесстрастно охраняют омоновцы. Медленно поднимается по улице Октябрьской Революции, мимо возвышающегося на холме Октябрьского дворца, в котором до Чернобыля она бывала не раз на конференциях и семинарах культработников, но только недавно, узнав о зверствах КГБшников, замучивших в его подвалах тысячи невинных душ, Ирина поняла, отчего ей всегда было как-то зябко и неуютно в этом изящном здании.

Вновь зябко поежившись, она еще раз глянула наверх. Заметив на примыкающей к дворцу глухой улочке притаившиеся грузовики и автобусы со спящими бойцами войск МВД, в любой момент готовыми к приказу о подавлении разгулявшейся киевской вольницы, она вновь окунается в прошлое …
~~~~~~~~~
… Оставив Дениса в Сережиной квартире, подруги выходят из высотного дома в новом столичном микрорайоне. Они спешат на Полесский автовокзал. Киев еще спокойно спит. Вот неторопливо едут навстречу друг другу две поливальные машины, тщательно моют дорогу. Ирина обращает внимание на небольшое зданьице почты на противоположной стороне улицы, над которым с ночи еще светится фраза: "ХАЙ ЖИВЕ МАРКСИЗМ-ЛЕНІНІЗМ!"

– Слушай, Софья! Как ты думаешь, – с горькой иронией глядя на этот "свет", говорит Ирина, – с этим "ХАЕМ" не будет того же, что и с нашим "ХАЙ БУДЕ АТОМ РОБІТНИКОМ, А НЕ СОЛДАТОМ"?!.

Обе смеются и бегут к подошедшему троллейбусу.
Автовокзал встретил их огромными очередями у касс и гулом сотен голосов, когда до отправления автобуса в Полесское осталось около получаса. Они встают в хвост одной из очередей. Пожилая женщина, протискиваясь к выходу, вдруг замечает Ирину и радостно бросается к ней. Это вахтер ДК – баба Паша.

– Ирочка! Доченька! Господи!.. – обнимает она Ирину, тоже взволнованную внезапной встречей.

Вот ведь как, стоило случиться беде, и все припятчане, даже те, с кем ты едва был знаком, вдруг стали не просто дорогими тебе земляками, а почти родственниками! И баба Паша, родная душа, не скрывая слез, то прижимается к Ирине, то отодвигается, чтобы еще раз убедиться, что не ошиблась.

– Ирочка, да что же теперь с нами будет?! – громко всхлипывает она. – Ведь никому же мы не нужны оказались! Вышвырнули всех на улицу – и живи, как знаешь!..

– Ну, что вы, что вы?!.. Все как-нибудь образуется!.. – успокаивает ее Ирина. – Но где же вы сейчас, баба Паша?..

– Я-то в Киеве, у сестры пока остановилась… Ой, дочка!.. Ты запиши-ка телефон ее, на всякий случай…

Она достала записную книжку и открыла нужную страницу. Ирина пишет. Софья несколько отстраненно тяжелым взглядом наблюдает за горькой встречей.

– Да, я – у сестры... Но, если честно, даже у родных тяжело быть, когда у тебя ни кола, ни двора, ни копейки своей... Нет, никому мы теперь не нужны!.. – вздыхает баба Паша. – А вы, девчата, напрасно встали в очередь, билетов давно уже нет, я-то взяла себе на завтра... А вам, если срочно нужно ехать, проще без билетов… Забирайтесь в автобус, да и поезжайте... Они нынче тут не шибко строги!.. Народ-то в Полесское теперь каждый день тыщами едет... Вот как оно повернулось!.. Кругом мир, а для нас – война!..

– Спасибо, баб Паш, за совет!.. Мы так и сделаем, – ласково басит Софья.

И они втроем протискиваются к выходу.

Простившись с бабой Пашей, подруги спешат в нужный автобус. Как ни странно, но в него еще можно было забраться, и даже оказалось свободным боковое место подле водителя. Софья, не долго думая, опустилась в это кресло, а Ирину усадила к себе на колени. В это время, уже проверив билеты у сидящих и стоящих пассажиров, к ним протискивается контролер.

– Ваши билеты? – нехотя попросил он.

Ирина растерялась. Но Софья тут же отпарировала:

– А мой билет у мужа!.. Вы, должно быть, уже проверили, вон он – на заднем сидении, машет вам, смотрите!..

Контролер оглянулся на плотно стоящих в проходе пассажиров и, уже сдавшись, лишь для порядка спросил Ирину:

– А ваш билет?..

– Ну, какой билет, командир?.. Что вы?! – перебила его Софья. – Разве не видите?.. Это ведь мой ребенок…

Контролер иронично посмотрел на Ирину, которая была на голову выше подруги, но ничего не сказал. Лишь, покачав головой, поспешил прочь из автобуса.

– А если бы он нас высадил?! – вздохнула Ирина.

– Ну и что?!. Риск – благородное дело!.. Зато теперь мы – на коне, – возбужденно басит Софья.

Водитель уже завел мотор, а в окно снаружи стали отчаянно барабанить. Оглянувшись, подруги увидели подпрыгивающего и размахивающего руками припятского врача психотерапевта, который был к тому же активистом драмкружка, библиофилом, фотолюбителем и еще кем только он ни был в их родном городе.

Ирина высунулась в открытую еще дверь.

– Вячеслав Валерьянович, где вы?.. – старается перекричать гул мотора она.

– Ирина Михайловна, Софья Петровна!.. Дорогие мои!.. Какое счастье, что я заметил вас!.. – кричит тот. – Держите! – Он достает из большой полупустой сумки огромный грейпфрут и с помощью впередистоящих передает Ирине.

– Где вы теперь? – кричит Ирина.

– Я – в "Сказочном" работаю. Там сейчас живут станционники-вахтовики. Вы будете там?..

– Думаю, да, – отвечает Ирина.

– Обязательно будем, – басит Софья.

– Вот там и встретимся!...

Двери закрываются, а врач-активист все еще кричит им в окно:

– Ирина Михайловна, я новые стихи и песни написал про нас всех… Вот смотрите!..

Раскрыв свой блокнот и плотно прижав его к стеклу, он несколько секунд еще бежит за тронувшимся автобусом. "Разлетелся блока остов. Над ЧАЭС вершится суд. Город думает, что просто там учения идут..." – умудряется даже прочесть строфу из блокнота Софья.

Врач отстает от автобуса, но еще некоторое время бежит следом, маша блокнотом удаляющимся подругам.

Тем временем они оказались в центре внимания возбужденных пассажиров, среди которых немало припятчан. А Софью с Ириной в городе знали многие. Вот и сейчас к ним пробирается высокий подтянутый мужчина средних лет с серым лицом и опустошенным взглядом.

– Софья Петровна, здравствуйте!.. Как хорошо, что я вас встретил!.. Здравствуйте, Ирина!.. Как говорят, тесны дороженьки военные!..

– Боже мой, Алеша! – Софья, подняв Ирину, усадила ее на свое место, а сама примостилась на небольшой выступ у кабины водителя, лицом к пассажирам, спиной к дороге, льющейся под колеса. – Ир, ты знаешь, это Алексей из химцеха?.. Мы когда-то выступали у них, помнишь?..

Ирина протянула Алексею руку.

– Ну, что там?.. Рассказывай, – просит Софья.

– Вам, конечно, надо было бы обо всем рассказать!.. Да разве об этом расскажешь?! Я вот вам, когда приедете в "Сказочный", покажу дневник ребят пятой смены. Оказывается, они многое предчувствовали и писали об этом... Странно, но ведь многие предчувствовали беду тогда… Да и потом больше было чувств, чем информации, – вздыхает он, и, глядя на струящуюся дорогу впереди, продолжает. – Наша смена заступала в ночь на 27-е. Так мы, узнав о случившемся, решили, чтобы не дергаться потом на работе, отправить свои семьи из города – от греха подальше… Но объяснить женам мы ничего не могли... Так и отправляли, якобы на пару дней к родственникам... Моих и еще несколько семей посадили на электричку черниговскую... А вот жену и дочь Степана мы на моей машине отвезли в Шепеличи к его родителям. Я, значит, жду у дома, пока он там, у ворот, простится с ними... И вдруг она заголосила, да так дико и страшно, так утробно, что мороз пошел по коже!.. Он бросился в машину, кричит мне: "Поехали!". А у самого – слезы по щечкам!.. Я ему: "Ты что, дурень, ей про аварию сказал?". А он: "Нет, – говорит, – ничего я ей не сказал! Одно только, чтобы в выходной у матери были, и все!.. Сердце ей подсказало, не видишь что ли?!". А вслед машине еще долго несся этот крик истошный!.. До сих пор слышу его!.. Так, наверное, бабы во время войны голосили!..

Рассказ Алексея тягостным молчанием придавил слышавших его, Ирина сидит, оцепенев. А навстречу автобусу пробуждается киевское Полесье, могучие сосны отряхивают с ветвей утреннюю росу, расправляют свой богатый весенний наряд березы и клены.

Софья наклоняется к сумке, вынимает бутылку с водой, ловко открывает и протягивает Алексею.

– Выпей, Алеша!..

Тут многие ощутили жажду. День начинался жаркий, и в переполненном салоне автобуса было очень душно.

– Хлопцы! Кто еще водички хочет?! – обратилась Софья к близстоящим.

Бутылка пошла по кругу. Ирина очистила грейпфрут и, разделив его на дольки, первую тоже протянула Алеше, а остальные раздает окружающим. Софья берет у нее дольку и протягивает водителю:

– Спасибо, – благодарит тот, с удовольствием поглощая кусочек освежающего фрукта.

– Ты ж только нас живьем довези, браток! – просит Софья.

– Довезет!.. После такого подарка, куда он денется, – послышалось из толпы.

– Ой, девчата, – тоже решил разрядить обстановку пожилой полноватый мужичок, – Вам теперь хорошо!.. Вы теперь сразу несколько человек можете брать в мужья… Представляете, один по магазинам бегает, другой за порядком в доме следит, третий – детей воспитывает, и так далее, и так далее... Вы нас только погладите иногда, и то счастье!.. Ей-Богу!..

– Это почему же?.. – удивляется Софья.

– Та вы що, з Луны звалылыся?! Не розумиетэ?.. Та вже стильки анэкдотив ходыть про цэ. Нэ чулы?!. – включился в разговор стоящий рядом чернявый хлопец.

– Вот хотя бы такой, – вмешался еще один пассажир. – "Запорожець – не машина, припятчанин – не мужчина!.."

По автобусу прокатился смешок. Женский голос издали подхватил тему:

– Пепси-кола – не фиеста, припятчанка – не невеста!..

Новая волна смеха. И пошел автобус гудеть на разные голоса.

– Правда, что ли? – вполне серьезно спрашивает Софья у Алексея тихонько.

– Да кто его знает?! – отвечает Алексей. – Ходит такой слушок. Во всяком случае, многие не теряют времени зря... В моей смене паренек работает – пацан совсем, 18 лет... Так мы его на станцию не берем, зачем ему эта "грязь"?!. У него еще вся жизнь впереди!.. А он дулся на нас, ругался, просился... А однажды взял да и укатил с другой сменой в ночь, не просясь... Мы только поздно вечером его хватились – давай искать вокруг лагеря... Вы же знаете, какая там красота!.. Лес какой чудесный!.. Плевать, что радиоактивный теперь!.. Весна ж все-таки!.. Воздух – хмель!.. Так вот, ищем мы его, значит, и вдруг на парочку натыкаемся, прямо в лесу... Фон вокруг сумасшедший, а у них – любовь...

– Да, весна свое берет! – отозвался кто-то.

– А що! – громко подхватил чернявый хлопец. – Украйинци – горда нация, нам до фэни радиация!..

Автобус вновь содрогнулся от хохота. Теперь галдеж в салоне достиг того максимального накала, когда трудно расслышать даже говорящего рядом.

– Смотри! – дергает Софью за руку Ирина. – Вороны на полях какие жирные!..

– Да, пищи у них теперь вдосталь, – говорит Алексей, глядя на упитанных птиц, лениво шагающих по зеленым всходам.

По обочинам дороги то и дело возникают таблички со знаком радиоактивности и надписью: "На обочину не съезжать, опасно!".

– А это что же? – спрашивает Ирина, показывая на белый поток, текущий по дороге, – цистерну с молоком опрокинули, что ли?..

– Нет, это машины моют… дезраствором, – объясняет Алексей.

– Вот так он и льется по дороге рекой молочной?!. – восклицает Ирина.

– Ага, только берегов кисельных не хватает, – обернувшись вполоборота к окну, горько иронизирует Софья.
Автобус, наконец, въезжает в черту небольшого районного городка Полесское. Замелькали дома, женщины, работающие на приусадебных участках. Редкие колодцы, попадающиеся на пути, обтянуты целлофаном. Целлофаном же затянуты окна небольшого хлебозавода.

– Ничего не понимаю! – возмущается Ирина, – Как же так, Киев ежедневно моют… Объявили уже, чтобы люди меньше гуляли на улицах... А тут бабы в земле ковыряются, и никто ни гу-гу?!.

– Это что!.. Вам здесь еще многому удивляться придется, – говорит Алексей. – Например, тому, что здесь, где столько люду, работающего в "грязной зоне", на всех – одна полевая баня-коптилка, да и та работает лишь несколько часов в день и то, когда нет перебоев с водой…

– Вы смотрите, дорогие, смотрите, – сказал вдруг всю дорогу молчавший вахтовик. – Да про все это напишите потом… Кому ж, как не вам, писать об этом!.. А то вся эта газетная и телевизионная трескотня у всех уже комом в горле!..

– Точно!.. На газеты здесь давно у всех аллергия. А программу "Время" принципиально выключаем, когда она про Чернобыль брехать начинает, – поддержал его другой "ликвидатор".

– Да, всюду одна брехня, до тошноты, до рези в печени!.. – отозвался третий.

Автобус остановился. Пассажиры покидают его, разминая затекшие суставы. Подруги попрощались с попутчиками и направились в центр городка, где, как им сказали, разместился эвакоштаб.

На перекрестке они долгим взглядом провожают грузовик, везущий солдат-новобранцев. С понуро опущенными головами едут эти совсем еще мальчики в неизвестность. И те из них, что увидели молодых женщин у дороги, не улыбнулись им, как это бывает обычно, тяжелыми и обреченными были эти взгляды. Подруги переглянулись, вздохнули. И двинулись через перекресток, в центре которого стоит в сером солдатском одеянии постовой-регулировщик. И вдруг Софья, встрепенувшись, громко скомандовала Ирине:

– Внимание!.. Во фронт!.. Равнение на постового!.. Шагом... арш!.. Ать-два... Левой!..

И подруги, "взяв под козырек", зашагали в ногу, повернув головы в сторону постового, чем очень обескуражили его.

– Девчата, вы чего?!.

– А ничего!.. Мы просто "эвакуеванные"!.. Не обращай внимания, служивый!.. Будь здоров!.. – уже с тротуара примирительно прогудела майским хрущом Софья.

И они, смеясь, почти бегом поспешили дальше. Но уже через секунду их лица вновь посуровели. Подруги всматриваются в военный облик шумного ныне городка, по дорогам которого, среди прочего транспорта, нередки БТРы и другие военные машины, а на улицах то тут, то там мелькают защитные робы – белые, синие, серые, черные.

Они проходят мимо больницы, перед которой несколько человек в белых шароварах, белых халатах и шапочках зачем-то косят еще не высокую траву. Собственно, косит один. Остальные стоят, опершись на рукояти своих кос, лезвия которых смешно и вместе с тем зловеще высятся над их головами.

– Да!.. Врачи с косами... Тебе это ничего не напоминает?.. – спрашивает Ирина подругу.

– Типун тебе на язык!.. Но ты права, уж лучше бы они занимались своим делом!..

Тут им путь перегородил человек в белом и попросил пройти во двор больницы, где под раскидистым кленом разместился дозконтроль.

Дозиметрист, измеряющий Ирину, сладострастным взором обвел ее фигуру и, как бы невзначай, чуть обнял за талию.

– Руки!.. – тихо, но жестко сказала ему Ирина, резко убирая руку нахала.

– Ох, какие мы недотроги!.. – зло прошипел тот. – К нам сюда другие бабенки приезжают…

– Бабенки приезжают к вам, а мы – к себе приехали!.. – отрезала Ирина и пошла прочь. За ней поспешила и Софья.
Штаб по эвакуации разместился в здании горкома партии. Подруги вошли в комнату, на дверях которой приколота картонная табличка ДК "Энергетик". Навстречу им из-за стола в центре комнаты поднялся похудевший и оттого еще более долговязый директор ДК.

– О, какие люди к нам!.. Милости просим!..

Софья, поздоровавшись с ним, обращается к Ирине:

– Ну, ладно, мать! Ты тут разбирайся, а я пойду своих шукать!.. Встретимся у выхода через полчаса...

Она уходит.

– Проходите, Ирина Михайловна! – приглашает директор, вновь умостившись за своим столом. – Будьте, как дома... Но вначале я бы посоветовал вам пройти в бухгалтерию – третья дверь направо – и получить подъемные… А все остальное я вам позже объясню...
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Похожие:

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЭталоны ответов на ситуационные задачи №1-101 по внутренним болезням
Анемический синдром, болевой синдром, синдром почечной недостаточности, гиперпротеинемический синдром

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЗадача №1
Общетоксический синдром, синдром клапанных поражений, эндотелиальный синдром, гепато-лиенальный синдром

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЭдуард Ходос Еврейский синдром-2,5
Пусть вас не удивляет странное, на первый взгляд, название этой книги — «Еврейский синдром-2,5». Почему именно «2,5»? Дело в том,...

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconAnne Ancelin Schutzenberger
Синдром предков. Трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практическое использование геносоциограммы....

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconКухня радости теория и практика вегетарианской кухни
Вы едите не пищу, вы едите любовь, вы едите любовь. В вегетарианской пище есть любовь, поэтому ешьте с мыслью: «Я ем не какое-то...

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconМайские праздники в италии
Киев– Братислава – вена флоренция – Пиза – Венеция – Рим Ватикан– Эгер– Киев

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г icon1 гну «Государственный центр инновационных биотехнологий», Киев 2
Гу «Институт эпидемиологии и инфекционных болезней им. Л. В. Громашевского намн украины», Киев

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconО некоммерческих организациях
ФЗ, от 29. 12. 2010 n 437-фз, от 04. 06. 2011 n 124-фз, от 11. 07. 2011 n 200-фз, от 18. 07. 2011 n 220-фз, от 18. 07. 2011 n 239-фз,...

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconГеоргий Почепцов Паблик рилейшнз для профессионалов Об авторе Введение
Москва, 1998), Теория и практика коммуникации (Москва, 1998), Имиджелогия: теория и практика (Киев, 1998), Информационные войны....

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЛюбовь без права обладания
Уверена, 80% населения не верит в любовь на расстоянии, но я из тех, кто её прочувствовал. Я не верю в любовь на расстоянии, но я...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов