В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5




НазваниеВ. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5
страница7/28
Дата публикации15.08.2013
Размер5.07 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   28
ГЛАВА 2

^ ПРОТИВОРЕЧИЕ РАЗВИТИЯ

Развитие есть движение от низшего к высшему, следовательно, соотношение низшего и высшего составляет основное содержание развития.

По проблеме низшего и высшего имеется уже значительная литература 16. На основе этих исследований низ-

15 К. М а р к с и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 36.

16 См., например: В. И. С в и д е р с к и й. Противоречивость дви

жения и ее проявления. Изд. ЛГУ, 1959; «Проблема развития в

природе и обществе». Изд. ЛГУ, 1958; Б. М. Кедров. Классифика

ция наук, кн. 1. М., изд. ВПШ и АОН, 1961; кн. 2, М, «Мысль»,

1965; А. Д. Вислобоков. Марксистская диалектика и современный

механицизм. М., изд. ВПШ и АОН, 1962; «Философия пограничных

проблем науки», вып. 1 (I967). вып- 2 (1968). вып. 3 (1970), вып. 4

(1970), вып. 5 (1972).

98
шее и высшее могут быть описаны следующим образом Прежде всего, низшее и высшее_суть простое и сложное Признак относительной сложности может быть раскрыт далее на основе сопоставления специфических признаков различных ступеней развития материи. Так, материал социальных и биологических наук с полной определенностью показывает большую сложность человека по сравнению с животным миром.

Признак сложности, доступный эмпирической интерпретации в признаках, обнаруживаемых частными науками, требует одновременно дальнейшего разъяснения в понятиях философии. В этом плане он может быть представлен далее как сложность элементного состава и структуры, которые также доступны эмпирической и дальнейшей философско-теоретической интерпретации.

Существует второй способ описания высшего и низшего, дополняющий описание посредством прослеженной цепочки денотатов, начинающейся с термина «сложность». Каждая ступень развития материи обладает определенным содержанием, т. е. совокупностью признаков, понятых в самом широком смысле слова. Содержа^ ние в указанном смысле слова — это очень широкая философская категория, неоправданно редко используемая при описании развития. Содержание, в широком смысле слова, рассматривается не в противопоставлении форме, а в смысле «все, что содержится в предмете», т. е. как совокупность всех признаков предмета, включая форму и содержание в узком значении слова. «Признак» в этом плане также имеет предельно широкий смысл и относится к свойствам, качествам, отношениям, связям, сущности, явлению и т. д., т. е. ко всему тому, что существует в предмете. Категория содержания, в силу ее широты и связи со всеми категориями диалектики, делает понятия высшего и низшего предельно сопоставимыми и обладает особой объяснительной ценностью в теории развития.

Взятое в предельно широком плане, высшее характе- ризуется большей содержательностью, большим богат- ством содержания, чем низшее. Описание высшего и низ- шего как противоположных моментов развития с помощью категории содержания предполагает сопоставимость «признаков», ибо вырванные из органической связи друг с другом эти признаки могут иметь различные характер и значение и, следовательно, теряется возмож-

7*
99
ность сопоставления вещей или явлений как «высших» и "низших" .

Развитие есть рост богатства содержания предметов или явлений17. Возникающее в процессе развития новое содержание есть не что иное, как новые качества, свойства, отношения, сущность, законы и т. д. Предложенное определение развития, следовательно, может быть развернуто в целостное описание развития посредством всей системы категорий диалектического материализма.

На основе определения развития как роста богатства содержания возникает возможность дать более «острое» , определение высшего как образования, включающего основное содержание низшего и, кроме того, некоторое приращение содерожания. Высшее есть единство содержания, взятого у низшей ступени развития, и нового содержания, специфичного для высшего. «Более сложным, высшим мы называем то явление, которое содержит в себе основное положительное содержание более простого явления, и, кроме того, включает в себя еще что-то сверх этого содержания» 18.

С этой точки зрения высшее может быть условно выражено формулой: H = S + h, где S — основное содержание, «заимствованное» у низшего, a h — некоторое «приращение» содержания, «добавочная» сложность, присущая только высшему. (Очевидно, нет необходимости специально пояснять, что использованная «арифметическая» символика имеет условный характер и что высшее представляет собой не арифметическую сумму, а диалектическое единство нового и старого содержаний).

Изложенная характеристика развития выражает, по нашему мнению, основное содержание понятия развития, но является в то же время недостаточной. Исчерпываю-

17 Это определение развития вызывает иногда возражения, ибо

оно якобы сводит развитие к количественному росту. Несомненно,

слово «рост» само по себе выражает количественную сторону про

цесса. Однако качественная сторона развития с полной определен

ностью выражена термином «богатство содержания». Диалектика

количества и качества как противоположностей такова, что каждое

из них не может быть выражено без помощи «своего другого». По

добно этому, например, нельзя сформулировать идею бесконечного

качественного многообразия мира, не вводя в определение этого мно

гообразия количественного признака: мир качественно бесконечен в

том смысле, что в нем бесконечное количество качеств. Термин «бо

гатство» в изложенном смысле слова использовался В. И. Лениным.

Так, «явление богаче закона» (Поли. собр. соч., т. 29, стр. 137).

18 В. И. С в и д е р с к и й. Противоречивость движения и ее про

явления. Изд. ЛГУ, 1959, стр. 14.

100
щее теоретическое представление о развитии дается только целостной системой категорий диалектического материализма. Каждая категория марксистской философии получает полное выражение или раскрывается лишь целостной системой диалектического материализма. При этом система категорий диалектического материализма выступает в роли системы понятий-определителей данной категории и сопоставляется с определяемой категорией посредством наиболее близких к ней понятий. Так, понятие развития соотносится с целостной системой категорий марксистской философии посредством понятий высшего и низшего, простого и сложного, богатства содержания.

В самой мысли о возникновении высшего из низшего заключен парадокс, который обходится в упрощенных изложениях диалектики. Констатируя феномен развития (который с полной определенностью фиксируется уже последовательностью основных объектов науки — физического, химического, биологического и социального), мы должны признать, что высшее содержит в себ;е некоторое новое содержание, некоторое приращение сложности, отсутствующее в низшем. Без признания этого содержания идея развития теряет всякий смысл. Но в то \ же время, допуская именно развитие высшего из низ- шего, мы должны заключить, что добавочная сложность не могла появиться откуда-либо, кроме как из низшего. Однако в низшем 9того содержания не может быть, ибо иначе не было бы самого факта развития. И т. д.

Коренная проблема развития заключается в том, от-

куда берется новое содержание, которого не было в низ

шей ступени развития? *

Парадокс возникновения (развития) связан с самим существом проблемы развития. Без его постановки и последующего-разрешения (снятия) не может быть построена ни диалектико-материалистическая теория развития, ни, более того, теория материи. Однако в литературе последних лет этому парадоксу не придано подлинного значения, он или вообще не замечается или стирается до такой степени, что теряет свою истинную остроту и содержание. Ошибочно полагают, например, что «добавочная сложность» живого заранее содержится в его химических предпосылках.

Парадокс возникновения представляет собой проблему, решение которой неразрывно Связано с судьбами

101
как диалектики, так и материализма. Поскольку признание развития означало признание феномена появления нового содержания, а метафизическая концепция материи рассматривала последнюю как абсолютное тождество, допущение развития означало утверждение о возник новении нечто из ничто, т. е. сотворение материи в процессе развития. Материализм прошлого не смог разрешить парадокса возникновения и неизбежно приходил к отрицанию диалектики, порождавшей парадокс.

Противоположную позицию занял идеализм. С точки зрения концепции гилеморфизма Платона, Аристотеля, Ф. Аквинского и их современных последователей, развитие вещественного мира объясняется тем, что в аморфную и инертную материю воплощаются различные по сложности формы, которые являются моментами духовной сущности. Иерархическая организация материи, с этих позиций, порождается организацией, обусловлен ной иерархией духовных сущностей. По мнению ряда неотомистов, всякая детерминация в мире вещей вытекает из духовных форм, инкарнироваиных в материю (сейчас их нередко называют информацией), а индетерминизм, неопределенность — из материи. Мир, от электрона до человека, — поясняет известный французский физиолог и психолог П. Шошар, — есть чудесная последовательность ступеней развития, «где каждая ступень включает появление новых, непредугадываемых свойств». Этой последовательности соответствует аналогичная иерархия форм или душ, воплощенных в материю. Душа — это не двигатель, не причина тела, а смысл его организации, «направляющая идея», внутренний план. Она является истинной духовной инстанцией, информирующей тело. Строгий детерминизм, поэтому, не опровергает спиритуализма, напротив, детерминизм природы есть следствие форм, воплощенных в предметах 19.

Нетрудно заметить, что вводя понятие формы, которая вносит новый порядок сложности в материю, концепция гилеморфизма не решает парадокса возникновения, а переводит его из области материального мира в область мира духовного, полагая последний неизменным.

19 P. Chauchar d. Physiologie de la conscience. P., PUF, p. 127—128.

102
Второй крупной попыткой решения парадокса развития является диалектическая философия Гегеля. Основная заслуга Гегеля, угадавшего в диалектике идей диалектику вещей (Ленин), заключается в том, что он рассматривает развитие и, следовательно, возникновение как реальный факт, который должен быть с необходимостью принят. Он вводит в философию специальную категорию возникновения, роль которой в диалектике Гегеля и материалистической диалектике учитывается в последнее время далеко не достаточно.

Гегель понимает развитие как рост богатства содержания, как переход идеи от предельно бедного содержания ко все более богатому. Развитие абсолютной идеи проходит, по Гегелю, три основных ступени: логику, природу, дух. Оно начинается с наиболее абстрактного и наименее содержательного бытия вообще, которое в силу своей предельной абстрактности является диалектически тождественным небытию. Борьба бытия и небытия дает становление, которое включает в себя, в качестве своих моментов, возникновение и уничтожение. Борьба становления и уничтожения приводит к появлению определенного бытия («наличного бытия»). И т. д. Основными ступенями развития в пределах логики являются бытие, сущность и понятие.

В процессе развития абсолютная идея движется, согласно Гегелю, от абстрактного к конкретному. Это движение заключается в том, что на каждой крупной или частной ступени развития идея приобретает все новые и новые признаки, сохраняя в то же время накопленное богатство содержания в «снятом виде». На наивысшей ступени движения («абсолютный дух») идея возвращается как бы в исходное состояние, обогащенное результатами предшествующего развития. Идея, таким образом, развивается внутри себя, порождая из себя свое богатство. Ее глубокой внутренней способностью является, таким образом,возникновение и развитие.

Вводя понятие возникновения в систему диалектической философии, Гегель делает поистине гениальную догадку. Однако в силу того, что развитие приписывается им абсолютной идее, понятие возникновения получает в философии Гегеля, наряду с определенным рациональным содержанием, существенное искажение, обусловленное идеализмом. Поскольку мышление является конкретным процессом и может изучаться как та-

103
ковое и вместе с тем, отображая любые вещи и явления окружающего мира, обладает, следовательно, не которой универсальностью, на основе его исследования оказалось легче обнаружить диалектические закономерности. Поэтому наиболее развитая форма диалектики до возникновения марксизма была создана на основе изучения мышления и необходимо должна была принять вид идеалистической диалектики. В связи с этим, Гегелю удалось обнаружить существование необходимой стороны всякого развития — возникновения. Идеалистическое понимание развития/как процесса самопознания абсолютной идеи неизбежно приводило к тому, что явление возникновения было чудовищно извращено. С точки зрения Гегеля, процесс развития есть возникновение конкретного из абстрактного (в конечном счете — из малосодержательного бытия вообще), единичного из общего, в то время как реальный.процесс развития представляет собой возникновение одного конечного, определенного из другого конечного и определенного (живого из неживого, человека из животного мира). Этот коренной порок гегелевской спекулятивной философии был раскрыт Марксом и Энгельсом в «Святом семействе» как «тайна спекулятивной конструкции». Разъясняя эту тайну, Маркс и Энгельс писали, что, по Гегелю, «плод вообще» существует до единичных плодов и порождает единичные плоды. Возникновение получает у Гегеля абсолютизированный, гипертрофированный вид, что сближает его философию с христианской идеей творения.

В современной буржуазной философии безуспешные попытки решения парадокса возникновения были предприняты витализмом (Дриш), бергсонизмом («жизненный порыв»), теорией эмерджентной эволюции и холизмом.

Согласно теории эмерджентной эволюции (С. Алек-сандер, Л. Морган), развитие включает возникновение предсказуемых результантов и непредсказуемых эмерд-жентов: «Посредством результантов осуществляется непрерывность в прогрессе; посредством эмерджентов — прогресс в непрерывности»20. Эмерджент, или новое со-держание высшего, по Моргану, «обнаруживает в себе достаточную очевидность цели и включает в себя некоторый дух (Mind), посредством чьей активности направ-

20 С. L. Morgan. Emergent Evolution. William and Norgate. L., 1927, p. 5.

104
1

ляется ход событий». «Mind есть дух (Spirit), для нас — Бог»21.

С точки зрения холизма (Смэтс), новое содержание высшего есть результат целостности, которая в конечном счете оказывается духовной связью. Смэтс противопоставляет целостность, как источник нового содержания, материи.

Современные попытки разрешения парадокса развития на базе идеализма так же безуспешны, как и прежние, не вносят ничего принципиально нового и, более того, стоят значительно ниже диалектического подхода Гегеля.

Парадокс развития был решен только диалектическим материализмом, это решение выражено в самой сущности как диалектической концепции развития, так и концепции материи в марксистской философии. (Мы оставляем в стороне вопрос о том, обсуждался ли в специальной и явственной теоретической форме парадокс развития в трудах Маркса, Энгельса, Ленина).

По нашему мнению, решение парадокса развития может быть представлено следующим образом22.

Первым шагом в снятии парадокса возникновения является введение — на основе материала конкретных наук — понятия об основных неуничтожимых потенциальных возможностях развития материи, которые она никогда не может утратить, оставаясь в этом смысле, по словам Энгельса, вечной и неизменной.

Каждая ступень развития, следовательно, потенциально содержится в низшей, а все основные ступени развития материи потенциально содержатся в материи во-сбще. Фигурально выражаясь, материя в любом участке мира содержит постоянную совокупность-основных по-тенциальных способностей, реализующихся при опреде-ленных условиях ее развития. «У нас есть уверенность в том,—'писал Энгельс, — что материя во всех своих превращениях остается вечно одной и той же, что ни один

21 С. L. Morgan. Указ. работа, стр. 32.

22 Это решение в общих чертах было предложено нами в рабо

тах: «Психофизиологическая проблема. Философский очерк». Пермь,

1966; «О логике соотношения высших и низших ступеней развития

материи». В сб. «Философия пограничных проблем науки», вып. I.

Изд. ПГУ, 1967; «Пограничные науки и марксистская концепция

уровней», «Философские науки», 1969, № 4. Предложенное решение

нуждается в серьезном обсуждении. Попытка дальнейшей разра

ботки и обоснования его предпринимается в настоящей книге.

105
из ее атрибутов никогда не может быть утрачен и что поэтому с той же самой железной необходимостью, с какой она когда-нибудь истребит на Земле свой высший цвет— мыслящий дух, она должна будет его снова породить где-нибудь в другом месте и в другое время»23.

С предложенным нами моментом преодоления пара-, докса возникновения не согласился А. С. Богомолов, который полагает, что Ф. Энгельс выдвинул лишь гипотезу неуничтожимых возможностей развития материи, по мнению А. С. Богомолова, противоречащую идее развития. Мысль о «наличии «в любом участке мира» некоторого постоянного «набора» потенциальных способностей материи» означает, что эти «возможности» оказываются чем-то статичным, тогда как в диалектическом материализме сами возможности понимаются исторически, в их зарождении, возникновении, развертывании и реализации» 24.

Прежде всего, нельзя согласиться с утверждением , А. С. Богомолова о том, что идея постоянства и неун ич-тожимости основных способностей материи есть гипотеза, противоречащая диалектике. Признание такого постоянства равносильно признанию неуничтожимости материи, которое является краеугольным камнем материализма. Доводить идею развития до отрицания постоянства и определенности материальной основы мира означает совершенно определенное отступление от концепции материи, но что представляет собой неуничтожи-мость материи, как не постоянство (неуничтожимость) | ее основных свойств (атрибутов) и, следовательно, ос-новных способностей (возможностей) ? Несомненно, существует некоторое теоретическое различие между «атрибутом» и «способностью» (возможностью), однако они находятся в неразрывной внутренней связи, правильно подмеченной Энгельсом. Представление о вечной смене свойств и возможностей, отрицание постоянства наиболее общих свойств вещей приводит к идее чистой бесконечности, которая исключает понятие материи. Эн- гельс, следовательно, отнюдь не случайно приходит к идее материи как некоего постоянства, существующего ■ «во всех своих превращениях», ибо в противном случае

23 Ф. Энгельс. Диалектика природы. К. Маркс и Ф. Э н-

г е л ь с. Соч., т. 20, стр. 363.

24 Л. С. Богомолов. Разрешает ли «концепция уровней» па

радокс развития? «Философские пауки», 1970, № 3, стр. 69.

106
материя оказывается моментом какого-то более широкого начала, т. е. по существу — моментом идеи.

Определенность и неуничтожимостьматерии означает

не только определенность и неуничтожимость ее основных свойств, но и определенность и неуничтожимость наиболее общих способностей (возможностей) развития материи, к которым Энгельс также не случайно отнес способность материи порождать человека, определив ее, впрочем, гораздо сильнее, чем возможность, — как «железную необходимость».

Материя, следовательно, включает в себя, далее,

необходимость реализации основных способностей в, про-

цессе своего развития, благодаря которой (необходимости) развитие получает закономерный характер. Понятие о развитии как закономерном процессе не может быть теоретически построено иначе, как на основе понятия материи, включающего в себя признание ее определен ности и постоянства, признание неуничтожимости ее основных свойств, возможностей и необходимости их (возможностей) реализации в бесконечном процессе изменения материи. Признание такой необходимости, заложенной в самом фундаменте материи, не приводит, вопреки опасениям некоторых авторов, к идее фатальной предопределенности всех явлений и событий, ибо речь идет здесь о реализации только наиболее общих возможностей материи, в то время как реализация частных возможностей зависит от конкретных условий развития, конкретных стечений обстоятельств. Существует, очевидно, сложная и многостепенная иерархическая система необходимостей и случайностей, где каждая необходимость выражается в определенном классе случайностей. При этом основные свойства и возможности, связанные с основными ступенями развития материи, не являются случайными по отношению к материи как таковой. Мысль о том, что признание необходимого характера основных ступеней развития, свойств и способностей материи обязательно приводит к фатализму, связана с неосознанным представлением, согласно которому материя есть некий последний уровень, лежащий где-то «в конце» последовательности социального, биологического, химического, физического и т. д. уровней. Идея фатализма предполагает наличие начала процесса, однозначно предопределяющего каждое последующее событие. Между тем концепция постоянства материи и ее основ-

107
ных свойств и способностей опирается на представление о бесконечной последовательности ступеней развития как появления нового, как роста богатства содержания, что полностью устраняет возможность фаталистического толкования. Материя, с позиций диалектического материализма, есть бесконечная последовательность конечных ступеней развития, т. е. организована в соответствии с принципом развития, который благодаря своему существу (росту богатства содержания) исключает абсолютную механическую предопределенность будущего прошедшим.

Поскольку материя является последним и предельно широким объяснительным понятием науки, следует признать существование и предельно широких свойств, спо-сооностей и необходимости, заложенных в материи; без них понятие материи лишается всякого содержания и I становится пустой фикцией. Применять к этим свойствам, способностям и необходимости понятие возникновения, как предлагает А. С. Богомолов — это значит полагать возникающей материю. Вместе с тем, разумеется, всеобщие и неуничтожимые свойства, способности и необходимость имеют в материи как таковой предельно общий характер и принимают конкретные формы на каждой ступени ее прогрессивного движения.

Понятие о всеобщих и постоянных свойствах, способностях и необходимости (их реализации) вносит в понимание возникновения весьма существенный момент: возникновение, как важнейший элемент развития, осуществляется в пределах материальной определенности мира, в пределах материи и ее основных (всеобщих) свойств и способностей. Материя, следовательно, вклю-чает в себя возникновение, материя есть определенность, включающая возникновение.

Введение понятий о всеобщих и неуничтожимых свой-ствах, способностях материи и необходимости (их реализации) в значительной мере устраняет момент несовместимости высшего и низшего и представляет собой, поэтому, первый шаг в разрешении парадокса возникновения. Однако эти понятия оставляют еще существенный пробел в понимании возникновения, парадокс возникновения все еще не снят, так как, например, возможность человека, заложенная в элементарных частицах, не есть сам человек и, следовательно, все еще остается теоретическая проблема: откуда берется то но-

108
■вое содержание, которого не было в низшем, но которое существует в высшем. Необходимо, следовательно, введение какого-то нового объяснительного момента, позволившего бы перебросить мост между возможным и действительным, низшим и высшим, сохраняя в то же время их существенное различие.

Искомый объяснительный момент должен, очевидно, сохранить существенное различие низшего и высшего и в то же время устранить их теоретическую несовместимость, составляющую отличительный признак парадокса. Теоретическое преодоление парадоксов заключается в преобразовании противостоящих положений, благодаря которому снимается принципиальная несовместимость этих положений и обнаруживается реальное противоречие, состоящее в одновременном взаимоисключении и взаимополагании теоретическими положениями друг друга. В нашем случае необходимо понять, как высшее и низшее, сохраняя существенное различие (точнее, противоположность) своих содержаний могут быть в то же время едиными, т. е. находиться в органической генетической связи и не нуждаться в каком-либо внешнем для них источнике приращения содержания.

Решение парадокса должно опираться на два положения, имеющих бесспорный характер, подтверждаемых эмпирически и обладающих следовательно, принудительной силой: факт действительного существенного различия и противоположности высшей и низшей ступени развития, подтверждаемый последовательностью наук (физика, химия, биология и социология) и настоятельная теоретическая необходимость объяснения возникно-вения высшего из низшего из них самих (которая также опирается на эмпирический и теоретический материал естественных, социальных наук и материалистическую философию). В связи с этим возникает вопрос: не является ли парадоксальность возникновения несуществовав-шего содержания результатом бессознательных стереотипов мышления, утрачивающих смысл при решении вопросов, связанных с природой всеобщего, природой наиболее широкого, предельного объяснительного понятия науки?

Констатируя бесспорный и абсолютно доказанный современной наукой факт развития и не вводя никаких не следующих из опыта объяснительных понятий (бога, души, эмерджента), мы должны признать существова-

109
ние у материи фундаментальной и не выводимой из ка-ких-либо более широких и глубоких основ способности возникновения высшего из низшего, способности разви-тия. Далее теоретической (и, следовательно, объясняющей) констатации существования всеобщей и «изначальной» материальной способности возникновения (развития) мы не можем пойти, причем не потому, что эта_спо-собность сверхъестественна (т. е. объективно парадоксальна) или ее источник для пас закрыт, или последовательность родовых для нее свойств бесконечна (т. е. мы «еще не знаем, из чего возникает эта способность»), а потому, что дальше нее ничего нет: она всеобща, изначальна и невыводима, как всеобща, изначальна и невыводима материя. Разумеется, речь идет при этом вовсе не о том, что мы просто «постулируем» существование «возникновения», а о том, что мы теоретически выводим его из фактов, однако реально сама эта способность материи изначальна и невыводима.

С введением понятия об изначальности и невыводимости развития парадокс возникновения теряет свою антиномическую неразрешимость, снимается и оказывается не чем иным, как реально существующим противоречием возникновения, развития, которое является предельно широким, всеобщим противоречием материи, т. е. имеет изначальный и невыводимый (из каких-либо более общих свойств) характер.

Не соглашаясь и с этим моментом решения парадокса, А. С. Богомолов утверждает, что «в лучшем случае это тавтологическая фиксация установленного наукой факта развития: «возникновение нового имеет своей основой способность возникновения нового»25. По мнению А. С. Богомолова, парадокс развития решается ссылкой на закон перехода количества и качества. «Чего же не хватает теории уровней для того, чтобы разрешить парадокс развития? Нам думается, что центральный объяснительный момент диалектико-материалистической теории развития (а тем самым и теории уровней) —это закон перехода количественных изменений в качественные» 26.

С предложенным А. С. Богомоловым решением парадокса нельзя согласиться. В сущности, оно и не явля-

25 А. С. Богомолов. Указ. работа, стр. 69.

26 Т а м ж е, стр. 70.

110
ется решением, ибо проблема парадокса как раз в том и заключается, почему количество переходит в качество, почему возникает новое качество, которого не было в прежней качественной и количественной определенности. «Решение» парадокса путем простого подведения его под самую общую формулировку закона перехода количества в качество не составляет большого труда; главное заключается в том, чтобы найти в теоретическом содержании материализма и диалектики (включая закон перехода количества в качество) моменты, принци пиально объясняющие факт возникновения нового. Но этих моментов в статье А. С. Богомолова нет, и объяснение парадокса по существу сводится к тому, что парадокс не снимается, а восстанавливается в скрытой форме. Несомненно, закон перехода количества в качество имеет существенное отношение к решению парадокса, однако это значение носит более сложный и опосредованный характер.

Нам представляется, что А. С. Богомолов, во-первых, неточно изложил суть критикуемой им точки зрения, во-вторых, сам применил «тавтологический» (если использовать его термин) способ объяснения, в-третьих, сильно преувеличил объяснительную ценность закона перехода количества в качество.

. Основная идея предложенного нами27 решения парадокса состоит в том, что возникновение (развитие) не может быть выведено из какой-либо более широкой и глубокой способности материи и должно поэтому рассматриваться как всеобщее, изначальное и невыводимое (в изложенном смысле слова). Возникновение нового становится для нас парадоксальным тогда, когда под влиянием обыденного здравого смысла и стереотипов мышления, сформировавшихся на основе непосредственно окружающего нас мира конкретных вещей, мы непроизвольно допускаем мысль о том, что все возникающее должно полностью содержаться в предшествующем. С этих позиций возникновение нового оказывается парадоксом. Теоретически снимая парадокс, мы формулируем мысль о том, что материя не есть нечто законченное и застывшее, а находится в непрерывном становлении. Обладая общей определенностью и постоянством своих всеобщих свойств, материя в пределах этой общей опре-

27 Мы полагаем, что в сущности это решение предложено не нами, а содержится в самой идее материалистической диалектики.

111
деленности и свойств находится в вечном процессе развития, роста богатства содержания. В этом смысле материя есть единство определенности и изменчивости, бытия и включенного в него небытия, законченности и становления. Понятие материи, таким образом, включает в себя противоречие возникновения, развития, которое (противоречие) носит предельно общий характер. Решение парадокса развития, следовательно, раскрывает глубокую связь понятий материи и развития, концепций материализма и диалектики.

Идея развития, опосредованная постановкой и снятием парадокса, превращением этого парадокса в противоречие материи, имеет несомненно более глубокое содержание, чем первоначальная теоретическая констатация факта развития, не обогащенная соответствующим теоретическим анализом. Такое решение парадокса не является тавтологическим, так как от констатации феномена развития оно приводит к обнаружению глубокой основы этого феномена.

Однако, если принять логику, использованную А. С. Богомоловым, то его объяснение парадокса обла дает отнюдь не меньшей, а даже большей тавтологично-стью: новое возникает потому, что существует закон... возникновения нового в результате количественных изменений. Наш оппонент, следовательно, применил тот же «тавтологический» способ объяснения — путем подведения под закон, который сам выступает как невыводимый. Достаточно поставить вопрос «почему» применительно к самому факту перехода количества в качество, чтобы обнаружить, что исследователь оказывается здесь в такой же ситуации, как и в связи с феноменом возникновения нового: этот переход надо или выводить из более широких закономерностей, или рассматривать в качестве невыводимой закономерности. Основные законы диалектики, в силу своей всеобщности, являются невыводимыми, т. е. предельно широкими законами реального мира. А. С. Богомолов, по нашему мнению, не учел того, что все законы диалектики как науки, отображающей всеобщую диалектику реального мира, как, впрочем, и основные принципы материализма, обладают подобной «тавтологичностью», поскольку не могут быть выведены из каких-либо более широких законов и принципов и не имеют никакого объяснения, выходящего за пределы их собственного содержания, т. е. несут свое

112
объяснение в самих себе (каждый закон и целостная система законов в единстве). Требование иного, не «тавтологического» (по выражению А. С. Богомолова) объяснения, например, диалектики неизбежно приводит к представлению о существовании некоей «сверхдиалектики», располагающей более широкими, чем диалектика, законами и в свою очередь нуждающейся в новой «сверхнауке» и т. д. до бесконечности.

Коренной особенностью всеобщих, предельно широких понятий философии является то, что они несут в себе свое теоретическое обоснование и объяснение, т. е. не нуждаются в каких-либо более широких объяснительных понятиях. Понятия философии выводятся из совокупности эмпирических фактов, полученных целостной системой наук, и, следовательно, имеют достоверное эмпирическое обоснование и объяснение, однако не имеют более широкого, чем они сами, теоретического объяснения. Наиболее общее теоретическое обоснование и объяснение предельно широких понятий философии получается, таким образом, путем распространения объяснительной функции этих понятий на них самих. Глубоким выражением всеобщности и достоверности этих понятий является то, что при таком обращении их содержания на самое себя не возникает теоретических парадоксов, т. е. понятие не вступает в неразрешимое противоречие с самим собой.

Нельзя недооценивать большую роль закона перехода количества в качество в объяснении развития. Однако, по нашему мнению, А. С. Богомолов эту роль сильно преувеличил, ибо парадокс развития формулируется и, следовательно, разрешается в понятиях более «сильного» закона — единства и борьбы противоположностей. Закон перехода количества в качество отражает формы движения и развития, в то время как источник и внутреннее содержание развития выражается законом единства и борьбы противоположностей, который, как отмечал Ленин, содержит в себе ключ к пониманию скачков, перерыва постепенности и т. д. Нельзя согласиться, поэтому, с утверждением о том, что «именно этот закон (перехода количества в качество. — В. О.), — конечно, вместе с другими законами диалектики — и составляет разрешение противоречия»28. Оговорка — «вместе с дру-

A. С. Богомолов. Указ. работа, стр. 71.

B. В. Орлов ИЗ
гими законами диалектики» не меняет сути дела, ибо если выделить специальный закон диалектики, содержащий «разрешение противоречий», то это есть закон единства и борьбы противоположностей, который поэтому и рассматривается как наиболее важный закон или «ядро» диалектики. На языке закона перехода количества в качество противоречие не только не разрешается, но даже и не формулируется, не «схватывается».

* * *

Проблема противоречия развития занимает исключительное место в диалектико-материалистической философии. Она является той «клеточкой» философии, в которой соединяются воедино материализм и диалектика, завязываются в единый узел концепции материи и развития.

Постановка и разрешение проблемы парадокса, анализ противоречия развития делает возможным решение задачи, поставленной В. И. Лениным: «...Всеобщий принцип развития надо соединить, связать, совместить с всеобщим принципом единства мира, природы, движения, материи etc.»29.

Противоречие развития есть основное, всеобщее и всеохватывающее, фундаментальное противоречие материи. Материя, как объективная реальность, есть всеобщая определенность мира. Как всеобщая определенность, материя имеет законченный, завершенный, постоянный и неуничтожимый характер, т. е. не допускает никакого существования вне себя (вне материи с ее всеобщими свойствами). Вместе с тем в пределах своей определенности и завершенности, материя в каждый момент времени и в каждой части пространства не является завершенной и законченной, но находится в процессе своего становления, возникновения, завершения. Материя есть определенность и бытие, включающая в себя постоянное возникновение нового, которое не выходит за пределы целостной определенности материи.

Это означает, что понятие объективной реальности имеет предельно широкий характер, относится как к действительному, так и к возможному, т. е. в полном и исчерпывающем виде применимо только к бесконечному

29 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 29, стр. 229.

114
миру — бесконечному качественному многообразию, в бесконечном пространстве и времени, в бесконечном развитии.

Парадокс развития, как явствует из сказанного, оказывается разрешимым лишь применительно к бесконечному миру, ибо способность возникновения нового (развития) должна быть положена как существующая вечно и не возникающая па каком-либо этапе развития материи. Развитие не может поэтому рассматриваться как частный случай движения, поскольку в этом случае мы неизбежно приходим к парадоксу существования развития до развития, развития развития и т. п. Понятие развития не может быть применено к самому себе как к части самого себя, оно должно быть связано с бесконечным миром. Понятие развития, следовательно, в пол-пом и исчерпывающем виде оказывается применимым лишь к бесконечному миру в целом. Мы обнаруживаем конкретные проявления развития в конечных областях реального мира, однако развитие как целостный процесс может быть выявлено только по отношению к бесконечному миру как целому.

В связи с этим нельзя согласиться с мнением Б. М. Кедрова о том, что «идея поступательного развития, применимая к любому конечному участку Вселенной, к каждому отдельному материальному телу, оказывается неприменимой ко всей материи в целом, ко всей Вселенной в целом»30. Идея неприменимости к материальному миру как целому тех или иных фундаментальных понятий — развития, целостности и т. д. получила в настоящее время довольно широкое распространение. По нашему мнению, эта идея связана с серьезным упрощением. Без сомнения, понятия развития, движения, целостности и т. д. не могут применяться к материи как целому в том специфическом смысле, в каком они применимы к конечным вещам. Каждая конечная вещь возникает и исчезает, находится в движении относительно другой вещи, ее целостность имеет конечный характер и т. д., в то время как материя не возникает и не исчезает, не имеет вне себя никакого другого бытия и т. д. Однако было бы глубокой ошибкой не видеть того, что понятия движения, развития, целостности и т. д. применимы к материи в другом, более глубоком смысле. Поль-

30 Б. М. Кедров. О повторяемости в процессе развития. М., Госполитиздат, 1961, стр. 85.

115
зуясь логикой описанной выше «неприменимости», можно лишить материю всех ее атрибутов и, в конечном счете, ее собственного признака — материальности. Между тем понятие развития, строго говоря, оказывается «выполнимым» или применимым — в его полном и завершенном объеме — только к материи в целом, рассматриваемой как единство бесконечного многообразия конечных вещей.

Противоречие материи предполагает, далее, бесконечность мира в трех основных ее проявлениях или сторонах: бесконечности качественного многообразия, развития, пространственно-временного бытия.

Признание бесконечности развития, как уже отмечалось, следует из неразрешимости парадокса возникновения применительно к конечным вещам. Но бесконечность процесса развития означает бесконечность этого процесса во времени и бесконечное качественное многообразие материи как одновременно условие и результат бесконечного развития. Признание бесконечного многообразия в свою очередь приводит к выводу о пространственной бесконечности мира, ибо оно не может быть совмещено с пространственно конечным миром. Вызывает поэтому возражения позиция ряда авторов, которые сохраняют идею бесконечного многообразия и неисчерпаемости мира, но считают возможным совместить эту идею с конечностью мира и, более того, используют идею бесконечного многообразия мира, чтобы поставить под сомнение идею пространственной бесконечности мира (если мир бесконечно многообразен, то человек в силу своей конечности не может сделать достоверного заключения о бесконечности).

Отрицание бесконечности развития, качественного многообразия, пространства и времени не может быть совмещено с материализмом и диалектикой.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   28

Похожие:

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 icon5. Бытие и материя Философский анализ категории бытия и ее эволюция....
Формирование научно-философского понятия «материя» и его мировоззренческое, методологическое значение для познания бытия

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 iconОбщая философия
Философия. Ч. I. Общая философия: программа курса / Сост. В. В. Орлов. Планы семинарских занятий / Сост. В. В. Орлов, О. А. Барг;...

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 iconСуществует ли объективная реальность, или Вселенная голограмма?
До этого многие думали, что материя первична, а сознание является продуктом высокоразвитой материи, тогда как мы полагаем и убеждаемся...

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 iconУченые доказали, что сознание первично, а материя вторична
Извечный спор о том, что же первично — сознание или материя, наконец разрешился, увы, не в пользу материалистов. Каскад новейших...

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 icon«Тёмная материя». Love, Life, Luck, Light. Запретное слово, отверженный символ. [
«Тёмная материя». Love, Life, Luck, Light. Запретное слово, отверженный символ. [Отступление Что является нацистской / фашистской...

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 iconОрлов Юрий Михайлович, психолог, доктор психологических наук, кандидат...
И. М. Сеченова, академик Международной академии информатизации ООН. Консультирующий психолог. Создатель теории и практики Саногенного...

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 iconЦивилизации, где слабость стала идеалом, а материя заняла место идеи

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 iconСущность жизни
Живая материя качественно отличается от неживой огромной сложностью и высокой структурной и функциональной упорядоченностью

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 iconОфициальное название
Этнический состав: метисы – 60 %, индейцы – 30 %, белые – 9 %; кроме того в стране проживают арабы (около 400 тыс человек), граждане...

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 iconП. А. Орлов История русской литературы XVIII века
Учебник предназначен для студентов и аспирантов филологических факультетов университетов

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов