Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г




НазваниеЛюбовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г
страница7/18
Дата публикации01.07.2013
Размер1.7 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18

– Подъемные?!. Это как раз очень кстати!.. И сколько?

– 15 рублей, – слегка смутившись, ответил директор. – Но скоро вы сможете получить апрельскую зарплату...

– 15 рублей?.. Грандиозно! Мы с сыном за такие большие деньги непременно поднимемся!..

– Где-то еще "Красный крест" выдает по 50 рублей, – оправдывается директор. – Но не знаю – где именно... Я еще не получил...

– Слышали анекдот по этому поводу? – отозвался какой-то человек, до сих пор незамеченным сидевший в углу за еще одним столом, заваленным бумагами. – "Красный крест" выделил помощь потерпевшим чернобыльцам – 150 ре: 50 – наличными, остальное – рентгенами!.. Га-га, га-га... – разразился он неожиданно зычным смехом.

– Целый день сегодня анекдоты слышу, – покосилась в угол Ирина.

– На войне, как на войне!.. Юмор и бравада – защитная реакция организма в критической ситуации, – ответили ей из угла.

– Это… из профсоюза ЧАЭС, – пояснил директор ДК. – Комнат, видишь ли, не хватает... А что, сына вы разве нигде не определили еще?!..

– Когда?.. И куда я его могла определить?!.

– Вообще-то детей припятских на лето отправляют в пионерлагеря. Но пока вы могли бы устроить своего в "Рассвет"...

– Это на юге?..

– Вы почти угадали!.. Это в Кичеево, от Киева 15 минут электричкой… Не юг, но зато как удобно – совсем рядышком!.. – иронично прокомментировал человек в углу.

– Но это временно!.. – нервно прервал его директор. – Да!.. Это ненадолго… Оттуда детей непременно отправят на юг!..

– Когда? – спрашивает Ирина, уже направляясь в бухгалтерию.

– Трудно сказать… – начал было директор, но дверь широко распахнулась, и в комнату входит группа уставших людей в белых робах.

Среди них Ирина радостно узнает НикНика, Василия, их жен – Ольгу и Нину, и еще Игорька из дискотеки. Они тоже заулыбались, увидав Ирину, и, поочередно, крепко обнимают ее.

– Вася!.. – восклицает Ирина, здороваясь с ним. – Вот уж никогда не думала увидеть тебя в бороде и усах!.. Что с тобой, дорогой?!..

– Это он слово дал – не бриться, пока не вернемся в Припять!.. – пояснил НикНик, поправляя очки.

– Боюсь, что ты, Вася, скорее в снежного человека превратишься! – вздыхает Ирина.

– А я, видишь ли, не исправимый оптимист!.. Неужели ты до сих пор не поняла?!.

Все шумно размещаются на стульях, стоящих вдоль стены, разглядывая еще цивильную одежду Ирины.

– Виталий Виссарионович, а где у нас обмундирование?.. Ирине ведь тоже положено!.. А то она как-то не вписывается в военный интерьер, – говорит НикНик.

– В клубе возьмете!.. Однако рассказывайте, что выездили сегодня?!.

– За весь день – две женщины и четыре ребенка!.. Вот и весь урожай, – ответила Нина.

– Это уже хорошо! – вздохнул директор. – Вот видите, Ирина Михайловна, не желают люди оставлять свои дома. Не верят, что опасно…

– Откуда же людям знать, что опасно?! – хитро прищурившись, говорит Василий. – Ведь, как совершенно справедливо пишет наша правдивая "Правда", "радиация не имеет ни цвета, ни вкуса, ни запаха..."

– Вы забыли упомянуть, молодой человек, о чем дальше пишет стославный спецкор, – опять вмешался в разговор человек из угла. – Вот послушайте: "Мы подъехали на БТРе прямо к разрушенному реактору, и можем твердо сказать, что никакой радиации там уже нет..." – патетично прочитал он и опять хохотнул.

– А!.. Должно быть, они ее на зуб пробовали, – поддержала его Ирина. – Ребята, возьмите меня и Софью завтра с собою?!.

– Куда?

– В Припять!.. Куда же еще?!.

– В Припять?!. – повторил Василий. – В Припять мы и сами мечтаем съездить!..

– Это мы по селам людей собираем, – поясняет НикНик. – А в Припять вы с Софьей можете легко пропуск получить у нашей доблестной милиции… Вам они обязательно дадут!..

– Только пропуск берите на всех!.. Машина – наша, пропуск – ваш, идет? – шутя торгуется Василий. – А сегодня вечером мы берем вас с собою в "Сказочный"… Только с условием, что выступите там!..

– Выступить-то можно... Почему нет, если это только кому-нибудь нужно теперь, – вздыхает Ирина.

НикНик, присев у ног Ирины, берет ее руки в свои и, глядя ей прямо в глаза, очень серьезно говорит:

– Ирочка, голубушка! Ей-богу, нужно!.. Еще как нужно!.. Особенно нашим… Вас ведь многие знают... А теперь все припятское здесь – ох, как дорого, поверь!..
Вечереет. Серенький микроавтобус подкатил к странному сооружению с вывеской: "Пункт по дезактивации автотранспорта", в салон заглянул военный и, отдав честь, чуть слышно глухим осипшим голосом, едва выговорил положенную фразу:

– Вы въезжаете в зону жесткого контроля… Кхе-кхе… Пропуск пожалуйста!.. Кхе-кхе…

Василий, сидящий впереди, протянул ему пропуск на всю культбригаду, едущую в "Сказочный". Военный обвел пассажиров нетребовательным взглядом:

– Хорошо! Кхе-кхе... кхе-кхе-кхе... – закашлялся он, и еще раз обведя салон грустным взглядом, почти по-отечески добавил. – Берегите себя, пожалуйста!..

Отдав честь, военный захлопнул дверцу машины. Все облегченно вздохнули, и Софья, облаченная уже, как и Ирина, в белую робу, вдруг гаркнула:

– Братцы! Помирать, так с музыкой что ли?!. А ну, давай – запевай!.. – И сама, первая, затянула:

Отгремели песни нашего полка.

Отзвенели звонкие копыта…

Василий и НикНик подхватили перефразированную песню Булата Окуджавы, делая акцент на первом слове:

Стронцием пробито днище котелка.

Припятчанка юная убита… – запели остальные.

Микроавтобус катит по лесной дороге. Справа на небольшой поляне показалось одно из "кладбищ" машин, где скучились старые и новые грузовики, "скорые", "пожарные", разноцветные "москвичи", "жигули", черные "волги", бетономешалки и даже один БТР. Друзья, взволнованные этим зрелищем, продолжают петь с еще большим воодушевлением:

Нас осталось мало: мы да наша боль.

Нас немного и врагов немного…

Живы мы покуда, припятская голь,

а погибнем – райская дорога...
Машина останавливается у входа в бывший пионерлагерь "Сказочный", расположенный и впрямь в сказочном месте. Почти все они работали здесь в летнее время или просто приезжали с концертами для детей, здесь же каждое лето отдыхали их дети. Сейчас вход в лагерь перекрыт воротами из колючей проволоки, у которых стоит военный патруль.

Культбригада шагает по узкой аллее между рослыми соснами. Слева от них крохотное, наспех сколоченное строение, обтянутое целлофаном, с единственным окном на аллею. Сбоку, у подобия дверей, толпятся уставшие люди в белых одеждах.

– Это смена вернулась со станции, – объясняет Ирине Василий.

Ирина заглядывает внутрь, где с одной стороны на зацелофаненной земле лежат груды чистой одежды, а с другой – еще большие груды грязной. Здесь же несколько человек неспешно переодеваются.

Ирина догоняет своих, к которым уже присоединились председатель профкома ЧАЭС Линкин и общественный культорганизатор, инженер Александр Алтунин. Увидев Ирину, они жарко и долго жмут ей руку.

– Очень рад вашему приезду! – говорит Алтунин. – Я уже объяснил Софье Петровне, что до начала культурной программы и дискотеки еще больше часа… Так что я с удовольствием буду вашим гидом по "Сказочному"!..

И он повел гостей в один из спальных корпусов детского лагеря, где теперь людно и душно. В комнатах, рассчитанных на четыре кровати, стоят почти вплотную по 8-10 раскладушек. На многих уже спят, прямо в одежде поверх одеяла, вернувшиеся после тринадцатичасовой смены. В углу комнаты, куда они заглянули, на полу сидят несколько вахтовиков, один из которых, играя на гитаре, поет перефразированный местным бардом Владимиром Шовкошитным блатной шлягер:

Мы мирный атом все же одолеем.

Коварен враг, но будет он разбит.

И не беда, что Дмитрий Менделеев

с таблицей вместе в печени сидит.

И не беда, что Дмитрий Менделеев

с таблицей вместе в печени сидит.

Ты прикажи, страна, и я не струшу –

войду в огонь, остановлю потоп..

Ведь мне не пять окладов греет душу, –

урана тридцать пятый изотоп.

Ведь мне не пять окладов греет душу,

а двести тридцать пятый изотоп.
Богатыри мы все – герои даже,

пока нам платят бешеный процент.

А перестанут, женушки нам скажут:

"Ты не герой – дурак-интеллигент!.. "

А перестанут – женушки нам скажут:

"Ты не герой – дурак и импотент!.. "

А мы на почки бэры принимаем,

На каждую из них – десятки бэр!

И этим самым Родину спасаем,

Великую страну СССР.

И этим самым Родину спасаем,

Могучую страну СССР…

В просторном помещении, оборудованном под склад, Алтунин предложил подругам выбрать себе сменную одежду и обувь, чтобы потом, в Полесском, было во что переодеться.

Затем их повели в столовую, где уже заканчивался ужин. Здесь было комплексное и, как показалось, довольно скудное питание. Правда, у стола раздачи стоят два огромных чана с остатками салата.
Круглая концертная площадка лагеря, в несколько рядов окольцованная длинными деревянными скамейками и почти сплошь окруженная могучими соснами, пестрит разноцветными защитными робами вахтовиков, но подавляющий цвет здесь – белый. Полным ходом идет подготовка вечерней программы: устанавливаются микрофоны, юпитера, налаживается связь.

Ирина с Софьей подходят к группе вахтовиков, кучно сидящих на соседних скамейках. Те, увидев их, не прерывая оживленный разговор, подвинулись, и жестом пригласили сесть в центре компании, где взволнованный парень продолжает говорить:

– Я сам его отвозил…

– Кого? – спрашивает Ирина.

– Я рассказываю про Титова Валерия. Он приехал к нам с Белоярской станции... Все я прошел вместе с ним – с момента его смерти...

– Он умер?!

– Да, в первые дни еще. В Припяти он в больничном морге лежал... Так что не всех тогда в Москву отправляли!.. Я сам документы его оформлял, одевал... переносил два раза: сначала из морга в гроб, потом уже, на месте, когда приехали на Белоярскую, из одного гроба – в другой... Земля ему пухом!.. – тяжело вздохнул рассказчик.

– Слышь, Вань, а расскажи про этого вашего святого, – попросил остроглазый паренек коренастого, курчавого Ивана. – Кстати, он на вахте сейчас?..

– Нет. В понедельник заступает, – ответил тот.

– Вы про Сашка, что ли? – спросил кто-то.

– Да, про него… Этот хлопец – киевлянин. После аварии он сразу же хотел приехать сюда, да не вышло – первую группу уже отправили… А пока формировалась следующая, он пошел и сдал костный мозг, а потом и сам сюда прикатил, в нашу бригаду… Да еще заявление написал с просьбой перечислять половину заработка в фонд Чернобыля… Мы ему говорим: "Ты же мозг сдал, сюда приехал, зачем же ты еще от денег заработанных отказываешься?.. А он: "Вам много хуже, – говорит, – у вас жилья нет..." – рассказывает Иван.

– А сам, знаете, где живет? – вставил остроглазый паренек. – Комнатка у него в Киеве крохотная, сырая – 9 квадратов на четверых... Во как!..

– Поверите, – продолжает Иван, – рядом с ним нам зарплату стыдно будет получать... Глазища такие у него… – вся душа, как слеза, чистая, в них отражается!..

– А вы откуда, хлопцы? – спрашивает Софья у трех брюнетов, стоящих рядом.

– С Армянской мы...

– В командировке здесь?

– Да. На полмесяца нас сюда присылают... Вот и мы, напрымэр, тоже хотым ваших хлопцев поберечь – оны ж тут бэссмэнно!.. Хотым работать на самых грязных местах…

– О, Господи!.. Да что за работа-то?!.. – вдруг взорвался маленький худой мужичок. – Почти каждые пять минут новый приказ, противоположный предыдущему...

– А в первые дни, помните?! – поддержал его другой вахтовик. – Целая смена у развороченного реактора полдня без толку простояла, пока Брюханов не выматерил Фомина, чтоб убирал людей, коль не знает, что нужно делать…

– Никто ничего не знал тогда!.. – сказал кто-то.

– А сейчас знают, что ли?!. Головотяпство одно!.. Вот именно… – зашумели вахтовики.

– Пропустите! – прорывается к подругам их утренний знакомец-врач с футболкой в руках, и, расстелив сплошь исписанную разноцветными фломастерами футболку на скамье перед ними, протягивает фломастер. – Автографы, пожалуйста!.. Здесь "письмена" только наших...

Расписавшись на его реликвии, Ирина продолжает напряженно вглядывается в лица людей. В сгущающихся сумерках, освященные светом юпитеров и фонарей, они еще контрастнее, чем в Полесском, выражают два полярных состояния: глубокую подавленность или чрезмерную бравурность. Вдруг взгляд Ирины спотыкается о знакомое лицо, выражение которого заставляет ее содрогнуться. Этот молодой человек в Припяти был инициативным и веселым завсегдатаем дворцовского клуба молодых специалистов, а сейчас глаза его были пустынны, да так, что Ирине стало не по себе.

Перехватив ее взгляд, врач-вахтовик объясняет:

– Кстати я, как психиатр, обратил внимание, что не только экстремальная ситуация и радиация, воздействуют здесь на людей… Вы же знаете, что они до сих пор сбрасывают с вертолетов в реактор мешки со свинцом и песком… А я помню еще с института, что римская знать в свое время деградировала из-за воздействия на психику именно свинца, из которого у них были сделаны водопроводные трубы…

В это время из концертных колонок зазвучали фанфары и раздался голос Василия:

– Добрый всем вечер!.. Итак, мы уже традиционно начинаем нашу программу с полюбившихся вами фильмов и слайдов о нашей Припяти…

Свет на площадке медленно гаснет, и на экране мелькают кадры еще не покинутого города, сопровождаемые песней группы "Диалог":

Бьет по глазам хрусталь лучом,

ковры развешаны по стенам…

Мы часто помним что почем

и забываем о бесценном.
Припев:

Поймем потом, поймем потом,

немало побродив по свету,

как дорого бывает то,

чему цены по счастью нету.

Поймем потом, поймем потом…
В глазах вахтовиков, сидящих рядом с Ириной, заблестели слезы.

Бежит куда-то вдаль река,

пленяют звезды высотою…

Про дождь, про снег, про облака

никто не спросит: сколько стоит?

Припев…
Как хорошо, что к пенью птиц,

к траве и к этим росам вешним,

к заре и к отблескам зарниц

ярлык с ценою не привешен.

Припев…
Приемлем все, что в жизни есть,

смеемся, радуемся, плачем…

А как же совесть? Как же честь?

Неужто цену им назначим?
Припев:

Поймем потом, поймем потом,

немало побродив по свету,

как дорого бывает то,

чему цены по счастью нету.

Поймем потом, поймем потом…
…"Поймем потом, поймем потом… " – еще звучит в душе Ирины эта песня, а микроавтобус уже мчит их ранним утром по дороге в Припять.

– Коля, какой ты молоток, что вывез свои фильмы из Припяти, – вспомнив вечерние кадры, басит Софья.

– У меня и послеаварийные есть, – тихо, вполголоса говорит НикНик. – Жаль только, что мало удалось припрятать, – вздыхает он.

– От кого, – удивляется Ирина.

– От "органов глубинного бурения", – тоже почти шепчет Василий, заговорщицки прищурившись. – Они еще в первые дни в Полесском у него почти все выгребли…
Мертвые села провожают автобус темными, изредка заколоченными окнами домов, опустевшими гнездами аистов. Горячее солнце поднимается над Полесьем. Земля и деревья здесь очень сухи.

– Дожди не пускают, – поясняет НикНик.

– Как это? – спрашивает Софья.

– Тучи расстреливают и самолетами разбивают...

Под Чистогаловкой друзья видят в поле одиноко пасущуюся корову и старика, сидящего в пожухлой траве рядом с нею. Не смог, видать, дед расстаться со своей кормилицей – остался с нею почти у самого жерла грозной, невидимой беды. И сидит он в открытом поле, никого не боясь. Должно быть, гнать его отсюда уже устали.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18

Похожие:

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЭталоны ответов на ситуационные задачи №1-101 по внутренним болезням
Анемический синдром, болевой синдром, синдром почечной недостаточности, гиперпротеинемический синдром

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЗадача №1
Общетоксический синдром, синдром клапанных поражений, эндотелиальный синдром, гепато-лиенальный синдром

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЭдуард Ходос Еврейский синдром-2,5
Пусть вас не удивляет странное, на первый взгляд, название этой книги — «Еврейский синдром-2,5». Почему именно «2,5»? Дело в том,...

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconAnne Ancelin Schutzenberger
Синдром предков. Трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практическое использование геносоциограммы....

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconКухня радости теория и практика вегетарианской кухни
Вы едите не пищу, вы едите любовь, вы едите любовь. В вегетарианской пище есть любовь, поэтому ешьте с мыслью: «Я ем не какое-то...

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconМайские праздники в италии
Киев– Братислава – вена флоренция – Пиза – Венеция – Рим Ватикан– Эгер– Киев

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г icon1 гну «Государственный центр инновационных биотехнологий», Киев 2
Гу «Институт эпидемиологии и инфекционных болезней им. Л. В. Громашевского намн украины», Киев

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconО некоммерческих организациях
ФЗ, от 29. 12. 2010 n 437-фз, от 04. 06. 2011 n 124-фз, от 11. 07. 2011 n 200-фз, от 18. 07. 2011 n 220-фз, от 18. 07. 2011 n 239-фз,...

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconГеоргий Почепцов Паблик рилейшнз для профессионалов Об авторе Введение
Москва, 1998), Теория и практика коммуникации (Москва, 1998), Имиджелогия: теория и практика (Киев, 1998), Информационные войны....

Любовь сирота припятский синдром киноповесть Киев Pripyat com 2011 г iconЛюбовь без права обладания
Уверена, 80% населения не верит в любовь на расстоянии, но я из тех, кто её прочувствовал. Я не верю в любовь на расстоянии, но я...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов