В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5




НазваниеВ. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5
страница8/28
Дата публикации15.08.2013
Размер5.07 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Философия > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   28
ГЛАВА 3

^ РАЗВИТИЕ, СИСТЕМЫ, ИНФОРМАЦИЯ

В последние годы большое внимание привлекли понятия системы и информации, получившие огромное значение в современной науке. Некоторые авторы склонны считать эти понятия новыми и «нетрадиционными» кате-

116
гориями философии. Однако философский статус поня-тий системы и информации еще не вполне выяснен. Нельзя не заметить, что в отдельных случаях наблюда-ется заметное преувеличение роли этих понятий.

Каково отношение теории систем к теории развития? Как и в какой мере понятия структуры, элементов, системы способны выразить процесс развития?

Ставя задачу описания развития на языке :теории систем, мы обязаны определить философский статус этой теории, выявить ее отношение к «контрольным» философским категориям, играющим своего рода «пробную» Роль при определении философского статуса рассматриваемых понятий.

Выяснение философских оснований понятий теории систем необходимо не только потому, что статус теории систем еще не вполне известен, но и потому, что осно-вателями этой теории, если верить И. В. Блаубергу, В А. Садовскому и Э. Г. Юдину31 являются, например, Г. Н. Браун, Р. В. Селларс, А. А. Богданов, Л. Берта-ланфи, У. Р. Эшби, философские взгляды которых весьма далеки от марксизма.

Цервой крупной философской работой но проблемам теории системы, структуры, элементов в литературе по-следдних лет была интересная книга В. И. Свидерского "О диалектике элементов и структуры в объективном мире и в познании» (М., Соцэкгиз, 1962).

(Определим первоначально исходные понятия теории

ем. Под элементами мы будем понимать единицы, из которых складывается то или иное целое. Элементы могут быть предметами (в этом случае их иногда назы-

вают структурными элементами): электроны, нуклоны, атомы, молекулы, белки, ДНК, РНК, живые организмы, человеческие личности и т.д.; свойствами: валентность, химическое сродство, раздражимость, чувствительность и т.д.; процессами: диффузия, ассимиляция и диссими-ляция, рост, размножение, производство, мышление и т.д. отношениями. Соответственно целыми (или системами могут являться более сложные предметы, свойст-ва, процессы, отношения. При этом предметы, как эле-менты и целое, являются исходными, поскольку свойства, процессы и отношения принадлежат предметам. Поэтому

з1 И. В. Блауберг, В. Н. Садовский, Э. Г. Юдин. Сис-ме исследования и общая теория систем. В сб. «Системные ис-следования». М., «Наука», 1969.

117
нельзя считать равноправными системы-предметы, системы-свойства, системы-процессы и системы-отношения.

Элементы могут быть простыми, т. е. неразложимыми далее в системе данного целого, и сложными, т.е. комбинациями или совокупностями простых элементов. Так, в химическом мире наиболее простыми элементами являются атомы, ниже которых следуют уже чисто физические образования — электроны, ядра и т. д., более сложными элементами оказываются группы атомов (например, радикалы или молекулы).

Элементы обладают определенными свойствами, обусловливающими их функции в системе данного целого, и находятся в определенных отношениях друг к другу. Совокупность этих отношений составляет структуру сложного целого. Следовательно, структура есть та сетка связей, которая объединяет элементы в единое целое. Структура включает в себя как устойчивые, так и изменчивые, текучие связи между элементами. Следует поэтому оспорить мнение В. И. Свидерского о том, что структура есть закон связи элементов, ибо нет оснований исключать из области структуры неустойчивые, изменчивые, даже хаотические связи.

Как отметил Свидерский, термин «структура» часто употребляется (например, в биологии) для обозначения предметных образований (органелл клетки, белков, нуклеиновых кислот и т. д.). Два различных значения термина «структура» (совокупность связей и материальное образование) легко различимы в тексте и поэтому не создают каких-либо серьезных трудностей при их употреблении.

Система есть целое, образуемое элементами и структурой.

Строго говоря, целое не сводится к элементам и структуре. Наряду с элементами, которые характеризуются дискретностью, предметы включают аморфные и пластические «сплошные» образования. Так, многоклеточные организмы наряду с клетками включают неклеточные образования, например, кровяную плазму, пластические соки и т. д. Этот «непрерывный», в пределах данной системы, субстрат в конечном счете тоже состоит из элементов, но более низкого уровня. Возможно, системно-структурный подход, фиксируя как прерывность, так и непрерывность материи, тяготеет все же преимущественно к дискретному аспекту мира.

118
В. И. Свидерским 32, В. С. Тюхтиным 33 и некоторыми другими авторами высказано мнение о том, что элементы, структура и система являются новыми категориями диалектики, отличными от категорий содержания, формы и целого. На наш взгляд, это заключение имеет поспешный характер. В истории философии содержание всегда понималось как совокупность элементов целого, а форма — как структура или организация целого. Смысл борьбы между материализмом и идеалистическим «формализмом» по вопросу о содержании и форме заключался именно в решении вопроса о том, что является определяющим — совокупность элементов (содержание) или их организация в целом (форма). Согласно Платону, Аристотелю, Ф. Аквинскому и неотомистам, форма есть организация, порядок (или — как некоторые из неотомистов пишут сейчас — информация), внесенная (воплощенная) в материю извне (следует отметить, что Аристотель проводит эту мысль с некоторыми поправками). По Канту, априорные формы созерцания, рассудка и разума есть организация некоторого мыслительного содержания (например, ощущений).

Совокупность элементов — с одной стороны, структура или организация — с другой, обнаруживают все признаки соотношения содержания и формы: определяющую роль совокупности элементов, соответствие структуры элементам, активность структуры, отставание структуры от развития элементов и т. д. Это хорошо было показано В. И. Свидерским в упомянутой книге. Вместе с тем, элементы и структура не обнаруживают ни одного существенного признака, выходящего за рамки признаков содержания и формы. Не случайно, поэтому, в работах В. И. Свидерского и других авторов мы не найдем ни одного убедительного доказательства того, что совокупность элементов и структура обладают какими-либо признаками, выводящими эти образования за пределы понятий содержания и формы.

Единственное существенное различие этих двух нар понятий, обнаруженное В. И. Свидерским, как он полагает, заключается в том, что «о взаимной относитель-

32 В. И. Свидерский. О диалектике элементов и структур

в объективном мире и в познании. М., «Соцэкгиз», 1962.

33 В. С. Тюхтин. Системно-структурный подход к специфике

философского знания. «Вопросы философии», 1968, № 11.

119

ности формы и содержания говорить можно, а к соотношению элементов и структуры это неприложимо»34. «В самом деле, — продолжает В. И. Свидерский, — мы, например, говорим, что производительные силы выступают как форма отношения общества к природе и как содержание по отношению к производственным отношениям, последние же в свою очередь выступают как содержание по отношению к новой форме — к надстройке и т. д. Таким образом, понятия содержания и формы здесь выступают как относительные — одно и то же явление и процесс может рассматриваться и как содержание, и как форма.

Подобное понимание относительности не может быть, однако, непосредственно применено к понятиям элементов и структуры. Элементы прежде всего как материальные процессы не являются просто структурами, а суть некое новое единство элементов и структуры. Точно так же структура не есть материальный или какой-либо другой процесс, а есть закон связи подобных процессов. Ясно, что, когда мы говорим: надстройка есть форма базиса, мы не мыслим надстройку в качестве структуры базиса, ибо она таковой не является, а представляем ее в качестве выражения базиса, в качестве некоторого процесса, обслуживающего базис»35.

Однако к каждому уровню приведенной В. И. Сви-дерским последовательности оба ряда понятий оказываются применимыми в равной мере. Так, определение производительных сил как формы отношения общества к природе означает, что производительные силы известным образом организуют отношение человека к природе. В то же время производительные силы представляют собой совокупность элементов (людей и средств производства), т. е. содержание. Производственные отношения являются содержанием по отношению к надстройке и одновременно совокупностью элементов — т. е. отдельных отношений или их совокупностей, тогда как надстройка несомненно оказывается организацией экономических отношений, поскольку роль политики, права и т. д. заключается прежде всего именно в управлении, организации экономической жизни.

34 В. И. Свидерский. О диалектике элементов и структуры,

стр. 44.

35 Т ам ж е. .. -.. .

120

Элементы и структуры обладают совершенно той же относительностью, что и содержание и форма. Если исходные предметные элементы выступают в качестве содержания по отношению к их связям друг с другом, то совокупность этих связей может рассматриваться в качестве элементов по отношению к системе этих связей, которая, следовательно, обладает своей структурой. Такая иерархия систем существует, например, в обществе, где производительные силы выступают в качестве содержания или совокупности элементов, а экономические связи между людьми (производственные отношения) — в качестве организации или формы, в то же время экономические связи являются элементами или содержанием по отношению к их политической и правовой организации или структуре как форме.

Обособление понятий элементов и структуры от категорий содержания и формы, т. е. выведение системно-структурного анализа из-под «контроля» со стороны философских категорий содержания и формы, не могло не привести к некоторым поспешным заключениям, прежде всего — к необоснованному и далеко идущему выводу об определяющей роли структуры в предметах и явлениях, который, независимо от воли автора, может быть связан скорее с концепциями формализма, чем с диалектическим материализмом. Так, В. С. Тюхтин утверждает, что структура (организация) является «главным моментом», или «душой», целого, играет в нем «определяющую роль»36. Он полагает, что под углом зрения определяющей роли структуры необходимо произвести переосмысление всех категорий диалектического материализма37. «Существо такого переосмысления заключается в том, что все основные свойства, характеристики, образующие содержание данной философской категории, рассматриваются как те или иные функции организации объектов»38. Такое переосмысление позволит марксистской философии избавиться от «традиционного качест-

36 В. С. Т ю х т и н. Системно-структурный подход к специфике

философского знания, стр. 58.

37 В. С. Т ю х т и н. Системно-структурный подход к специфике

философского знания. Его же. Понятие «бесконечность и всеобщ

ность» в философии и космологии. В сб. «Бесконечность и Вселен

ная».

38 В. С. Тюхтин. Системно-структурный подход к специфике

философского знания, стр. 57.

121
венно-фенменологического (описательного) языка и

толкования смысла категорий»39.

Утверждение об описательном и феноменологическом, т. е. не проникающем в сущность, поверхностном, толковании категорий как якобы «традиционном» в марксистской философии, т. е. по существу о поверхностном характере этой философии до момента появления спасительного «системно-структурного анализа», вызывает решительные возражения и является результатом поспешных и поверхностных оценок.

В. С. Тюхтин не учитывает, как нам представляется, что концепция главенства структуры, организации, т. е. формы, трактовка остальных «сторон» действительности — качества, количества, сущности, закона и т. д. как производных от структуры есть традиционная концепция формализма, получившая совершенно явное выражение в философии Платона, Канта, неотомистов и др.

Таким образом, имеются все основания признать, что философское содержание понятий элементов и структуры всцело покрывается категориями содержания и формы. Вместе с тем, следует отметить, что существует настоятельная необходимость разработки таких сторон проблемы содержания и формы (элементов и структуры), которые выходят за пределы философии и имеют общенаучный или частнонаучный характер40. То, что в на стоящее время нередко понимается под общей теорией систем и системно-структурным анализом (например, в работах Л. Берталанфи), является общенаучной или, скорее, частнонаучной теорией, явно или неявно опирающейся на философские категории формы и содержания. В силу относительной самостоятельности общенаучных и частнонаучных теорий так называемая теория систем может развиваться вне прямой и непосредственной связи с научной философией. Более того, разрабатывающие эту теорию ученые могли стоять на более или менее ошибочных философских позициях (Л. Берталанфи, А. А. Богданов, У. Р. Эшби и др.). Между тем адекватной философской основой теории систем может быть

39 В. С. Тюхтин. Указ. работа, стр. 57,

40 То, что нередко называют сейчас общенаучными теориями,

возможно, правильнее было бы назвать частнонаучными, так как, на

пример, математика является частной наукой, однако она имеет

большое значение для других частных наук и должна была бы также

быть причислена к общенаучным дисциплинам.

122

только диалектический материализм, связанный с теорией систем посредством категорий содержания, формы, целого.

В свете сказанного, необходимо заключить, что категории элементов (содержания), структуры (формы), системы (целого) выражают существенный аспект развития, но не дают исчерпывающего описания его, которое можно получить только целостной системой категорий.

Следует, однако, заметить, что иногда под системно-структурным подходом, как уже отмечалось выше, понимают подход главным образом под углом зрения структуры, организации, формы, рассматриваемой в качестве основной и определяющей стороны всякого предмета, явления, процесса. В этом случае системно-структурный подход приобретает обедненный, односторонний характер, не реализует всех возможностей, заложенных в понятиях элементов, структуры и целого, дает лишь (или преимущественно) формальное описание развития. Системно-структурный подход, взятый в его полном объеме, дает более широкое описание и объяснение развития, однако он также является недостаточным, ибо не способен схватить сущности предметов и явлений, источника развития, поскольку сущность и противоречия предметов лежат глубже, чем форма и содержание. Системно-структурный подход нуждается, поэтому в привлечении всех остальных категорий диалектики, которые он сам непосредственно не выражает.

Теория систем, взятая в ее философском и конкрет-нонаучном содержании, выражает скорее не сам процесс развития в его противоречиях, борьбе противоположностей и т. д., а результат процесса развития. На собственном языке теории систем не могут быть сформулированы противоречие развития, единство и борьба противоположностей, возникновение нового содержания и т. д.

* # *

С теорией систем тесно связано понятие информации. Общеизвестно, что появление кибернетики, включающей в себя теорию информации, означало крупный шаг в развитии современной науки. Это обусловило огромный интерес к понятию информации и ее философскому значению. В последние годы исследования по философским вопросам кибернетики начинают уже количественно пре-

123
обладать над исследованиями многих коренных собственно философских проблем. Так, в теории познания доля «информационных» исследований превышает, по нашему мнению, разумную норму, определяемую их теоретическим весом в гносеологии.

Каков научный статус понятия информации? Не является ли информация новым универсальным, всеобщим, т. е. философским понятием?

Как полагает А. Д. Урсул, информация, по-видимому, является атрибутом материи41. Мысль об уникальности и всеобщности информации, делающей ее сравнимой с основными свойствами материи — движением, развитием, пространством и временем, получила в последнее время значительное распространение.

Принято считать, что в работах Н. Винера, К. Шеннона, У. Р. Эшби имеется теоретически ясное определение лишь понятия количества информации, но отсутствует определение понятия самой информации как таковой и что, следовательно, природа информации является еще во многом загадочной. Вопрос о природе информации, несомненно, нуждается в глубокой разработке. Однако нам представляется, что в наиболее общем плане природа информации с достаточной определенностью раскрыта в основных классических работах по кибернетике.

По Н. Винеру, «информация есть мера организации» 42.Согласно У. Р. Эшби, информация — мера упорядоченности или организации43. Поскольку упорядочен-ность или информация связаны с разнообразием, информация выступает как мера разнообразия. В этом смысле «самым фундаментальным понятием кибернетики является понятие «различия»44 и, следовательно, понятие разнообразия неотделимо от понятия информации45.

Организация или упорядоченность есть форма. Последняя может рассматриваться во многих планах. Так, биология исследует форму живого организма в ее кон-

41 А. Д. Урсул. Природа информации. Философский очерк. М.,

Госполитиздат, 1968, стр. 109, 125.

42 Н. Винер. Кибернетика и общество. М., ИЛ, 1958 стр. 34.

43 У. Р. Э ш б и. Принципы самоорганизации. В сб. «Принципы

самоорганизации». М., «Мир», 1966, стр. 316.

44 У. Р. Эшби. Введение в кибернетику. М., ИЛ, 1959, стр. 23.

45 Там же, стр. 199.

124
кретно-биологическом плане, со стороны ее биологической роли и биологических признаков. Философия рассматривает форму в предельно общем и универсальном виде (т. е. применительно к качественной и количественной сторонам мира). Но возможно также описание формы со стороны математики, кибернетики, теории систем.. Теория информации (понимаемая как часть кибернетики или как более широкая теория) представляет собой специфическое количественное описание организации предметов или процессов, точнее — меры организации. Специфика этого описания заключается прежде всего в том, что оно дается в плоскости, определяемой понятиями системы, обратной связи и т. д., рассматриваемых в предельно общем и формальном смысле

Поскольку количество связано с качеством, соответствует качеству, описание определенного количества содержит в себе указание на определенное качество. Но количественное описание вообще, организации — в частности, не содержит в себе описания качества как таково-го.Поэтому нельзя согласиться с представлением о том, что информация отражает качество предметов.. В этом плане информационное описание процесса или предмета в принципе тождественно математическому описанию, которое абстрагируется от качественно-содержательной стороны действительности.

Теория информации в ее классической форме имеет статистический характер и непосредственно основывается на теории вероятностей и понятии негэнтропии. В настоящее время делаются попытки создания различных вариантов нестатистической теории информации— комбинаторный, динамический, топологический, алгоритмический. В теории социальной информации разрабатываются также семантический и прагматический аспекты. Как полагают ряд авторов, теория информации вышла за рамки собственно кибернетического аспекта и становится более широкой, чем кибернетика, теорией, связанной с общей теорией систем.

Такое утверждение носит пока еще весьма спорный характер, однако в рассматриваемом нами отношении это не имеет существенного значения. Новые теории информации также представляют собой описание организации предметов и процессов. Поэтому теория информации, в ее широком или узком смысле, есть специфическая абстрактно-количественная теория организации

125
и может считаться, вероятно, разделом частнонаучной теории систем.

Нам представляется, однако, что широкая теория информации не соответствует строгому смыслу термина «информация», введенному Винером для обозначения только такой меры организации, которая предполагает обратную связь и управление и, следовательно, отнюдь не любую организацию. Поэтому было бы целесообразнее сохранить за мерой организации в управляемых системах термин «информация» как выражение частного случая меры организации вообще. Итак, информация в широком или узком планах, 1 представляет собой математически описываемую, абст- рактно-количественную сторону формы (организации) предметов или процессов. Ясно, поэтому, что выделе-кие информации в качестве совершенно нового и уни-кального явления, не укладывающегося ни в одно из из-вестных нам общих философских понятий, оказывается необоснованным. Информация не есть атрибут материи, точно так же, как не является атрибутом материи ни I одно из свойств, описываемых математикой. Понятие информации может быть соотнесено с материей только через посредство философских категорий формы, коли-

ч

ества, качественного многообразия. Рассматриваемая в этом плане информация может служить лишь частнонаучным средством описания раз-вития. Как показано рядом исследователей46, развитие /связано с ростом информации. Так, согласно С. М. Дан-кову и Г. Кастлеру, при переходе от атомного к молеку-лярному уровню организации живого количество инфор-мации увеличивается в 103 раз; если зигота содержит 10" бит информации, то организм взрослого человека (' примерно 5 • 1025...бит относительно молекулярного уров-ня или 2 • 1028 бит относительно атомного уровня организации.

Теория информации вводит весьма ценный способ абстрактно-количественной оценки результатов развития. Однако этот способ описания может быть правильно понят только на основе более широкого качественного и количественного подхода, связанного как с конкретными науками (имеющими «содержательный» характер), так

46 Данные взяты у «Мир», 1970.

126
М. А п т е р а. Кибернетика и развитие. М,
и с философией. Попытки приписать информационному подходу к развитию, якобы большую точность и глубину, чем та, которая достигается категориями философии, являются ошибочными.

В настоящее время, по-видимому, надо считать общепринятым убеждение в том, что искусственные кибернетические системы могут получить такую же емкость хранимой и перерабатываемой информации, как и человеческий мозг. Точно так же принято считать, что моделирование мыслительной функции человека осуществляется в кибернетических устройствах на базе иных структурных принципов. Таким образом, возможно указанное информационное тождество между человеком и кибернетическими системами при различии обеспечивающих это тождество материальных структур. Однако такое тождество в плане информации отнюдь не предполагает тождества по уровню развития, ибо человек находится на несколько ступеней выше, чем машина, основанная па физических свойствах и закономерностях.

Возникает сомнение в правильности утверждения об информационном тождестве (тем более — превосходстве) машины с человеком. Поскольку структура (организация) есть лишь одна из сторон предметов, постольку последовательность структур подчинена основной последовательности ступеней развития материи (физической, химической, биологической, социальной). Поэтому необходимо допустить, что мера организации, заложенная в структуре любой кибернетической системы, основанной на физических принципах, должна быть значительно меньшей, чем информация, заложенная в структуре человеческого мозга, ибо высшая ступень развития обладает большим разнообразием, чем низшая. Возникает, поэтому, вопрос: могут ли две системы (человек и физическая кибернетическая машина), имеющие различную структуру и, следовательно, различную структурную информацию, воспринимать, хранить и перерабатывать одинаковый объем динамической (функциональной) информации? Положительный ответ на этот вопрос кажется затруднительным, так как функция всегда зависит от структуры, от ее сложности и внутреннего разнообразия и поэтому «информационное содержание» функции в широких границах предопределяется информационной емкостью обеспечивающей ее структуры. Отрицать этот факт — значит, очевидно, пересматривать основы логики,

127
связанной с соотношением функции и структуры, свойства и предмета.

Однако вывод, вытекающий из неоспоримых положений о неразрывной связи функции и структуры, свойства и предмета, вступает в явное противоречие со столь же убедительнымиданными кибернетики, которая не считает информационную емкость человеческого мозга недостижимой для кибернетических машин. Мы встречаемся, следовательно, с парадоксом,"порождаемым неоспоримыми положениями философии — с одной стороны, данными кибернетики — с другой. Каким образом можно выйти из этой парадоксальной ситуации? Может быть, следует отказаться от философского решения вопроса о связи функции и структуры, свойства и предмета и, более того, движения и материи?

Соотношение «структурной» и «функциональной» информации не получило еще глубокого философского и конкретнонаучного исследования.

Необходимо признать, очевидно, что между этими двумя видами информации существует строгая закономерная связь. Однако ключ к ее объяснению необходимо искать не в самой теории информации и теории систем, а в философии, философской теории развития — в особенности.

Ряд существенных предпосылок решения проблемы заключен, как нам представляется, в идее Н. М. Амосова об иерархии «высших» и «низших» кодов, которая ставит кибернетическую проблему в прямую зависимость от философских понятий высшего и низшего. С этой точки зрения, ступени развития материи — физическая, химическая, биологическая и социальная могут быть представлены как системы, имеющие свои специфические «буквы» и «коды». Так, существуют, например, атомный и молекулярный коды47. В сложных системах, по мысли Н. М. Амосова, происходит «этажная» обработка информации на различных уровнях функционирования системы. «На каждом этапе информация становится все более общей, абстрактной, но занимает все меньше места в памяти»48. Автор формулирует одиннадцать правил,

47 Н. А. Амосов. Моделирование информации и программ в

сложных системах. «Вопросы философии», 1963, № 12; Его, же.

Мышление и информация. В сб. «Проблемы мышления в современ

ной науке». М., «Мысль», 1964.

48 Н. М. А м о с о в. Моделирование информации и программ

в сложных системах, стр. 27—28.

128
по которым перекодируется информация при переходе с низших уровней на высшие. Так, «высший код получается при интегрировании информации, переданной низшим кодом», «чем выше код, тем он содержит больше знаков (или их моделей)»19. В этих правилах по существу выражены закономерности соотношения высших и низших ступеней развития.

Поскольку информация есть предельно формальная количественная и абстрактная сторона организации предметов или процессов, /информационное описание различных предметов становится трудно сопоставимым. Подобно тому как одно и то же число может относиться, например, к человеческому коллективу и к совокупности элементарных частиц, одно и то же количество информации может относиться к объектам, имеющим принципиально различную сложность. Разумеется, сопоставление разноуровневых объектов в плане количества информации, информационной емкости и структуры самой информации возможно, вместе с тем нельзя не видеть большую относительность и теоретическую ограниченность такого сопоставления. Решать, например, проблему соотношения человека и машины только в плане ко личества и структуры информации — это значит подходить к ней с заведомо негодными средствами. Между тем высказанные в недавнем времени поспешные утверждения о том, что нет «никаких принципиальных ограничений в кибернетическом подходе к проблеме жизни» и что « можно анализировать жизнь во всей ее полноте, в том числе и человеческое сознание со всей его сложностью, методами кибернетики» 50 не учитывают ограниченности кибернетического подхода к описанию реальных предметов и процессов.

Для того чтобы действительно реализовать большие возможности, заложенные в кибернетике, следует ввести кибернетическое описание в общую систему научного описания объектов, включая философское описание, а не придавать кибернетике самостоятельное и самодовлеющее значение. Для этого необходимо, на наш взгляд, выработать единую шкалу мер организации, ввести в кибернетическое описание объектов своего рода «кванторы уровня сложности», которые делали бы сопостави-

49 Н. М. Амосов. Указ. работа, стр. 28.

50 Л. Н. Колмогоров. Автоматы и жизнь. В сб. «Кибернети

ка ожидаемая и кибернетика неожиданная». М., Наука», 1968, стр. 13.

В. В. Орлов
129
мыми кибернетические описания систем, находящихся на различных уровнях сложности. Основой такой шкалы мер служит диалектико-материалистическая теория развития.

Поскольку ни один уровень организации не является абсолютно простым, его информационное содержание не может считаться абсолютным и должно быть соотнесено с выше- и нижележащими уровнями сложности. Не исключено, например, что в отдельных случаях системы, находящиеся на более низком уровне развития, могут обладать большим информационным содержанием, чем более сложные системы, если определение информации производится безотносительно к некоторому общему исходному уровню. Так, хотя пчелы стоят значительно ниже по уровню развития, чем рыбы, относительно своего уровня развития они обладают большим разнообразием структуры, чем рыбы.

В процессе развития материи происходит существенный рост информации. Откуда возникает новая информация? Иногда делаются попытки объяснить рост информации тем, что, например, живой организм использует и перерабатывает информацию, заложенную в окружающей сто среде. Этот подход представляется наивным. Живой организм имеет более высокую организацию, более богатое содержание, чем окружающая его неорганическая среда. Живой организм сам строит себя из окружающей его среды. Однако полагать, что организм получает извне какой-то прирост информации — это значит полагать, что в окружающей среде уже заранее заключена та сложность, которая характеризует живой организм. Точно так же необходимо считать, что сложность человека и человеческого общества заранее содержится в окружающем его мире. Иными словами, такой подход равноценен признанию того, что все, появляющееся в процессе- развития заранее существует в окружающем мире в каком-то «разлитом» или «растворен-ном» состоянии. Информация не приходит в процессе развития откуда-либо извне. Информация рождается, возникает в процессе развития в самом развивающемся предмете. Кибернетика может фиксировать рост информации, по не может его объяснить. Кибернетика превосходно объясняет циркуляцию равной себе (конечно, с определенными потерями) информации в каналах связи, однако она не может объяснить, откуда берется эта ин-

130
формация. Рост информации объясняется лишь диалек-тико-материалистической теорией развития, он является стороной процесса развития как возникновения нового, ранее не существовавшего содержания.

Среди исследований последних лет, посвященных кибернетическому описанию развития, особый интерес представляет книга М. Аптера «Кибернетика и развитие»51. В отличие от ряда других авторов, М. Аптер рассматривает кибернетическое описание развития как один из аспектов общего теоретического подхода к развитию, связывает формальный кибернетический подход с содержательным (биологическим, онтогенетическим). М. Аптером делается «предварительная попытка применить некоторые представления и методы кибернетики для того, чтобы понять развитие и его способы управления» 52. Развитие рассматривается при этом как процесс, включающий рост, но существенно отличный от последнего. Развитие трактуется М. Аптером как усложнение, переход от простого к сложному. «Под развитием понимается процесс, в результате которого одна клетка превращается в большой и сложный организм с предписанным строением»53. Автор доказывает, что «всякая попытка, использующая только теорию информации, вряд ли может сильно приблизить нас к пониманию процесса развития»54. Рост и развитие, по всей видимости, становятся важнейшими проблемами современной биологии. «Однако проблемы роста и развития важны не только для биологии, они важны и для самой кибернетики и это значение проявляется на более теоретическом уровне или скорее на уровне абстрактной теории систем в кибернетике» 55. Фон Нейман «зашел даже настолько далеко», чтобы заявить, что проблема роста систем — «это самая важная проблема в теории автоматов и ее необходимо прежде всего решить, чтобы был возможен какой-то дальнейший существенный прогресс»56.

Исходя из содержательного понимания развития как процесса усложнения, не сводимого к простому росту, М. Аптер по существу формулирует парадокс развития

51 М. Аптер. Кибернетика и развитие. М. «Мир», 1970.

52 Там же, стр. 7.

53 Т а м же.

54 Т а м же, стр. 8.

55 Т а м же, стр. 46.

56 Т а м ж е.
9*
131

в терминах теории систем. «...Является ли очевидным, что развивающаяся система сможет управлять своим развитием, пока это развитие (а тем самым, по-видимому, и строительство всех систем управления) еще не завершено?» 57. «...Система должна уметь контролировать себя до того, как она полностью построена»58. В процессе развития «происходит явное возрастание сложности». «Как может нечто, что кажется простым, самостоятельно стать сложным?»59.

М. Аптер хорошо подметил недостаточность подхода к информационному описанию развития в исследованиях Данкова и Кастлера. Определение количества информации по их методу «игнорирует все те особенности развития, которые, как принято считать, отличают его от простого роста», оно «связано только с описанием всех частей по отдельности, без учета их взаимосвязи», не делает различия между сонетом Шекспира и бессмысленным набором букв, между живым и мертвым организмом 60.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   28

Похожие:

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 icon5. Бытие и материя Философский анализ категории бытия и ее эволюция....
Формирование научно-философского понятия «материя» и его мировоззренческое, методологическое значение для познания бытия

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 iconОбщая философия
Философия. Ч. I. Общая философия: программа курса / Сост. В. В. Орлов. Планы семинарских занятий / Сост. В. В. Орлов, О. А. Барг;...

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 iconСуществует ли объективная реальность, или Вселенная голограмма?
До этого многие думали, что материя первична, а сознание является продуктом высокоразвитой материи, тогда как мы полагаем и убеждаемся...

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 iconУченые доказали, что сознание первично, а материя вторична
Извечный спор о том, что же первично — сознание или материя, наконец разрешился, увы, не в пользу материалистов. Каскад новейших...

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 icon«Тёмная материя». Love, Life, Luck, Light. Запретное слово, отверженный символ. [
«Тёмная материя». Love, Life, Luck, Light. Запретное слово, отверженный символ. [Отступление Что является нацистской / фашистской...

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 iconОрлов Юрий Михайлович, психолог, доктор психологических наук, кандидат...
И. М. Сеченова, академик Международной академии информатизации ООН. Консультирующий психолог. Создатель теории и практики Саногенного...

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 iconЦивилизации, где слабость стала идеалом, а материя заняла место идеи

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 iconСущность жизни
Живая материя качественно отличается от неживой огромной сложностью и высокой структурной и функциональной упорядоченностью

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 iconОфициальное название
Этнический состав: метисы – 60 %, индейцы – 30 %, белые – 9 %; кроме того в стране проживают арабы (около 400 тыс человек), граждане...

В. В. Орлов материя, развитие, человек 7 4 0 6 5 5 iconП. А. Орлов История русской литературы XVIII века
Учебник предназначен для студентов и аспирантов филологических факультетов университетов

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов