Генри Дэвид Торо Уолден, или Жизнь в лесу




НазваниеГенри Дэвид Торо Уолден, или Жизнь в лесу
страница6/22
Дата публикации03.07.2013
Размер4.4 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
часть лета освобождалась для занятий. Пробовал я и преподавать в школе, но

обнаружил, что тут затраты возрастают пропорционально, вернее, не

пропорционально доходам, потому что я был вынужден определенным образом

одеваться, подготавливаться и даже думать и верить, да к тому же терял

время. Поскольку я брался учить не ради блага ближних, а только ради

пропитания, я потерпел неудачу. Пробовал я и торговать, но установил, что

тут требуется лет десять, чтобы пробить себе дорогу, но тогда уж это будет

прямая дорога в ад. Я убоялся, что к тому времени буду иметь так

называемое доходное дело. Когда я подыскивал себе источник заработка - и

при этом крепко задумывался, уже имея печальный опыт неудач, постигавших

меня, когда я поступал по желанию друзей, - я часто всерьез подумывал

заняться сбором черники; я знал, что сумею это делать и что мне хватит

скромного дохода от нее, ибо самый большой мой талант, это - малые

потребности; тут не нужно капитала и не придется, как я наивно думал,

надолго отрываться от любимых мною занятий. Пока мои знакомцы, не

раздумывая избирали торговлю или свободные профессии, я представлял себе

свой промысел почти таким же: все лето проводить на холмах, собирая ягоды,

а потом сбывать их без хлопот - и таким образом пасти стада Адмета (*72).

Мечтал я также собирать лекарственные травы или продавать с воза

вечнозеленые ветки тем из горожан, кто любит напоминание о лесах. Но с тех

пор я узнал, что торговля налагает проклятие на все, к чему прикасается:

хоть бы вы торговали посланиями с небес, над вами тяготеет то же

проклятие.

Так как у меня были свои вкусы, и я более всего ценил свободу, так как

я мог терпеть нужду и при этом чувствовать себя отлично, я не пожелал

тратить время на то, чтобы заработать на богатые ковры или дорогую мебель,

или тонкую кухню, или дом в греческом или готическом стиле. Кто способен

приобрести все эти вещи, не отрываясь от дела, и умеет ими пользоваться,

когда они приобретены, тем я и предоставляю эту заботу. Есть люди

"трудолюбивые", по-видимому, любящие труд ради него самого, а, может быть,

потому, что он не дает им впасть в худший соблазн, - этим мне сейчас

нечего сказать. Тем, кто не знает, куда девать больший досуг, чем они

имеют сейчас, я советую работать вдвое больше - пока они не выкупят себя

на волю. Для себя я выяснил, что наибольшую независимость дает работа

сельского поденщика, особенно потому, что там достаточно работать 30-40

дней в году, чтобы прокормиться. День у поденщика кончается с заходом

солнца, и он тогда свободен для любимого дела и не связан со своей

работой; зато его хозяин, постоянно занятый расчетами, не знает покоя

круглый год.

Словом, убеждение и опыт говорят мне, что прокормиться на нашей земле -

не мука, а приятное времяпрепровождение, если жить просто и мудро: недаром

основные занятия первобытных народов превратились в развлечения

цивилизованных. Человеку вовсе не обязательно добывать свой хлеб в поте

лица - разве только он потеет легче, чем я.

Один знакомый мне юноша, получивший в наследство несколько акров земли,

сказал мне, что последовал бы моему примеру, _если бы имел средства_. Я ни

в коем случае не хочу, чтобы кто-либо следовал _моему_ примеру; во-первых,

пока он этому научится, я, может быть, подыщу себе что-нибудь другое, а

во-вторых, мне хотелось бы, чтобы на свете было как можно больше различных

людей и чтобы каждый старался найти свой _собственный_ путь и идти по

нему, а не по пути отца, матери или соседа. Пусть юноша строит, сажает или

уходит в море, пусть только ему не мешают делать то, что ему хотелось бы.

Вся наша мудрость заключена в математической точке, подобно тому как моряк

или беглый невольник отыскивают путь по Полярной звезде, но этого

руководства нам достаточно на всю жизнь. Пускай мы не достигнем гавани в

рассчитанное время, лишь бы не сбиться с верного курса.

В этом случае то, что истинно для одного, несомненно, остается тем

более истинным для тысячи. Большой дом не стоит дороже маленького во

столько же раз, во сколько он больше, - ведь все комнаты можно покрыть

общей крышей, разделить общей стеной и подвести под них общий погреб. Я,

однако, предпочитаю отдельное жилище. К тому же дешевле все выстроить

самому, чем убедить другого в преимуществах общей стены. А если вы ее

возвели, то она, экономии ради, должна быть тонкой, а сосед может

оказаться плохим или не станет содержать ее в исправности. Обычно

сотрудничество между людьми бывает лишь частичным и крайне поверхностным,

а то подлинное содружество, какое изредка встречается, никому не заметно,

ибо эта гармония не слышна людскому уху. Если у человека есть вера, он с

той же верой будет сотрудничать со всеми, а если веры нет, то, он будет

вести себя, как большинство, с кем бы вы его ни сочетали. Сотрудничать, в

самом высоком и одновременно в самом низком смысле слова, значит вместе

зарабатывать на жизнь. Недавно было предложено, чтобы двое молодых людей

вместе путешествовали по свету, но чтобы один ехал без денег и зарабатывал

их по пути, на море - матросом, а в поле - пахарем, а другой имел бы в

кармане чек. Ясно, что им скоро будет не по пути, - какое уж тут

сотрудничество, когда один из них вовсе не будет _трудиться_. Они

расстанутся при первом же важном событии в их странствиях. Но главное, как

я уже сказал, - тот, кто едет один, может выехать хоть сегодня, а тот, кто

берет с собой спутника, должен ждать, пока он будет готов, и они еще очень

не скоро пустятся в путь.

Все это, однако, чистейший эгоизм, говорят некоторые из моих

соотечественников. Признаюсь, что я до сей поры очень мало занимался

филантропией. Мне пришлось принести кое-какие жертвы моему чувству долга,

пришлось, между прочим, пожертвовать и этим удовольствием. Некоторые люди

всеми силами пытались убедить меня взять на иждивение каких-нибудь здешних

бедняков; и если бы мне нечего было делать - а дьявол всегда находит

работу для праздных рук - я мог бы занять себя таким образом. Однако,

когда я попытался предпринять нечто подобное и выслужиться перед их

Небесами, предложив неким беднякам то же содержание, какое имею я сам, и

действительно сделал им такое предложение, - все они, не колеблясь,

предпочли остаться в бедности. Раз уж мои земляки обоего пола всячески

посвящают себя благу своего ближнего, я надеюсь, что хоть одному из нас

дозволено заняться иными, менее гуманными делами. Для благотворительности,

как и для всего другого, нужен талант. Желающих делать добро так много,

что вакансий не остается. К тому же я честно пробовал свои силы на этом

поприще и, как ни странно, убедился, что оно не по мне. Едва ли мне

следует сознательно отказаться от своего призвания, чтобы делать добро,

предписываемое мне обществом, даже если бы от этого зависело спасение

вселенной; думаю, что именно чье-то упорство, подобное моему, но

несравненно большее, одно только и спасает ее до сих пор. Впрочем, я не

хочу отговаривать тех, кто чувствует призвание именно к

благотворительности; каждому, кто делает это отвергаемое мною дело и

предан ему душой и сердцем, я говорю: продолжай, даже если свет назовет

твое добро злом, что он, вероятно, и сделает.

Я далек от мысли, что представляю собой исключение; многие из моих

читателей наверняка могли бы сказать о себе то же самое. Я уверен, - не

ручаюсь, что это мнение разделяют мои соседи, - что меня стоило бы нанять

в работники, а на какую работу - это пусть выясняет тот, кто меня наймет.

Когда мне случается делать _добро_ в общепринятом смысле слова, это должно

быть в стороне от моей главной дороги и большей частью совершенно

непреднамеренно. Нам обычно говорят: каков ты ни есть, немедленно, не

думая о собственном совершенствовании, начинай творить добро ради добра.

Если бы я взялся за подобную проповедь, я сказал бы иначе: начни с

собственного совершенствования. Неужели солнце, разгоревшись до яркости

луны или звезды шестой величины, должно этим удовольствоваться и бродить

по свету, как Робин Добрый Малый (*73) - заглядывать в окна, тревожить

лунатиков, портить свежее мясо и светить лишь настолько, чтобы тьма

делалась видимой, - когда оно может довести свое благодетельное сияние до

такого накала, что глаза смертных не в силах будут его созерцать, и идти

по своей орбите, чтобы приносить благо Земле, или, согласно более верному

учению, чтобы Земля, обращаясь вокруг него, становилась лучше. Когда

Фаэтон, желая доказать свое небесное рождение щедростью, получил на один

день колесницу Солнца и свернул с торной дороги, он сжег несколько

кварталов в нижнем Небесном Граде, опалил земную поверхность, иссушил все

источники и образовал пустыню Сахару, но тут Юпитер поверг его на землю

громовым ударом, а Солнце, печалясь о нем, не светило после этого целый

год.

Нет хуже зловония, чем от подпорченной доброты. Вот уж подлинно падаль,

земная и небесная. Если мне станет наверняка известно, что ко мне

направляется человек с сознательным намерением сделать мне добро, я кинусь

спасаться от него, точно от иссушающего ветра африканских пустынь,

именуемого самумом, который набивает тебе пылью рот, нос, уши и глаза,

пока ты не задохнешься, - так я боюсь его добра, боюсь проникновения этого

вируса в мою кровь. Нет, тогда уж лучше претерпеть положенное мне зло. Я

не назову _человека_ добрым за то, что он накормит меня, голодного, или

согреет, озябшего, или вытащит из канавы, если мне доведется туда

свалиться. Это может сделать и ньюфаундлендская собака. Филантропия - это

не любовь к ближнему в широком смысле слова. Хауард (*74) несомненно был в

своем роде весьма добрым и достойным человеком и получил за то свою

награду, но что для _нас_ сотня Хауардов, если их благотворительность не

помогает _нам_, в нашем относительно лучшем положении, когда мы больше

всего заслуживаем помощи? Я еще не слышал о благотворительном собрании,

где бы искренне предложили сделать добро мне или мне подобным.

Иезуиты оказывались бессильны перед индейцами, которые, горя на костре,

сами подсказывали своим мучителям новые способы пытки. Возвысившись над

физическим страданием, они иногда были недосягаемы и для утешений, какие

могли предложить им миссионеры; правило: "Как хотите, чтобы с вами

поступали люди, так поступайте и вы с ними" (*75) - не слишком убедительно

звучало для тех, кому было безразлично, как с ними поступят, кто любил

своих врагов на свой особый лад и был очень близок к тому, чтобы простить

их.

Помогая бедным, предлагай им именно то, в чем они больше всего

нуждаются, хотя бы это был собственный твой пример, до которого им далеко.

Если даешь им деньги, отдавай и часть себя самого, а не просто бросай

подачку. Мы иногда совершаем странные ошибки. Бедняк зачастую не столько

голоден и холоден, сколько грязен, оборван и груб. Это не только его беда,

но отчасти и его добрая воля. Дайте ему денег, и он купит на них еще

лохмотьев. Я долго жалел неуклюжих ирландских рабочих, рубивших на пруду

лед в такой рваной и убогой одежде, когда я дрожал в своем более опрятном

и приличном костюме, пока однажды, в особенно холодный день, один из них

не упал в воду и не зашел ко мне обогреться: он снял с себя три пары

штанов и две пары чулок, правда рваных и грязных, и я увидел, что он не

нуждается в дополнительной _верхней_ одежде - столько у него было

_нижней_. Купанье в пруду было именно то, что ему требовалось. Тут я начал

жалеть себя и понял, что дать мне фланелевую рубашку было бы ближе к

истинной филантропии, чем подарить ему целую лавку старьевщика! На один

удар по истинным корням зла приходится тысяча охотников обрубать его

ветви, и может статься, что тот, кто отдает беднякам больше всего времени

и денег, всем своим образом жизни способствует увеличению нищеты, которую

тщетно пытается облегчить. Это - благочестивый работорговец, жертвующий

барыш с каждого десятого раба (*76) на воскресный отдых остальным.

Некоторые проявляют заботу о бедняках тем, что дают им работу на кухне. Не

проявят ли они больше истинной доброты, если потрудятся там сами? Ты

хвалишься, что тратишь на благотворительность десятую часть своих доходов,

- не лучше ли отдать и остальные девять десятых и сразу покончить с этим

делом? В данном случае обществу возвращается лишь десятая доля его

имущества. Чем объяснить это - великодушием тех, кому она достается, или

нерадивостью служителей правосудия?

Филантропия - почти единственная из добродетелей, достаточно ценимая

людьми. Ее даже переоценивают, и виной тому - наш эгоизм. Однажды, в

солнечный день, один бедняк здоровенный малый, хвалил мне некоего жителя

Конкорда за доброту к беднякам - он разумел под ними себя. Добросердечные

дядюшки и тетушки человечества ценятся выше его подлинных духовных отцов и

матерей. Я слышал, как один преподобный лектор, человек большой учености,

говоривший об Англии, перечислил светил английской науки, литературы и

политической жизни - Шекспира, Бэкона, Кромвеля, Мильтона, Ньютона и

других - и тут же перешел к религиозным деятелям; как видно, полагая, что

к этому обязывает его звание, он вознес их превыше всех других, как

величайших из великих. Ими оказались Пенн (*77), Хауард и миссис Фрай

(*78). Каждый почувствует здесь ложь и ханжество. Эти люди не принадлежали

к числу лучших сынов и дочерей Англии, разве что к ее лучшим филантропам.

Я не хочу умалять заслуги филантропов, я лишь требую справедливости в

отношении тех, кто благодетельствует человечество самой своей жизнью и

трудом. Я не считаю праведность и доброту главным в человеке - это лишь

его стебель и листья. Сушеные травки, из которых мы делаем лечебные настои

для болящих, играют весьма скромную роль и чаще всего их применяют

знахари. Мне нужен от человека его цвет и плоды; мне нужно чувствовать его

аромат, и общение с ним должно иметь приятный вкус спелого плода. Доброта

его не должна быть частичным и преходящим актом, но непрерывным,

переливающим через край изобилием, которое ничего ему не стоит и которого

он даже не замечает. Такое милосердие искупает множество грехов. Филантроп

слишком часто взирает на человечество сквозь дымку собственных прошлых

скорбей и зовет это состраданием. Мы должны бы делиться с людьми

мужеством, а не отчаянием, здоровьем и бодростью, а не болезнями, а их

стараться не распространять. Из каких полуденных стран доносится к нам

глас скорби? В каких широтах обитает язычник, которого мы хотим

просветить? Где, собственно, тот темный и погрязший в пороках человек,

которого мы хотим возродить к новой жизни? Стоит человеку чем-нибудь

занемочь, так что дело у него не ладится, или просто у него заболел живот

- ибо именно там зарождается сострадание - и он тотчас берется исправлять

мир. Представляя собой микрокосм, он обнаруживает - и не ошибается, ибо

кому же и знать, как не ему на собственном опыте? - что человечество

объелось зелеными яблоками; вся наша планета кажется ему большим зеленым

яблоком, и ему страшно помыслить, что дети человеческие могут вкусить сего

незрелого плода. Он немедленно направляет свою неумолимую

благотворительность на эскимосов и патагонцев, на многолюдные деревни

Индии и Китая; и вот за несколько лет филантропической деятельности,

которую правительство использует в своих собственных целях, он

излечивается от своей диспепсии; земной шар слегка краснеет с одной или с

обеих сторон, словно начиная созревать; жизнь уже не кажется кислой, и

сладость ее ощущается снова. Я не представляю себе большей гнусности, чем

та, какую я совершил. Я не встречал и никогда не встречу никого хуже себя.

Мне кажется, что душа филантропа - будь он самым праведным из сынов

божьих - омрачена не столько состраданием к ближнему, сколько собственными

бедами. Стоит им миновать, стоит прийти к нему весне и солнцу засиять над

его изголовьем, и он без зазрения совести покинет своих великодушных

соратников. Если я не читаю лекций о вреде табака, мое оправдание состоит

в том, что я никогда его не жевал; пусть их читают, в виде искупления,

раскаявшиеся потребители жевательного табака; хотя и я немало жевал

такого, что следовало бы обличать в лекциях. Если вы дадите вовлечь себя в

благотворительность, пусть левая рука ваша не знает, что делает правая,

потому что этого не стоит и знать. Спасите утопающего и завяжите завязки

своих башмаков. Не торопитесь и займитесь каким-нибудь свободным трудом.

Наши нравы пострадали от общения с праведниками. Наши сборники псалмов

мелодично клянут бога, которого надо терпеть вечно (*79). Даже пророки и

искупители чаще утешали человека в его скорбях, чем укрепляли в надежде.

Нигде мы не находим простой, свободно изливающейся хвалы богу и

благодарности за дар жизни. Всякое здоровье и всякий успех идет мне на

благо, как бы он ни казался чужд и далек; все болезни и неудачи омрачают

мою жизнь и идут мне во зло, как бы я ни сочувствовал им или они мне. Если

мы действительно хотим возродить человечество индийским, ботаническим,

магнетическим или естественным методом, надо прежде всего стать простыми и

здоровыми, как сама Природа, разогнать тучи над собственной нашей головой

и впустить немного жизни в наши поры. Не стремись быть надсмотрщиком над

бедняками, постарайся лучше стать одним из достойных людей мира.

В "Гулистане, или Цветущем саду" шейха Саади из Шираза я прочел, как

"одного мудреца спросили, почему из множества деревьев, которые всемогущий

бог создал высокими и тенистыми, ни одно не зовется _азад_, то есть

свободный, кроме кипариса, не приносящего плодов, - отчего бы это? Он

ответил: у каждого дерева свои плоды и своя пора цвести и своя пора

пожелтеть и засохнуть; один кипарис их не имеет, ибо всегда одинаково

зелен, - таковы и азады, или люди свободной веры. Не прилепляйся сердцем к

тому, что преходяще. Река Дижла, называемая также Тигром, будет протекать

через Багдад и тогда, когда кончится династия калифов; если ты богат, будь

щедр, подобно финиковой пальме; но если тебе нечего дать, будь азадом, или

свободным, как кипарис".


Дополнительные стихи
^ ПРИТЯЗАНИЯ БЕДНОСТИ
Не много ли ты хочешь, бедный раб,

Всеобщего признанья ожидая,

Лишь потому, что в хижине убогой

Ленивое смирение взрастил

На солнце, точно овощ огородный;

Лишь потому, что собственной рукой

Ты истребил в душе живые страсти -

Те стебли, где все лучшее цветет;

Что в человеке ты сковал порывы

И плоть живую в камень обратил.

Такую добродетель мы отвергли.

Унылых постников не надо нам.

Или тупиц бесчувственных, бездушных.

Не знающих ни радости, ни скорби.

Терпенье мы не станем возносить

Над красотой деянья. Жалкая заслуга,

Лишь для рабов пригодная! Мы ж славим

Ту добродетель, что не знает меры.

Да здравствует безудержная смелость,

Могучий разум и великодушье,

И щедрость безграничная, и доблесть,

Которой древние названия не дали,

Но образцы оставили - Геракл,

Тезей и Ахиллес. Ступай в свою лачугу!

А если видишь новый, светлый путь,

Их благородного примера не забудь.

Т.Кэрью (*80).


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Похожие:

Генри Дэвид Торо Уолден, или Жизнь в лесу iconГенри Дэвид Торо Уолден, или Жизнь в лесу «Уолден, или Жизнь в лесу»: Наука; 1979
«Уолден, или Жизнь в лесу» Генри Торо принадлежит к ярким и памятным произведениям американской классической литературы

Генри Дэвид Торо Уолден, или Жизнь в лесу iconДэвид Митчелл «Облачный атлас»
Мануэль Бери, Эмбер Берлингтон, Сузан М. С. Браун, Макникс Верпланке, Лейт Джанкшен, Дэвид Кернер, Родни Кинг, Сабина Лаказе, Дженни...

Генри Дэвид Торо Уолден, или Жизнь в лесу iconДэвид Митчелл «Облачный атлас»
Мануэль Бери, Эмбер Берлингтон, Сузан М. С. Браун, Макникс Верпланке, Лейт Джанкшен, Дэвид Кернер, Родни Кинг, Сабина Лаказе, Дженни...

Генри Дэвид Торо Уолден, или Жизнь в лесу iconДэвид Митчелл «Облачный атлас»
Мануэль Бери, Эмбер Берлингтон, Сузан М. С. Браун, Макникс Верпланке, Лейт Джанкшен, Дэвид Кернер, Родни Кинг, Сабина Лаказе, Дженни...

Генри Дэвид Торо Уолден, или Жизнь в лесу iconГильермо Дель Торо и др.: «Закат» Гильермо Дель Торо, Чак Хоган Закат
«Закат» – кровожадный и кровососущий вирус в человеческом обличье распространяется уже по всей планете. Царь-вампир – Владыка – готов...

Генри Дэвид Торо Уолден, или Жизнь в лесу iconГенри Форд. Моя жизнь, мои достижения
Такими же простыми словами он объясняет и сложнейшие производственные отношения. Книга изобилует примерами

Генри Дэвид Торо Уолден, или Жизнь в лесу iconГильермо Дель Торо и др.: «Начало» Гильермо Дель Торо, Чак Хоган Начало
Йорка совершает посадку трансатлантический лайнер. Все пассажиры мертвы, и единственное, что царит на борту, – это Тьма. В дальнейшем...

Генри Дэвид Торо Уолден, или Жизнь в лесу iconМетодические рекомендации по организации поиска граждан, пропавших в лесу 2012 г
Необходимость в поисках пропавших в лесу как разновидность аварийно-спасательных работ возникает часто, особенно в летний и осенний...

Генри Дэвид Торо Уолден, или Жизнь в лесу iconНа заре открытия электричества
Богу. Композитор Мендельсон, производитель продуктов питания Генри Хейнц, писатель Даниель Дефо, а также ряд величайших ученых представляют...

Генри Дэвид Торо Уолден, или Жизнь в лесу iconКаждый имеет право защищать свою жизнь и здоровье, жизнь и здоровье...
Т возникнуть ситуации, когда человеку необходимо защитить свою жизнь или жизнь других людей от посягательств и нападений. В таком...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов