Терри Пратчетт, Нил Гейман Благие знамения




НазваниеТерри Пратчетт, Нил Гейман Благие знамения
страница14/30
Дата публикации10.08.2013
Размер4.09 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Философия > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   30


Рука Ньюта машинально потянулась к карману. Зажигалка пропала.

– Что все это значит? – хрипло спросил он.

– Ты что-нибудь слышал об Агнессе Псих? – спросила Анафема.

– Нет, – ответил он и отчаянно попытался прикрыться сарказмом: – Полагаю, ты намерена сообщить мне, что она изобрела психов.

– Нет, просто она представитель еще одного славного и старинного ланкаширского рода, – невозмутимо сказала Анафема. – Если не веришь, прочитай судебные отчеты ведьмоловов начала семнадцатого века. Я – ее прямой потомок. И кстати, один из твоих предков заживо сжег ее на костре. Вернее, пытался сжечь.

Ньют, как зачарованный, с ужасом выслушал рассказ о смерти Агнессы Псих.

– Не-Прелюбы-Сотвори Пульцифер? – уточнил он, когда она закончила.

– Подобные имена были весьма распространены в те дни, – сказала Анафема. – Наверное, семья нарожала десяток детишек, и родители свято чтили заповеди. Я еще читала о Пульциферах, которых звали Алчность и Лжесвидетель…

– Кажется, я понял, – сказал Ньют. – Постой-ка, ведь Шедвелл говорил, что моя фамилия ему знакома. Она должна числиться в армейских архивах. Да уж, если бы меня нарекли Прелюбодей Пульцифер, то мне бы, наверное, захотелось навредить как можно большему числу людей.

– Я думаю, он просто не слишком любил женщин.

– Спасибо, что ты это так воспринимаешь, – сказал Ньют. – Возможно, он таки мой предок. В мире не так уж много Пульциферов. А может… именно поэтому я вроде бы как вступил в Армию ведьмоловов? Может, это Судьба, – сказал он с надеждой.

Она помотала головой.

– Нет, – сказала она. – Судьбы не бывает.

– Все равно охота на ведьм сейчас уже совсем не та, что в былые дни. Я думаю, Шедвелл разве что у местной спиритуалистски переворачивает мусорные баки.

– Между нами говоря, у Агнессы был довольно трудный характер, – туманно заметила Анафема. – Всегда рвалась с места в карьер.

Ньют помахал листком.

– Но что это такое? – спросил он.

– Это она написала. То есть написала оригинал. Это предсказание № 3819 из книги «Превосходные и Недвусмысленные Пророчества Агнессы Псих», впервые опубликованной в 1655 году.

Ньют вновь глянул на выданное ему пророчество. Его рот открылся и закрылся.

– ^ Она знала, что я перевернусь на машине? – спросил он.

– Да. Нет. Может, и не знала. Трудно сказать. Понимаешь, Агнесса была худшим из всех пророков. Потому что она всегда оказывалась права. Именно поэтому ее книга провалилась.
* * *
Большинство сверхъестественных способностей порождаются простым отсутствием точной привязки к конкретному времени, а Агнесса Псих забредала в своих мыслях в такие далекие времена, что казалась совершенно безумной даже по меркам Ланкашира семнадцатого века, когда безумные пророчицы были весьма популярны.

Но все соглашались, что послушать ее одно удовольствие.

Она обычно ходила по домам, исцеляя больных при помощи какой-то плесени, но главным почитала мытье рук, поясняя, что нужно смыть крошечных животных, ставших причиной болезни, хотя каждый разумный человек знал, что ядреная вонь – единственная защита от вредоносных демонов. Для продления жизни она настоятельно советовала бегать трусцой (что звучало крайне подозрительно и впервые навело на нее ведьмоловов) и подчеркивала важное значение грубой растительной пищи, но и тут она явно опередила свое время, поскольку большинство людей скорее беспокоили камни в почках, чем клетчатка в их рационе. И она не желала сводить бородавки.

– Они существуют токмо в вашем Сознании,114 – говорила она, – забудьте о Них, и все пройдет без Следа.

Очевидно, Агнесса действительно поддерживала связь с будущим, но связь весьма ограниченную и специфическую. Иными словами, совершенно бесполезную.
– Это почему это? – спросил Ньют.

– Агнесса умудрилась насочинять такие предсказания, которые можно понять только после того, как все происходило, – сказала Анафема. – Вот, например: «Бетамаки же отнюдь не покупай». То есть предсказание относится к 1972 году.

– Ты хочешь сказать, что она предвидела видеомагнитофоны «Бетамакс»?

– Нет! Она просто выбирала очень маленькие информационные фрагменты, – сказала Анафема. – В том-то все и дело. В большинстве случаев она давала такие расплывчатые описания, что их можно было понять только после самого события, только тогда все обретало смысл. Кроме того, она не знала, насколько важно для будущего то или иное событие, поэтому действовала наугад. Она предсказала, что 22 ноября 1963 года в Кингс-линне рухнет некий дом.

– И? – На лице Ньюта отразилось вежливое недоумение.

– В этот день убили президента Кеннеди, – помогла ему Анафема. – Но, понимаешь, Далласа во времена Агнессы не существовало. А Кингс-линн был довольно известным портом.

– М-да.

– Но лучше всего она предсказывала то, что касалось ее потомков.

– Да?

– Конечно, она ничего не могла знать о двигателях внутреннего сгорания. Автомобили казались ей просто странными колесницами. Даже моя мама считала, что в этом пророчестве говорится о какой-то перевернувшейся императорской карете. Понимаешь, недостаточно видеть будущее. Нужно еще понимать, что увиденное означает. Агнесса была как зритель, который разглядывает огромную картину через крошечную трубочку. И, делая выводы по таким мелким фрагментам, она сочиняла, по своему разумению, полезные советы.

Иногда бывали и удачные попадания, – продолжала Анафема. – Мой прадедушка, к примеру, за два дня до срока разгадал предсказание о крахе фондовой биржи в 1929 году. И нажил состояние. Можно сказать, что мы стали профессиональными потомками. – Она внимательно посмотрела на Ньюта. – Видишь ли, пару сотен лет назад никто даже не понимал, что Агнесса создавала «Превосходные и Недвусмысленные Пророчества» как фамильную ценность. Многие из предсказаний касались ее потомков и их благосостояния. Она пыталась позаботиться о нас после своей смерти. И мы считаем, что именно поэтому она описала происшествие в Кингс-линн. В то время мой отец как раз ездил туда, и, с точки зрения Агнессы, на него вполне мог свалиться кирпич, хотя вряд ли его настигла бы шальная пуля из Далласа.

– Какая удивительная личность, – сказал Ньют. – Правда, взорвала целую деревню, но это такая мелочь.

Анафема пропустила его слова мимо ушей.

– В общем, она оставила нам в наследство пророчества, – сказала она. – И с тех пор наша семья пытается расшифровать их. Она давала примерно одно предсказание на месяц… хотя сейчас концентрация пророчеств растет, поскольку мы приближаемся к концу света.

– И когда же он наступит? – поинтересовался Ньют.

Анафема со значением взглянула на часы.

Он сдавленно фыркнул, надеясь, что у него получился миролюбивый и учтивый смешок. После сегодняшних событий он чувствовал себя не слишком здравомыслящим. Его беспокойство также вызывали духи Анафемы.

– Считай, тебе повезло, что мне не нужен секундомер, – сказала Анафема. – У нас в запасе, м-да, примерно пять или шесть часов.

Ньют прокрутил это в уме. До сих пор у него никогда не возникало потребности выпить, но что-то подсказало ему, что настал такой момент.

– А у ведьм в доме бывает спиртное? – рискнул спросить он.

– О да. – Она улыбнулась, как, верно, улыбалась Агнесса Псих, разбирая содержимое бельевого комода. – Зеленый булькающий отвар с затвердевшей коркой, в которой застыли всякие странные штучки. Кому и знать, как не тебе.

– Отлично. Лед имеется?

Напитком оказался джин. Со льдом. Анафема, учившаяся ведьмовству по ходу дела, не одобряла спиртные напитки в целом, но только не те, что стояли у нее в баре.

– Я тебе говорил о тибетце, который вылез из ямы на дороге? – немного успокоившись, спросил Ньют.

– Да я уже знаю про них, – сказала Анафема, шурша бумагами на столе. – Вчера двое таких появились у меня перед домом. Бедняжки, они так растерялись! Я напоила их чаем, а потом они одолжили у меня лопату и опять ушли в свою дыру. Правда, мне показалось, что они не совсем понимали, что, собственно, собираются делать.

Ньют почувствовал легкое раздражение.

– А откуда ты узнала, что они тибетцы? – спросил он.

– А ты-то откуда узнал, если на то пошло? Может, он распевал «ом-м», когда ты его сбил?

– Ну, он… он был похож на тибетца, – сказал Ньют. – Оранжевый балахон, лысая голова… словом, тибетец.

– Один из моих прилично говорил по-английски. Насколько я поняла, он мирно ремонтировал радиоприемник в Лхасе и вдруг провалился в какой-то туннель. И теперь не представляет, как ему добраться до дома.

– Если бы ты послала тибетца прогуляться по дороге, его, наверное, подбросила бы до места летающая тарелка, – уныло сказал Ньют.

– Три пришельца? Один из них маленький жестяной робот?

– И они перед твоим домом приземлялись?

– Судя по тому, что передает радио, мой садик, похоже, чуть ли не единственное место, где их не было. Они летают по всему миру, несут какую-то банальщину о мире во всем космосе, а когда их спрашивают: «Ну, и?» – пришельцы смотрят ошалело и улетают. Знаки и предвестья, все, как говорила Агнесса.

– Ты хочешь сказать, она и это предсказала?

Анафема порылась в потрепанной картотеке.

– Я хотела занести данные в компьютер, – сказала она. – Чтобы легче было искать. Понимаешь? Это сильно упростило бы расшифровку. Пророчества расположены в хронологическом беспорядке, но можно о многом догадаться по почерку и другим признакам.

– Она что, записывала все на карточки? – спросил Ньют.

– Нет. Она написала книгу. Но я умудрилась, э-э… потерять ее. Разумеется, мы всегда хранили копии.

– Потеряла, да неужели? – шутливо заметил Ньют, пытаясь придать разговору юмористический оттенок. – Уж этого Агнесса точно не могла предвидеть!

Анафема стрельнула в него взглядом. Если бы взгляды могли убивать, Ньют упал бы замертво.

Затем она продолжила:

– Однако за годы исследований мы составили указатель, а дедушка придумал систему перекрестных ссылок… Ага. Вот что нам нужно.

Она положила перед Ньютом листок бумаги.



– Раньше я не все здесь понимала, – призналась Анафема. – Эти сноски я делала, слушая новости.

– Ваша семья могла бы здорово разгадывать кроссворды, – сказал Ньют.

– По-моему, Агнесса здесь малость загнула. При чем тут Левиафан и Южная Америка? А тройки и четверки могут означать что угодно. – Она вздохнула. – С газетами столько мороки. Ведь неизвестно – может, Агнесса описывала какой-то пустяковый случай, а ты его пропустишь. Ты знаешь, какую пропасть времени занимает просмотреть все ежедневные газеты от корки до корки каждое утро?

– Три часа десять минут, – машинально ответил Ньют.
– Я думаю, нас наградят медалью какой-нибудь, – с оптимизмом сказал Адам. – За спасение человека из огня.

– Машина вовсе не горела, – сказала Пеппер. – А когда он перевернул ее обратно на колеса, оказалось даже, что она почти целехонька.

– Но могла бы гореть, – выразительно заметил Адам. – Не понимаю, с чего нам лишаться медали только потому, что какая-то старая развалина не понимает, когда ей следует загореться.

Они стояли на дороге, заглядывая в дыру. Анафема вызвала дорожную полицию, которая обвалила края ямы, чтобы почва просела, и поставила вокруг несколько предупредительных дорожных конусов; туннель был темным и терялся где-то в недрах.

– А круто было бы побывать в Тибете, – сказал Брайан. – Мы бы научились там всяким военным искусствам. Я смотрел один старый фильм про долину в Тибете, где все живут себе припеваючи сотни лет. Она называется Шангри-ла.115

– Шангри-ла? Да так называется бунгало моей тетушки! – сказал Уэнслидэйл.

Адам прыснул от смеха.

– Что за дурацкая идея – называть долину в честь какого-то старого бунгало, – сказал он. – Еще назвали бы «Приют Странника» или… или «Лаврушки».

– Все лучше, чем Шамбла, – кротко сказал Уэнслидэйл.

– Шамбала, – поправил Адам.

– Мне кажется, вы об одном и том же говорите. Скорей всего, у этой долины просто два названия, – с невиданной дипломатичностью сказала Пеппер. – Как у нашего дома. Когда мы сюда переехали, мы его переименовали – раньше он назывался «Хижина с видом на Нортон», – а только нам до сих пор присылают письма «Тео К. Купье, Хижина». Может, ее теперь называют Шамбала, но люди по привычке говорят «Лаврушки».

Адам спихнул в дыру камешек. Тибетцы начали ему надоедать.

– Чем дальше займемся? – сказала Пеппер. – На нижне-нортонской ферме сегодня купают овец. Можно пойти помочь.

Сбросив в дыру камешек побольше, Адам прислушался, ожидая услышать звук падения. Но ничего не услышал.

– Не знаю, – сдержанно сказал он. – Я думаю, нам лучше как-то позаботиться о китах, лесах или о чем-нибудь в таком роде.

– В каком именно роде? – спросил Брайан, который обожал старые добрые развлечения вроде купания овец. Он начал выгребать из карманов пустые пакетики и один за другим бросать их в дыру.

– Ну, тогда мы можем не покупать сегодня в Тадфилде гамбургеры, – сказала Пеппер. – Если мы, все четверо, не съедим по гамбургеру, то не надо будет вырубать миллионы акров тропических лесов.

– Их все равно вырубят, – сказал Уэнслидэйл.

– Опять же ваш грубый материализм, – сказал Адам. – Так же, как с китами. Просто поразительно, что за дела творятся. – Он посмотрел на Барбоса.

У него возникли очень странные ощущения.

Дворняжка, заметив его внимание, выжидающе встала на задние лапы.

– Вот из-за таких, как ты, и перебили всех китов, – строго сказал Адам. – Да ты за жизнь уже наверняка целого кита слопал.

Барбос, ненавидя себя последней крошечной частичкой сатанинской души, склонил голову набок и заскулил.

– Эдак на старушке Земле наступит распрекрасная пора, – сказал Адам. – Ни китов, ни воздуха, льды растают, моря поднимутся, и все будут жить в воде.

– Значит, повезет только атлантидцам, – радостно вставила Пеппер.

– Ха, – сказал Адам. На самом деле он ее не слушал.

В его голове творилось нечто странное. Она разболелась. И в нее приходили идеи, о которых он вовсе не собирался думать. Какой-то голос говорил: «Ты же можешь сделать кое-что, Адам Янг. Можешь все улучшить. Ты сможешь сделать все, что захочешь». И этот голос принадлежал… ему самому. Он раздавался откуда-то из глубины его существа. Той глубины, что была с ним все эти годы, но он не замечал ее, словно тень. Голос настаивал: «Да, это испорченный мир. Он мог бы стать прекрасным. Но теперь он гниет, и пора что-то с ним делать. Вот для чего ты здесь. Чтобы сделать его гораздо лучше».

– Ведь они приучились где угодно жить, – продолжала Пеппер, с тревогой поглядывая на Адама. – Я про атлантидцев. Ведь…

– Я по горло сыт всеми этими старыми атлантидцами и тибетцами, – огрызнулся Адам.

Эти удивленно уставились на него. Таким они его никогда не видели.

– С ними и так все в порядке, – сказал Адам. – На всей Земле только и делают, что переводят китов, жгут уголь и нефть, дырявят озон, рубят леса, и скоро нам вообще ничего не останется. Нужно на Марс лететь, а не торчать в этой сырой дыре, да еще и без воздуха.

Перед Этими стоял не тот Адам, какого они знали. Приятели избегали смотреть друг на друга. Адам помрачнел, а с ним – весь мир.

– Мне кажется, – заявил прагматичный Брайан, – лично мне кажется, что тебе лучше всего перестать читать эту чепуху.

– Ты это уже говорил, – сказал Адам. – Ты спокойно растешь себе, читаешь о пиратах, ковбоях и пришельцах и только уже начинаешь думать, что в мире полно всякого разного удивительного, как вдруг – бац! Тебе говорят, что на самом деле здесь убивают китов и вырубают леса, а ядерные отходы еще миллионы лет никуда не денутся. Ради такого и расти не стоит, я так считаю.

Эти обменялись взглядами.

Над миром нависла тень. На севере возникли грозовые тучи. Сквозь них пробивался желтый свет, словно какой-то фанатичный дилетант вдруг испачкал все небо.

– Мне кажется, эту дрянь надо бы убрать и начать все заново, – сказал Адам.

Голос Адама стал неузнаваемым.

По летней рощице пронесся резкий порыв ветра.

Адам взглянул на Барбоса, который пытался встать на голову. Послышалось отдаленное бормотанье грома. Адам нагнулся и рассеянно погладил собаку.

– Да уж, поделом бы всем досталось, если бы ядерные бомбы взорвались, и все пришлось начинать заново. Только чтобы тогда порядок был! – сказал Адам. – Иногда я думаю – вот этого мне и хотелось бы. Тогда мы со всем разобрались бы.

Гром зарычал снова. Пеппер поежилась. Разговор уже не походил на оживленные споры, в которых Эти проводили долгие часы. Пеппер не могла понять, что за выражение появилось в глазах Адама: обычная буйная радость сменилась какой-то серой пустотой, и это было гораздо хуже.

– Почему это «мы»? – попыталась возразить Пеппер. – При чем тут «мы»? Если бомбы повзрываются, нам тоже конец. Как мать еще не рожденных поколений – лично я против.

Все с любопытством посмотрели на нее. Она пожала плечами.

– Но тогда наш мир захватят гигантские муравьи, – занервничал и Уэнслидэйл. – Я видел один такой фильм. Или, может, придется вооружиться обрезами, и у каждого будет машина, напичканная ножами и пушками…116

– Я не собираюсь пускать сюда никаких гигантских муравьев и прочую дурацкую живность, – безумно воодушевляясь, сказал Адам. – Все мы останемся целы и невредимы. Я об этом позабочусь. Вот было бы прикольно… да, чертовски прикольно – остаться совсем одним в целом мире. Классно, да? Мы все поделим между собой. Станем играть в самые замечательные игры. Устроим настоящую войну, с настоящими армиями.

– Но людей же не останется, – напомнила Пеппер.

– Сотворю кого-нибудь, – беззаботно сказал Адам. – Таких, чтобы могли сражаться. И каждому из нас достанется по четверти мира. Вот ты, к примеру, – показал он на Пеппер, и та отпрянула, словно палец Адама был раскаленной добела кочергой, – бери Россию. Россия красная, а у тебя волосы рыжие, значит, почти красные. Уэнсли можно отдать Америку, Брайан пусть берет Африку и Европу, а… а…

Ужас все возрастал, но Эти подвергли предложения Адама достойному их обсуждению.

– Ч-чего-чего? – заикаясь, сказала Пеппер. Налетевший ветер хлестнул по ее футболке. – П-почему это Уэнсли – целая Америка, а мне т-только Россия? В России скучно.

– Ну тогда бери Китай, Японию и Индию, – предложил Адам.

– А мне, выходит, Африка с кучей таких же скучных мелких стран, – подхватил Брайан, торгуясь даже на этом витке чудовищного виража. – Я бы не отказался от Австралии, – скромно добавил он.

Пеппер пихнула его локтем и вызывающе тряхнула головой.

– Австралию, наверное, получит Барбос, – заявил Адам, глаза которого загорелись творческим огнем, – ведь нужно же ему где-то бегать. Там полно всяких кроликов и кенгуру, он будет на них охотиться, и…

Грозовые облака продолжали наступать, расплываясь в разные стороны, словно чернила, налитые в миску чистой воды, и неслись по небу быстрее ветра.

– Но там уже не будет никаких кроли… – заорал Уэнслидэйл.

Адам не слушал – вернее, не слышал – никаких голосов, кроме тех, что звучали в его голове.

– Сейчас слишком много беспорядка, – сказал он. – Мы должны начать все заново. Должны спасти, кого захотим, и начать все заново. Вот самый лучший выход. Земля от этого только выиграет, если разобраться. Меня просто бесит от одного взгляда на то, как эти старые маразматики все здесь испортили…
– Это память, понимаешь, – сказал Анафема. – Она работает назад и вперед. Родовая память, понимаешь.

Ньют посмотрел на нее вежливым, но пустым взглядом.

– Я попытаюсь объяснить получше, – терпеливо продолжала Анафема. – Пойми, Агнесса не видела будущих событий. Это лишь метафора. Она их помнила. Не особенно хорошо, конечно, и лишь в меру своего понимания, зачастую сумбурного. Мы думаем, лучше всего она помнила то, что должно произойти с ее потомками.

– А если ты ездишь по разным местам и делаешь то-то и то-то, потому что она так написала, а то, что она написала, – это воспоминания о том, где ты была и что делала, – сказал Ньют, – то, значит…

– Я понимаю. Но есть, э-э, некоторые свидетельства того, что именно так оно и работает, – сказала Анафема.

Они посмотрели на разложенную карту. Радио что-то тихо бормотало. Ньют все сильнее проникался сознанием того, что рядом с ним сидит женщина. Будь профессионалом, твердил он себе. Ты ведь солдат, так? Ну, практически да. Тогда действуй как солдат. Он задумался на долю секунды. Пожалуй, надо вести себя, как подобает хорошему солдату, отличнику воинской службы. Он с усилием вернулся к обсуждаемой теме.

– Почему именно Нижний Тадфилд? – спросил Ньют. – Я заинтересовался им просто из-за погоды. Оптимальный микроклимат, так это называют. То есть отдельно взятое местечко со своей прекрасной погодой.

Он заглянул в ее записи. В этом местечке определенно происходило нечто странное, даже если проигнорировать тибетцев и НЛО, которые, похоже, обегали и облетели уже всю землю. Тадфилдский район выделялся не только климатом, который строго соответствовал временам года; он еще и оставался на удивление неизменным. Никто почему-то не строил здесь новых домов. Численность населения почти не менялась. Количество здешних лесов и зеленых изгородей превосходило все ожидания. Единственная птицефабрика, открывшаяся в этом районе, прогорела через год или два, и ее сменила старомодная ферма, хозяин которой позволял своим свиньям свободно гулять в яблоневых садах и продавал свинину по повышенной цене. Две местные школы, похоже, обрели блаженный иммунитет к новомодным реформам образовательной системы. Автомагистраль, которая могла бы сделать Нижний Тадфилд куда более суматошным местом, чем забегаловка «Счастливый свин» на перекрестке № 18, изменила курс, отодвинулась на пять миль в сторону, сделала огромную дугу и продолжила путь, будто и не заметив островка сельского благоденствия. А почему так получилось, никто не понимал; один из привлеченных к строительству геодезистов заработал нервный срыв, второй ушел в монахи, а третий укатил на Бали рисовать обнаженных женщин.

Все выглядело так, будто несколько квадратных миль стали некой Запретной зоной для всех поползновений второй половины двадцатого века.

Анафема выудила из картотеки очередную карточку и подвинула ее к Ньюту.117

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   30

Похожие:

Терри Пратчетт, Нил Гейман Благие знамения iconНил Гейман Задверье Нил Гейман Задверье Предисловие переводчика
Да, разумеется, автор «набрасывает картинку», но именно набрасывает, а не описывает. Все сведено к действию и диалогам, реплики в...

Терри Пратчетт, Нил Гейман Благие знамения iconНил Гейман Звездная пыль Нил Гейман Звездная пыль Посвящается Джин и Розмари Волф Песня
В нашем молодом человеке и в том, что с ним произошло, было много необыкновенного – так много, что всего целиком не знал даже он...

Терри Пратчетт, Нил Гейман Благие знамения iconТерри Пратчетт Интересные времена Серия: Плоский мир 17 ocr фензин
Предупреждение: поскольку речь в дальнейшем пойдет о крайне щекотливых вопросах, нижеследующая аннотация написана дипломатическим...

Терри Пратчетт, Нил Гейман Благие знамения iconКогда мы встретимся вновь
Персонажи: Терри/Кенди, Пати/Том, Арчи/Анни, Нил/Жоа, Альберт/Шанталь, Элиза и другие

Терри Пратчетт, Нил Гейман Благие знамения iconТерри Пратчетт Понюшка Серия: Плоский мир 39 Перевод: Цитадель Детей Света
Командор с радостью погружается в импровизированное расследование, даже и не подозревая, что в первую очередь отдохнуть с мужем в...

Терри Пратчетт, Нил Гейман Благие знамения iconНил Гейман История с кладбищем
Обитатели кладбища, призраки, вампир и оборотень, дают мальчику имя, воспитывают и опекают его. На кладбище — и в большом, человеческом...

Терри Пратчетт, Нил Гейман Благие знамения iconТерри Пратчетт Роковая музыка (Музыка души)
Он позволил ей достигнуть возраста шестнадцати лет, поскольку полагал, что с подростками проще иметь дело, чем с маленькими детьми...

Терри Пратчетт, Нил Гейман Благие знамения iconНил Гейман Американские боги Альтернатива. Фантастика
Перед вами – художественное произведение, а не путеводитель. И пусть география Соединенных Штатов Америки в этом романе отчасти соответствует...

Терри Пратчетт, Нил Гейман Благие знамения iconТерри Пратчетт Последний контитент Серия: Плоский мир 22 Вычитка Kail Itorr
ИксиксИкс. Зато много-много лет спустя на него выпал Ринсвинд, самый невезучий и трусливый волшебник на Плоском мире. И именно на...

Терри Пратчетт, Нил Гейман Благие знамения iconНил Бернард – Преодолеваем пищевые соблазны
Доктор Нил Барнард – один из самых ответственных и авторитетных голосов в современной американской медицине. Эндрю Уил (Andrew Weil,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов