План семинарского занятия по философии для студентов 2 курса лечебного и педиатрического факультетов




Скачать 275.1 Kb.
НазваниеПлан семинарского занятия по философии для студентов 2 курса лечебного и педиатрического факультетов
страница1/3
Дата публикации29.06.2013
Размер275.1 Kb.
ТипЛитература
zadocs.ru > Философия > Литература
  1   2   3




План

семинарского занятия по философии для студентов 2 курса

лечебного и педиатрического факультетов
Занятие №15-16
Психофизиологическая проблема («сознаниемозг»)

в современных теориях сознания


  1. Общенаучные методы и их роль в исследованиях сознания

а) моделирование как научный метод. Предметные и знаковые, структурные и функциональные модели;

б) метод «черного ящика» и тест Тьюринга;

в) метод мысленного эксперимента.

  1. Психофизическая проблема и ее решение в концепции Р.Декарта.

  2. Дуализм и научный материализм – две основные позиции в современных теориях сознания.

  3. Мысленные эксперименты – «за» и «против» дуализма:

а) Китайская комната

б) Инвертированный спектр

в) Ученая Мэри

Литература

  1. Психофизиологическая проблема в современных теориях сознания. Практикум. Томск, 2013

  2. Мамардашвили М.К. Картезианские размышления. М, 1993, c.192-200


Творческие задания:

  1. Тест Тьюринга и проблема искусственного интеллекта)

Литература:

  1. Лоу Дж. Философский тренинг – М.: Аст, 2002, - гл. 6 «Может ли машина мыслить»

2. Тест Тьюринга/ справочный материал

  1. Проблема квалиа – критическая позиция Д.Деннета

а) Инвертированный спектр

1. Волков Д.Б. Бостонский зомби. Д.Деннет и его теория сознания. М., 2011, с.169-176, 188-194 (электронный вариант)

б) Ученая Мэри

1. Волков Д.Б. Бостонский зомби. Д.Деннет и его теория сознания. М., 2011, с.195-204 (электронный вариант)
^ 1. Общенаучные методы в исследованиях сознания
«Несмотря на все успехи нейрофизиологических исследований, несмотря на попытки физиологов обратиться к квантово-механическому пониманию сознания, несмотря на всю убедительность практики Востока, направленной на регулирова-ние состояний сознания через тело, проблема МАТЕРИЯ – СОЗНАНИЕ остается нерешенной. Эта проблема была поставлена еще в египетской Книге мертвых. С тех пор прошло 3500 лет без того, чтобы продвинуться достаточно глубоко в понимании связи материи и сознания. Именно эта проблема расщепила философскую мысль на два враждующих лагеря. Но ни материализм, ни идеализм не дали вразумительного раскрытия своих позиций. Если сознание есть функция высокоорганизованной материи (человеческого мозга – А.Я.), то где же модель, раскрывающая механизм этого функционирования?».

Можно согласиться с автором приведенной цитаты В.В.Налимовым в том, что философские проблемы – а проблема отношения материи и сознания, несомненно, проблема философская – не допускают окончательного решения и являются в этом смысле «вечными». Но за последние два-три десятилетия в науках, изучающих психические функции, достигнут значительный прогресс, и он связан с новыми достижениями в моделировании функций чувственного восприятия, внимания, памяти, целенаправленного поведения. Когнитивная психология обращается к нейросетевым моделям, согласующимся с реальными структурой и функциями центральной нервной системы. Нейронауки стремятся связать свои открытия с более детально разработанными моделями мозга и когнитивной деятельности. Медицина обнаруживает новые функциональные соответствия между патологией мозга и поведением.

Особого внимания методологии науки заслуживают общенаучные методы – так называют «универсальные» методы, которые в той или иной мере использует каждая наука.

Моделирование – это метод исследования, при котором непосредственно изучается не сам интересующий нас объект, а замещающая его искусственная или естественная система (модель).

Возможность моделирования, т.е. переноса результатов, полученных в ходе исследования модели, на изучаемый объект (оригинал), основана на том, что:

а) модель воспроизводит признаки оригинала, но не все, а существенные с точки зрения поставленной задачи;

б) она способна замещать в исследовании оригинал (в определенных отношениях);

в) имеются в наличии четкие правила перехода от модельной информации к информации об оригинале.

Логической основой метода моделирования являются выводы по аналогии.

Для создания моделей у человека есть всего два типа «материалов» – это средства окружающего материального мира и средства самого сознания. Соответственно этому модели делятся на предметные (реальные, вещественные) и знаковые (идеальные, информационные).

Таким образом, по характеру используемых «материалов» выделяют предметное и знаковое (информационное) моделирование.

^ Предметное моделирование ведется на модели, воспроизводящей определенные геометрические, физические, динамические и другие характеристики моделируемого объекта (оригинала). В данном случае под моделью понимают изделие или устройство, которое является упрощённым подобием исследуемого объекта или позволяет воссоздать исследуемый процесс или явление. Например, предметные модели, как уменьшенные копии оригинала (глобус как модель Земли, игрушечный самолёт с учётом его аэродинамических свойств рассматривается как модель самолета).

При знаковом моделировании моделями служат схемы, чертежи, формулы, тексты и т.п. Важнейшим видом такого моделирования является математическое моделирование.

Модели различаются также по способу представления объекта:

Структурные модели представляют объект как систему со своим внутренним устройством и механизмом функционирования.

Функциональные модели не используют таких представлений и отражают только внешне воспринимаемое поведение (функционирование) объекта. Внутренняя структура системы в таких моделях не отображается и не исследуется. Обобщенным образом функциональной модели является модель типа «черный ящик», структура которого совершенно не видна. (Возможны также комбинированные типы моделей, которые иногда называют моделями «серого ящика»).
Черный ящик это система, в которой внешнему наблюдателю доступны лишь входные и выходные переменные, а структура и внутренние процессы неизвестны

С проблемой «черного ящика» человек сталкивается буквально с первых шагов жизни. Едва ребенок становится на ноги, начинает передвигаться по своей кроватке, как ему сразу же хочется вырваться в большой мир. Но ... Перед малышом вырастает не что иное, как «черный ящик»: малыш ничего не знает об устройстве кроватного ограждения. Ребенок дергает его и так и этак. Выражаясь языком кибернетики, он начинает манипулировать «входами», надеясь получить на «выходе» устранение препятствия.

Не будет преувеличением сказать, что любая вещь, любое явление – вообще любой познаваемый объект - всегда первоначально выступает как «черный ящик». Вот практическая деятельность врача, когда он сталкивается с внешними проявлениями болезни, но неизвестно состояние организма больного? Перед врачом – задача «черного ящика».

Итак, «черный ящик» - это система, об устройстве которой мы ничего не знаем.

Каким же образом можно ее изучать, исследовать? «Черный ящик» представляет систему только с одной стороны: мы видим взаимоотношение между «входом» и «выходом» и стремимся понять поведение системы. Только поведение. Ни строение, ни материал не принимаются здесь во внимание.

Каждая система исследуется путем постепенного изготовления длинного протокола, составленного в хронологическом порядке и показывающего последовательность состояний «входа» и «выхода». В результате такого протокола мы знаем, какими «входами» экспериментатор манипулирует, что происходит при этом на «выходе». Расширяя постепенно круг «вход - выход», экспериментатор узнает поведение своего «подопечного». И уже по мере знакомства с его поведением пытается раскрыть внутренние связи в «черном ящике», его структуру. Однако, как бы детально ни изучалось поведение «черного ящика», нельзя получить однозначного решения о его внутренней структуре, его устройстве. Ведь одним и тем же поведением могут обладать разные системы.

Именно такая ситуация рассматривается в связи с тестом Тьюринга.

^ Тест Тьюринга — эмпирический тест, идея которого была предложена английским математиком Аланом Тьюрингом в статье «Вычислительные машины и разум» (1950 г.) в философском журнале «Mind». Статья ставит целью определить, может ли машина мыслить?

Тьюринг начинает свою статью утверждением: «Я предлагаю рассмотреть вопрос: «Могут ли машины думать?». Традиционный подход к этому вопросу состоит в том, чтобы сначала определить понятия «машина» и «интеллект». Тьюринг, однако, выбирает другой путь. Он заменил исходный вопрос другим, «который тесно связан с исходным и формулируется относительно недвусмысленно». Он предлагает заменить вопрос «Думают ли машины?» вопросом «Могут ли машины делать то, что можем делать мы (как мыслящие создания)?». Преимуществом нового вопроса, как утверждает Тьюринг, является то, что он проводит «четкую границу между физическими и интеллектуальными возможностями человека».

Чтобы продемонстрировать этот подход, Тьюринг предлагает тест, придуманный по аналогии с игрой для вечеринок «Imitation game» — имитационная игра. В этой игре мужчина и женщина направляются в разные комнаты, а гости пытаются различить их, задавая им серию письменных вопросов и читая напечатанные на машинке ответы на них. По правилам игры и мужчина, и женщина пытаются убедить гостей, что все наоборот. Тьюринг предлагает переделать игру следующим образом: «Теперь зададим вопрос, что случится, если в этой игре роль анонима будет исполнять машина? Будет ли задающий вопросы ошибаться так же часто, как если бы он играл с мужчиной и женщиной? Эти вопросы заменяют собой исходный вопрос «Может ли машина думать?».

Стандартная интерпретация этого теста звучит следующим образом: «Человек взаимодействует с компьютером и человеком. На основании ответов на вопросы он должен определить, с кем он разговаривает: с человеком или компьютерной программой. Задача компьютерной программы — ввести человека в заблуждение, заставив сделать неверный выбор».

Все участники теста не видят друг друга. Если судья не может сказать определенно, кто из собеседников является человеком, то считается, что машина прошла тест. Чтобы протестировать именно интеллект машины, а не её возможность распознавать устную речь, беседа ведется в режиме «только текст», например, с помощью клавиатуры и экрана компьютера-посредника. Переписка должна производиться через контролируемые промежутки времени, чтобы судья не мог делать заключения исходя из скорости ответов. Во времена Тьюринга компьютеры реагировали медленнее человека. Сейчас это правило необходимо, потому что они реагируют гораздо быстрее, чем человек.
^ Мысленный эксперимент как метод теоретического познания

В основе этого метода лежат моделирование и идеализация. Будучи особой формой абстрагирования, идеализация допускает момент чувственной наглядности (обычно процесс абстрагирования ведет к образованию мысленных абстракций, не обладающих никакой наглядностью). Эта особенность идеализации очень важна для реализации такого метода, как мысленный эксперимент.

^ Мысленный эксперимент как метод теоретического познания предполагает такое оперирование идеализированным объектом, которое заключается в «проигрывании» в воображении тех или иных положений, ситуаций с целью обнаружить существенные свойства и связи исследуемого объекта.

В этом сходство мысленного (идеализированного) эксперимента с реальным экспериментом.

В то же время как метод теоретического познания (реальный эксперимент – это метод эмпирического познания) мысленный эксперимент играет самостоятельную роль в науке. Сохраняя общие черты с реальным экспериментом, он существенно отличается от него:

1. Реальный эксперимент - это метод, связанный с практическим, материальным воздействием на изучаемый объект. В мысленном же эксперименте исследователь оперирует не материальными объектами, а их теоретическими моделями (идеализациями), а само оперирование производится в его сознании, т.е. чисто умозрительно.

2. В реальном эксперименте приходится считаться с физическими, геометрическими и иными ограничениями его проведения, что делает невозможным полностью устранить мешающие ходу эксперимента воздействия извне. В этом плане мысленный эксперимент имеет явное преимущество перед экспериментом реальным. В мысленном эксперименте можно абстрагироваться от действия всех нежелательных факторов, проведя его в идеализированном, «чистом» виде.

3. В научном познании возможны случаи, когда при исследовании некоторых явлений, ситуаций, проведение реальных экспериментов оказывается в принципе невозможным. Этот пробел в познании может восполнить только мысленный эксперимент.

История науки богата фактами использования мысленных экспериментов. Примером могут служить мысленные эксперименты Галилея, которые привели к открытию закона инерции.

Реальные эксперименты, в которых невозможно устранить фактор трения, как казалось, подтверждали концепцию Аристотеля: движущееся тело останавливается, если толкающая его сила прекращает свое действие. Действительно, шар или тележка, получив силовое воздействие, а затем катясь уже без него по горизонтальной поверхности, вследствие трения неизбежно замедляли свое движение и, в конце концов, останавливались. В таких экспериментах наблюдать равномерное непрекращающееся движение по инерции было невозможно.

Галилей, проделав мысленно такие же эксперименты, но с пошаговой идеализацией трущихся поверхностей до полного исключения трения, опроверг аристотелевскую точку зрения и открыл фундаментальный закон механики движения. «... Закон инерции, - писали А.Эйнштейн и Л.Инфельд, - нельзя вывести непосредственно из эксперимента, его можно вывести умозрительно - мышлением, связанным с наблюдением. Этот эксперимент никогда нельзя выполнить в реальности, хотя он ведет к глубокому пониманию реальных экспериментов».

В мысленном эксперименте существуют свои ограничения: результат взаимодействия идеализированных (воображаемых) элементов и результат процедур рассуждения считаются известными.

Поэтому условиями корректности мысленного эксперимента выступают следующие:

каждый из элементов и каждая процедура рассуждения должны быть хорошо определены наличным знанием, т.е. опытом или теорией.

Причина неудачных мысленных экспериментов всегда заключается в том, что плохо определены идеализированные элементы или процедуры рассуждения.

Примером может служить рассуждение английского философа Джорджа Беркли с целью обосновать (с позиций субъективного идеализма) отсутствие у объектов каких-либо качеств, кроме данных нам в ощущениях

Представим, пишет Беркли, что мы держим в руках яблоко. Оно красное, гладкое, с блестящей кожицей и приятным запахом… Мы считаем его объективно существующим, но если устранить у объекта (яблока) все эти чувственно воспринимаемые качества, то перестанет существовать сам объект. Следовательно, прав субъективный идеализм: «esse est percipi» – «Существовать – значит быть воспринимаемым».

Некорректность такого мысленного эксперимента в том, что не определена сама процедура устранения чувственно воспринимаемых качеств объекта. Мы знаем как лишить человека (субъекта) способности воспринимать качества (смотреть через светофильтр, лишающий способности воспринимать красный цвет и т.д.), но как отнимать чувственные качества у объекта (того же яблока) совершенно неизвестно.

Использование в качестве элементов плохо определенных идеализированных объектов и/или процедур рассуждения закрывает познавательные возможности мысленного эксперимента, превращая его в фиктивный.
^ 2. Постановка психофизиологической проблемы.
На первый взгляд, вопрос о сознании вовсе не труден. В самом деле, разве не очевидно: мозг порождает сознание, физические процессы являются причиной для появления ментальных. Этот первый приходящий в голову ответ, однако, в действительности ничего не проясняет, а даже запутывает дело. И вот почему. Мозг – физический объект, и у него есть самые обычные для вещей свойства: масса, объем, плотность, температура. Все эти качества можно описать с помощью физической теории. В конечно итоге физика является фундаментальной наукой. А вот как объяснить из физической теории сознание? Мысли и ощущения, очевидно, существуют, но их невозможно так просто свети к физическому. Кажется, сознание представляет собой какой-то совсем отдельный, отличный от физического, мир с уникальными, только ему присущими свойствами. Как физические процессы способны породить нечто столь отличное? И как возможно влияние сознания на физические процессы? Здесь загадка сознания превращается в проблему: 1) процессы мозга и сознание отличаются; 2) сознание каузально эффективно, т.е. может влиять на поведение человека, в том числе на его мозг; 3) физический мир каузально замкнут, т.е. в физическом мире не может быть других причин, кроме физических. Все утверждения кажутся правильными. Но все дело в том, что принять можно только любые два. Вместе эти высказывания никак не согласуются.

Сознание кажется принципиально отличным от других физических явлений. У него нет ни массы, ни плотности, ни протяженности. Зато оно обладает интенциональностью и субъективностью. Сознание удивительным образом направлено на объекты во внешнем мире. Мысль всегда о чем-то. Как емкость она способна вмещать в себя различные содержания. Это свойство философы называют интенциональностью. Интенциональные содержания принципиально закрыты для объективных исследований, они субъективны. Все процессы сознания скрыты от других людей. Я, и только я могу знать, что сейчас переживаю, каким именно образом воспринимать этот вкус, звук, запах, цвет. И эти переживания отличаются от переживаний других людей, так как они мои, неразрывно связаны с моей личностью. Есть уникальное, кажется, ни к чему не редуцируемое свойство, «каково это быть» мной. Подобное нельзя сказать о физических объектах. Их наблюдение доступно для всех и каждого, их существование объективно.

Правда, описанное нами свойство ментального ведет нас к еще одной проблеме, «проблеме других сознаний». Если сознание принципиально приватно, недоступно для других, как мы можем судить о наличии сознания о других? По внешним признакам: разумному поведению и речи? Но все это можно помыслить и без добавления «чудесной ауры» сознания, без внутреннего света. В конечном итоге наши коллеги могут быть просто сложными, очень сложными автоматами. Мы делаем вывод по аналогии, сопоставляя других с собой. Но это слишком сильный вывод. Используя только одно положительное свидетельство, мы экстраполируем его на множество других случаев. Абсурдно полагать наличие сознания только у себя, одного-единственного субъекта. Но, чтобы допускать наличие сознания у других субъектов, у нас, кажется, недостаточно оснований.

Сознание и мозг кажутся принципиально отличными друг от друга. И ментальные свойства ведут к возникновению научно-философских проблем. Разъяснить эти свойства и решить связанные с ними проблемы философы пытаются уже много веков.
^ Дуалистическое решение Декарта.
Попытку дать разъяснение отношению между ментальным и физическим делал еще Декарт в XVII в. В «Размышлениях о первой философии…» (1641) он ввел знаменитое разделение мира на res cogitans и res extensa – вещи мыслящие и вещи протяженные. Вещи протяженные подчиняются физическим законам природы и поэтому могут быть предметом исследования естественных наук. Ментальные феномены – это состояния неделимого, нематериального и свободного ума, свойства разумной души. Они не имеют пространственных характеристик и не поддаются объективному наблюдению. Существование ментальных феноменов, мышления вот первая очевидность, с которой по Декарту, мы сталкиваемся во внутреннем опыте. Ничто не может заставить нас усомниться в этом, ибо само сомнение есть мыслительный акт. Природа же вещей физических открывается нами в чувствах. И эти же чувства дают представления о принципиальных различиях между мышлением и вещами. Два различных мира, тем не менее, могут взаимодействовать. Это взаимодействие между ментальным и материальным, разумной душой и телом, по мнению Декарта, осуществляется через эпифиз, шишковидную железу. Именно здесь механические процессы трансформируются в ментальные: данные органов чувств объединяются для представления разумной душе. Нематериальный разум обдумывает и принимает решение, и, опять-таки через эпифиз выдает команду на соответствующее поведение телу.

Теория Декарта обособила мир вещей от мира духовного. И это позволило науке продолжить независимые исследования физических явлений, не оглядываясь на религиозные убеждения. В этом, конечно, было ее позитивное значение. Но загадка сознания осталась неразрешенной: не подвергались дальнейшему рациональному осмыслению не только «разумная душа» и законы ее существования, но и процесс ее взаимодействия с вещами материальными, человеческим телом. Как можно представить влияние нематериальной субстанции, без массы и энергии, на организм? Мы предполагаем, что чувство голода, а не тяготение, приводит нас к холодильнику, боль, а не электромагнетизм, заставляет отдернуть руку от горячего чайника. Но как это возможно? Чувства и мышления ограничены сферой ментального, а физический мир каузально замкнут: у физических событий нет других причин, кроме иных физических событий.

Наука в основном достойна доверия, так как чаще ее прогнозы сбываются. Мы доверяем ей жизнь, когда ступаем на борт самолета или включаем микроволновую печь дома, не ожидая пожара или внезапного взрыва. Это происходит потому, что физические законы устойчивы. Если Луна находится на определенном расстоянии от Земли, то это в силу того, что между ними действует закон притяжения. А не потому, что, вдобавок к физическим законам, их удерживает какая-то симпатия. Если бы в мире, помимо физических законов, имело место действие нематериальных сил, мы сталкивались бы с постоянными сюрпризами. Ни один прогноз не мог бы быть надежен. Да и само исследование природы не имело бы смыла. Нам мир отличается от мира «Алисы в стране чудес»: в нем люди вокруг не превращаются в игральные карты, а коты не растворяются в воздухе, оставив после себя только одну улыбку. Здесь надежно действует закон сохранения энергии. Так что согласовать положение о существовании и мозга, и сознания как двух различных, но и взаимосвязанных сущностей, Декарту удалось только ценой новых трудностей, разрешение которых стало самой важной задачей для его последователей и читателей.

^ Волков Д..Б. Бостонский зомби. Д.Деннет и его теория сознания
3-4. Современный взгляд на сущность психофизиологической проблемы: две основные позиции о природе сознания
Перед наукой давно уже стоит «проблема сознания»: как объяснить, что серое и белое вещество, находящееся в нашей черепной коробке, способно порождать богатый внутренний мир сознания? Раскроет ли наука когда-нибудь эту тайну? Одни считают, что это лишь вопрос времени. Однако есть аргументы, говорящие о том, что сознание представляет собой нечто такое, чего наука в принципе не в состоянии объяснить.
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

План семинарского занятия по философии для студентов 2 курса лечебного и педиатрического факультетов iconМетодические указания по производственной практике для студентов...
Методические указания предназначены для руководителей производственной практики, студентов 4 курса лечебного и педиатрического факультетов...

План семинарского занятия по философии для студентов 2 курса лечебного и педиатрического факультетов iconРасписание официальных отработок по факультетской хирургии для студентов...

План семинарского занятия по философии для студентов 2 курса лечебного и педиатрического факультетов iconИтоговые тесты для студентов лечебного, педиатрического и медико-профилактического...
Итоговые тесты для студентов лечебного, педиатрического и медико-профилактического факультетов

План семинарского занятия по философии для студентов 2 курса лечебного и педиатрического факультетов iconДомашнее задание для практического занятия по педагогике для студентов...
Подготовьте план учебно-просветительского занятия по теме: «Здоровый образ жизни»

План семинарского занятия по философии для студентов 2 курса лечебного и педиатрического факультетов iconМетодическое пособие для самостоятельной работы по общей гигиене...

План семинарского занятия по философии для студентов 2 курса лечебного и педиатрического факультетов iconУчебно-методическое пособие для самостоятельной работы студентов...
Занятие №1 Тема занятия: «Закономерности наследования на организменном уровне. Моногибридное скрещивание»

План семинарского занятия по философии для студентов 2 курса лечебного и педиатрического факультетов iconВопросы по втмз для студентов лечебного, стоматологического и педиатрического факультетов
Механизм токсического действия и патогенез поражения фосфорорганическими соединениями

План семинарского занятия по философии для студентов 2 курса лечебного и педиатрического факультетов iconОрганизация медицинской помощи при катастрофах
Учебное пособие предназначено для студентов лечебного, педиатрического, стоматологического факультетов медицинских вузов

План семинарского занятия по философии для студентов 2 курса лечебного и педиатрического факультетов iconВопросы к коллоквиуму по разделу «Физиология дыхания и выделения»...
Механизм и биомеханика вдоха и выдоха. Использовать схему схему модели Дондерса. Перечислить и указать роль мышц вдоха и выдоха

План семинарского занятия по философии для студентов 2 курса лечебного и педиатрического факультетов iconТестовая программа по гигиене с экологией для студентов лечебного...
Количество возрастных групп взрослого трудоспособного населения в физиологических нормах питания

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов