Тема Понятие науки. Критерии научности знания




НазваниеТема Понятие науки. Критерии научности знания
страница1/20
Дата публикации30.07.2013
Размер2.94 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

С.А.Чернов

Лекции по истории и методологии науки.

Тема 1. Понятие науки. Критерии научности знания.



Понятие науки не поддаётся определению, но доступно анализу, благодаря которому может быть сделано достаточно ясным.

Определить можно значение слова (термина), или понятие идеального, мыслимого объекта, но не сущность вещи, реально существующего объекта. Наука – очень сложное, многогранное и постоянно изменяющееся явление человеческой жизни. Поэтому и понятие науки неоднозначно, изменялось со временем соответственно изменению мыслимой в нём реальности.

В русском языке слово «наука» издавна применялось в очень широком смысле, обозначая всё, что учит или чему можно научиться. Например, мальчика «отдавали в науку» сапожнику или столяру. «Его пример – другим наука». И поскольку главный учитель – жизнь, то жизнь – лучшая наука. Опираясь на это первоначальное значение, В.С.Соловьёв в русском энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона пишет, что понятие «наука» выражает «в широком смысле совокупность всяких сведений, подвергнутых некоторой умственной проверке или отчёту и приведённых в известный систематический порядок».

Однако «в более тесном смысле из области науки исключаются, с одной стороны, все чисто-фактические и технические сведения и указания, а с другой стороны – все чисто умозрительные представления, и она определяется как объективно-достоверное и систематическое знание о действительных явлениях со стороны их закономерности или неизменного порядка». Иначе говоря, научное знание со стороны своего содержания выделяется из других видов знания наибольшей проверенностью, обоснованностью или доказательностью, а со стороны формы – наибольшей систематичностью.

Современный немецкий вариант энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, учитывая исторический и социальный аспекты науки, определяет её как совокупность знаний некоторой эпохи, которые систематически собираются, сохраняются, преподаются и передаются по традиции, причём эта совокупность относится к некоторой предметной области и находится в логической связи обоснования. Необходимо добавить также, что наука – это «познавательная работа», процесс коллективно (интерсубъективно) и методически осуществляемого исследования, в основе которого лежит интерес к познанию природы, общества и человеческого духа.

Эти краткие определения схватывают самые общие черты науки, которые должны быть далее развёрнуты и уточнены посредством учёта всего многообразия её явлений. Это многообразие предстаёт прежде всего в двух измерениях.

В историческом (временном, диахронном) аспекте наука предстаёт как последовательность нескольких основных исторических форм науки (типов научности или научной рациональности): 1) древневосточная наука (древнееегипетская, шумеро-вавилонская, древнеиндийская, древнекитайская); 2) античная наука (древнегреческая и древнеримская); 3) средневековая наука; 4) наука Нового времени (классическая наука); 5) неклассическая наука; 6) постнеклассическая наука.

Эти исторические формы существенно отличны друг от друга. Например, древневосточная наука имела практически-рецептурный, директивный характер, в ней отсутствует понятие доказательства. Античная наука, напротив, начинается с идеи доказательства, дедукции и носит теоретически-созерцательный характер, совершенно не связанный с практически-технической (ремесленной) деятельностью. Средневековая наука опирается на веру и откровение, имеет в целом догматический характер, совершенно неприемлемый для античных философов и учёных. Новоевропейская наука начинается с идеи эксперимента, отсутствующей во всей предыдущей истории науки и ставит своей целью покорение природы, немыслимое ни в античности, ни в Средние века. Неклассическая наука отказывается от наиболее фундаментальной предпосылки классической науки о принципиальном отличии субъективного от объективного и возможности чисто объективного (абсолютного) описания и познания реальности.

Историческое своеобразие того, что в разные времена называлось «наукой» (эпистемэ, scientia, science), настолько велико, что кажется невозможным обобщить его в одном, едином понятии науки.

Во втором основном измерении, в «синхронном» аспекте, наука, равным образом, предстаёт как многообразие различных видов научного знания, или научных дисциплин (отдельных наук), существенно различающихся по своим предметам, методам, по характеру знания. Всё это многообразие в современной классификации наук сводится к четырём основным классам (типам) наук: 1) логико-математические (формальные); 2) естественные (науки о природе); 3) инженерно-технические; 4) социально-гуманитарные (науки об обществе, о духе и культуре). Различия этих наук настолько существенны, что некоторые представители одних наук отказываются называть представителей других наук «настоящими учёными» и не признают то, чем они занимаются, «настоящей наукой» или наукой «в собственном смысле».

Трудность вопроса усугубляется, далее, и тем обстоятельством, что определение сущности науки, или выяснение её понятия – это философский вопрос (проблему сущности математики нельзя решить математически; физика сама не является физическим объектом), а философия по сути своей плюралистична, и проблема сущности науки решается философами по-разному, в зависимости от исходных принципов.

Таким образом, мы имеем большое количество самых разнообразных представлений о том, что такое наука, как в сознании самих учёных разных времён и народов, представителей разных наук, так и в философских концепциях.

Анализом этого разнообразия мы обстоятельно займёмся позднее, а пока попытаемся в первом приближении, в качестве исходной рабочей гипотезы, выявить, эксплицировать, сформулировать и детально проанализировать наиболее общее понятие науки. Оно должно быть таким, чтобы по возможности сразу охватить все исторические формы науки и все многочисленные разновидности научного знания: от первых «зародышей», «зачатков» или «элементов» научного подхода к действительности в древних цивилизациях до начала XXI в. (примерно за четыре тысячи лет), от математики и физики до искусствоведения и теологии.

С этой целью полезно выделить в столь сложном объекте три основных аспекта: 1) наука – это особого рода знание, специфический вид или тип знания; 2) наука – это особого рода деятельность человека; 3) наука – это особая область общественной жизни, особый социальный институт.

Ясно, что эти три аспекта неразрывно связаны друг с другом, как разные стороны одного и того же предмета. Создатель и носитель научного знания, его «субъект» – человек. Человек познаёт мир и самого себя лишь в процессе деятельности, прежде всего - практической. Мы познаём лишь поскольку действуем. Поэтому и познание вообще, и наука в частности, – особого рода деятельность, в том числе и практическая, а не только умственная. Наконец, научная деятельность по самой сути своей – коллективная, поэтому в процессе этой деятельности учёные вступают в разного рода отношения между собой, создают различные способы коммуникации, научные организации, учреждения и т.д., иначе говоря - образуют научное сообщество. Деятельность учёных – часть жизни общества, «вплетённая» в другие общественные отношения и социальные институты.

Научное знание. Ясно, что главное в науке и для понимании её сущности – знание. Знания людей очень разнообразны, существуют различные виды или формы знания. Какого рода знание стремится получить учёный? Какое знание можно признать «научным»? Как отличить научное знание от ненаучного, донаучного, антинаучного, сверхнаучного и т.п.? Каковы критерии научности знания? Это – одна из первых и важнейших проблем теории науки. Проблема демаркации в широком смысле слова: проведения разграничительной линии, «границы» между научным знанием и всеми иными видами и формами знания.

Наука, прежде всего, - часть более обширной сферы рационального знания. Не вдаваясь в трудную философскую проблему классификации всех форм знания вообще (дорациональное, нерациональное, иррациональное, сверхрациональное, интуитивное, дискурсивное, чувственное, эмоциональное, подсознательное и проч.), ограничимся следующим. Под «рациональным» будем разуметь знание: 1) осознанное, или рефлектированное (я знаю, что я это знаю); 2) выраженное в языке, причём в виде суждений или предложений, связывающих понятия в виде утверждений или отрицаний, то есть притязающее на объективность; 3) могущее быть, следовательно, истинным или ложным; 4) способное быть общим достоянием, т.е. могущее быть переданным, сообщённым, понятным другим людям (интерсубъективное; знание, которому можно научить и научиться); 5) обоснованное, опирающееся на факты опыта и логически связанное с другими знаниями (что невозможно без выраженности в суждениях); 6) поддающееся, следовательно, проверке опытом или логическим рассуждением на его истинность или ложность (верифицируемое или фальсифицируемое); 7) доступное совместному обсуждению (дискурсу), совершенствованию, исправлению, развитию, улучшению.

Например, мистический опыт, дающий согласно некоторым философско-религиозным учениям знание высшего рода (сверхрациональное, сверхумное, сверхлогическое) не относится к области рационального знания, поскольку одно из главных свойств мистического опыта, согласно общему мнению его носителей и теоретиков – невыразимость и несообщаемость. Мистический опыт является абсолютно внутренним и абсолютно личным. Рациональное знание – общее достояние.

Далеко не всякое рациональное знание следует признать научным. Наука – это, так сказать, усиленная рациональность, вырастающая на почве обыденного ясного рассудка, способности человека к чувственному восприятию, наблюдению, запоминанию, сравнению, обобщению в понятиях, размышлению, объяснению, высказыванию своего мнения, обмену мыслями с другими людьми, обсуждению, спору. В науке эта способность рационального коллективного познания достигает высшей возможной для человека степени совершенства. Можно даже определить науку как высшую, наиболее совершенную форму рационального знания.

В чём состоит это совершенство?

1. Осознанность (рефлектированность) достигает в науке степени постоянной, систематической, тщательной разработки процедур получения знания (методов и методик), построения методологии научного исследования (теории научного метода) и, наконец, общей теории познания. 2. Выраженность в языке доводится до создания специальных искусственных языков, выработки точно определённой терминологии. 3. Объективность достигает уровня понимания общей сущности вещей, законов природы, общества, мышления, и даже – вечного и неизменного. 4. Общение, обсуждение развиваются до уровня научной коммуникации, предполагающей выработку строгих норм научной этики, создания специализированной литературы, особых организационных форм для обмена идеями и их проверки (защиты диссертаций, дискуссий, семинаров, симпозиумов, конгрессов и т.п.). Наука добывает не просто сообщаемое, интерсубъективное, коллективное, но абсолютно общезначимое знание, то есть такое, которое имеет значение и ценность для человечества, а не только для тех или иных частных объединений людей в тех или иных частных и случайных обстоятельствах их жизни. 5. Обоснованность достигает высоты доказательства, строгого дедуктивного вывода, построения мощных формальных исчислений. 6. Проверка фактами, опытом развивается до сложнейшего искусства научного эксперимента, в котором не только используются высшие материально-технические возможности цивилизации, но и создаются образцы цивилизации будущего.

В историческом плане такая усиленная рациональность, или идея науки в самом широком смысле этого слова (и сама наука) появляются, следовательно, лишь тогда, когда выполняется ряд условий.

Во-первых, когда знание впервые осознается как знание, когда люди не просто что-то знают, но и знают о том, что они что-то «знают», и сознают ценность знания.

Во-вторых, когда люди, сознавая своё знание и его ценность для жизни, осознают и своё незнание, недостаток знания, начинают различать истинное и ложное (появляется идея заблуждения), когда у них появляется стремление к истинному знанию и к его улучшению, расширению, совершенствованию, стремление к знанию более полному, достоверному, надёжному. Иначе говоря, наука появляется лишь тогда, когда возникает критическое отношение к знаниям, мнениям, суждениям, утверждениям, рассказам и т.д.

В-третьих, когда появляются «учёные», когда знание становится целью деятельности некоторых людей, а умственный (духовный) труд – их основной деятельностью (так что общество может содержать, обеспечивать этих людей необходимым для жизни): когда появляются люди, в жизни которых отношение между знанием и практической деятельностью переворачивается. В обыденной, повседневной жизни знание служит средством к достижению практической цели, средством для «жизни». И сейчас обычно люди учатся для того, чтобы применить полученные знания в жизни, для получения практической пользы и выгоды. Для учёного, напротив, практическая деятельность да и жизнь в целом ставится на службу познанию, рассматривается как средство познания истины.

В-четвёртых, когда познавательная деятельность, направленная на совершенствование, сохранение и передачу знаний, изобретает специальный, искусственный язык, выраженный в письменной системе знаков. Это изобретение позволяет «отделить» знание от знающего, от отдельных субъектов, объективировать его не только в мимолётных звуках речи, но в прочной, долговечной, неизменной форме, что и позволяет сделать их общим достоянием научного сообщества, способным в принципе к неограниченному сохранению и коллективному совершенствованию, не ограниченному способностями отдельных индивидов и рамками их непосредственного общения (как в случае устной речи, рассказов, мифов, легенд).

В-пятых, когда знания упорядочиваются логически и принимают характер системы. Это значит, что осознаётся объективая, независимая от воли и желания отдельных субъектов зависимость одних знаний от других, так что если признано истинным нечто одно, то необходимо признать истинным и нечто иное, а нечто третье необходимо признать ложным. Иначе говоря, одни знания опираются на другие и даже могут быть выведены из них посредством одного лишь рассуждения.

Однако далеко не всякое знание способно к такого рода логическому упорядочиванию. Требование логической связности (или, что то же самое, обоснованности и доказательности) связано с рядом требований к характеру знания. Поэтому во все времена в науке упорядочивались не все вообще знания, а знания особого рода. Необходимо точнее определить характер того знания, к которому стремятся и которое создают и сохраняют учёные.

^ Критерии научности знания, т.е. его принадлежности к «науке», имеют решающий характер и для опознания той деятельности и тех институтов, которые называют «научными».

Вопрос об этих критериях, о «линии демаркации» между научным и вненаучным знанием, породил обширную литературу, и продолжает оставаться дискуссионным. Не претендуя на исчерпывающую полноту, приведём предварительно некоторые важные признаки или критерии научности знания, которые называют в литературе по истории, методологии и философии науки:

- это знание о некотором конкретном предмете (объекте, явлении); научное знание – «предметное»; оно всегда описывает совокупность объектов, их свойств и отношений, их собственную «жизнь»; иначе говоря, наука предполагает осознание различия между «субъективным» и «объективным», между «я» и «не я», между тем, что находится «во мне» (в моём сознании) и «вне меня»; наука – знание об объектах, которые включаются в деятельность человека, но имеют свои собственные свойства и законы, не зависящие от человека; там где невозможно выделить устойчивые себетождественные предметы (объекты) и их функционирование по собственным неизменным правилам-законам, там кончаются возможности и притязания науки; наука невозможна в мире, где нет объектов, а есть, например, одни «субъекты» (в мире мифологии); наука невозможна в мире, где нет вообще ничего устойчивого, неизменного, регулярного, где «возможно всё», где «всё» может «всегда» превратиться во всё, что угодно (мире «оборотничества»); наука возможна лишь в мире, где есть устойчивое, постоянное, регулярное, повторяющееся, а первое устойчиво сохраняющеся в непрерывно изменяющемся потоке ощущений и чувственных восприятий мы и называем «предметом», «вещью», «объектом»; с мышления «предмета» и начинается понимание того, что «я вижу» (слышу и т.п.);

- это знание, которое фиксируется в письменной форме, причём для записи используется не только обычный разговорный (хотя и он используется во всех науках), но и специальный, искусственный язык, созданный сознательно (естественный язык возникает стихийно, сам собою), именно с целью познания некоторой области явлений; этот язык наряду со знаками и словами разговорного языка содержит специальные знаки, символы и термины, понятные лишь для посвящённых, «учёных», т.е. для их понимания надо приложить специально немало усилий, специально изучить что-то такое, что доступно и понятно немногим людям, требует особых способностей и таланта (эзотерическое знание в изначальном смысле этого слова);

- это знание, благодаря специальному языку и специальной терминологии более определённое, более точное, чем обыденное, повседневное знание и любое другое знание; обычный разговорный язык «пленительно многозначен», что сообщает ему большую надёжность за счёт большой неопределённости, а поэзии, скажем, – саму возможность существования; наука, напротив, стремится к однозначности понятий и знаков;

- это знание не об отдельных вещах, явлениях либо событиях, данных в чувственном восприятии (не о единичном), но об особого рода предметах - о так называемых идеальных объектах, которым присуще особого рода бытие (числа, точки, линии, траектории, координаты, абсолютно твёрдые тела, системы отсчёта, поля, эпохи, стили и т.п.) – не физическое (материальное), но и не психическое (субъективное);

- это знание о сущности или законах ряда предметов или известной области действительности, иначе говоря, знание общего – не того, что «здесь и теперь», но того, что в каком-то смысле, как говорил Аристотель, «везде и всегда»; наука в единичном и отдельном познаёт лишь общее (существенное); идеальный объект, описываемый наукой, лишь кажется единичным, на самом деле это – общее, представленное как отдельная «вещь»;

- это знание систематическое, или логически упорядоченное, т.е. такое знание, в котором одни утверждения всегда связаны с другими, вытекают (следуют) из других, основываются на других, предполагают их истинность и т.п.; научное знание никогда не представляет собой просто «совокупность», «множество» сведений, их «агрегат»; ему всегда присуща логическая связность, органическая целостность, которая всегда предполагает наличие исходных общих идей, принципов (в том числе аксиом, постулатов и т.д.), объединяющих самые разнообразные знания и направляющих весь процесс исследования;

- это знание обоснованное или доказательное: оно опирается либо на прочно установленные факты, либо на логику, рассуждение; важнейший признак научного утверждения состоит в том, что оно всегда сопровождается самым подробным описанием того способа, которым это знание было получено; научная деятельность во многом и состоит в разработке способов получения как можно более обоснованного, доказательного знания о соответствующих предметах; в том числе – надёжных фактов: далеко не всё, что дано нам в опыте, является фактом; установление факта – сложная научная проблема;

- это знание, которое, следовательно, всегда может быть проверено на его истинность, т.е. это знание верифицируемое; неоднократной проверке в науке подвергаются как факты, так и расчёты, теоретические построения, доказательства и т.д.; наука – это система «организованного скептицизма» (Р.Мертон), принципиально антидогматическое предприятие; кредо науки, выраженное ещё древнегреческим поэтом Эпихармом: «трезвым будь, умей не верить – в этом всей науки смысл!»; в этом пункте наука имеет сложные отношения с религией;

- это знание, которое может быть также в принципе опровергнуто, пересмотрено, т.е. знание принципиально фальсифицируемое прогрессом науки; есть такие знания, или утверждения, убеждения, идеи, которые такой проверке не подвергаются либо в принципе не могут быть ни проверены, ни опровергнуты и принимаются на других основаниях; скажем, согласно одному из определений, религиозная вера именно и состоит в способности признавать в качестве истинного то, что противоречит фактам и логике и таким образом в принципе не может быть ими опровергнуто; благодаря этому человек получает абсолютно прочную точку опору в жизни, которую не может поколебать ничто; но эта точка опоры находится вне науки;

- это знание объективно-истинное, т.е. соответствующее исключительно своему предмету, отражающее его свойства, а не субъективные особенности, потребности, желания или цели того или иного человека или той или иной ситуации, в которой оно получено; в современной литературе этот признак подвергается острой критике, особенно после создания квантовой физики, принципа неопределённости Гейзенберга и принципа дополнительности Бора, которые истолковываются как научное доказательство невозможности нарисовать объективную «картину мира»; однако в этом случае обычно смешивают собственно науку и её философскую интерпретацию: при всех философских сомнениях в объективной значимости науки сам учёный всегда стремится узнать, как «на самом деле» или «поистине» устроен и действует объект его исследования, и без этого стремления наука немыслима, в этом, собственно и заключается её главное устремление, сама её сущность; человек, который не стремится к объективной истине, не имеет отношения к науке;

- это знание общезначимое и общечеловеческое, не зависящее в своём содержании и в своей ценности от национальных, возрастных, половых, индивидуальных, религиозных, политических и прочих особенностей тех людей, которые его создали (отсюда – иллюзия «внеземного» или «божественного» источника этого знания); в научной деятельности учёный может руководствоваться и личными, и национальными, и религиозными интересами, научное знание может использоваться в личных, религиозных или политических интересах, но в содержании научного знания все эти интересы не отражаются; если отражаются, знание утрачивает научный характер; математику создавали древние египтяне, греки, средневековые арабы, язычники, мусульмане, христиане, буддисты и ведантисты, конфуцианцы и даосы, мужчины и женщины, молодые и не очень и т.д. и т.п.; поэтому нет и быть не может ни «православной науки», ни «русской логики», ни «еврейской физики»; научное знание создаётся всемирной республикой учёных и принадлежит всему человечеству;

- это знание, которое позволяет надёжно и постоянно предсказывать или предвидеть известные явления, относящиеся к ведению данной науки (скажем, затмения Луны или Солнца, координаты межпланетного аппарата, результат смешения веществ и т.п.); цель науки, как говорил О.Конт, «знать, чтобы предвидеть, предвидеть, чтобы действовать»;

- это знание практически полезное, дающее человеку власть над широким кругом вещей и явлений, увеличивающее его возможности, могущество, позволяющее ему действовать и достигать своих целей более эффективно, чем обычно (источник прогресса техники); наука – это настоящая «магия», хотя и «натуральная», естественная, но несравненно более могущественная, чем «волшебная»; в принципе она должна позволить человеку создавать любые вещи и явления с любыми заранее заданными свойствами; если в религии осознаётся то, от чего человек зависит, что имеет власть над ним, то в наука – сознание того, что зависит от человека, над чем он властен, что может быть создано благодаря его деятельности (теория - схема создания); практический характер, правда, имеет и самое обыденное знание, но наука, возникшая как противоположность непосредственно полезному обыденному знанию, как простое стремление к знанию и истине ради них самих, в конечном счёте оказывается несравненно эффективнее обыденного практического знания; самое бескорыстное оказывается и самым полезным для людей.

Все эти признаки лишь с какой-то степенью точности, лишь приблизительно характеризуют научное знание. Между реальной наукой, повседневной научной деятельностью и её описанием, её “моделью” в философии и методологии науки всегда есть некоторый “зазор”. Реальность науки богаче методологических представлений о ней. Этот «зазор» - источник, вижущая сила развития философии и методологии науки.

Кроме того, едва ли можно вообще провести совершенно чёткую линию, отделяющую научное знание от других форм и видов познания, отделяющую науку от философии, от религии, от искусства, от обыденного опыта. Научное знание «вплетено» в сложную ткань человеческого познания вообще, как научная деятельность отдельного человека вплетена в контекст его жизни: Но это не значит, что мы вообще не должны отличать научное знание от знаний иного рода или не можем этого сделать. Абсолютно тонкой грани нулевой толщины нет вообще ни у одной реальной вещи, все «границы» размыты, и тем не менее мы отличаем дверь от стены или шею от головы, хотя ни один человек в мире не может точно определить, где кончается шея и начинается голова.
Наука как деятельность. Из общих соображений (из анализа самого понятия деятельности) ясно, что любая деятельность включает в себя 1) субъект этой деятельности (кто действует); 2) предмет (объект) этой деятельности (на что она направлена, к чему приложена); 3) цель этой деятельности и её результат, 4) средства, используемые в этой деятельности, 5) собственно сам процесс деятельности.

Особенность научной деятельности состоит в том, что это – познавательная (когнитивная) деятельность, т.е. такая деятельность человека непосредственной целью которой является всего познание, понимание, объяснение, то есть получение научного знания, а также его сохранение, переработка, трансляция. С целью, как кажется, дело обстоит проще всего, хотя и здесь возникают вопросы. Допустим, что учёный – человек, который хочет получить как можно более точное, достоверное, истинное знание, которое мы называем «научным». Но зачем? Является ли целью учёного просто познание истины (так что ничего более ценного для него не существует), или же он изначально стремится к такому знанию ради его практического применения? Хочет ли учёный понять вещи или он хочет их переделать и использовать? Является ли целью науки, далее, познание сущности вещей и объяснение существующего и происходящего, или же одно лишь точное и достоверное описание явлений? Стремится ли учёный просто к удовлетворению личной любознательности, своей страсти к познанию, или его цель – служение обществу, благу человечества, или даже служение Богу? Имеют ли значение для определения цели науки моральные ценности?

Кто является субъектом науки? Ответ на первый взгляд прост: человек, учёный. Однако наука по существу своему (см. характеристики рациональности и научного знания) – дело коллективное. Поэтому субъект науки – «научное сообщество». Является ли, однако, характер сообщества существенным для содержания научного знания, так что именно оно и является настоящим субъектом и носителем научного знания, а не отдельные личности, или всё же настоящий субъект, носитель и создатель научного знания – отдельный человек, личность, а коммуникация, сообщество – вещь второстепенная, дополнительная, лишь соединяющая личные усилия в одно целое? Следует ли признать субъектом научного знания просто «человека», или же этот субъект – живущая в нём душа, его разум? А может быть носителем истины лишь по видимости являются отдельные человеческие индивиды и их объединения, а на самом деле истинный субъект науки – Бог, или некий «мировой дух», «мировой разум» (мировое «информационное поле») и т.д., к которому отдельные люди лишь причастны в лучшие и редкие моменты своей жизни, когда «совершают открытие» или «видят истину»?

Что является тем предметом (объектом), к которому прилагаются все усилия учёного? Научная деятельность – это деятельность с чем? Полученное научное знание – это знание о чём? Самый простой и сразу напрашивающийся ответ – «всё». Со всем, что является каким-то «предметом». Любой предмет, любое явление природы, общества, духовной жизни человека, в том числе – сама наука (науковедение). Кажется, что предметом науки может быть не только любое реальное явление, но и нечто лишь мыслимое, придуманное (идеальные объекты), и даже нечто лишь возможное (возможные миры, «миры», созданные воображением писателя или художника). Бред сумасшедшего тоже может быть предметом научного исследования. Более того, предметом некоторых научных трудов является само ничто, как категория, например, философии буддизма.

Но всё же наука не занимается вообще «всем», любыми пустяками. Начиная с самых первых теорий науки её предметом считается не вообще всякое бытие, не любая реальность, но – истинное бытие, нечто существенное в бытии, фундаментальное, основное, не единичное, случайное и мимолётное, но – общее, необходимое, устойчивое, повторяющееся, сохраняющееся при всех изменениях и даже вечное, неизменное. Наука – мыслящее отношение к миру, а мыслится всегда нечто общее, существенное. Не может быть предметом науки нечто абсолютно уникальное, однократное, неповторимое, ни на что не похожее, ни с чем не имеющее ничего общего и т.д. Наука занимается чем-то прочным в мире, ищет порядок, опирается на воспроизводимое, открытое – то, что может быть схвачено в описанном ранее виде знания, удовлетворяющем критериям научности. Совершенство знания возможно лишь при условии совершенства предмета.

Непосредственным предметом познавательной деятельности, конечно, могут быть и отдельные ощущения, мимолётные переживания, чувственные образы, понятия, идеи, теории других учёных, предшественников и коллег, и отдельные, единичные и неповторимые материальные вещи, ставшие предметом наблюдения или экспериментирования, в которых выделяется интересующий учёного аспект, и т.д. Но важно различать непосредственный объект внимания и манипуляций и тот предмет, на который направлен познавательный интерес и который, собственно, и становится настоящим предметом научного познания. Сократ и Платон первыми обратили внимание на то, что математик, например, видит и рисует одно, а «имеет в виду» (видит «умом») нечто совершенно иное, и математическое знание – это знание о (строго говоря) невидимых, чувственно невоспринимаемых, идеальных объектах. Физик в лаборатории видит и слышит одно, а говорит и мыслит о другом. Смотрит на термометр (стекло, ртуть, краска), а видит «температуру». Галилей бросал отдельные предметы, но видел «время», «расстояние», «скорость», «ускорение», «закон» этого падения.

Какими средствами (орудиями, инструментами) пользуется учёный в своей деятельности? Среди них называются: язык вообще, специальный язык науки, математика (в качестве языка науки), разнообразнейшие средства наблюдения (часы, линейка, термометр, барометр, микроскоп, телескоп и проч. научные инструменты), экспериментальные установки (ускорители элементарных частиц) и специальные лаборатории, многочисленные методики наблюдения, измерения, статистической обработки данных наблюдения и эксперимента, их обобщения, различные методы теоретического исследования и построения теорий (идеализация, моделирование, аксиоматизация и т.д.). Интересно, что в первой теории науки (Аристотеля) её главным инструментом (органоном, орудием) были признаны именно логические формы, то есть строго определённые способы рассуждения, обоснования, логического вывода и доказательства. Лишь много позднее в качестве средств научного познания были признаны приборы, экспериментальные установки, приемы работы с материальными предметами. Сегодня средством научного познания признаются и компьютеры, и космические зонды, и глубоководные аппараты, и специальные заповедники, и т.д. и т.п. Все эти средства нуждаются в научной систематизации.

Вообще говоря, в различных областях научного исследования применяются различные средства: природа познаваемого предмета определяет и возможные пути к его познанию. Различные науки используют специфическую терминологию, различные методики, различна строгость рассуждений. Далеко не всегда, например, возможен и уместен эксперимент. Существенно различие в методологии между математикой, естественными науками, гуманитарными науками. В современной науке очень сильно развито разделение труда, так что даже в пределах одной науки применяемые средства весьма различны. Вместе с тем, наряду со специальными средствами и частными методиками существуют и общенаучные методы и универсальные средства научного познания.

Как, собственно, протекает процесс научного познания? Что именно делает учёный? Какие, собственно, действия человека включает в себя познание мира в науке? На эти вопросы даются различные ответы.

Например, эмпиризм утверждает, что наука представляет собой прежде всего систематическое чувственное восприятие внешнего мира (или внутренее восприятие своей душевной жизни), в том числе наблюдение и экспериментирование, то есть – систематическое собирание фактов опыта. Затем эти факты подвергаются обобщению в размышлении, или посредством ряда мыслительных процедур: сравнения, аналогии, абстрагирования, индукции, анализа, синтеза, догадки, выдвижения объясняющих гипотез, отбора гипотез и т.п. Эти гипотезы снова подвергаются проверке на опыте и отбирается истинная (или по крайней мере лучшая). В результате получается мысленная картина (образ) подлинной реальности, который и называется научным знанием о ней. Можно назвать такое понимание процесса научного познания и индуктивистским.

Напротив, рационализм (или теоретизм) считает подобное описание науки и подобную методологию ошибочной, ненаучной. С этой точки зрения главную роль в науке играет мышление, а не чувственное восприятие или опыт (факты). В основе науки всегда лежит некоторая исходная идея, а также общие принципы (сохранения, инвариантности, причинности, непрерывности, симметрии, порядка, красоты и т.д.), отчасти допускающие чисто логическое, чисто теоретическое развитие-развёртывание, и лишь для выяснения частностей или конкретизации общих априорных идей прибегающее к фактам опыта. Высшие принципы и наиболее ценное научное знание вообще не могут быть получены из опыта или проверены им. Они либо относятся к тому, что не может быть дано в опыте, либо же впервые делают возможным сам опыт, то есть a priori лежат в основе всякого опыта.

Проблематизм совмещает идеи эмпиризма и рационализма, желая избежать их крайностей или недостатков. Наука – это особый способ решения непрерывно возникающих познавательных проблем. Проблематизм (критический рационализм) признаёт ведущую роль мышления, идей в науке, в основе которой всегда лежит формулировка некоторой проблемы, то есть существенного вопроса, который формулируется на уже имеющемся языке науки. Далее выдвигаются гипотезы (возможные ответы). Затем отбрасываются ложные гипотезы, но оставшаяся гипотеза порождает новую проблему – и весь процесс повторяется снова и снова. В отличие от рационализма, проблематизм не признаёт ни абсолютных исходных априорных идей, ни окончательного ответа, ни абсолютно незыблемых фактов: процесс постановки и решения проблем продолжается до бесконечности. Есть совершенствование, но нет совершенства. Наука движется не от опыта к теоретической “истине” и не от априорных истин к подтверждающему их опыту, а от одной проблемы к другой. Научное любопытство неисчерпаемо и никогда не будет удовлетворено “окончательно”. Жизнь и есть непрерывное решение проблем – в этом её сущность.

Таким образом, немногие сводят научную деятельность (в её главной части) к чисто мыслительной, умственной работе с идеями. Сбор фактов включает в себя не просто работу органов чувств, но и разнообразную активную практическую, преобразовательную деятельность с материальными объектами, физическую работу. В научную деятельность следует включить и общение с коллегами, разнообразные формы коммуникативной деятельности. Кроме того, в структуре научной деятельности различают фундаментальные исследования, прикладные исследования, опытно-конструкторские разработки. В современной науке фундаментальные исследования, которые непосредственно направлены на собственно познание сути вещей, получение нового знания о мире, о сущности вещей, составляют не более одной десятой всей деятельности, называемой “наукой”. Всё остальное – деятельность учёных, направленная на создание новых воплощений этого знания в массовом производстве и потреблении. Современная наука как никогда ранее подчинена общественным потребностям, “вплетена” во все социальные структуры. Иначе говоря, она стала важнейшим социальным институтом.
Наука как социальный институт. Во всех цивилизованных обществах, начиная с Древнего Египта, мы находим «учёных». Наука создаётся лишь коллективными усилиями этих людей, образующих известное сообщество, в котором устанавливаются соответствующие целям науки способы коммуникации, в том числе и организационные.

В самом деле, мы видим в современном обществе научно-исследовательские институты, академии, университеты, научные общества, научные «школы», лаборатории, обсерватории, кафедры, научные журналы и библиотеки, научные конференции, национальные и международные научно-исследовательские программы и т.д. Эти организации располагают зданиями, мастерскими, оборудованием и инструментами, материальными и финансовыми ресурсами. Люди, работающие в этих организациях и учреждениях, образуют своеобразное сообщество, «цех» или «сословие», в котором есть свои правила общения, своя иерархия, свои нормы поведения, «уставы», распределение «ролей» или обязанностей и функций, т.е. своё «разделение труда», свои должности, степени, звания, награды, почести, свои ценности и идеалы.

Одна из главных особенностей этого социального института (в отличие от государства или церкви, например) состоит в том, что учёные всех времён и народов образуют одну, единую мировую «республику учёных», постоянно действующими членами которой становятся независимо не только от национальности или подданства, от конфессиональной религиозной принадлежности, но и от времени жизни (академия бессмертных!). Наука – универсальный, общечеловеческий социальный институт, создающий, сохраняющий, аккумулирующий общезначимую для всех людей ценность.

Особенностям и целям науки соответствуют внутренние ценности научного сообщества, получившие название “научного этоса”. Основоположник социологического исследования науки Р.Мертон считал главными ценностными императивами учёного 1) универсализм, 2) коллективизм, 3) бескорыстие, 4) скептицизм.

Универсализм обусловлен стремлением учёного к познанию объективной истины, не зависящей в своём содержании от особенностей тех или иных людей и имеющей общечеловеческую ценность.

Коллективизм означает, что научное знание при всём значении личных способностей и таланта всегда является плодом коллективных усилий, и принадлежит всему научному сообществу и человечеству в целом. В науке по самой её сущности нет и не может быть прав “частной собственности”. Если угодно, наука по природе своей – коммунистический институт. Любое закрепление прав или засекречивание исследований в науке является результатом внешних влияний, следствием проникновения в неё ценностей или интересов иного рода (экономических, политических, религиозных и т.п.).

Научное бескорыстие состоит в том, что содержание научного знания определяется исключительно одним лишь стремлением к истине, к познанию. Деятельность учёного часто связана с мотивами иного рода (материальными, престижными, религиозными и т.д.), но если эти посторонние мотивы проникают в само содержание полученного знания, оно уже не относится к науке. А.Эйнштейн писал по этому поводу следующее: “Храм науки – строение многосложное. Различны пребывающие в нём люди и приведшие их туду духовные силы. Некоторые занимаются наукой с гордым чувством своего интеллектуального превосходства; для них наука является тем подходящим спортом, который должен им дать полноту жизни и удовлетворение честолюбия. Можно найти в храме и других: плоды своих мыслей они приносят здесь в жертву только в утилитарных целях. Если бы посланный Богом ангел пришёл в храм и изгнал из него тех, кто принадлежит к этим двум категориям, то храм катастрофически опустел бы”. Эти люди, продолжает Эйнштейн, построили значительную, возможно даже наибольшую часть науки. “Но одно мне кажется несомненным: если бы существовали только люди, подобные изгнанным, храм не поднялся бы, как не мог бы вырасти лес из одних лишь вьющихся растений”1.

Под “скептицизмом” здесь имеется в виду обязанность учёного не принимать во внимание при оценке того или иного знания ничего, кроме проверки степени его обоснованности (не обращая внимания на авторитет, личные симпатии или антипатии и т.д.), испытывать взгляды коллег на прочность, критиковать их и положительно относиться к критике в свой адрес. В науке постоянное испытание на прочность, обсуждение, критика, дискуссии – необходимое условие её существования и развития. Наука – принципиально антиавторитарное и антидогматическое занятие. “Трезвым будь, умей не верить – в этом всей науки смысл”.

Ясно, что поскольку наука “вплетена” в контекст общественной жизни, находится в постоянном взаимодействии с другими социальными иститутами и поскольку всякий учёный – не только учёный, и имеет свои личные, возрастные, национальные, религиозные и прочие особенности, постольку в реальной практике науки эти ценностные императивы науки соседствуют с другими.

Кроме того, необходимо учитывать, что наука, как общечеловеческий социальный институт, состоит в свою очередь из множества социальных институтов (научных коллективов и сообществ) самого разнообразного характера и масштаба – лабораторий, научно-исследовательских институтов, университетов, академий (отраслевых, национальных, международных) и т.д., находящихся в достаточно сложных отношениях и друг с другом и со множеством других человеческих объединений.

Вопрос о том, как эти социальные измерения бытия науки и учёных влияют на науку и даже на внутреннее содержание и характер научного знания – одна их важных и трудных проблем философии науки.
Литература:


  1. Гайденко П.П. Эволюция понятия науки. М., 1987.

  2. Ильин В.В. Критерии научности знания. М., 1989.

  3. Касавин И.Т. Сокулер З.А. Рациональность в познании и практике. М., 1996.

  4. Кезин А.В. Научность: эталоны, идеалы, критерии. М., 1985.

  5. Стёпин В.С. Наука // Философский словарь. М., 2001.

  6. Философия и методология науки / под ред. В.И.Купцова. М., 1996. Гл.1.

  7. Философия науки / под ред. С.А.Лебедева. М., 2005. Введение.



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Тема Понятие науки. Критерии научности знания iconЗав кафедрой Философии
Критерии научности. Отличия науки от обыденного сознания. Что такое лженаука и почему она существует

Тема Понятие науки. Критерии научности знания icon1. Философия как наука. Критерии научности в философии Нельзя отрицать...
Не случайно Гегель рассматривал философию прежде всего с точки зрения «науки логики»

Тема Понятие науки. Критерии научности знания iconЭкзамен Общая психология Сравнительный анализ житейского и научного...
Критерии структурирования научного психологического знания. Место общей психологии в системе психологического знания

Тема Понятие науки. Критерии научности знания iconТема Теория государства и права как наука § Понятие научного знания
Общая теория права входит в систему современного социально-гуманитарного знания. Для того чтобы понять, что составляет предмет изучения...

Тема Понятие науки. Критерии научности знания iconФилософия как наука, критерии научности в философии
Философия – наиболее общее учение о мире и человеке, основа мировоззрения. Научная философия – синтез материализма и диалектики....

Тема Понятие науки. Критерии научности знания iconФилософия науки 1 Понятие науки. Проблема генезиса науки и ее историческая динамика
Наука – это специфическая форма познавательной деятельности, направленная на достижение нового знания, осуществляемая научным сообществом...

Тема Понятие науки. Критерии научности знания iconПонятие, предмет, система и методы науки конституционного права....
Предмет науки то, на что направлена мысль в процессе познания объектов или сферы, в которой существует наука (для кп конст правовая...

Тема Понятие науки. Критерии научности знания icon1. Понятие, предмет, система и методы науки конституционного права....
Наука конституционного права – это система юридического знания о конституционном праве как отрасли национального права, закрепляющем...

Тема Понятие науки. Критерии научности знания iconПримерный перечень вопросов к экзамену по курсу
...

Тема Понятие науки. Критерии научности знания icon1. Теория государства и права как наука § Понятие научного знания
Общая теория права входит в систему современного социально-гуманитарного знания. Для того чтобы понять, что составляет предмет изучения...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов