Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца




НазваниеПоследний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца
страница5/5
Дата публикации10.07.2013
Размер0.92 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Культура > Документы
1   2   3   4   5
(Пер. Ы. Л. Гаспарова)

Встречаются и новеллы, близкие к итальянским той же эпохи, с несложными сюжетами: хитроумный вор одурачивает хозяина гостиницы; встреча двух любовни­ков в доме возлюбленной; спор отца и сына о пользе ри­торики и др.

В поздней Византии серьезные измененпя происходи­ли и в сфере искусства. Даже в тяжелой обстановке грозной турецкой опасности и постоянных внутренних междоусобиц византийское искусство в XIII — первой половине XV в. продолжает свое поступательное разви­тие. Искусство этого периода, получившее по имени пра­вящей династии название палеологовского, переживает временный, но блестящий расцвет. Предренессансные идеи, охватившие передовые умы византийского общест­ва, оказали воздействие и на художественное творчество.

267

Единый византийский стиль обогащается новыми чер­тами. Главной тенденцией нового стиля как в архитек­туре, так и в живописи был постепенный отход от мону-ментализма предшествующего времени. В зодчестве уменьшаются размеры зданий и архитектурных пропор­ций, дворцы и храмы приобретают камерность, аристо-

' кратическую замкнутость. Декоративный ансамбль теря­ет былую монументальность и торжественность. Фрески

*" вытесняют мозаики, заполняют все пространство храмов в виде фризов или изолированных сцен. Ведущую роль в живописи начинает играть икона. Второй важной особен-

J// ностыо нового стиля было усиление динамизма, эмоций

fl'^y и экспрессии. Все больше появляется многофигурных изображений, связанных четким ритмом. В палеологов-ском искусстве XIII—XIV вв. вырабатывается более жи­вописный стиль, усиливается динамизм, жестикуляция фигур становится более порывистой, экспрессивной, одея­ния развеваются, повороты людей делаются свободнее, ракурсы смелее. Одновременно усложняется иконогра­фия, отдельные изображения приближаются к жанровым сценам, носящим интимный, порой сентиментальный ха­рактер; человеческие фигуры сливаются с фантастиче­ским пейзажем, мельчают, теряют свою былую монумен­тальность и неподвижность, колористическая гамма де­лается мягче, светлее. Любимыми цветами художников становятся голубовато-синий и зеленовато-желтый.

Наиболее полное и совершенное воплощение новые черты византийской живописи в XIV в. получили во фресковых росписях и мозаиках церкви монастыря Хора в Константинополе (Кахрие-Джамп) 16. В настоящее время они полностью реставрированы и представляют поистине блистательный декоративный ансамбль. Отдел­ка и перестройка храма, длившиеся с 1303 по 1320 г., были осуществлены по инициативе великого логофета Феодора Метохита. Феодор Метохнт, занимавший пост первого министра Византийского государства, был, как мы видели, человеком нового склада — эрудит, меценат, поклонник и знаток античной культуры, он был предста­вителем гуманистического течения в византийской духов­ной жизни. Много сил и таланта Метохпт отдал украше­нию монастыря Хора, где собрал превосходную библио­теку из книг духовного и светского характера. На всем ансамбле Кахрие-Джами, на его мозаиках и фресках ле­жит отпечаток изысканного вкуса этого удивительного человека. Кахрие-Джамп — сравнительно небольшой

268

храм, отличающийся легкостью архитектурных пропор^ ций, изяществом, интимной нарядностью. Основу декора­тивного убранства интерьера составляют два цикла, посвященные жизни Христа и Марии. К числу лучших мозаик Кахрие-Джами принадлежит Деисус на главной стене внутреннего нарфика. К сожалению, сохранились лишь фигуры Богоматери и Христа. Мозаики поражают высочайшим мастерством исполнения, исключительной элегантностью и благородством. Тонкие черты лиц, стро­гие пропорции, мягкая моделировка, нежная красочная палитра из розового, белого и зеленого цветов — все это показывает торжество нового стиля и создает впечатле­ние единого, необычайно гармоничного целого. Значи­тельный интерес представляет ктиторская композиция Кахрие-Джами, где перед восседающим на троне Христом стоит на коленях ктитор Феодор Метохит, поднося ему модель храма. Великий логофет изображен в парадном одеянии с высоким головным убором. В его лице переда­но, по-видимому, портретное сходство. Многофигурные изображения полны динамики, наблюдается отказ от фронтальности, фигуры даны в сложных ракурсах, часто повернуты друг к другу, широко применяется асиммет­рия в построении композиций. Эмоциональная насыщен­ность живописи достигается энергичными жестами, на­клоном голов, выделением главных персонажей. Фигуры небольших размеров, стройны и изящны, на лицах лежит печать глубокой одухотворенности, черты лица стали мельче, выражение мягче, приветливее, человечнее. Вме­сто сухой линейной прорисовки применяется тонкая мо­делировка. Колорит мягкий, нежный, светлый, краски играют богатейшими переливами тоиов. По словам В. Н. Лазарева, рядом с этой утонченной палитрой краски Джотто кажутся пестрыми и примитивными". Среди красок преобладают голубовато-синяя, фиолетовая, розовато-красная, светло-зеленая, жемчужно-серая, бе­лая и золотая.

В 50-е годы XX в. была проведена полная реставра­ция всего интерьера Кахрие-Джами, при этом были от­крыты неизвестные ранее фрески пристройки к храму — так называемого пареклесия. Долгое время эту полураз­рушенную часть храма считали трапезной, и только после рестатфации было установлено, что это погребальная ча­совня. Фрески, покрывающие ее купол и стены, полны взволнованной экспрессии п особой силы. Многие пх черты найдут позднее свое художественное завершение

. - - - . 269

в живописи Феофана Грека. В целом мозаики и фрески Кахрие-Джами, безусловно, новый этап в развитии пред-ренессансного искусства в Византии, ознаменованный свободным, живописным характером изображений, про­никнутый духом чистейшего эллинизма, более глубоким проникновением в мир эмоций 1S. В самом Константино­поле с живописью Кахрие-Джами перекликаются неко­торые другие произведения предренессансного искусства XIV в., например превосходные мозаики церкви Марии Паммакаристос (Фетие-Джами).

Важным центром византийской культуры в XIV— первой половине XV в. стал город Мистра, столица Мо-рейского деспотата на Пелопоннесе. Средневековый го­род, живописно раскинувшийся по склонам высокой горы, недалеко от древней Спарты, ныне стоит в развалинах, представляя собой единственный в своем роде музей под открытым небом. В период расцвета (в XIV — первой половине XV в.) он был украшен богатыми дворцами мо-рейских деспотов и знати, церквами и монастырями, по­стройками горожан. Среди сохранившихся памятников i культовой архитектуры Мистры выделяется митрополичья : церковь св. Димитрия, храм монастыря Бронтохион (Афендико), посвященный Богоматери Одигитрии, и две небольшие дворцовые церкви — св. Софии и Богоматери Перивлептос (середина XIV в.). В их архитектуре соеди­няется старый базиликальный тип постройки с крестово-купольным зданием. Наряду с чисто византийской архи­тектурой в них, правда, уже встречаются западные чер­ты: стрельчатые арки, колокольни, скульптурные украшения. Еще большее воздействие западной готиче­ской архитектуры сказалось на внешнем облике церкви монастыря Пантанасса (XV в.), отличающейся значи­тельным эклектизмом.

В живописи Мистры преобладают фресковые росписи, созданные в различное время и отражающие эволюцию византийского искусства XIV — первой половины XV в. Влияние столичного искусства здесь было весьма силь­ным. В более ранних фресках черты нового, палеологов­ского стиля соединяются с архаическими элементами. В росписях середины XIV в. окончательно торжествует новый предренессансный стиль, во многом близкий к жи­вописи Кахрие-Джами. Лица персонажей выписаны соч­ными мазками, преобладает светлый, нежный колорит. Все фрески сложны по композиции и иконографии. В иконографии наблюдается увлечение историческими и

270

апокрифическими сюжетами. Многофигурные сцены от­личаются напряженностью, движения порывисты, подчер­кивается многоплановость и пространственность компози­ций. Необычайно усложняются архитектурные фоны, изобилующие деталями, иногда бытового характера. Вы­держивается гармоническое сочетание пропорций фигур и пейзажа, различные масштабы фигур на переднем и заднем планах создают впечатление пространственности. В отдельных росписях легкость фигур, динамизм, полет­ность рождают иллюзию парения. Особенно это ощуща­ется во фресках церкви Перивлептос и Пантанассы. В этих произведениях XV в. все время нарастает драма­тизм, напряженность, композиции делаются еще более многофигурными, сюжеты разнообразными, возрастает их эмоциональная насыщенность. В изображении отдель­ных персонажей наблюдаются портретные черты, по­строение сцен отличается свободой и непринужденностью. Вместе с тем именно в живописных композициях XV в. появляется некоторая сухость, линейность, лица прорисо­вываются тонкими графическими линиями, одеяния рас­падаются на мелкие складки. Все эти черты были харак­терны для общей эволюции предренессансного стиля в Византии в сторону возврата к классическому искусству предшествующего времени. Мистра — последний очаг неоэллинизма на византийской почве — в то же время была и местом создания последней крупной школы визан­тийской живописи, сохранившей в XIV и даже в XV в. лучшие достижения предренессансного искусства.

Поздневизантийское искусство в целом остается дале­ким от реализма, оно сохраняет верность спиритуалисти­ческим традициям, человеческие фигуры, оставаясь в ре­троспективе, так и не обретают объема и телесности, красочные плоскости так и не сменяются светотеневой моделировкой, а фантастические декорации фона не вы­тесняются интерьером. Более того, как известно, в по­следние десятилетия существования Византийской импе­рии в искусстве, как и во всей идеологической жизни, вновь полностью побеждают реакционно-мистические на­чала, в живописи сухость, линейная графичность берет верх над сочностью и красочностью некоторых лучших творений палеологовского Ренессанса, динамичная экс­прессивность вновь сменяется неподвижностью. Блестя­щий взлет палеологовского Возрождения оказался крат­ковременным, и расцветший на почве Мистры и в Ках­рие-Джами хрупкий цветок предреиессансного искусства

- - - 271

быстро увял под холодным дыханием аскетических идей психазма и канонизированного эстетства господствующей церкви. Византийское искусство накануне гибели импе­рии как бы окончательно застыло в угасающем величии. Сковывающее воздействие традиционализма мешало саморазвитию византийского художественного творчества и, может быть, послужило одной из причин, не давших искусству Византии подняться до вершин западноевро­пейского Ренессанса. Искусство Византии как бы оста­новилось на пороге, так и не перейдя заветной черты, отделявшей средневековое спиритуалистическое художе­ственное творчество от полнокровного, чувственного реа­листического искусства Возрождения.

Одним из самостоятельных греческих государств, воз­никших .после латинского завоевания на территории Ви­зантии, была Трапезундская империя (1204—1461). Во главе этого государства встали внуки последнего ви­зантийского императора из династии Комнннов Андрони­ка I — Алексей и Давид, принявшие титул Великих Ком-нинов.

Культура Трапезундской империи отличалась значи­тельным своеобразием. Известная изолированность от других крупных центров Византии, пестрый этнический состав населения, тесные связи с Грузией, Крымом, му­сульманским миром па Востоке и с Италией, особешго с Венецией и Генуей, на Западе — все это определило открытость культуры Трапезунда восточным и западным влияниям, соединявшимся с византийскими традициями. В XIII в. ученые Трапезунда занимаются переводческой деятельностью в широких масштабах — они переводят с персидского и арабского языков на греческий различные трактаты по астрономии, математике, медицине, фарма­кологии. Им были доступны философские и художествен­ные сочинения армянских, грузинских, персидских мыс­лителей. Разумеется, знакомство с литературой Востока значительно обогащало и культуру Трапезунда. Однако доминирующая роль в этом синтезе принадлежала все же культуре греков. Литература Трапезунда была преиму­щественно грекоязычной, хотя со значительными вкрап­лениями местных диалектов. Византийские традиции, правда подвергшиеся значительной переработке, господ­ствовали почти во всех сферах художественного и науч-

272 - " " " - " ~ -_-_------

иого творчества. *В литературе мы встречаемся с много­образием жанров — историческими сочинениями, жития­ми местных святых, риторическими произведениями, а в XIV—XV вв.— с философскими трудами полемического характера. XV век для Трапезунда был богат яркими та­лантами, такими, как ученые и писатели Иоанн Евгеиик, Георгий Амирутци, а в определенный период и Виссари­он Никейскпй.

Иоанн Евгеник (около 1400 — около 1455) — церков­ный деятель и писатель, подобно своему брату Марку Ев­генику, епископу Эфеса, был ярым антиуниатом и борол­ся против латинофилов. Среди его многочисленных сочи­нений богословские трактаты, церковные гимны, поэтиче­ские эпитафии и экфрасисы. Он хорошо знал не только богословскую литературу, но и труды античных филосо­фов. За свою антиуниатскую деятельность Иоанн Евге­ник был сослан из Константинополя, где он жил, в свой родной город Трапезунд. Его перу принадлежит испол­ненный поэзии и любви к природе экфраспс в честь этого прекрасного города. Трапезунд — «вершину и око всей Азии» — он сравнивает с пиршественным столом, даю­щим пропитание многим и собирающим для ученых бе­сед выдающихся мудрецов. После падения Константино­поля под ударами турок Иоанн Евгеиик написал «Плач» о гибели столицы Византии, проникнутый глубочайшим горем и наполненный возвышенными патриотическими чувствами. Этот «Плач» был вскоре переведен на славян­ский язык и пользовался большой популярностью в Русском государстве.

Политик, философ, писатель, государственный дея­тель XV в. Георгий Амирутци (начало XV в.— 1475 г.) — фигура поистине ренессансная, исполненная глубочай­ших противоречий: карьерист авантюристического скла­да, любитель земпых наслаждений, ловкий дипломат и беспринципный политик, он не раз менял свою политиче­скую позицию. По поручению византийского императора Иоанна VIII Палеолога Амирутци участвовал в заседа­ниях Ферраро-Флорентийского собора, где открыто от­стаивал идею заключения унии. Вернувшись в Трапе­зунд, натолкнулся на решительное сопротивление унии со стороны духовенства и двора и тотчас перешел в стан ортодоксов. Он вел переписку и сотрудничал с Марком Эфесским, Иоанном Евгеникой и Георгием Схоларием. Во время осады Трапезунда турками в 1461 г. Амирутци занимал двойственную позицию н после окончательной

-_. ■ -.-_---_. - - - _ ■ 273

победы турок, видимо, примкнул к туркофилам. Во вся­ком случае, он благосклонно был принят при дворе сул­тана и образованностью привлек внимание нового влады­ки. Султан Мехмед II, рядившийся в тогу мецената и поклонника эллинской мудрости, поручил Амирутци со­ставление карты мира по Птолемею и вел с ним беседы о сущности христианства. Амирутци писал льстивые па­негирики в честь султана, сравнивая его с великими ге­роями древности — Ахиллом и Александром Македонским. Как и Критовул, он мечтал, что султан станет мудрым правителем эллпнов. Конформизм, близкий к политиче­ской беспринципности, приспособленчество, правда объ­яснимое тяжкой судьбой греческих государств, павших жертвами турецкого завоевания, соединялись у Амирутци с глубокими научными познаниями, оригинальностью мышления, ярким поэтическим дарованием. В философ­ских трактатах Амирутци, подобно итальянским гумани­стам, ставил проблему свободы воли и права выбора че­ловеком пути к спасению, скептически относился к идее мученичества за веру, считая, что многие явления приро­ды обусловлены не божественным провидением, а естест­венными причинами. Как и гуманисты, он склонялся к рационализму в науке, отводил опытному знанию примат в развитии естествознания, много занимался математи­кой, астрономией, географией п медициной. Элементы религиозного скептицизма у него сочетались с пантеиз­мом, а индивидуализм в сфере этики окрашивался порою в эгоистические тона. Негативные стороны мировоззре­ния Амирутци и его беспринципная жизненная позиция позволяют увидеть в нравственном облике трапезундского мыслителя черты, которые А. Ф. Лосев назвал «оборот­ной стороной титанизма». Амирутци поддерживал тесные связи с итальянскими гуманистами, в частности с Лео­нардо Бруни и Франческо Филельфо. Энциклопедизм, широта философско-религиозных воззрений, внимание к человеческой личности, рационалистические взгляды на природу, уважение к античной науке сближают Георгия Амирутци с византийскими и итальянскими гуманистами. Виссарион Никейский, уроженец Трапезунда, на всю жизнь сохранил научные связи с учеными и писателями империи на Понте. Любовь к Трапезунду с особой силой проявилась в его замечательном «Похвальном слове» родному городу. Маленький литературный шедевр в изы­сканном стиле античных экфраспсов он одновременно проникнут теплым, порою трепетным чувством восхище-

274" _■,.--__

ния красотой города и его архитектурных памятников, величием его прошлого, красочностью настоящего.

А красота Трапезунда, его дворцов и храмов, действи­тельно, заслуживала восхищения и высокой похвалы. В течение всей истории Трапезундской империи в столи­це нового государства велась широкая строительная дея­тельность. Стены города отстраивались и укреплялись, город украшался дворцами императоров и знати, домами богатых горожан, множеством церквей. Уже в XIII в. начали складываться специфические черты трапезунд­ской архитектуры. Основным типом церкви стала базили­ка с одним куполом, чаще всего трехнефная с двумя или тремя апсьдами. Купол опирался на четыре свободно стоящие опоры, причем колонны часто имели резные ка­пители ранневизантийского типа. Именно таким был главный храм Трапезунда — св. София (1245—1255). Эта церковь должна была стать символом могущества новой империи и заменить Софию Константинопольскую.

Другим выдающимся памятником трапезундского зод­чества был храм св. Евгения, патрона этого города ,(40-6 годы XIV в.) — купольная базилика, украшенная портиками и элегантной внешней отделкой. В художест­венном творчестве Трапезунда наблюдается синтез грече­ских архитектурных и живописных форм с чертами, ха­рактерными для искусства Грузии и стран Востока. Но греческая основа трапезундской культуры явно пре­обладала, и поэтому культуру Трапезунда справедливо считают одной из самобытных ветвей византийской ци­вилизации.

После падения Константинополя в 1453 г. судьба Трапезундской империи была предрешена. Последние ' годы существования Трапезундского государства прошли в борьбе против турок. Захватив Морею и острова Эгей­ского моря, султан Мехмед II Фатих стал готовиться к захвату Трапезунда. Богатый город — эмпорий на бере­гах Понта — был лакомым куском для завоевателя.

В августе 1461 г. Трапезунд был сдан без боя после коротких переговоров турецкого визиря с Георгием Ами-рутцп, фактическим правителем государства. Давид Ком-нин, все его родные и знатные вельможи Трапезунда были пленниками отправлены в Константинополь к султану. Че­рез два года Давид Комнин был казнен. Трапезундская империя перестала существовать.
1   2   3   4   5

Похожие:

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца icon1. Периодизация греческой литературы География и хронология античной литературы
К тому же времени относится конец и античной греческой литературы, переходящей в дальнейшем на путь византийской культуры. Таким...

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца icon1. Понятия логистики и факторы ее развития, методология
Г. Павеллек отмечает, что назначением логистики в Византийской империи было «платить жалованье армии, должным образом вооружать и...

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца iconБиологический факультет
Руси, импульсом в создании которой стал приход варягов или норманнов-выходцев из германских племен Скандинавии на Русь; идеологической...

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца iconБолее столетия непосредственными южными соседями Руси был кочевой...
Константин Багрянородный называл три печенежских племени общим именем «кангар», правда, при этом уточнял, что так они назывались...

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца iconСергей Цветков Карл XII. Последний викинг. 1682-1718 (Исторические портреты)
Россия в ходе войны с Карлом XII была поставлена перед необходимостью реорганизовать всю систему государственных и общественных отношений,...

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца iconЛи Кэрролл Взлет черного лебедя Взлет черного лебедя 1 Ли Кэрролл «Взлет черного лебедя», Эксмо
Полная тяжких раздумий после встречи с адвокатом, Гарет случайно заходит в антикварный магазинчик, владелец которого просит девушку...

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца iconГеннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР
Геннадий Иванович Янаев, первый и последний вице-президент ссср, руководитель Государственного

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца iconПояснительная записка к проекту федерального закона «О культуре в Российской Федерации»
В настоящий момент основополагающим актом законодательства в области культуры является действующий базовый закон «Основы законодательства...

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца iconОглавление
Тема 10. Тенденции культурной универсализации в современном мире. Место и роль России в мировой культуре

Последний взлет византийской культуры. Гуманизм против исихазма Прогрессивные тенденции в византийской культуре XI- xii вв развивались до самого конца iconУчебник по лечебной физической культуре написан применительно к программе...
Допущен Комитетом по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР в качестве учебника для студентов институтов физической...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов