Программа музея кино на 7 московском международном открытом книжном фестивале




Скачать 279.86 Kb.
НазваниеПрограмма музея кино на 7 московском международном открытом книжном фестивале
страница1/3
Дата публикации19.11.2013
Размер279.86 Kb.
ТипПрограмма
zadocs.ru > Культура > Программа
  1   2   3
ПРОГРАММА МУЗЕЯ КИНО

НА 7 МОСКОВСКОМ МЕЖДУНАРОДНОМ

ОТКРЫТОМ КНИЖНОМ ФЕСТИВАЛЕ

Кураторы – Наум Клейман, Максим Павлов
В обеспечении и организации этой программы принимали активное участие:

Итальянский Институт Культуры в Москве, Польский культурный центр в Москве,

Чешский центр при Посольстве Чешской Республики в РФ, Gruppo Editoriale Minerva Raro Video (Италия), Каталин Эгереш (Венгрия), Госфильмофонд России, ГБУК «Московское кино», Киноконцерн «Мосфильм», Армен Медведев

Циклы Музея кино на 7 ММОКФ затрагивают различные аспекты понимания темы «Множества», ставшей магистральной в этом году для всего фестиваля. В фокусе внимания кинопрограммы этого года проблема отражения жизни общества в кинематографе: массовые движения и социальные трансформации, революции и восстания, конформизм и сопротивление.

Одновременно мы сохраняем и традиционные программы неигровых фильмов, одна из которых приурочена к выходу первого тома актёрской энциклопедии, изданного при участии Музея кино, а другая представляет собой первую масштабную ретроспективу нижегородского режиссёра Юрия Беспалова, которого Александр Сокуров считает своим учителем в кинематографе.

^ Сюжет и трактовка:

«Мать» Максима Горького

Традиционная рубрика Музея кино «Сюжет и трактовка» в этом году предлагает вниманию зрителей четыре экранизации повести Максима Горького «Мать», сделанные в нашей стране в XX веке. Этот текст, написанный автором в 1906 году и актуализирующийся у нас на глазах, волею судеб стал одним из центральных в русской и советской культуре прошедшего века.

Как известно, в основу повести положены события 1902 года в слободе Сормово Балахнинского уезда (ныне – часть Нижнего Новгорода), которые Горький наблюдал сам, а прототипами главных героев Павла Власова и его матери Пелагеи Ниловны стали рабочий Пётр Заломов и его мать Анна Кирилловна, с которыми автор был знаком лично. «В повести, которую я теперь пишу, – «Мать» – героиня её, вдова и мать рабочего-революционера 907510743>– я имел в виду мать Заломова, – говорит: « – В мире идут дети… идут дети к новому солнцу, идут дети к новой жизни… Дети наши, обрекшие себя на страдание за все люди, идут в мире – не оставляйте их, не бросайте кровь свою без заботы!» Впоследствии, когда её будут судить за её деятельность, она скажет речь – в которой обрисует весь мировой процесс, как шествие детей к правде. Детей, ты это пойми! В этом – страшное усиление мировой трагедии. Мне трудно пояснить тебе эту большую мысль в письме, она слишком сложна, она выдвигает другую, тоже очень глубокую, о – роковой для людей разнице между реформатором и революционером, разнице, которая нам не заметна и – страшно пугает нас» (М. Горький. Письмо Е.П. Пешковой. 19 августа (1 сентября) 1906, Саммер Брук. ПСС. Письма. Т. 5. М., 1999. С. 210).

Повесть была написана «по памяти» в Америке, у Горького имелись и письма Заломова, и его литературные опыты, он хорошо знал фабричную жизнь, Савва Морозов передал ему два десятка писем рабочих, описывающих свою жизнь. По замыслу автора, продолжением «Матери» должна была стать повесть «Сын», так и не написанная. Рассказы «Лето», «Мордовка», «Романтик», «Сашка» можно считать набросками к «Сыну».

«Мать» была восторженно встречена в Америке – впервые она вышла в переводе на английский язык; в России же она публиковалась в сокращении в 1907-08 гг., а впервые полностью была напечатана лишь в 1917 г.

«А что касается «Матери» – я тут ни при чём, но читать её никому не советую, ибо она печатается с большими пропусками, была конфискована, автор и издатель – под судом. Издавать её отдельным изданием будут, когда – не знаю, но знаю, что издадут дёшево. В этой книге я разочарован, – длинная и скучная история, с несомненным привкусом сантиментализма, – вероятно, сей последний сделал ей на Западе крупный успех, но на родине её ругают во всю силу. Хотя не столько её, сколько автора. Сей последний, с некоторых пор, яко сучок в глазах ближних его, ругают все, кому не лень, и не скажу, чтобы ругали прилично или доказательно. Просто пишут единогласно – провалился, исчез, исписался и т.д. Автор же, сих бед не чувствуя в нутре своём, работает как шестнадцать каторжников и хотя собою не доволен, но – живёт. Здоров, бодр, весел, лыс, сед и краснощёк, отрастил себе брюхо, ходит по улицам в красном фраке и в цилиндре с перьями. Ноша жизни его, видимо, легка, настроен он весело, всё время учится и, кажется, даже – умнеет. Иногда это бывает с людями, которые учатся, хотя – не со всеми, как видно по Милюкову, Струве, Бердяеву и на примерах других великих русских бывших людей. Мне стали нравиться слова с окончаниями на их, ох, ах, и на ы, – например – сукины сыны. Но я в этом не виноват, так настраивает меня изящная литература. Мне кажется, что откуда-то излезли легионы бывших людей, хулиганов, дегенератов и все орут – что, вот, мы самые и есть русская интеллигенция!» (М. Горький. Письмо Н.Е. Буренину. 31 марта (13 апреля) 1908, Капри. ПСС. Письма. Т. 6. М., 2000. С. 215).

Интерес кинематографа к повести Горького проявился задолго до начала 1930-х годов, когда «Мать» была провозглашена основополагающим творением «социалистического реализма». Первый опыт экранизации повести был предпринят в 1919 году режиссёром Александром Ефимовичем Разумным (1881-1972). Созданная в тяжёлые годы гражданской войны картина задержалась с выходом на экран из-за отсутствия позитивной плёнки. Позднее часть негатива была утрачена, и уже в 1920 г. фильм демонстрировался в отрывках. В роли Павла Власова снялся выдающийся актёр МХТ Иван Берсенев.

Повесть ещё не стала «знаменем» советской литературы и обязательным произведением в курсе школьной программы на всём пространстве Советского Союза, когда к ней обратился Всеволод Илларионович Пудовкин (1893-1953), выпустивший свой фильм на экраны осенью 1926 года. Соавтором его шедевра в полной мере был сценарист Натан

Абрамович Зархи, творчески обработавший сюжет Горького для экрана. Наряду с «Броненосцем «Потёмкиным» Сергея Эйзенштейна и «Землёй» Александра Довженко «Мать» вошла в своеобразную каноническую троицу образцовых произведений советского кино. Кинокартина отмечена не только блестящими актёрскими работами МХАТовцев Веры Барановской и Николая Баталова, но и выдающейся операторской работой Анатолия Дмитриевича Головни, добивающегося выразительности кадра скупыми средствами светотени, острыми ракурсами, умелым использованием пейзажных съёмок, восходящих к традициям русской реалистической живописи.

Для Марка Семёновича Донского (1901-1981) обращение к сюжету повести «Мать» стало возвращением к Горькому: именно Донской в тридцатые годы снял классическую экранизацию автобиографической трилогии писателя, ставшую «образцовым» кинопроизведением для многих кинорежиссёров как у нас в стране, так и за рубежом – например, для лидеров «неореализма» в Италии или для Сатъяджита Рея в Индии. «Оттепельное» дыхание явно ощутимо в киноинтерпретации 1955 года, где патетическая эмоциональная чувственность восприятия героев в актёрском прочтении Веры Марецкой и Алексея Баталова ведёт своеобразный спор с почти античной трагедийной статуарностью исполнителей главных ролей в экспрессивном фильме Пудовкина – Головни.

Обращение в 1980-х гг. Глеба Анатольевича Панфилова (род. 1934) к Горькому вызвало недоумение сначала у коллег, а позже у зрителей. Во время своей встречи в Италии в 1982 г. с Андреем Тарковским Панфилов уверял того, что эта повесть предстанет «неузнаваемо знакомой»: «по существу Горький сам остался по ту сторону и только основополагал революцию…». Заявку Панфилова в Госкино тормозила «сомнительная», с точки зрения властей, популярность в среде советской интеллигенции антибольшевистских «Несвоевременных мыслей» Горького, которые в СССР не публиковались. Официоз смущали и ненужные аналогии с польскими событиями начала восьмидесятых годов, что придавало новую актуальность истории рабочего движения, рассказанной Горьким. Но и в «перестроечное» время этот замысел, чудом осуществленный при участии итальянцев, оказался не в чести из-за резко изменившегося, ставшего даже агрессивным, отношения значительной части российской интеллигенции и коллег Панфилова по цеху к «социалистическому реализму» и его поневоле «главному автору».

Глеб Панфилов пояснял: «Мать» – это не столько экранизация, сколько новое произведение, использующее мотивы разных произведений Горького [в частности, «Жизни ненужного человека» и «Караморы»]. Я так чувствую, так понимаю, так говорю, как делал фильм. Писатель многое объяснил, многое предложил к раздумью. Из сегодняшней точки особенно видны некие кольца, круговые движения, которые выписывает, казалось бы, поступательный ход нашей истории. В произведениях Горького я вижу проницательно замеченные и воссозданные очертания первого такого кольца, актуализация которого на исходе века позволяет провести сверку мечтаемого и происшедшего реально, замысла и воплощения… «Мать» – это и о нас, нынешних. Мы вернулись к тому, от чего ушли в начале века, – к баснословному богатству и крайней бедности».

Законченный в 1990 году и отмеченный целым рядом первоклассных актёрских работ (достаточно упомянуть приз Европейской киноакадемии Дмитрию Певцову за роль Якова Сомова), фильм был удостоен специального приза жюри Каннского кинофестиваля за выдающиеся художественные достижения, но, к сожалению, холодно и с некоторым недоумением принят на родине. Спустя годы эта выдающаяся работа Панфилова, завершающая семидесятилетнюю историю экранизаций повести «Мать», приобретает поистине эпическое пророческое звучание.

История киноинтерпретаций повести Горького представляется нам своеобразной версией краткой истории советского кинематографии – не случайно годы её существования в точности совпали с годами первой и последней экранизации «Матери». Анализ этих фильмов, как и самой повести, представляет, на наш взгляд, широкое поле деятельности для интерпретаторов, придерживающихся самых разных мировоззренческих позиций: от христианских до коммунистических.
9 июня, 13.00

Киноконцертный зал

МАТЬ

Режиссёр: Александр Разумный

В ролях: Людмила Сычёва, Иван Берсенев, Александр Чебан, А. Орлов, Владимир Карин, Я. Волженин, Георгий Сарматов, Анжелика Франческетти, Ольга Оболенская

Производство: Московский кинокомитет

РСФСР, 1920, ок. 50 мин.
10 июня, 13.00

Киноконцертный зал

МАТЬ

Режиссёр: Всеволод Пудовкин

В ролях: Вера Барановская, Николай Баталов, Александр Чистяков, Анна Земцова, Иван Коваль-Самборский, Н. Видонов, Виталий Савицкий, Всеволод Пудовкин, Иван Бобров, Александр Громов, Владимир Уральский

Производство: Межрабпом-Русь

СССР/Россия, 1926, 89 мин.
11 июня, 13.00

Киноконцертный Зал

МАТЬ

Режиссёр: Марк Донской

В ролях: Вера Марецкая, Алексей Баталов, Никифор Колофидин, Андрей Петров, Павел Усовниченко, Сергей Курилов, Татьяна Пилецкая, Лилия Гриценко

Производство: Киевская киностудия

СССР/Россия, 1956, 104 мин.

12 июня, 13.00

Киноконцертный зал

МАТЬ

Режиссёр: Глеб Панфилов

В ролях: Инна Чурикова, Виктор Раков, Александр Шишонок, Любомирас Лауцявичюс, Александр Карин, Дмитрий Певцов, Иван Кабардин, Владимир Прозоров, Владимир Фатеев, Ольга Шукшина, Алексей Булдаков, Иннокентий Смоктуновский, Эрнст Романов, Андрей Ростоцкий, Сергей Маковецкий

Производство: Мосфильм, Cinefi lm Ltd.

СССР/Россия – Италия, 1990, 200 мин.

^ Конформизм / коллаборационизм:

размышления о судьбах творцов и их «героев

Диапазон конформизма широк и разнообразен: от активного соучастия в деяниях, подчас прямо преступных или неправедных, творимых более сильными, облеченными властью согражданами, до трусливого молчания при виде этих деяний, от прямого коллаборационизма – от измены Родине и осознанного сотрудничества с оккупантами – до робкого поддакивания идеологам, взгляды которых вызывают, по меньшей мере, внутреннее несогласие.

В случаях предательства и сотрудничества со Злом – сознательного коллаборационизма – этот тип поведения справедливо вызывает осуждение и презрение у людей, которые полагают себя порядочными, принципиальными, морально устойчивыми.

Но сколь многообразны типы и формы обыденного – «мягкого», «безобидного» соглашательства! Как мало различаются градации такого поведения, незаметно ведущего от тактического компромисса к стратегической капитуляции! И как редко осознается трагедия конформизма: не только трагедия людей, волей или неволей оказавшихся в конфликте с собственной совестью, но и трагедия государства, которое требует от своих граждан конформизма и поощряет коллаборационизм, равно как и трагедия общества, до поры до времени терпящего такой «порядок» и уже этим благоприятствующего ему!

Тем большего внимания заслуживают художники, которые так или иначе отразили проблему конформизма. Некоторые из них сами прошли через муки разлада со своими убеждениями и своей совестью – преодолев его творчеством или остановившись перед решающим шагом. Подлинную остроту обрела эта проблема в ХХ веке для художников Восточной Европы.

Великий поэт и драматург Бертольт Брехт, еще в 30-е годы пережив и поняв всё расхождение между социалистическим идеалом и его реальным осуществлением, оказался перед выбором между верностью своим «левым» убеждениям – и службой у тех, кто преступно искажал их. В одной из сцен трагедии «Жизнь Галилея», после того, как инквизиция заставила ученого отказаться от его открытия, Ученик гневно осуждает Учителя:

«Несчастна та страна, у которой нет героев!».

Брехтовский Галилей отвечает горьким афоризмом:

«Нет! Несчастна та страна, которая нуждается в героях»

(перевод Л. Копелева).

Вот хрестоматийный пример осознания трагичности конформизма во всех его видах и формах – трагичности как для отдельного человека, так и для того «порядка», который принуждением к конформизму исторически обрекает на гибель свою страну.

Три фильма, показываемые нами в этой рубрике, предлагают три точки зрения на проблему отношения как героев кинокартин, так и их авторов к существовавшему государственному укладу в разные периоды трагической истории стран Центральной и Восточной Европы в XX веке.

Написанный по горячим следам реальных событий и изданный в 1946 году роман Александра Фадеева «Молодая гвардия» сразу стал популярным в СССР. Сергей Аполлинариевич Герасимов (1906-1985) поставил со студентами ВГИКа сначала спектакль, а затем и фильм о подвиге и трагической судьбе донбасских ребят. Однако в декабре 1947 г. редакционная статья «Правды» обвинила писателя в том, что из романа «выпало самое главное, что характеризует жизнь, рост, работу комсомола, – это руководящая, воспитательная роль партии, партийной организации». Согласно бытующей и, видимо, имеющей основания легенде, претензии Фадееву предъявил сам Сталин: «Мало того, что вы написали беспомощную книгу, вы написали ещё идеологически вредную книгу. Вы изобразили молодогвардейцев чуть ли не махновцами. Но разве могла существовать и эффективно бороться с врагом на оккупированной территории организация без партийного руководства? Судя по вашей книге — могла». В духе указаний вождя Фадеев создал вторую редакцию (вышла в 1951 г.): написал заново 7 глав, а 25 существенно переработал, придумав образы коммунистов-руководителей. Более того, писатель намеренно создавал иллюзию документальности повествования, подлинности событий и персонажей, хотя все дальше отходил от реальности. Настоящий лидер подполья Виктор Третьякевич, который в октябре 1942 г. объединил разрозненные молодежные группы сопротивления в «Молодую гвардию» и руководил ее борьбой, был представлен как предатель (правда, под именем Евгений Стахович) – его реабилитировали лишь в 1959 году, о чём Фадеев так и не успел узнать. Другие подпольщики, честно сражавшиеся с врагом, но обвинённые прозаиком в малодушии, не могли оправдаться, некоторые были арестованы. Их родственники безуспешно пытались добиться от руководителя Союза писателей СССР А.А.Фадеева признания, что хоть что-то в его повести – плод фантазии. Быть может, в ночь самоубийства писателя 13 мая 1956 года ему вспоминались и эти ребята – в ряду тех ни в чем не повинных коллег, чей арест был санкционирован его подписью.

Вмешалась власть и лично товарищ Сталин и в судьбу фильма – его первый вариант был подвергнут критике на просмотре в Политбюро, второй вышел спустя 3 месяца и сразу завоевал широкое признание у зрителей, а его создатели, включая пятерых фактически ещё студентов – исполнителей ролей молодогвардейцев, получили звание Лауреатов Сталинской премии 1-й степени – беспрецедентный случай в истории отечественного кино. В годы, когда роман был фактически под негласным запретом – он практически не переиздавался с 1948 по 1951 год, пока не вышла его вторая редакция, – фильм с триумфальным успехом шёл по стране. А после смерти Фадеева ситуация повторилась практически зеркально: теперь оскал цензуры был направлен на фильм Герасимова – он подвергся негласному охаиванию, вплоть до 1962 года на него был наложен запретительный гриф «без права выхода на экраны». Вот как вспоминает об этой истории Владимир Иванов – исполнитель роли Олега Кошевого:

«[Герасимов:] — Фильм не понравился Хрущеву. Он сказал, что его надо переделывать.

— Вот тебе на! — только и воскликнул я. — Раньше он

ему нравился, а теперь не нравится.

— То было раньше. Ты не знаешь, что у Хрущева с Фадеевым произошел крупный конфликт, кроме того, он, да и некоторые другие товарищи, требуют, чтобы из фильма была вырезана сцена, когда молодогвардейцы слушают по радио речь Сталина. Но это еще полбеды, сцену эту можно вырезать безболезненно для сюжета. Но они требуют другое... Они требуют переозвучить сцены с предателем Стаховичем, поскольку человека с такой фамилией в Краснодоне не было, и назвать в фильме предателя Почепцова, с которого действительно начался провал организации. У нас в фильме Стаховича допрашивают гестаповцы. А Почепцова никто не допрашивал, он обратился в полицию сам и стал их сообщником. Выходит, что сцену допроса Стаховича, да и другие эпизоды, связаннее с ним, надо из фильма убирать. А это означает, что сюжет кинопроизведения потеряет всякою остроту и станет безынтересный, драматургия фильма станет куцей, художественные его качества резко ухудшатся. Они не понимают, что образ предателя Стаховича — образ собирательный, что без этого не обойтись, что лиц, виновных в арестах молодогвардейцев, было много и отразить эту ситуацию в художественном произведении без собирательного образа невозможно...

— Кто они?

— Меня вызывал Михаил Андреевич Суслов, заявил, что это пожелание, а вернее, требование самого Хрущева. Хрущеву, в свою очередь, нашептали эту чепуху бывшие секретари ЦК ВЛКСМ…

Сергей Аполлинарьевич обхватил голову руками и застонал:

— Господи! Боже мой!! Что мне делать?».

Герасимов выполнил все указания ЦК (в 1964 году новая версия фильма вышла на экраны СССР), а история романа и фильма стала ещё одной горькой страницей истории нашей страны и ее «творцов», как и подлинная история подпольщиков Краснодона, чьи героические судьбы стали объектом идеологических «конструктов» коммунистической власти. Только в последнее время мы стали приближаться к пониманию произошедшего на Дону в годы оккупации.

«Высший принцип» – один из самых знаменитых фильмов 93-летнего чешского классика Иржи Крейчика, создавшего ряд выдающихся фильмов в игровом и документальном кино, затрагивает не столько тему коллаборационизма, сколько процесс естественного перехода наивного и прекраснодушного учителя-гуманиста от неучастия в борьбе со злом к открытому протесту против господствующего преступного порядка, установленного нацистами в Чехословакии в годы её оккупации. Крейчик начал свой путь в искусстве еще в довоенное время, эпатируя обывателя сценическими скетчами. После войны он успел успешно дебютировать в кино, но провозглашенная в 1948 году победа «социалистического реализма» заставила режиссера в двух постановках испытать весь абсурд и все бесплодие конформизма. «Оттепель» второй половины 50-х позволила Крейчику заново раскрыть свой талант. Его «Высший принцип», вместе с прославленным фильмом Иржи Вайсса «Ромео, Джульетта и тьма», по-новому показал войну и героизм – не трескуче-картинный, а «тихий», глубинный. В период «нормализации» 1970-80-х Крейчик не унизил себя соглашательством и не поставил ни одного порочащего его фильма, как в последние годы не поддался дурману коммерческого развлекательства.

«Семейная жизнь» – одна из ранних лент Кшиштофа Занусси (род. 1939), в центре которой социально-психологический конфликт между пожилым аристократом, до войны владевшим заводом, и его сыном – молодым успешным инженером, который оставил родных и не хочет иметь ни с ними, ни с довоенным прошлым ничего общего. Критик Михаил Трофименков писал об этом фильме: «Предыдущее поколение, олицетворяемое прежде всего Анджеем Вайда и Анджеем Мунком, исследовало трагический польский миф вечного сопротивления и вечного поражения. Режиссеры 1970-х вошли в историю как поколение морального беспокойства: простые бытовые сюжеты они насыщали тревожным ощущением непорядка, скрытого общественным лицемерием. Завязка фильма напоминает фильмы шестидесятников из Восточной Европы. (…) Зритель уже было приготовился к истории о том, как прикосновение к земле, приобщение к корням возвращает на путь истинных ценностей испорченного столичной жизнью героя, но получается всё почти наоборот. Родимый дом почти развалился. Отец на самом деле здоров, если не принимать во внимание его грустный алкоголизм: старик выпивает большую часть самогона, который гонит. Тетя (Галина Миколайская) устала от жизни и раздражительна. Кузина Белла (Майя Комаровская) цинична и склонна к суициду. В общем, получился честный фильм о растерянности: Вит сам не знает, что ему делать — спасать семью, остаться на малой родине или послать всё к чертовой матери». Фильм-размышление Занусси о природе конформизма в условиях режима советского типа завершает нашу небольшую программу, исследующую трагедию «не/соучастия во зле» как в мирное время, так и в годы оккупации.
9 июня, 14.00

Киноконцертный зал
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Программа музея кино на 7 московском международном открытом книжном фестивале iconПоложение о II международном фестивале хоровой музыки имени Георгия Ервандовича Терацуянца
Настоящее Положение о «ii международном фестивале хоровой музыки имени Георгия Ервандовича Терацуянца» (далее Фестиваль) регламентирует...

Программа музея кино на 7 московском международном открытом книжном фестивале iconЮрлинского муниципального района постановление
Об утверждении правил торговли на открытом краевом фестивале «Заиграй, гармонь Прикамья!»

Программа музея кино на 7 московском международном открытом книжном фестивале iconУтверждено
О заочном Международном фестивале студенческих и школьных средств массовой информации «Жираф-сми»

Программа музея кино на 7 московском международном открытом книжном фестивале iconПоложение об открытом городском фестивале педагогических объединений (отрядов)
Директор департамента по спорту и молодежной политике Администрации города Тюмени

Программа музея кино на 7 московском международном открытом книжном фестивале icon2 International Book Forum Moscow(ibf moscow)
Группа компаний ite приглашает Вас принять участие во 2ом Международном книжном форуме, который пройдет 6-7 сентября 2012 года в...

Программа музея кино на 7 московском международном открытом книжном фестивале iconПоложение об открытом конкурсе-фестивале молодых эстрадных вокалистов «поющие сердца»
Стимулирование интереса к молодёжному исполнительскому творчеству среди городской зрительской аудитории

Программа музея кино на 7 московском международном открытом книжном фестивале iconПоложение о городском фестивале студенческого творчества «Вот это кино!» Общие положения
«Псковская студенческая весна» (далее Фестиваль) является официальным общегородским мероприятием, отборочным этапом Программы поддержки...

Программа музея кино на 7 московском международном открытом книжном фестивале iconПоложение об открытом молодёжном арт-фестивале «Образ»
Создание условий практической реализации творческих проектов талантливой молодежи, предоставление участникам конкурса возможности...

Программа музея кино на 7 московском международном открытом книжном фестивале iconЗаявка на участие в V международном этническом фестивале «Крутушка»
К участию приглашаются мастера декоративно-прикладного искусства, народных ремесел, художники, мастера-кулинары и т д

Программа музея кино на 7 московском международном открытом книжном фестивале iconПоложение о постоянно действующем Международном литературном фестивале «звёздное слово»
Российской Федерации и зарубежных стран, пишущих на русском языке, её жизненной позиции, а также поощрение данного процесса

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов