Идеи к философии истории человечества часть первая предисловие книга первая




Скачать 12.54 Mb.
НазваниеИдеи к философии истории человечества часть первая предисловие книга первая
страница14/88
Дата публикации20.06.2013
Размер12.54 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > Биология > Книга
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   88
ЧАСТЬ ВТОРАЯ

^ КНИГА ШЕСТАЯ

I. Органическое строение народов, живущих вблизи Северного полюса

II. Органическое строение народов, живущих близ горных хребтов Азии

III. Органическое строение в областях, где живут изящно сложенные народы

^ IV. Органическое строение народов Африки

V. Органическое строение людей на островах теплых морей

VI. Органическое строение американских народов

VII. Заключение

^ КНИГА СЕДЬМАЯ

I. В каких бы различных строениях ни являлся род человеческий на Земле, повсюду только одна и та же человеческая природа

II. Один на Земле род человеческий приспособился ко всем существующим климатам

^ III. Что такое климат и как влияет он на душевный строй и телесное сложение человека?

IV. Генетическая сила породила все органические об разования на Земле, а климат лишь содействует или противодействует этой силе

V. Заключительные замечания о споре генезиса и климата

^ КНИГА ВОСЬМАЯ

I. Присущий человеческому роду характер чувственности изменяется в зависимости от климата и органического строения, но к гуманности ведет лишь человечность чувств

^ II. Воображение человека повсюду климатически и органически определено, и повсеместно традиция руководит воображением

III. Практический рассудок рода человеческого повсюду взращен потребностями жизни, но повсюду он — цвет Гения народов, сын традиции и привычки

^ IV. Чувства и влечения людей повсюду сообразуются с их жизненными условиями и органическим строением, но повсеместно управляют ими мнения и привычки

V. Счастье человека — это всегда благо индивида, определенное тем самым климатически и органически, детище упражнения, традиции, привычки

^ КНИГА ДЕВЯТАЯ

I. Человеку кажется, что он все производит изнутри своего существа, а на самом деле развитие его способностей зависит от других

II. Особое средство для воспитания людей — язык

III. Все известные человеческому роду науки и искусства созданы подражанием, разумом и языком

^ IV. Формы правления суть установленные среди людей порядки, обычно наследуемые традицией

V.  Религия — самая древняя и священная традиция Земли

^ КНИГА   ДЕСЯТАЯ

I. Наша Земля особо создана для живого творения, Землю населяющего

II. Где создан был человек и где жили самые первые люди на Земле?

III. Развитие культуры и истории дает фактические доказательства, подтверждающие, что человеческий род возник в Азии

^ IV. Что говорят предания Азии о сотворении Земли и начале рода человеческого

V. Что говорит древнейшая письменная традиция о начале человеческой истории

^ VI.Что говорит древнейшая письменная традиция о начале человеческой истории. Продолжение

VII. Что говорит древнейшая письменная традиция о начале человеческого рода. Завершение

Homo sum, humani nihil a те alienum esse puto.

Terent.

Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо.

Терентий1

^ КНИГА ШЕСТАЯ

В предыдущем изложении мы рассматривали землю как местожительство человеческого рода вообще, а затем попытались установить место, которое занимает человек в ряду живущих на ней существ. Рассмотрим же теперь, коль скоро идею человеческого естества мы уже установили, те различные природные условия, в которых выступает человек на этом театре действий.

Но кто же даст нам руководящую нить, чтобы мы могли идти по этому лабиринту? По чьим стопам последуем мы? По крайней мере, обманчивый пышный наряд ложного всезнания не будет скрывать недостатки, неизбежные для историографа человечества, а тем более для философа человеческой истории, ибо лишь Дух рода человеческого способен охватить всю его историю в целом. Начнем с различий в органическом строении народов, — если не по какой другой причине, то потому, что даже в учебниках естественной истории уже отмечают теперь такие различия.

^ I. Органическое строение народов, живущих вблизи Северного полюса

Еще ни одному мореплавателю не удалось стоять1* на оси нашего земного шара, что, может быть, позволило бы ему сообщить нам дополнительные сведения о его строении; однако мы все же оставили далеко позади себя населенную землю и описывали края, которые можно было бы назвать ледяным троном Природы, голым и холодным. Здесь люди увидели чудеса, в которые никогда не поверил бы житель экватора, — чудовищные нагромождения прекрасно расцвеченных льдов, величественное северное  сияние,  когда  воздух  чудесным  образом  обманывает  наше

1* Известно,  какие   надежды   питает  на  этот  счет  наш    соотечественник  Самуэль  Энгель2,   а   возможность   побывать   на   Северном  полюсе  кажется   уже  не  столь  невероятной после путешествия на Север Пажеса3.

141

зрение, теплые расщелины в земле, когда вокруг царит ужасный холод2*. Как кажется, гранит отвесных растрескавшихся скал заходит здесь в более высокие  широты,  чем  близ  Южного  полюса, — ведь  и  вообще  пригодная для жизни  земля  в основном  приходится на Северное полушарие.  А поскольку   в   море   жили   первые   живые   существа   и   теперь   еще   Северный океан скрывает в себе страшное количество обитателей, его можно назвать материнской утробой жизни, а берега его можно рассматривать как край с которого начинается развитие живых существ земли — мхов, насекомых, червей.  Морские  птицы  взмахами  крыльев  приветствуют сушу,  где мало своих пернатых,  на  землю   выходят  из  океана  морские  животные,  амфибии, чтобы согреть свое тело редкими в эти широтах лучами солнца. Вода кишит живыми существами, но мы стоим словно на грани живого творения земли.

А как же человеческий организм мог сохраниться вблизи этой границы?  Единственно,  чего  мог  добиться  холод, — это   как-то   сдавить   человеческое   тело,   сузить   кровообращение.   Гренландцы   обычно   ниже   пяти футов,  а  братья  их  эскимосы  тем  меньше  ростом,  чем  дальше живут  на север3*. Но поскольку жизненная сила действует изнутри, то она теплой и упорной выносливостью плотно сбитого тела возместила то, что не могла дать   росту   и   стройности.   Голова   гренландца   стала    непропорционально большой, лицо — широким и плоским; природа, которая рождает красоту, лишь умеряя и уравновешивая крайности, еще не умела очертить нежный овал лица и не дала выступить вперед, если так можно сказать, коромыслу весов — носу,  этой красе лица.  Скулы  заняли почти все лицо, а рот от этого стал маленьким  и круглым;   волосы — упрямые, потому что недостает тонких соков, которые поднимались бы кверху и растили мягкие, шелковистые волосы;   в глазах не видно души. Точно так же сформировались широкие плечи, сильные члены тела, все тело мясистое, насыщенное кровью;   но  руки  и ступни — мягкие, слабые, как бы отростки, оконечности   всего   телесного   строения.   Как  с  внешним   обликом,   все точно так же происходит и с энергией, возбудимостью жизненных соков. Кровь течет  медленнее,  сердце  бьется   более  вяло,  потому  и  половой инстинкт выражен  слабее,  тогда как  вместе с теплом он,  в  других странах, чудовищно возрастает. Поздно просыпается половое влечение, холостые живут целомудренно, а женщин приходится почти заставлять вступать в тяжкий брак.  Они рождают мало, и плодовитых, похотливых европейцев сравнивают с собаками. И в браке, и во всем их образе жизни царит какой-то кроткий нрав, аффекты они упорно сдерживают. Не чувствуя тех раздражений, что более подвижные и энергичные, рождаемые теплым климатом существа, они живут и умирают кротко и мирно;  равнодушно-довольные всем, они и трудятся, чтобы только-только удовлетворить малые потрео-ности.   Отец   воспитывает   сына   сдержанно-равнодушно,   ибо   такая   сдержанность  и  равнодушие считается у них добродетелью и  счастьем, мать

2* «Путешествия» Фиппса, «История Гренландии» Кранца 4 и др.

3* Кранц, Эллис, Эгеде,  «Сообщение о побережье Лабрадора»  Роджера Кёртиса5.

142

кормит дитя грудью долго, с глубокой, упорной привязанностью самки. Если природа отказала им в возбудимости и гибкости нервов, то она придала им силу и выносливость, окружила тела их греющим слоем жира, наделила полнокровием, так что в закрытом помещении само дыхание их жарко и душно.

Думаю,  всякий  заметит  все ту  же  руку  творящей  природы,  которая всему придает органический строй и во всех творениях своих творит равномерно и одинаково.  Если в тех краях человек отстает  в  росте, то еще больше отстает  растительность:   деревца  растут маленькие,  кустарники и мох ползут по  земле.  Даже  измерительный  брусок,  окованный  железом, стал короче на  холоде, — как  же  не  сократиться  тонким  тканям  человеческого тела?  При том,  что  внутри их живет  органическая  энергия. Но жизненную энергию можно только оттеснить, можно только замкнуть ее в более тесном кругу тела, — и вновь аналогия действию климата на все органические существа. Ласты морских животных, конечности других живущих   в  холодных  странах   живых  существ — маленькие   и   нежные:   насколько это возможно, природа стремилась все удержать в области внутреннего  тепла;   птицы  одеты   в   плотные   перья,   тела   зверей   окружены жиром,  как   и   человек — греющей,   насыщенной   кровью   оболочкой.   Уже внешне природа должна была лишить их всего того, что вредило бы подобной комплекции, и тут природа следовала прежнему принципу строения органических тел. Есть острое значило бы для них казнить свое тело, склонное к внутреннему гниению, — ведь  у  столь многих из  них отняла жизнь  «бешеная   вода» — водка.   Итак,   всего   этого   лишил   их   климат; в этих скудных местах, при их любви к покою, которой благоприятствует внутреннее  строение  тела,   климат   заставляет  их  трудиться,   заставляет упражнять тело, а все их законы и обычаи требуют именно таких упражнений. Трава, которая растет здесь, очищает кровь, а именно в этом они испытывают потребность;  воздух содержит мало флогистона4*, а потому препятствует гниению мертвых тел и способствует долгой жизни. Сухой холод не терпит ядовитых веществ,  а от надоедливых насекомых хранят бесчувственность, дым и долгая зима. Так природа возмещает одно другим и гармонически творит во всем созидаемом ею.

После описания этого народа нам не нужно подолгу останавливаться на каждом родственном ему. Американские эскимосы по нравам и языку—братья гренландцев. Однако, поскольку безбородые американцы вытеснили на Крайний Север этих несчастных, этих бородатых чужаков, то жить им еще тяжелее, им приходится терпеть больше лишений, и — о жестокая судьба! — зимой, скрываясь в пещерах, им нередко случается питаться сооственной кровью, высасывая ее из тела5*. Здесь и в некоторых других местах Земли восседает на самом высоком своем троне жесто-

4* «Наблюдения о влиянии климата на растения и животных» Вильсона6. Лейпциг, 1781; «История Гренландии» Кранца, т. II. с. 275.

5* «Сообщение о побережье Лабрадора»  Роджера Кёртиса в  «Трудах по этно- и географии Форстера и Шпренгеля.

143

кая необходимость, так что человек живет почти как медведь. И все же он остается человеком, и даже в кажущихся совсем не человеческими чертах, если рассмотреть их повнимательнее, становится зримой человечность. Природа хотела испытать, вынесет ли род человеческий подобные тягости, и человек выдержал испытание.

Лапландцы живут уже в относительно более  мягких областях,  и они народ — более мягкий6*. Человек здесь уже повыше ростом, лицо не такое плоское и круглое, скулы не так выступают вперед, глаза становятся темно-карими,  торчавшие  во  все стороны  черные  волосы — теперь темно-рыжие; вместе с внешним строением тела и внутренний организм человека отходит  от   прежнего оцепенения,   как   бутон,   раскрывающийся   в   лучах более теплого солнца7*. Лапландец уже пасет своих горных оленей, чего не дано было ни гренландцу, ни эскимосу; олень дает ему пищу и кров, одежду, одеяла, удобства, удовольствия, тогда как гренландцу, живущему на краю земли, приходилось почти все добывать в море. Итак, у человека уже есть животное — друг и слуга, и благодаря этому животному человек учится искусствам, учится жить уютнее, удобнее. Ноги привыкают к бегу, руки — к управлению санями, душа начинает любить собственность, свое более прочное достояние,  а это приучает любить свободу, приучает слух постоянно    быть    начеку, — подобную   постоянную   настороженность   замечаем  мы   у   многих   народов,   живущих   в   сходных  условиях.   Как   и   его олень, лапландец робко вслушивается в тишину и вздрагивает от любого шороха.  Он любит свою жизнь, как и олень, он смотрит в сторону гор, когда из-за них должно взойти Солнце, возвращающееся на лето; он разговаривает  с  оленем   и   понимает  его;   он  заботится  о  нем  как   о   своем богатстве и о своей  челяди.  Вместе с  первым  одомашненным  животным, которое  природа   могла   дать   этим   местам,  она   в   руки  человека  дала и средство — оно ведет его к более человечному образу жизни.

Что касается народов, живущих на побережье Ледовитого океана на широких просторах Российской империи, то, помимо множества новых, всем хорошо известных описаний путешествий, у нас есть собрание картин, а взгляд на них говорит больше, чем могу передать я своими словами8*. Как бы ни смешались друг с другом многие из этих народов, как бы ни оттеснены они были с нажитых мест, мы видим, что, несмотря на всю разницу в происхождении, иго северного строения тела как бы подмяло их под себя и приковало все к той же полярной цепи. У самоеда лицо круглое, широкое, плоское, волосы черные, топорщащиеся, приземистая фигура, полнокровное тело, губы толще, нос шире, ноздри вывернуты, борода меньше, а к востоку на всей этой обширной территории  она  еще меньше.  Итак,  самоед — это как  бы  негр среди  народов

6* Как  известно, Шайновиц установил,  что лапландский  язык схож с венгерским. См. Sainovicii demonstrate, idioma Ungarorum et Lapponorum  idem esse. Havniae, 1770. 7* О  лапландцах  см.  Хёхстрёма,  Леема,  Клингштедта,  «Описание  народов  Российской империи» Георги7 и др.

8* «Описание народов Российской империи» Георги. Петербург, 1776.

144

Севера,   и   еще более похож   он   на   негра — несмотря   на   свой   холодный кран — тем,   что   легко   возбудим,   так   что    самоедки    созревают    уже   на одиннадцатом, двенадцатом году9*;  кроме того,  если  только  это правда, груди у них окружены  черной  полосой.  Однако,  несмотря  на  восприимчивость и вспыльчивость,  эти черты национального характера, с которыми даже климат бессилен был что-либо поделать, самоед по своему телосложению — все   же   житель   Севера.   Тунгусы10*,   живущие   южнее,   уже больше напоминают  монгольскую   расу,  но  по  языку  и  племени  так  же отличаются   от  них,   как  самоед  и   остяк    от    лапландца   и   гренландца; у них высокий рост, стройное тело, глаза по-монгольски маленькие, тонкие губы, более мягкие волосы, но лицо еще остается плоским, как у северян. То же можно сказать и о якутах и юкагирах, которые переходят в татарскую расу, как тунгусы — в монгольскую. Но то же и сами монголы — если они  живут в умеренном  климате,  у Черного и Каспийского морей,   на  Кавказе  и  Урале,  то  и   они  становятся   красивее.   Фигура — более стройная,  подтянутая,   форма  головы  уже не  круглая,  неуклюжая, а овальная и красивая; кожа очищается, выступает вперед тонкий и правильной формы нос, глаза — живее, волосы — темно-каштановые, походка бодрая, выражение лица приятно скромное и робкое.  Значит, чем ближе к областям, в которых природа все полнее  является  в  живых существах, тем пропорциональнее, тем тоньше строение человека. Чем севернее, чем дальше в глубь калмыцких степей, тем более плоски и дики черты лица — на северный или на калмыцкий лад. Впрочем, многое зависит от образа жизни, который ведет племя, от почвы, на которой оно живет, от происхождения, от смешения с другими народами. У горных татар черты лица выражены резче, чем у степных и низинных. У народов, живущих в городах и селах, и нравы, и черты лица смягчаются и смешиваются. Если не вытеснить народ   с   нажитых   мест,   то   он   сохранит   свое   органическое строение, тем более будет привержен своему простому, невзыскательному образу жизни. Но, конечно, коль скоро на огромной, населенной татарами   равнине,   постепенно  спускающейся   к   морю,   происходило   множество переворотов, переселений, набегов и напутали они больше, чем могли разделить горы, пустыни и реки, то отметим мы и исключения из правила; но тогда исключения такие подтвердят правило, ибо вообще все поделено между северным, татарским и монгольским типом.

9* См. Клингштедта («Memoires sui les Samojedes et sur les Lappons»).

10* Обо всех этих народностях см. «Описание народов Российской империи» Георги, Палласа, «Путешествия»  Гмелина-Старшего8.  Из   «Путешествий»  Палласа  и  замечаний Георги сделаны извлечения, изданные под заглавием «Характерные особенности разных народов» (Франкфурт и Лейпциг,   1773—1777)9.

145

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   88

Похожие:

Идеи к философии истории человечества часть первая предисловие книга первая iconКнига первая (часть 1)
Предисловие Знай, до начала творения был лишь высший, все собой заполняющий свет

Идеи к философии истории человечества часть первая предисловие книга первая iconКнига вторая Целебное питание Предисловие Часть первая основы теории...

Идеи к философии истории человечества часть первая предисловие книга первая iconКнига вторая Целебное питание Предисловие Часть первая основы теории...

Идеи к философии истории человечества часть первая предисловие книга первая iconКнига вторая Целебное питание Предисловие Часть первая основы теории...

Идеи к философии истории человечества часть первая предисловие книга первая iconФедор Михайлович Достоевский Подросток часть первая глава первая
Но все это в сторону. Однако вот и предисловие; более, в этом роде, ничего не будет. К делу; хотя ничего нет мудренее, как приступить...

Идеи к философии истории человечества часть первая предисловие книга первая iconКак называется первая этническая общность в истории человечества,...

Идеи к философии истории человечества часть первая предисловие книга первая iconГенрик Сенкевич Огнем и мечом. Часть первая часть первая примечания:...
Год 1647 был год особенный, ибо многоразличные знамения в небесах и на земле грозили неведомыми напастями и небывалыми событиями

Идеи к философии истории человечества часть первая предисловие книга первая iconКнига первая. Первопричины глава Первая. Бог
Высшими Духами через посредство различных медиумов, собранные и упорядоченные Аланом Кардеком

Идеи к философии истории человечества часть первая предисловие книга первая iconЮ. Олеша Часть первая. Из окна двадцать седьмого этажа глава первая. «Нормандия»
В ней необычайно ярко проявляется то новое отношение к миру, которое свойственно людям нашей страны и которое можно назвать советским...

Идеи к философии истории человечества часть первая предисловие книга первая iconФедор Достоевский Братья Карамазовы Часть первая Книга первая. История одной семейки
И в то же время он всё-таки всю жизнь свою продолжал быть одним из бестолковейших сумасбродов по всему нашему уезду. Повторю еще:...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов