Лилит Сэйнткроу Дорога в ад Данте Валентайн 5




НазваниеЛилит Сэйнткроу Дорога в ад Данте Валентайн 5
страница3/26
Дата публикации05.09.2013
Размер4.15 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
Глава 4
Мы находились в Северном Нью‑Йорке, в Джерси, в самой глубине гноящегося пустыря. Джафримель принес мне одежду: рубашку из микроволокна, джинсы ‑ слишком новые, чтобы в них было удобно,‑ и сапоги, пришедшиеся мне точно впору, но неразношенные. Впрочем, успокаивающий вес Фудошина в левой руке позволял мне снова чувствовать себя самой собой.

Я вышла из ванной, вытирая волосы ветхим полотенцем. Отскоблив грязь и кровавую коросту, я с непривычки ощутила себя голой, но никаких кровотечений у меня больше не было. Город дремал за моими ментальными барьерами, но это внешнее давление не тревожило меня.

Если защитная система псиона приходит в негодность, его сознание может просто расплавиться, как предохранитель при коротком замыкании. Мне очень повезло, что мой мозг не превратился в овсянку.

Да, уж повезло так повезло. Мне вообще везет. Особенно в последнее время.

Сердце екнуло, вдруг стало трудно дышать.

Джафримель стоял в дверях, глядя на меня из‑под полузакрытых век. В его глазах полыхало зеленое пламя.

‑ Как себя чувствуешь?

Я призадумалась. Ощущение было такое, будто я переела, и теперь мне хотелось только одного: выползти и разлечься на солнышке, переваривая съеденное, как ящерица. Желудок скрутило, и, переведя дух, я проверила, насколько владею руками и ногами. Мне удалось сжать кулак и пошевелить пальцами ног.

‑ Прекрасно.

«Может быть, я еще не совсем пришла в себя. Неделя выдалась не из легких, так что мне трудно себя в чем‑то упрекнуть».

Неожиданно у меня вырвался истерический смешок, так что пришлось хлопнуть себя ладонью по губам.

«Прекрати!»

Я решила взять себя в руки и опустила меч, но пальцы тут же сомкнулись на его рукояти. Клинок моментально выскочил из ножен ‑ три дюйма великолепной сияющей стали. Мой смех резко оборвался странным сдавленным звуком.

По клинку пробежало голубое пламя, и Фудошин тихо загудел, готовый проливать кровь.

‑ Прекрасно,‑ повторила я, не отрывая взгляда от голубого свечения.‑ Куда мы направляемся?

‑ Прежде всего надо убраться отсюда.‑ Мне показалось, или его голос звучал неуверенно? ‑ Нас ожидает множество дел.

«Включая убийство? Ну что ж, я не против.‑ Чтобы вернуть клинок в ножны, мне потребовалось усилие.‑ Не сейчас. Но скоро».

‑ С чего начнем?

Он не шелохнулся.

‑ Прежде всего надо кое‑что обсудить. Мы должны кое‑что сказать друг другу, причем это вряд ли нас порадует.

«Здорово. Почему бы тогда не пригласить посредника‑седайин? Говорят, в этом году они берут недорого».

‑ Что именно?

«Сейчас он спросит меня, почему я оставила его в ловушке и позволила Еве уйти. Где я была и что со мной случилось».

Джафримель молчал.

Электрический свет мягко скользил по его лицу, по черному плащу. Края топорщились ‑ его крылья выражали внутреннее напряжение. Он сохранял полную неподвижность, а когда заговорил, голос его звучал настолько мягко, насколько это вообще для него возможно.

‑ Тебя забрали в ад.

За этим утверждением угадывался вопрос.

Я закрыла глаза.

Что Джафримель мог знать точно и о чем догадывался?

‑ Было больно,‑ услышала я себя, как будто со стороны.

Голос казался странно невозмутимым. Так я обычно говорила о прошлом. И то сказать ‑ я с облегчением осознавала, что все закончилось. Самое худшее позади.

Подумав об этом, я вздрогнула. Утверждая, что все худшее миновало, ты искушаешь судьбу, а это верный способ нажить новые неприятности.

‑ Ты брала что‑нибудь у Князя? Принимала какие‑нибудь подарки, угощение? Съела хоть крошку, выпила хоть глоток?

Он говорил спокойно, но с напряжением. Было заметно, что в горле у него пересохло и слова даются с трудом. Голос Джафримеля выдавал беспокойство.

‑ Нет.

«Вряд ли это можно назвать подарком».

Черный юмор чуть было не вызвал у меня болезненный смешок, но я его решительно подавила.

«Не смей думать об этом, Дэнни. А не то спятишь».

‑ Ты уверена?

Я кивнула, сжав зубы с такой силой, что они заскрипели. Интересно, не будь они, мои зубы, демонически прочными, я сломала бы собственную челюсть? Мысль, мягко говоря, неприятная.

‑ Значит, ты ничего не брала ни от Князя, ни от его прихвостней?

«Ну, мне ничего и не предлагали».

‑ Ничего.‑ Челюсти слегка разжались, и я смогла ответить. Глаза открывать не хотелось: тьма за веками сулила больший покой.‑ Он затащил меня в ад.

‑ И что там?

Моя щека ощутила осторожное, легкое прикосновение его мозолистых пальцев. Они деликатно скользнули вниз, к выемке на горле.

Раньше, когда я была человеком, моя шея была толще за счет более развитой мышцы, которая называется очень сложно ‑ грудино‑ключично‑сосцевидная. Теперь шейный изгиб выглядел изящнее, поскольку демонические кости способны выдерживать большую нагрузку, что позволяло увеличить подвижность и гибкость мускулов за счет уменьшения мышечной массы.

Ладонь Джафримеля легла мне на шею. Большим пальцем он нежно погладил то самое место, где я чувствовала ком в горле. Я резко сглотнула, и моя кожа потерлась о подушечку его пальца. Глаза у меня широко раскрылись, и все поле прения заполнило его лицо ‑ знакомое, но на долю секунды показавшееся угрожающе чужим.

Что могла я сказать ему? Как облечь это в слова?

‑ Он причинил мне боль,‑ прошептала я.‑ А потом вышвырнул. Меня подобрал Лукас.

‑ Он причинил тебе боль?

Джафримель повторил это тихо, спокойно, но от меня не укрылась сотрясавшая его ярость. Его глаза полыхнули, отбросив две пугающие тени. Совсем как…

Совсем как у него. У Люцифера. Как будто они могли ободрать мою плоть до костей и сжечь дотла, не оставив даже горстки пепла. Мои мускулы напряглись. Глядя ему в глаза, я судорожно вдохнула воздух и, затаив дыхание, резко кивнула в знак подтверждения.

‑ Расскажи мне, любимая,‑ прозвучал самый человечный из его голосов, мягкий, как кошачья шерстка.‑ Расскажи, что с тобой сделали.

Слова отказывались выходить наружу. Камнями застревали в груди, тяжело оседали в животе, тело ощущало предательскую слабость. Я вдыхала запах корицы и мускуса ‑ насыщенный, исходивший от Джафримеля, и легкий, мой собственный. Они смешивались, образуя кокон спокойствия и постоянства. Стены поскрипывали и постанывали при соприкосновении с вихрями ауры Джафримеля: черные разводы пятнали воздух подобно растекающейся по воде нефти.

Я выдерживала его взгляд лишь потому, что за зелеными всполохами, в самом центре жаркого мрака его зрачков ‑ не круглых, как у людей, и не узких, как у кошки, а представлявших собой нечто среднее,‑ виделась иная тьма.

До того как ему удалось добиться от Люцифера восстановления своей демонской силы, у него были наполненные темнотой человеческие глаза, и именно эту тьму я видела в них сейчас. Оказывается, ее не поглотил зеленый огонь, изливавшийся из его радужной оболочки. Она осталась там, за завесой зеленого света. И как я не замечала этого раньше?

‑ Он делал мне больно.‑ Неужели этот жалобный детский лепет ‑ мой ответ? ‑ Я не хочу об этом говорить.

Он отнял руку от моего горла, оставив ощущение прохладной пустоты, но продолжал смотреть мне в глаза.

‑ Не хочешь, ну и не надо.‑ Тон Джафримеля оставался убийственно спокойным, но я знала, что сталь в его голосе заточена не против меня.‑ Когда захочешь, я тебя выслушаю. Но сейчас, прошу, ответь на один вопрос: принимала ли ты что‑нибудь от Князя или его пособников? Хоть что‑нибудь?

«Конечно нет. Кто в здравом уме станет принимать подарки от демонов? Кроме меня, конечно».

Ведь от Джафримеля я принимала подарки бессчетное множество раз.

‑ Нет, Джафримель,‑ прошептала я,‑ мне там никто ничего не предлагал.

«А если ты спросишь меня об этом еще раз, я закричу».

‑ Он просто… мучил тебя?

Его голос хрипел, словно скребся о границы моего бесчувствия.

‑ Мучил так, что мне хватило. Сказала же, что не хочу об этом говорить.

Я повернулась и двинулась в сторону ванной, но неожиданно остановилась. Я вдруг снова почувствовала себя грязной, хоть и недавно отмылась.

‑ Мы не закончили.

Я застыла на месте. Волосы рассыпались у меня по плечам, метка пульсировала мягким бархатным жаром. Перстни искрились, моя аура восстанавливалась под целительным воздействием ауры Джафримеля. Она буквально не давала мне распасться, заботливо окутывая покровом демонической с илы. Каждая последующая волна, исходившая из шрама на плече, проникала чуть глубже, тонкие энергетические нити все плотнее стягивали края разрывов в моей защитной системе. Я чувствовала, что мои голые колени и запястья уязвимы, но тяжесть меча в левой руке помогала справиться с этим неприятным ощущением.

Правда, я никак не могла избавиться от гадливого ощущения, от вдруг нахлынувшего желания снова встать под горячую воду и тереть себя изо всех сил жесткой мочалкой. Потрясение было слишком велико. До этого момента я пребывала в состоянии оцепенения, но теперь вышла из него. От оцепенения не осталось и следа.

‑ Что еще? ‑ Резкость моего тона насторожила бы всякого, но только не Джафримеля.

Его шаги были бесшумны, но я чуяла их спиной и напряглась за миг до того, как его руки легли на мои золотистые плечи. Мягко, но настойчиво, с непреодолимой силой он развернул меня к себе.

Раньше его кожа была горячей ‑ в те дни, когда я сама была человеком, и моя кожа была прохладной.

«А кто я теперь?»

Сама не знаю.

Он держал меня за плечи и всматривался в мое лицо, так что рот, скулы, лоб физически ощущали воздействие его взгляда. Но сейчас, невзирая на горевший в его глазах зеленый огонь, это меня не пугало.

Его губы были сжаты в тонкую линию, волосы падали на лоб, затеняя горящие глаза. Воздух в комнате содрогнулся, словно от пушечного выстрела, я вздрогнула, но Джафримель все так же крепко держал меня, и вокруг нас снова сомкнулась тишина.

Заговорил он тихо, отчетливо, с расстановкой произнося каждое слово.

‑ За твои мучения я отплачу Князю десятикратно.

Он с тихим свистом втянул воздух, и наши взгляды встретились.

«Неужели ты считаешь, что это мне поможет?»

Меня обдало жаркой волной стыда, во рту появился привкус меди. Джафримель удерживал меня еще несколько мгновений, а потом отпустил ‑ должно быть, его устроило то, что он смог прочесть на моем лице.

‑ Времени у нас в обрез. Надо уходить.

‑ Куда мы пойдем?

Я надеялась, что говорила нормальным голосом ‑ если считать нормальным то, как говорит за десять кредиток в минуту красотка из службы «Секс по видеофону». Правда, этот голос срывался: скверная привычка Князя тьмы постоянно меня душить не прошла для меня даром.

Поквитаться с дьяволом мне очень хотелось, а с Джафримелем на своей стороне на это можно рассчитывать.

Или надеяться.

Если Джафримель действительно на моей стороне.

«Боги всевышние, Дэнни! Не надо снова в нем сомневаться!»

‑ Нам нужно выполнять соглашение.‑ Он расправил плечи и отступил от меня. ‑ Идем.

Я непроизвольно поежилась. В любое другое время убийственный заряд энергии и холодная ярость в его голосе заставили бы меня содрогнуться.

‑ Джафримель.

Он замер, его плащ, всколыхнувшись, опал.

‑ Куда мы направляемся?

«И хватит командовать! Черт, до чего мне это надоело».

После недолгого тягостного молчания он ответил:

‑ В Констанс‑Стамбул.

«Здорово! Прекрасно. Знать бы только зачем».

Широким уверенным шагом Джафримель вышел из комнаты, не сомневаясь, что я последую за ним.

И не ошибся.

Что еще мне оставалось делать?
Глава 5
Спустя десять часов самолет, прикрытый демоническими щитами, доставил нас в Констанс‑Стамбул. Большую часть полета я провела на узкой откидной койке одной из трех пассажирских кают, радуясь возможности спокойно отдохнуть. Помимо равномерного гула двигателя до меня доносились и другие звуки ‑ голос Лукаса, еще чьи‑то голоса, но меня это не волновало. Джаф доставил меня на борт через грузовой люк, так что я не видела, кто с нами летит. За что была ему благодарна. Мне хотелось побыть в одиночестве.

«Неплохо бы выкроить несколько часов для медитации. Да и помолиться не помешает, если по пути окажется храм».

То был инстинктивный порыв, тяготение к вере, которая всегда меня поддерживала. Пространство веры представлялось мне безбрежным океаном горечи; я надевала и застегивала снаряжение, морщась, как ребенок, раскусивший кислую конфетку. У меня была новехонькая, но привычного покроя кожаная портупея с двумя кобурами для девятимиллиметровых пулевых пистолетов, два плазменника мощностью в 20 и 40 ватт (шестидесятиваттные слишком часто взрывались в руке) и комплект ножей ‑ от пары тесаков длиной с мою руку, от кисти до локтя, до тонкого и гибкого стилета, спрятанного внутри ремня. Ножи, как и все клинки Джафримеля, были изготовлены из особой узорчатой стали. Кто‑кто, а он, личный убийца на службе самого дьявола, знал толк в оружии. На этот счет разногласий у нас никогда не возникало.

Правда, новая сбруя неизбежно будет натирать, несмотря на высокое качество кожи и смазку. Ремни должны обноситься. Но что поделаешь, если мое старое снаряжение пропало.

«Не думай об этом».

Я повертела плечами, вдыхая знакомый запах оружейной смазки, ощущая привычный вес, помогая ему распределиться по плечам и бедрам. Сжала ножны, резко и коротко вздохнула.

«Ты снова вооружена и опасна, Дэнни».

Приладив ремни, я открыла глаза. Джафримель стоял в дверях и наблюдал за тем, как я вооружаюсь.

‑ Все подходит?

‑ До сих пор у меня не было проблем со снаряжением, полученным от тебя.‑ Голос мой звучал отрешенно и устало, лицо походило на застывшую маску.‑ По этой части у тебя глаз наметанный.

Не взгляни я на него в тот миг, так бы и не заметила тронувшую тонкие губы едва уловимую улыбку.

‑ Приятно слышать. От тебя ‑ и вдруг доброе слово.

Я вытащила пистолеты, пощелкала затворами и вложила их обратно в кобуры. Достала, осмотрела и спрятала тихо гудевшие в руках плазменники и наконец занялась ножами. Самый тонкий стилет чуточку застревал в плотных кожаных ножнах, но этого и следовало ожидать. К тому же вряд ли у меня возникнет надобность выхватить его мгновенно. Нет, такое оружие извлекают тихо, тайком, а потом вонзают между ребер. Впрочем, оно годится и для того, чтобы поковыряться в замке.

Джафримель позаботился даже о моих любимых боеприпасах ‑ сменных «смит‑и‑вессоновских» девятимиллиметровых обоймах.

Боеприпас я привыкла хранить в сумке. Правда, у меня не было уверенности в том, что моя сумка еще на что‑то годится после всех передряг, в которых она побывала.

В тот миг, когда я об этом подумала, Джафримель поднял руку. Я услышала доносившиеся снаружи голоса ‑ в первую очередь надсадный хрип Лукаса. Остальные воспринимались как фон.

Моя сумка с отремонтированной лямкой, больше не завязанной узлом, болталась в протянутой руке Джафримеля. Он держал ее так, словно она, нагруженная, ничего не весила.

‑ Она была попорчена, но я ее починил. Подумал, ты не захочешь с ней расстаться.‑ Помедлив, он добавил: ‑ Хотя она пропиталась запахом ада. С этим я ничего не смог поделать.

У меня перехватило горло. Ступая не совсем уверенно в новых, скрипучих, неразношенных сапогах, я пересекла комнату, приняла у него торбу и надела ее наискосок, через грудь. Когда я снова подняла глаза, Джафримель смотрел на меня с высоты своего роста.

Так мы и замерли ‑ я, чуть откинувшая голову назад, и он, слегка опустивший плечи. Хмуро и настороженно он смотрел на мои губы, из‑под его век вспыхивал зеленый свет.

Я подыскивала слова, способные подвести меня к следующему необходимому шагу.

«Ну давай, Данте. Изобрази дурочку из головидео».

‑ Спасибо.

Тут бы в самый раз еще облизать пересохшие губы, но меня остановило то, как он на них таращился. Меня бросило в жар, а потом всколыхнулась парализующая волна паники.

‑ Не смотри на меня так.

Он поднял глаза и встретился со мной взглядом. Воздух мерцал от напряжения, между нами проскочила искра, потом другая, а затем Джафримель протянул руки и коснулся моих плеч. Громко заскрипели ремни: все‑таки новая кожаная сбруя нуждалась в том, чтобы притереться и обноситься.

«Здорово. Правда, если мне понадобится улизнуть втихую, ничего не получится».

Я нервно сглотнула. Медный привкус во рту в пояснениях не нуждался: мне было страшно. Я боялась собственного падшего.

И что мне с этим делать?

«Что хочешь, то и делай,‑ заявила я себе.‑ Но помни: есть тот, кого нужно убить в первую очередь. А уж потом можешь расслабиться и поразмышлять над тем, что еще предпринять».

‑ Я должна убить его,‑ сказала я и сама удивилась этому заявлению.

Я всматривалась в лицо Джафримеля, ища в глубине его светящихся глаз скрытую человеческую темноту. Я знала, что она там есть, нужно лишь заглянуть поглубже.

‑ Я должна его убить. А ты обязан мне помочь.

Он ответил коротким резким кивком. По краям его плаща с шелестом пробежала рябь.

Он не спросил, о ком речь.

‑ Поэтому больше никаких фокусов, никакой лжи, никаких тайных планов. Никаких секретов.

Еще один кивок. Мне показалось, он хотел что‑то сказать, но передумал.

‑ Пообещай мне, Тьерс Джафримель.‑ В кои‑то веки голос мой прозвучал строже некуда. Желудок скрутило, я дернулась, словно в ожидании удара.‑ Пообещай.

‑ Что еще я могу обещать, чего не пообещал раньше? Ради тебя я стал мятежником, разве этого недостаточно?

Я хотела возразить, но он быстрым движением приложил палец к моим губам.

‑ Пойдем со мной.

Я вздрогнула, но вроде бы сумела это скрыть.

‑ Куда?

Как будто это имело значение.

‑ У нас есть соглашение. Вот уж не думал, что стану его выполнять.

Один уголок его губ скривился в горькой усмешке, и от этого мгновенного оскала кровь должна была бы застыть в моих жилах.

Но я не испугалась. Непонятно почему из моей груди вырвался прерывистый вздох облегчения.

Он дал обещание.

В общем, этого достаточно.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Похожие:

Лилит Сэйнткроу Дорога в ад Данте Валентайн 5 iconЛилит Сэйнткроу Предательства Странные ангелы 2
«Любить возможно только то, что можешь предать. Предать возможно, только когда любишь»

Лилит Сэйнткроу Дорога в ад Данте Валентайн 5 iconШарлин Харрис Тони Келнер Сэйра Смит Джанин Фрост Дэниел Сташовер...
Посвящается Алану Боллу, который поднял мир сверхъестественного на новый уровень сексуальности и кровавой увлекательности

Лилит Сэйнткроу Дорога в ад Данте Валентайн 5 iconDawn Way Дорога вниз без остановок в одном действии Хай-вэй – скоростная...
Я могу так же вольно переводить Синатру, который имел в виду совершенно другой жизненный путь. Во всяком случае, наше удовлетворение...

Лилит Сэйнткроу Дорога в ад Данте Валентайн 5 iconДанте Алигьери (1265-1321)
Италии, умер в Равенне. Флоренция много лет пыталась вернуть прах Данте на родину, но безрезультатно. Сам он тоже мечтал о возвращении...

Лилит Сэйнткроу Дорога в ад Данте Валентайн 5 iconЭкзаменационные билеты по обж 9 класс. Билет №1 Понятие "дорога"
Понятие "дорога", ее составные части. Меры безопасного поведения пешехода на улицах и дорогах

Лилит Сэйнткроу Дорога в ад Данте Валентайн 5 iconЯ. Шкрябач дорога в молдавию
Издание: Шкрябач Я. П. Дорога в Молдавию: воспоминания командира. Издат. «Картя Молдовеняскэ»: Кишинев, 1966

Лилит Сэйнткроу Дорога в ад Данте Валентайн 5 iconКарти Дорога Журнал \
Не случайно в оригинале оно звучит "The Road", а не "The Path": все действие происходит на неизвестно куда (скорее всего, в никуда)...

Лилит Сэйнткроу Дорога в ад Данте Валентайн 5 iconБилл Гейтс Дорога в будущее
Книга "Дорога в будущее", после выхода в свет в конце 1995 года сразу же стала бестселлером. Она была переведена практически на все...

Лилит Сэйнткроу Дорога в ад Данте Валентайн 5 iconБилл Гейтс Дорога в будущее
Книга "Дорога в будущее", после выхода в свет в конце 1995 года сразу же стала бестселлером. Она была переведена практически на все...

Лилит Сэйнткроу Дорога в ад Данте Валентайн 5 iconРоальд Даль Дорога в рай «Даль Роальд. Дорога в рай»: Азбука-классика; 2004; isbn 5-352-00644-1
Озлобленный эстетизм, воинствующая чистоплотность, нежная мизантропия превращают рассказы Даля в замечательное пособие «Как не надо...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов