З. К. Сураганова магия в основе казахской традиции дележа




Скачать 93.53 Kb.
НазваниеЗ. К. Сураганова магия в основе казахской традиции дележа
Дата публикации01.07.2013
Размер93.53 Kb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Биология > Документы
УДК 39 : 21 = 512.122

З.К.Сураганова

МАГИЯ В ОСНОВЕ КАЗАХСКОЙ ТРАДИЦИИ ДЕЛЕЖА
В статье предлагается рассмотреть казахские обычаи «хан талау», давать «жыртыс» и «сарқыт», в основе которых, по мнению автора, заложена архаическая магия приобщения. Контакт с успешным, социально значимым, прожившим более шестидесяти лет индивидом в представлениях казахов связывался с трансляцией его качеств на все с кем/чем он соприкасался (люди, вещи, пища и.д.).
Отношения с окружающим миром, с людьми в казахском традиционном обществе строились, в том числе, на основе древних религиозных представлений, где одно из центральных мест занимала древняя магия.

В настоящей статье мы попытаемся дать объяснение некоторым архаическим обрядам и обычаям казахов, где, по нашему мнению, очевидно присутствие магии.

Основной движущей силой в магии казахов являлся ырым. Ырым выполнял значимую роль как в повседнесной жизни, так и во время празднеств и ритуалов. Очень точно отметил роль ырым в жизни казахского народа Ч.Ч.Валиханов. «Рым, – по его мнению, есть, – ... обычаи, соблюдение которых в шаманстве избавляло от несчастий, а нарушение вело за собой какое-нибудь бедствие; одним словом, те простонародные обычаи, которые европейцы называют у себя суевериями или предрассудками, а в шаманстве они и составляют обрядовую часть их веры» [1. С. 163]. Русским чиновником, знатоком степных обычаев Вл. фон Герном было подмечено, что казахи даже нуждались в ырым, значение которого переводилось им как «добрый знак или вообще примета, при каком либо начинании или важном в киргизском быту деле» [2. С. 13].

Согласно Толкового словаря казахского языка ырым – это древняя традиция, предполагающая выполнение различных обычаев и обрядов, подразумевающих благотворящее намерение, побуждение [3. Т. 10. С. 412]. Ырым, по мнению коллектива этнографов, создателей труда «Культура и быт казахского колхозного аула», представляет собой «разные, имеющие магическое значение, мелкие обряды и действия древнего происхождения, исполнение которых якобы принесет счастье, благополучие, удачу или же предотвратит неудачу и несчастье, а также всякие приметы, по которым следует действовать знающему их значение человеку при начинании или исполнении какого-либо дела [4. С. 226].

Казахский этнограф Х.А.Аргынбаев при описании казахских обрядов применял следующие производные от существительного ырым: ырымын жасайды (букв. «творит ырым»), ырымын береді (букв. «дает ырым») [5. С. 100]. Исполнение магических манипуляций называлось ырымдау. Лечение животных в сочетании ритуальных манипуляций с вербальной магией и привлечением вотивных атрибутов также называлось ырымдау [6. С. 446].

Выражение ырымын жасайды (букв. «творит ырым») применяется и тогда когда нет возможности провести ритуал в полном объеме и его участники прибегают к его сокращенному варианту – важно соблюсти традицию.

Соблюдение ырым у казахов было строго обязательным. Ч.Ч.Валиханов связывал ырым с понятиями кие (сверхъестественная позитивная сила), құт «это слово заключает в себе идею счастья, соединенного с богатством» и кеср «бедность и какое-нибудь зло» [1. С 166-167]. Если кие – это сакральная сила, содержащаяся в природных стихиях, некоторых животных, предметах, то использование их в обрядах, позволяло, согласно народным представлениям, приобщиться к их құт. Неисполнение обрядов наказывалось – кие трансформировалось в кеср – карательную силу всего обладающего кие.

Характеризующиеся наличием качества киелі (святостью) стихии, животные, предметы обладали также качеством кеср. Соблюдение обычая, обряда приводило к сепарации части кие из киелі (священной/ого) стихии, животного, предмета и трансформации кие в құт. Неисполнение же ырым оборачивалось выделением из этих самых священных объектов кеср – зла, поскольку ырым обладает наряду с кие – позитивной силой, еще и – кеср – негативной. Исполнение ырым поощрялся ожиданием получить позитивный толчок в желании изменить жизнь к лучшему. Что очень напоминает домогательство, т.е. магический обряд как бы принуждал священную силу (киелі) в ходе ритуала выполнить желаемое. Обязательность исполнения ырым, как нам кажется, являлась жизненной необходимостью, строгой нормой поведения, поскольку отправление магических манипуляций приводило в движение благодатную силу, наделявшую исполнителей обряда счастьем, здоровьем, богатством и т.д., одновременно охраняя их. Таким образом, под ырым мы понимаем собственно сам магический процесс, в ходе которого происходит сепарация части кие из киелі (священной/ого) стихии, животного, предмета и трансформация кие в құт – вот главная цель исполнения ырым.

Казахский язык изобилует выражениями из ментальной лексики, доказывающими существенное значение контагиозной магии в жизни казахского народа. Наиболее часто используемые казахские благопожелания: жұғысты болсын (букв. «пусть коснется»), жұғымды болсын (букв. «пусть прилипнет/пристанет») генетически связаны с древнетюркским juқdы – «прилипло» [7. Т. 3. С. 88]. В значении «прикоснуться» в казахском языке существует также глагол тию (прикоснуться), его производное – тиесі означает в буквальном переводе – «прикоснувшиееся». Считалось, что от хорошего человека можно обрести милость, лишь получив его благословение [8. С. 85]. При принесении жертвы на поминках казахи произносили: «тие-берсын» - да дойдет до тебя», имея в виду покойника [1. С. 167].

Дележ в традиционном обществе выглядел как распределение (үлес), выделение каждому его доли. Слово үлес в казахском языке имеет синонимы сыбаға, тиесі [9. Т. 9. С. 544]. Вещь, доставшаяся в результате дележа называется үлестік [9. Т.9. С. 545].

Архаические верования, обнаруживающие наличие магии, лежат в основе дележа у казахов. Особенно заметна, в этом смысле, роль контагиозной (заразительной) магии, под которой Дж.Фрэзер понимал «колдовские приемы, основанные на законе соприкосновения или заражения» [10. С. 19].

Дабы удача, богатство и т.д. «пристали» и к ним, люди старались заполучить хоть толику имущества, принадлежавшего к более удачливым их собратьям. В этом смысл казахских обычаев хан талау (расхват ханского имущества), давать жыртыс (раздача ткани, от слова жырту - разрывать), давать сарқыт (раздача остатков угощения с пиршественного стола).

Дележ предполагал как раздачу целых вещей, так и их частей, т.е. вещь разрывалась и раздавалась по принципу pars pro toto – часть вместо целого. Следовательно, при дележе рациональности не было места – важным было получить не целую вещь, а ее часть, что уже давало возможность приобщиться к успешности ее владельца. Дележ у казахов основывался на особенностях отношений владельца и его собственности. В традиционной культуре они подразумевали очень тесную связь. На имущество владельца как бы нисходила часть его самого, то есть имущество инкорпорировало часть его сущности, которая как бы отпечатывалась, оставляла свои отметины на всей принадлежащей ему собственности.

В этом смысле обряд «хан-талау» может стать ярким образцом такого рода дележа. Согласно сведениям ХIХ в. на выборы хана народ съезжался к ставке своего кандидата «с предложением торжественного принятия этого звания, …, посадив его на белую кошму, поднимали на ней лучшие представители народа и носили так на своих руках по всему собранию. После чего кошма разрывалась на мелкие куски каждым присутствовавшим тут верно-поданным в знак участия своего при избрании, и собрание расходилось по домам, расхватав при этом и уводя с собою весь принадлежащий хану скот, который немедленно заменялся ему потом сторицей оного из каждого рода, отделения и подотделения. Такого рода расхват ханского имущества назывался хан-талау, выражал честь иметь в каждом роде что-либо из имения благословенной особы…» [11. С. 218]. Здесь мы имеем исчерпывающее объяснение по поводу описанных символических действий, заключающихся в расхвате, разрывании и красноречиво свидетельствующих о важной роли контагиозной магии в представлениях казахского народа.

Разрывание кошмы, равно как и разрывание одежды имело целью получить частичку благополучия ее владельца. Разрывание как магическое действие уходит корнями в глубокую древность. У древних тюрков, согласно М.Кашгари, дорогая шелковая ткань разрывалась на лоскутки и раздавалась гостям, пришедшим на угощение к правителям и почтенным людям. Такие подарки назывались «вышыш», «бышыш» [12. С. 423]. Возможно с данным термином связаны русские слова «пешкеш», «пишкеш», бешкеш, бытовавшие в Оренбургской и Астраханской губерниях, и на Дону в ХIХ вв. и означавшие «подарок, гостинец, подачку, взятку, поборы» [13. С. 259].

В рамках казахских обрядов перехода принято раздавать лоскутки тканей. Согласно традиционным представлениям, связанным с контагиозной магией получение жыртыс – лоскутка ткани на свадьбе позволяло человеку приобщиться к счастью молодых [14. С. 73]. Д.Х.Кармышева рассматривала разрывание ткани на похоронах как эволюцию обычая разрывания одежды: «Хранение лоскутка ткани выражает связь живых с покойным. По представлениям казахов, с помощью оторванного кусочка одежды благодатная сила (қасиет) умершего передается оставшимся в живых. Казахи из лоскутков шили одежду для детей (в особенности, головные уборы), чтобы малыши жили также долго, как дед или бабка, и заслужили такое же уважение окружающих» [15. С. 258]. Процедура раздачи жыртыс, одежды или ювелирных украшений на похоронах, поминках подразумевала у казахов приобщение к долголетию и социальному положению покойного, поскольку все упомянутые вещи в прошлом раздавали только на похоронах или поминках людей, проживших более 60 лет и имевших достаточно высокое положение в социальной иерархии общины или общества в целом.

О раздаче пищи с пиршественного стола у монгол писал еще Г.Рубрук [16. С. 67]. У казахов сарқыт означает пищу, оставшуюся после гостей и людей почтенного возраста, а также пищу, принесенную с пиршества [17. Т. 8. С. 180]. Следовательно, сарқыт - это пища, получившая часть витальной силы и благодать тех кого угошали ранее, приобретая тем самым характер, ритуальной пищи, отведав которой индивид приобщался к возможности достижения качеств и возраста почтенных людей и гостей.

Советский этнограф Ю.И.Семенов считал, что делиться «людей заставляет не родство, а воля общества, содержание которой детерминировано системой производственных отношений; что же касается родства, то оно лишь определяет круг лиц, внутри которого дележ является обязательным, причем как сам факт существования такого круга, так и все его основные особенности определяются характером системы производственных отношений» [18. С. 112-113]. Круг людей, с которыми должен был делиться индивид, в казахском традиционном обществе ограничивался, в основном, пределами рода. Делясь с другими, он, вместе с тем, мог рассчитывать на долю при распределении общественного продукта, добытого другими участниками обмена. Современный российский исследователь Л.Ф.Попова, рассматривала дележ у казахов как одну из архаических форм социально-экономических отношений [19. С. 218]. Соглашаясь с данным мнением, нам вместе с тем представляется, что в основе дележа казахов лежит контагиозная магия, присутствие которой ярко выражено в казахских обычаях расхвата ханского имущества, давать жыртыс и сарқыт.

Таким образом, по нашему мнению, устойчивые выражения ментального характера, и рассмотренные в рамках статьи обычаи, отличающиеся архаизмами и нерациональностью, со всей очевидностью демонстрируют наличие в казахском традиционном сознании верований, восходящих к древней магии.
Литература


  1. Валиханов Ч. Следы шаманства у киргизов // Избранные произведения / Под ред. акад. АН КазССР А.Х. Маргулана. Алма-Ата, 1958. – С. 144-176.

  2. Герн фон Вл. Из записной книжки. Этнографические заметки. Характер и нравы киргизов-казаков // Памятная книжка Семипалатинской области на 1899 г. Семипалатинск.: Типография Семипалат. Обл. Правления, 1899. – С. 1-33.

  3. Толковый словарь казахского языка / Под общ. ред. члена-корр. АН КазССР А.И.Искакова. Алма-Ата, «Наука» КазССР, 1986. – Т. 10. Ү – Я (үрейлен - яшма). – 512 с. На каз. яз.

  4. Культура и быт казахского колхозного аула. – Алма-Ата.: Наука, 1967. – 304 с.

  5. Аргинбаев Х.А. Брак и семья у казахов (Историко-этнографический сборник). Ответ. редактор академик АН КазССР А.Х.Маргулан. Алма-Ата, «Наука», 1973. – 328 с. На каз. яз.

  6. Бабахумар Х. Магия в традиционной практике скотолечения у казахов // VI Конгресс этнографов и антропологов России: Тез. докл. 28 июня – 2 июля 2005 / Отв. ред. Ю.К.Чистов. – СПб.: МАЭ РАН, 2005. – С.446.

  7. Қашқари М. Түрік тілінің сөздігі: (Диуани лұғат–ит–түрік): 3 томдық шығырмылыр жинағы/ Қазақ тіліне аударған, алғы сөзі мен ғылыми түсініктерін жазған А.Егеубай. – Алматы: ХАНТ, 1998. – Т. 3. – 600 б. На каз. яз.

  8. Төрт батыр. – Алматы: Жалын, 1990. – 216 б. На каз. яз.

  9. Толковый словарь казахского языка / Под общ. ред. члена-корр. АН КазССР А.И.Искакова. Алма-Ата, «Наука» КазССР, 1986. – Т. 9. Т – Ү (таңертең - үрей). – 560 с. На каз. яз.

  10. Фрэзер Д.Д. Золотая ветвь: Исследование магии и религии: Пер.с англ. – 2-е изд. – М.: Политиздат, 1983. – 703 с.

  11. Материалы по казахскому обычному праву: Сб.Научно-популярное издание / Сост.:–научные сотрудники сектора права АН РК: Т.М. Культелеев, М.Г. Масевич, Г.Б. Шакаев. – Алматы: Изд. АН Каз.ССР, 1948. – 347 с.

  12. Қашқари М. Түрік тілінің сөздігі: (Диуани лұғат–ит–түрік): 3 томдық шығырмылыр жинағы / Қазақ тіліне аударған, алғы сөзі мен ғылыми түсініктерін жазған А.Егеубай. – Алматы: ХАНТ, 1997. – Т. І. – 590 с. На каз. яз.

  13. Шипова Н.Е. Словарь тюркизмов в русском языке. – Алма-Ата: Наука, 1976. – 444 с.

  14. Аргынбаев Х. Свадьба и свадебные обряды у казахов в прошлом и настоящем // СЭ. – 1974. – № 6. – С. 69-77.

  15. Казахи. Историко-этнографическое исследование. – Алматы.: Казахстан, 1995. – 352 с.

  16. Прошлое Казахстана в источниках и материалах: Сб.1: (V в. до н.э.-ХVII в. н.э.) / Под ред.проф.Асфендиярова С.Д. и проф. Кунте П.А. – 2-е изд. – Алматы.: Қазақстан, 1997. – 383 с.

  17. Толковый словарь казахского языка / Под общ. ред. члена-корр. АН КазССР А.И.Искакова. Алма-Ата, «Наука» КазССР, 1985. – Т.8. П-Т (планетарий-таңдыру). – 591 с. На каз. яз.

  18. Семенов Ю.И. О специфике производственных (социально-экономических) отношений первобытного общества // СЭ. – 1976. – № 4. – С. 93-113.

  19. Попова Л.Ф. Отношения дележа у казахов (ХIХ в.) // VI Конгресс этнографов и антропологов России, Санкт-Петербург, 28 июня – 2 июля 2005 г. / Отв.ред.Ю.К.Чистов: Тез. докл. – СПб.: МАЭ РАН, 2005. – С. 218.






Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

З. К. Сураганова магия в основе казахской традиции дележа iconИ. В. Гете Трудно сказать, когда появилась магия. По мнению британского...
Человек должен верить, что непонятное можно понять: иначе он не стал бы размышлять о нем

З. К. Сураганова магия в основе казахской традиции дележа iconМагия в теории и на практике необходимое предисловие
Тем не менее, он был последним великим магом европейской традиции, и, возможно, станет одним из тех, кто передаст эту традицию новым,...

З. К. Сураганова магия в основе казахской традиции дележа iconМагия в теории и на практике необходимое предисловие
Тем не менее, он был последним великим магом европейской традиции, и, возможно, станет одним из тех, кто передаст эту традицию новым,...

З. К. Сураганова магия в основе казахской традиции дележа iconМагия
Магия (лат magia) колдовство, чародейство, волшебство, обряды, призванные сверхъестественным путем воздействовать на мир. [Философский...

З. К. Сураганова магия в основе казахской традиции дележа iconЛон Мило Дюкетт Магия Алистера Кроули
Древо Жизни. (Источник: Кроули, «Магия без слез», «777», исправленное издание, и «Книга Тота»; воспроизведено Hymenaeus Beta, копирайт...

З. К. Сураганова магия в основе казахской традиции дележа iconЙогические традиции майсорского дворца Аштанга виньяса йога мастера Паттабхи Джойса Малла Пурана
Хатха-Йоги Аштанга-виньяса-йоге, хранителем традиции которой в настоящее время является Шри Паттабхи Джойс. Аштанга-вивьяса-йога...

З. К. Сураганова магия в основе казахской традиции дележа iconТаня Гроттер и локон Афродиты
Правда, существовало одно "но". Последние числа истекающего месяца обещали запомниться надолго. Начиная с двадцать второго в расписании...

З. К. Сураганова магия в основе казахской традиции дележа iconПоэт- просветитель А. Кунанбаев и его роль в культурном развитии...
Его афоризм "И ты словно кирпич в мире этом, найди свое место в нем" показывает новое содержание казахского бытия. Абай принес казахам...

З. К. Сураганова магия в основе казахской традиции дележа iconКарлссон Т. К 23 Руны и нордическая магия / Томас
Руны исцеляют, руны возвращают жизнеспособность растениям, руны охраняют здоровье и успех, руны предсказывают будущее. Нордическая...

З. К. Сураганова магия в основе казахской традиции дележа iconВсеобщая магия чёрная и белая сиречь некромантия
Здесь излагается все Белое и Черное искусство (магия), или Некромантия всех Ангелов и Духов, которые могут служить; а также рассказывается...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов