Марта Снайдер, Росс Снайдер, Росс Снайдер-младший




НазваниеМарта Снайдер, Росс Снайдер, Росс Снайдер-младший
страница3/7
Дата публикации26.08.2013
Размер0.94 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Культура > Документы
1   2   3   4   5   6   7

Мы не научаемся любви, если нас просто обслуживают или исключительно любят. Как это ни необходи­мо, этого мало. Должна быть система, внутри которой мы любим друг друга и разделяем любовь. Такая охва­тывающая всех атмосфера любви — одно из первона­чальных условий, которое необходимо детскому саду.

^ КУЛЬТУРА СПРАВЕДЛИВОСТИ В ПРОЦЕССЕ СТАНОВЛЕНИЯ.

Нахождение в уже установившейся Культуре Спра­ведливости важно для роста совести, но пребывание в Культуре Справедливости в процессе ее становления даже более ценно. Когда ребенок попадает в группу с уже установившимися способами взаимоотношений и действий, он может научиться следовать им, потому что предполагается, что он так и должен делать. Но поведение ребенка может не поддерживаться его чув­ствами. Действия будут более осмысленными, когда ребенок будет частью протекающей ситуации, в кото­рой чувства всех выражены словами.

Когда Культура Справедливости рождается в группе активных жизненных миров, она могущественна. Каж­дый помогал ее установлению и верит в нее. Это уни­кальная возможность детского сада.

Построение Культуры Справедливости — это про­цесс проживания опыта, в котором все виды поведения опробуются и прорабатываются.

На второй неделе пребывания в детском саду Бэрри при­носит в детский сад игрушку. Это музыкальная шкатулка, которая играет, когда поворачиваешь ручку. Всем детям хочется играть с ней, но Бэрри не хочет этого.

Байрон: «Я не сломаю ее». Поэтому я спросила у Бэрри, могу ли я посмотреть шка­тулку, и он дает ее мне.

Мис-с С: «У тебя прекрасная шкатулка, Бэрри. У нее такой красивый звук. Ты боишься, что кто-то сломает твою игрушку?»

Бэрри: «Да.»

Мис-с С.: «Я думаю, что Байрон будет очень осто­рожен с ней, если ты разрешишь ему».

Бэрри: «Ну, хорошо!»

Большинство детей играет со шкатулкой, и каждому я

объясняю насколько Бэрри дорожит ею. После того, как все дети по очереди поиграли, я вернула ее Бэрри.

Мис-с С.: «Бэрри, всем очень понравилось по оче­реди играть с твоей прекрасной шкатул­кой. Положим теперь ее в шкаф?»

Бэрри: «Да.» Мое уважение и уважение других к собственности Бэрри дало ему почувствовать, что мы уважаем его. Это создало условия для того, чтобы он почувствовал себя хорошо. Его Я выросло после этого, и он очень хорошо играл с другими детьми. Пережитый опыт дал Бэрри почувствовать, что представляют из себя другие. А другие дети узнали, что представлял собой Бэрри. Те­перь они могли доверять друг другу.

В то же время я помогла Бэрри и всем детям понять, как можно пользоваться музыкальной шкатулкой и что надо уважать чужую собственность. Беседуя о том, как они ценят свою игрушку и как быть с тем, что другие очень ценят, дети начинают чувствовать себя частью процесса построения Культуры Справедливости.

Воспитатель не сумеет завоевать доверие ребенка до тех пор, пока ребенок не воспримет его как челове­ка, который за него и знает, как помочь ему делать то, что он хочет делать. Дети не будут слушать до тех пор, пока этого не случится. Некоторые научаются игнори­ровать взрослых.

Джо играет у маленького стола с детской посудой. Он наливает воду из большой бутылки в маленькие чашки и другую посуду и проливает ее на стол и пол. Он очень занят и получает большое удовольствие. Идя к нему, я прихватываю две губки.

Мис-с С: «Джо, воду лить весело. Постарайся де­лать так, чтобы не проливать на пол. Ког­да кафель намокает, то он выскакивает. Вот губка. Я помогу тебе убрать». (Мы убираем, и я ухожу).

Через некоторое время Джо снова переливает воду через край.

Мис-с С.: «Если тебе нравится переливать воду, да­вай отнесем это в ванну, и ты сможешь переливать ее, сколько тебе хочется». (Я помогаю ему отнести посуду в ванну и начать играть снова). Я создавала для Джо возможность действовать. Он делал то, что хотел, но так, как это возможно в детском саду. Он чувствовал меня как человека, который помо­гал ему. Слыша меня, он мог верить мне.

Некоторые дети испытывают гнев и стремятся уда­рить других. Эти чувства должны быть проработаны через опыт. Если ребенок начинает бросать песок в песочнице, то я говорю: «Весело бросать песок, Боб, но песок может попасть кому-нибудь в глаза. Это очень больно, когда он попадает в глаза». Большинству детей такого ответа обычно достаточно. Тем не менее, враж­дебно ведущим себя детям может потребоваться боль­ше помощи, поэтому я стараюсь как можно больше помочь им понять: «Это удовольствие бросать песок, Боб. Я хочу, чтобы мы могли бросать песок. Но он может попасть в глаза другим людям, а это больно». Если ребенок продолжает, я действую, останавливая его разрушительную игру и защищая других детей.

Мис-с С: «Боб, ты хочешь играть в песке?» Боб: «Да».

Мис-с С: «Если ты хочешь играть в песке, ты не должен бросать песок. Ты можешь сде­лать кому-нибудь больно».

Это сохраняет решение за ребенком. Вы надеетесь, что этого будет достаточно, т. к. вы не хотите приме­нять силу. Но если он продолжает бросать песок, я скажу: «Боб, тебе придется уйти из песочницы до тех пор, пока я не буду уверена, что ты не станешь бросать песок».

Если он не уходит сам, то я вынимаю его. Если он действительно теряет всякий контроль, то может поя­виться необходимость посидеть около него, пока его гнев не стихнет и он не успокоится.

Что я стараюсь сделать, так это помочь ему учиты­вать моральное правило, которое не разрешает приме­нять силу к другим или контролировать целый мир. Один из путей, которым у ребенка развивается со­весть — это встреча с приятной ребенку и представля­ющей положительные ценности общества целостно­стью.

В случае с Бобом я играла роль интернализованной совести. В то же время я время от времени давала ему возможность принять ответственность за его собствен­ное поведение. Я не наказывала его, так как это, веро­ятнее всего, вызвало бы злость на меня и отвлекло от реальной темы безопасной игры с песком.

^ Когда ребенок хочет обидеть других — это знак, что он не чувствует себя хорошо и нуждается в помо­щи для восстановления уважения к себе. В самых край­них случаях, когда ребенок теряет контроль, может появиться необходимость удержать его. Я сажусь и держу его так, чтобы он не мог ударить других, но не наказываю. Если ребенка держать без намерения нака­зать и дать время пережить гнев, не ругая его и не провоцируя, происходит самоизлечение, и ребенок воз­вращается к счастливой жизни. Когда гнев разрядится и он может вернуться к нормальной деятельности или захочет получить удовольствие от теплого объятия, я отпускаю его.

Дни идут, и формируются чувства того, что такое правильно. Способы действования обретают смысл и принимаются как правильные.

^ СВОБОДА ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ

В Культуре Справедливости дети получают опыт свободы принимать" решения, защищать свою целост-ность и встречать целостность других, отстаивать спра­ведливость ради другого и переживать скою власть.

^ Свободный выбор — важен, если ребенку необхо­димо помочь в установлении Культуры Справедливо­сти. Когда дети приносят игрушки из дома, я всегда наслаждаюсь игрушками вместе с ними. Затем я спра­шиваю, принес ребенок игрушку для того, чтобы играть с другими детьми или чтобы они только увидели ее. Если она принесена только для того, чтобы они ее увидели, после того, как мы посмотрели на нее, я говорю: «Давай-ка положим ее в твой шкаф для одеж­ды, там она будет в безопасности». Это — честное решение, которое я позволяю детям принять. Я никогда не заставляю детей против их воли делиться вещами, которые они приносят из дома. Ребенок свободен в том, чтобы поделиться своими личными сокровищами, и это становится для детей правильным и частью Культуры Справедливости. Они получают удовольствие, показы­вая, как работают их игрушки.

Однажды утром Аделина приходит с новым трехколес­ным велосипедом со звонком и рожком. Затем она выво­дит его во двор. Дик спрашивает, может ли он покататься.

Аделина: «Мой папа говорит, что мальчикам не нужно давать кататься.». Мис-с С: «Ты не хочешь, чтобы мальчики катались на твоем велосипеде. Ты боишься, что они сломают его?»

Аделина: «Да.»

Мис-с С: «Дику очень понравился твой велосипед. (Я даю ей время подумать). Ты помнишь, как счастлива ты была, когда он разре­шил тебе покататься на его двухколесном велосипеде?»

Она улыбается, но не может слезть со своего нового велосипеда.

Мис-с С: «Если ты считаешь, что другим не стоит кататься на твоем велосипеде, давай по­ставим его около твоего шкафа».

Она соглашается, и мы отводим его. После отдыха она подходит ко мне.

Аделина: «Я хочу, чтобы Дик покатался на моем велосипеде». Мис-с С.: «Я думаю, что Дику понравится кататься на твоем новом велосипеде». Аделина: «Вот, Дик, катайся».

Аделине было позволено осуществлять внутреннюю борьбу до тех пор, пока она сама не приняла решение. Я старалась, чтобы у нее не возникло чувство вины, если она не поделится своим велосипедом. Я хотела, чтобы ее решение исходило из ее собственных чувств.

Правда, она оказалась под некоторым давлением необ­ходимости поделиться, если вообще хотела пользовать­ся своим велосипедом. Было бы серьезной ошибкой согласиться, что только ее друзья и только девочки могут пользоваться велосипедом. Это разрушило бы Культуру Справедливости. Создалась бы искусственная привилегированная группа людей, которые могут пол­учить удовольствие от недоступных другим вещей. Они получили бы власть обижать других и насаждать раз­рушительное соперничество.

Но даже несмотря на то, что я ценю возможность разделить что-либо, и дети начинают узнавать об этом, важно, чтобы желание делиться шло от богатства их собственных чувств. Если воспитатель при обучении делиться с кем-либо полагается на похвалу, он лишь поощряет ребенка искать одобрения у взрослых. Это не помогает формированию совести, т. к. восприятие чувств другого абстрактно, а переживание заботы не было развито. В дальнейшем вероятность стремления поделиться будет меньше — особенно в отсутствие взрослых.

Помощь ребенку в принятии решения является ча­стью построения активной совести. Решения должны соответствовать возрасту ребенка. Последствия долж­ны соответствовать ощущению ребенком чувства удов­летворения.

В конце концов ребенок делится с другими потому, что он любит других и привлечен возможностью игры, а не потому, что воспитатель силой навязывает ему принцип обязательности делиться с другими.

^ ЗАЩИЩАЯ СВОЮ ЦЕЛОСТНОСТЬ.

Помогая ребенку защитить его целостность и прой­ти через это таким образом, чтобы он хорошо себя чувствовал, воспитатель помогает росту совести.

Однажды утром дети собирают одуванчики и ставят в бумажные стаканчики, на которых написаны их имена. Кларк вступает в драку с Уиллисом из-за стаканчика для одуванчиков. Они сражаются за свои права всерьез. Мис-с С: «Подождите». Кларк: «Они мои». Уиллис: «Нет. Они мои». Мис-с С: «Подождите, давайте посмотрим, чье имя на этом стаканчике. Кларк, здесь сказано, что они принадлежат Уиллису. Смотри: «У-И-Л-Л-И-С». Кларк: «Нет, там написано «Кларк». Мис-с С: «Кларк, тебе кажется, что этот стаканчик выглядит как твой?» Кларк: «Да». Мис-с С: «Давай найдем тот, на котором есть твое имя, Кларк». (Мы делаем это). Кларк: «Это немой».

Мис-с С: «Вот другой. Он больше похож на стакан­чик, который ты помнишь как свой?» Кларк: «Да».

И ситуация завершена.

Оба мальчика чувствуют себя хорошо и сами по себе и вместе. В Культуре Справедливости считается правильным защищать себя. Ребенку необходимо чув­ствовать, что он может сохранить свою целостность. Культура Справедливости требует справедливости, но не принуждает маленького обидчика допускать, что он неправ или обманывает. Тот факт, что «У-И-Л-Л-И-С» — не «Кларк», было менее важно в понимании ситуации, чем признание сильного желания Кларка иметь такой стаканчик, который выглядел, как его.

^ ОТСТАИВАНИЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ В ОТНОШЕНИИ ДРУГИХ.

Возможность защиты собственной индивидуальности — важный шаг в направлении развития совести. Но совесть включает также отстаивание прав другого. В Культуре Справедливости кто-то следит, чтобы с другим не обращались плохо.

Боб находится в затруднительном положении, проявляя большую враждебность. Он долго работал над постройкой сложного здания из кубиков, поэтому, когда наступило время уборки, я предупредила Боба, что мы не будем убирать его постройку до самого последнего момента. Кларк, Клифф, Мария и Кларис помогают убирать куби­ки. Кларис по ошибке берет несколько кубиков Боба. Боб вскакивает и толкает Кларис так сильно, что она падает на подоконник. Затем он подходит к Марии и сбивает ее с ног. Клифф, Кларис и один из других детей бросаются за Бобом. Мария догоняет его и хватает. Боб начинает плакать. Он выглядит испуганным.

Мис-с С: «Подождите минутку, Клифф и Кларис. (Я заслоняю Боба). Вы видели, что Боб стукнул Кларис о подоконник и толкнул Марию. Вы не хотели бы, чтобы он их обижал. Боб, ты не хотел, чтобы они раз­бирали твою постройку. Я сказала тебе, что мы оставим ее до последнего момента. Когда все набросились на тебя, ты не по­нял, что произошло». Боб: «Да».

Ситуация завершена. Дети стоят, глядя друг на друга.

Это был хороший целительный опыт для Боба. Дети, которые защищали справедливость, все поняли. В ре­зультате в группе возникло хорошее чувство. Когда дети уважают и отстаивают права других, они часто чувствуют то же в отношении других форм жизни. Вэном руководило такое же чувство, когда он сказал соседскому мальчику, который хотел нарвать листьев с дерева, чтобы положить их в вагон: «Листья — это легкие дерева» и предложил наполнить вагон камнями.

ВЛАСТЬ-ВМЕСТЕ

«Власть-вместе-с» другими — в противоположность «власти-над» другими или через подавление других — важный компонент активной, сильной, желательной со­вести. И она — основа культуры справедливости.

Четырехлетняя девочка, которая подходит к друго­му ребенку с возгласом (обращенным к себе или к другому ребенку): «Я могу делать это лучше, чем ты»,— в этот момент лишена совести. Она старается установить «власть-над», предстать королевой замка, а не пережить «власть-вместе» с другой девочкой. У нее есть внутренние напряжения и потребности, которые мешают ей прямо взаимодействовать с другим ребен­ком.

Ей необходимо пережить много успешных действий вместе с другими, которые помогли бы ей честно оце­нивать себя и позволили оценить достижения других.

Майра наблюдает за трехлетним Джеймсом, который ка­рабкается высоко на дерево во дворе детского сада. Она наблюдает с земли.

Майра: «Я могу забраться выше». Студент: «Ты тоже хочешь забраться, Майра? На­чни с лестницы».

(Майра забирается немного, но не так вы­соко как Джеймс). Майра: «Я могу забраться только сюда».

Студент: «Ты поднялась так высоко, как ты мо­жешь, а Джеймс поднялся так высоко, как он может».

(Они оба остаются на своих местах и пол­учают удовольствие от разговора в листве дерева).

Сейчас Майра может получить удовольствие от пре­бывания на дереве вместе с Джеймсом. Ей не нужно беспокоиться о том, кто лучше.

Совесть, разделяющую власть с другими, необходи­мо поддерживать добрыми чувствами, которые зарабо­таны во взаимных отношениях, Она позволяет сказать: «Это было здорово» после пребывания с друзьями.

Здоровая, сильная совесть возникает из опыта воз­никновения ваших идей, принятых и развитых другими, из восторга участия в приключениях, придуманных другими, из совместных с другими криков, протестов, борьбы, споров, очередности, пребывания глупыми, совместной защиты и покровительства. Такой опыт — основа совести, разделяющей власть с другими.

Культура Справедливости исходит из того, что каж­дая индивидуальность обладает властью. Совесть будет ничтожно слабой, если ее компонент «власти-вместе» не будет жив. Слабая совесть — это постоянное при­глашение к несчастью. Чтобы противостоять глупости и деструктивности, стремящимся победить почти в каждой сфере общественной жизни, необходима силь­ная совесть. Само по себе чувство правоты или непра­воты не создает адекватной совести. Без решающего опыта совместной со значимыми людьми власти мы будем боязливы. Мы будем подвергаться атакам жаля­щей совести, которая старается обессилить нас, свести к нулю и таким образом мешает здоровой совести дей­ствовать эффективно и плодотворно.
^ 5. РАЗВИВАЯ ЧЕСТНУЮ ВНУТРЕННЮЮ РЕЧЬ.

Внутренняя речь — это процесс оснащения совести. Человек использует внутреннюю речь для разговора с собой и для управления своим поведением, Основная ее функция — оказание влияния скорее на своё Я, чем других людей. Без внутренней речи нет личностного присвоения знаний. Она является одной из задач раз­вития человеческого существа.

Истоки внутренней речи лежат в раннем детстве. Ребенок начинает говорить, используя основные слова окружающих его людей. Он говорит, чтобы получить желаемое. Он говорит, чтобы передать свои чувства другим людям. И каждый раз, когда он говорит, он слушает себя.

Когда ребенок начинает больше осознавать себя как личность, он обращается прямо к себе, не пытаясь вступить в общение с кем-нибудь еще. Он пользуется речью для представления самому себе своих чувств по поводу происходящего и своих намерений. Эта внут­ренняя речь входит в число основ его личности и определяет способ взаимоотношений с другими людьми.

^ На первых стадиях внутренней речи ребенок гово­рит самому себе громко, но позднее — про себя. Преж­де думали, что ранняя внутренняя речь ребенка, которую называли эгоцентрической, исчезает в возрасте четырех или пяти лет. Но затем Выготский обнаружил, что ранняя внутренняя речь не исчезает, но уходит внутрь, чтобы стать способом общения человека с самим собой.

Начиная осваивать внутреннюю речь, ребенок не только вокализирует слова, но и нуждается в том, что­бы его кто-то слушал. Вместе с тем, он не ожидает, чтобы его прервали или ответили ему. Он обращается к своему «санкционирующему центру» и созидает этот центр, который дает разрешение на то, что он делает и думает. Этот санкционирующий центр может быстро стать слишком ограниченным только его собственными намерениями. Чтобы быть здоровым, он должен всегда включать в себя чувство, что ребенок обращается не только к себе, но и к Культуре Справедливости.

Детский сад имеет дело с ребенком в то благопри­ятное время, когда внутренняя речь появляется и об­ретает форму и содержание. Ребенок еще не отличает свою внутреннюю речь от слов, которые он говорит вслух другим. Он все еще проговаривает свои чувства и восприятия. И мы слышим его в процессе этого проговаривания.

Иногда внутренняя речь личностно разрушительна.

Вместо того, чтобы объединять ребенка с другими людьми, она становится разъединяющей. Восприятия искажаются нереализованными потребностями, поэто­му мышление ребенка и его язык нарушаются. Жела­ния ребенка управляют им и ищут непосредственного удовлетворения. Взрослый может помочь ребенку об­наружить, что в действительности означает его внут­ренняя речь и как она мешает и препятствует тому, в чем он более всего нуждается: быть во взаимоотноше­нии и действовать от всего сердца.

В начале года общение некоторых детей с другими и с собой приобретает следующие формы:

Слова ребенка Скрытые санкции

«Но я хочу это.» Забрать это у кого-либо

любыми способами —

правильно.

«Я не люблю Тома». Том делает то, что хочу

делать я.

Я имею право остановить его.

«Это мое». Я не хочу позволять другим

пользоваться этим.

«Я больше, чем Джим». Правильно принижать

других,

потому что я превосхожу их.

Если такого рода замечания продолжаются, они включаются в формирование личности ребенка. Он слышит сам себя, произнося их громко и себе. Они становятся частью его образа Я — кто он есть и, сле­довательно, должен быть. Его идентичность становится застывшей, затрудняя для него изменения или вступ­ление в отношения заботы.

От того, как человек определяет свои нужды и жизненные ситуации, в которых оказывается, зависит то, как он будет разрешать их и относиться к другим. Сравните, например, ребенка, который говорит себе: «Как я могу контролировать этого человека?» или «Как я докажу, что я лучше, чем другие?» с ребенком, ко­торый говорит себе: «Как я могу отнестись к этому человеку так, чтобы мы оба получили удовольствие?». Внутренняя речь всегда формулирует вопросы, на ко­торые необходимо ответить.

В период пребывания в детском саду в ходе форми­рования внутренней речи дети вырабатывают стратегии для взаимоотношений с другими и со своим желаемым Я. Вначале это часто стратегии сохранения себя такими, какие они есть. Внутренняя речь одной маленькой де­вочки настойчиво говорила ей: «Во всех ситуациях я должна быть сообразительной. Тогда взрослые заметят и наградят меня». Другая стратегия состоит в том, что «Если что-то будет не по-моему, я буду кричать и плакать. Тогда им придется дать мне то, что я хочу». Внутренняя речь одного из мальчиков была такой: «Если я с «хорошими ребятами», то совершенно правильно по­бить «плохих».

Внутренняя речь не обязательно состоит из предло­жений. Часто она является не столько непрерывным рядом слов, сколько отдельными разрозненными значе­ниями; вулканом чувств, которые охотятся за словами для своего выражения.

Часто наиболее важное значение символизировано в частично скрытых и сложных формах. А иногда оно проявляется непосредственно.

Когда Клайд подходит к маленькой девочке и гово­рит: «Я сейчас ударю тебя и собью с ног», он реализует свою потребность власти. Если он преуспеет в этом, то скажет себе: «Неплохо быть сильным. Сейчас я супер­мен».

Когда он приходит к месту, где играет Вэн и зани­мает домик, он без слов говорит себе: «Я тот человек, который может контролировать других людей». Но ког­да Клайд в конце концов спрашивает себя: «Как я могу играть с Вэном?», его внутренняя речь и его идентич­ность меняются. Игра с Вэном эмоционально удовлет­воряет больше, чем пребывание в роли одинокого су­пермена.

Внутренняя речь является средством установления и поддержания идентичности. Это больше, чем абст­рактное мышление. Внутренняя речь постоянно борет­ся с решениями и действиями личности. Она поддер-живает работу Я над основными жизненными вопроса­ми: Как я вижу происходящее? Чего я действительно хочу?

В ситуации с Джо и Джилл (стр. 49) Джо отдал Джилл кукольную тележку, которая так много значила для него, потому что его внутренняя речь обозначила чувства Джилл при взаимодействии с ним. Стал возмо­жен новый уровень взаимоотношений и возникла новая частица внутренней речи.

Как же, стало быть, важно становится помочь ма­ленькому ребенку глубоко заботиться о другом Я, по­тому что это Я имеет такие же чувства! Это понимание питает внутреннюю речь и систему значений ребенка. Там, где есть забота о чувствах, совесть будет человеч­ной.

Внутренняя речь — это процесс оснащения совести. Качество и направление ранней внутренней речи имеют решающее значение.

6. ^ РЕГУЛИРОВАНИЕ Я

Мы представили совесть как заботливое отношение к людям, проявление чувств и управление ими, станов­ление личностного центра и реализацию компетентно­сти, участие в построении Культуры Справедливости и развитие честной внутренней речи. Сейчас мы обра­тимся к шестому компоненту совести. Когда бытие в качестве части Культуры Справедливости обретает смысл, дети формируют и изменяют себя, они начина­ют «регулировать» Я, корректировать сами себя.

В основном все дети хотят жить во взаимоотноше­нии. Они хотят полноценно функционировать. Они не получают удовольствия от того, что испуганы, робки и враждебны. Часто их импульсивное поведение и гнев мешают им и требуют проработки.

Однажды утром мама Джейн говорит ей «до свидания» три раза. Джейн не отвечает. Тогда ее мама уходит.

Мис-с С: «Джейн, ты не сказала «до свидания» ма­ме этим утром».

(Приглашая ее взглянуть на свое поведение, а не обвиняя ее).
Джейн: «Я не сказала ей «до свидания». Я не ска­
жу ей «до свидания».
(Очень взволнованно, стуча ногой).
Мис-с С: «Тебе не хотелось делать это сегодня ут-

ром?» Джейн: «Да! Она накричала на меня, и я не скажу «до свидания». Мис-с С: «Тебе не нравится, когда на тебя кричат?»

Джейн: «Да». Мис-с С: «Джейн, ты знаешь, когда мамы имеют детей и к тому же работают, то у них очень много дел». Джейн: «Я знаю. Я не хотела одеваться и завтра­кать». Мис-с С: «Когда у мам много дел, они иногда сер­дятся». Джейн: «Я знаю».

Это помогает маленькой девочке проработать ее чувства, чтобы она могла регулировать себя сама. Те­перь она управляла своими чувствами вместо того, что­бы они управляли ею. Если бы я начала морализиро­вать, это могло бы сделать ее чувства более напряжен­ными. Тогда она, возможно, погрузилась бы в основанную на ложных предпосылках жалость к себе.

Внутри Джейн происходил конфликт. Реально она не хотела ссориться с мамой. Она сердилась совершен­но справедливо, когда ее притесняли. Она нуждалась в помощи для работы с этим конфликтом. Джейн достиг­ла момента, когда она могла сказать себе: «Это я была виновата в неприятностях этого утра, а не мама. Я не хотела вставать и завтракать». Она была в процессе развития честной внутренней речи. Повторно проживая утренние события в разговоре со мной, она могла вер­нуться к себе самой и снова стать той девочкой, кото­рой она сама себе нравилась. Она сама создавала свое изменение.

Совесть — это постоянная борьба по объединению действий и чувств с лучшей частью Я. Совесть — это сила искать и находить подлинное Я.

7. ^ СЛУШАЯ ЗОВ ВОЗМОЖНОСТИ

Совесть любящего человека не живет только прави­лами, предписаниями или привычкой; она способна отзываться на человеческие ситуации. Тогда человек, ко­торый реагирует так, может воспринимать происходя­щее с непосредственной свежестью.

В последний день обучения во время занятий пением дети поют их любимые песни. В середине занятия Тилли гово­рит: «Не споете ли вы «С днем рождения» для меня?»

Луиза: «У тебя день рождения?» (с надеждой). Дик: «Она просто хочет, чтобы мы спели это для нее». (И мы поем «С днем рождения» для Тил­ли).

Анализ: Хотя у Тилли не было дня рождения, Дик ощутил ее чувства и то, как это значимо для нее. Все почувст­вовали, что это хорошо — спеть для нее, поэтому мы спели «Счастливого дня рождения всем». Это так по­нравилось, что все захотели спеть еще раз, и мы спели еще раз.
8. ^ ПРЕДПОЧТЕНИЕ САМОГО ВЫСОКОГО И ЛУЧШЕГО. РАБОТА С ПРАВДОЙ.

Совесть — это верность самому высокому и лучше­му, что мы знаем. В Культуре Справедливости, когда дети начинают глубоко любить, они быстро выбирают лучшее, а не разрушительное.

Наутро после смерти Мартина Лютера Кинга, Кларк, едва придя в детский сад, идет прямо ко мне.

Кларк: (с огорчением) «Миссис Снайдер, вы зна­ете, что они убили доктора Мартина Лю­тера Кинга прошлой ночью!» Мис-с С: «Да. Подлые люди стреляли в него и уби­ли». Бэрри: «Они убили его, и он, правда, мертвый, да?» Мис-с С: «Да, он, правда, мертв».

Чарльз: «Но почему?» Мис-с С: «Доктор Мартин Лютер Кинг пытался помочь черным людям. Он пытался помочь всем людям». Чарльз: «Так почему они убили его?» Мис-с С: «Некоторым людям не нравилось, что он говорил и что он хотел делать. Поэтому они убили его, чтобы остановить». Бэн: «Но они не должны были убивать его».

Несмотря на сцены насилия, которые дети видят на экране телевизора, они уверены, что это не было пра­вильным. Они были огорчены, что хорошего человека убили за то, что он был хорошим. Они обнаружили что-то настоящее, что выходило за пределы нашей группы. Они были настоящими в отношении борющих­ся людей всего мира. Они начали видеть, что в мире; есть что-то лучшее и худшее, что есть разные ценности, что одно действие может быть хуже другого. Со­весть дает личности возможность различать и выбирать взаимоотношения с высшим и лучшим.

«Работа с правдой» — это усилие жить во взаимо­отношении с высшим и лучшим. Она имеет два изме­рения. Это может быть открытый и конструктивный путь движения к другим с тем, чтобы реализовалось потенциальное. Но это может быть и внутренним про­цессом осмысления происходящего в свете убеждений и намерений с тем, чтобы реализовать собственную личную правду.

Неотъемлемым в концепции работы с правдой яв­ляется признание того, что в жизни есть определенная моральная структура для индивидуальной и социальной актуализации. Это контрастирует с некоторыми мысля­ми теории самоактуализации, которая не принимает никаких ограничений личностной свободы и, находя все ценности относительными, побуждает нас принять все выборы как одинаково правильные.

Детский сад, будучи Культурой Справедливости ра­ди здорового роста, не может принимать все ценности и действия. Угрозы, воровство, разрушение построен­ного другими, поиски «козла отпущения» никогда не могут быть приняты как правильные способы обраще­ния с людьми. Ясно, что подобное поведение разрушает Культуру Справедливости, обижает людей и ломает творческий процесс. Свобода — это не разрешение «делать все, что хочется». Только в пределах нашего понимания высшего и лучшего самоактуализация обре­тает направление и значимость.

Зная, что есть высшее и лучшее, человек начинает осознавать существование положительного потенциала во всех взаимоотношениях. Поскольку мы не знаем наверняка какую форму он примет, мы должны быть открыты движению всех детей к правде и творчеству. Вместе мы можем обнаружить, что является наилуч­шим, и работать над тем, чтобы спасти это. Поэтому работа с правдой — совместное дело, которое возмож­но благодаря открытому и конструктивному подходу к другим, что подразумевает значимые и творческие до­стижения.

Работа с правдой — это и внутренний процесс кон­структивного рассуждения, которое отличает человече­ское существо от раба или робота. Когда Тоби (стр. 56) говорит, что он плачет, если ударит другого, он рабо­тает с правдой. Он размышляет о том, что происходит с ним, когда он бьет другого, и о том, что для него наиболее ценно поддержание дружбы с другими. Его правда состоит в том, что он хочет быть творческим в дружбе, но драка разрушает эту правду. Он размышля­ет о себе самом и пытается найти способ управлять своим гневом и напряжением, чтобы они не разрушали хороших взаимоотношений с другими.

Вовлечение детей в процесс обдумывания и со-творества в свете знания наивысшего и наилучшего явля­ется фундаментальным методом для детского сада.

9.интериоризация значимых взрослых

1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Марта Снайдер, Росс Снайдер, Росс Снайдер-младший iconДи снайдер
Всех, кто соприкасается с человеком в самый трудный, самый противоречивый, самый беззащитный период его жизни

Марта Снайдер, Росс Снайдер, Росс Снайдер-младший iconКнига по кинодраматургии, которую Вам стоит купить. Блейк Снайдер...
«Одно из наиболее понятных и проницательных изданий. «Спасти кошку» руководство как для новичков, так и для профессионалов сценаристов,»...

Марта Снайдер, Росс Снайдер, Росс Снайдер-младший iconБиография Дженсен Эклс родился 1 марта 1978 года в Далласе (штат...
Дже́нсен Росс Эклс (англ. Jensen Ross Ackles; род. 1 марта 1978, Даллас, Техас) — американский актёр. Наиболее известные роли сыграл...

Марта Снайдер, Росс Снайдер, Росс Снайдер-младший iconА. К. Анохин, носивший псевдоним Б. Росс, был доктором и атлетом....
А. К. Анохин, носивший псевдоним Б. Росс, был доктором и атлетом. Эти упражнения использовал русский атлет Самсон, разработавший...

Марта Снайдер, Росс Снайдер, Росс Снайдер-младший iconДженсен Росс Эклз ( англ. Jensen Ross Ackles). Досье
Телосложение: сногсшибательное, ноги вопреки всем утверждениям идеальные, а походка тоже

Марта Снайдер, Росс Снайдер, Росс Снайдер-младший iconКэмпбелл Росс "Как любить своего подростка"
Это очень серьезная книга, но и помощь подросткам в переходный период их жизни — тоже серьезное и непростое дело, особенно в наше...

Марта Снайдер, Росс Снайдер, Росс Снайдер-младший iconДэвид Росс Эти странные шотландцы Эгмонт Россия Лтд;
Испробуй". Гавриил посмаковал виски, похвалил Господа и сказал: "Прекрасно! Но не кажется ли Тебе, что Ты слишком расщедрился? Не...

Марта Снайдер, Росс Снайдер, Росс Снайдер-младший iconРосс Кэмпбелл Как любить своего подростка Предисловие Введение Переходный возраст > Семья
Это очень серьезная книга, но и помощь подросткам в переходный период их жизни тоже серьезное и непростое дело, особенно в наше время....

Марта Снайдер, Росс Снайдер, Росс Снайдер-младший iconDe Profundis «Собрние сочинений в 3-х томах. Том 3»
Редингской тюрьме. В том же году он передал рукопись своему преданному другу и почитателю Роберту Россу, с тем, чтобы он снял копию...

Марта Снайдер, Росс Снайдер, Росс Снайдер-младший icon«Восстановление»: Часть II авторы сценария : Мартин Росс и Бет
Аннотация: Доггет и Рейс ищут похищенных людей с удивительными способностями, разоблачая темный заговор, в то время как Малдер и...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов