Джон Гриндер Ричард Бэндлер структура магии




НазваниеДжон Гриндер Ричард Бэндлер структура магии
страница2/19
Дата публикации03.12.2013
Размер2.78 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Глава 2

^ СТРУКТУРА ЯЗЫКА

Одно из отличий человека от животных состоит в создавании и употреблении языка. Невозможно переоценить значимость языка для понимания как прошлого, так и насто­ящего человеческой расы. Как об этом сказал Эдвард Сепир:

“Дар речи и обладающий упорядоченностью язык характер­ны для каждой известной в настоящее время группы людей. Не было обнаружено ни одного племени без языка, и всякие заявления, в которых утверждается обратное, можно проиг­норировать как простой вымысел. Нет никаких оснований для встречающихся изредка заявлений, будто у некоторых народов словарный запас настолько ограничен, что они не могут договориться друг с другим без жестов, так что разум­ное общение между членами такой группы в темноте стано­вится невозможным. Истина состоит в том, что любой язык, по сути своей, в совершенстве соответствует нуждам выра­жения и общения народа, применяющего этот язык. Вполне оправдано предложить, что из всех аспектов культуры язык первым был доведен до совершенства, и что совершенство языка представляет собой необходимое предварительное ус­ловие развития культуры в целом” (Eduard Sapir. Culture. Language and personalie by D.Mandelboum ).

Все достижения человеческого рода, как положитель­ные, так и отрицательные, предполагают использование языка. Мы, люди, применяем язык двумя способами. Во-первых, мы применяем его для репрезентации или пред­ставления собственного опыта; деятельность подобного ро­да мы называем рассуждением, мышлением, фантазированием, репетицией. Применяя язык в качестве репрезентации, мы создаем модель собственного опыта, Модель мира, которую мы создаем, применяя язык в каче­стве репрезентации, основана на нашем восприятии мира. В свою очередь, наше восприятие определяется, отчасти, нашей моделью или репрезентацией, как это описано в главе 1 логическом или физиологическом смысле”. {Siobin Psicho Ciguistics. Scoll. Foreman I CO. 197I, cmp.55).

Задача лингвиста состоит в том, чтобы сформулиро­вать грамматику — множество правил, определяющих, ка­кие последовательности слов в том или ином языке явля­ются правильными. Трансформационная грамматика ос­нована на замечательных результатах, полученных Ноамом Хомским, который разработал специальную мето­дологию и построил ряд формальных моделей естественно­го языка. Основываясь на результатах. Хомского и его по­следователен, можно построить формальную модель опи­сания паттернов того, как мы сообщаем другим модель нашего опыта. Мы применяем язык для репрезентации и коммуникации нашего опыта — язык представляет собой модель нашего мира. Конечный итог исследований в обла­сти трансформационной грамматики состоит в разработке формальной модели нашего языка, модели нашего мира, или, говоря проще, некой метамодели.

^ МЕТАМОДЕЛЬ ЯЗЫКА

Язык выступает в функции системы представления, или репрезентации, нашего опыта. Человеческий опыт мо­жет отличаться поразительным богатством и сложностью. Для того, чтобы язык мог справляться со своей функцией системы репрезентации, он сам должен располагать бога­тым набором выражений, представляющих опыт людей. Лингвисты, работающие в области трансформационной грамматики, пришли к заключению, что исследовать сис­темы естественного языка, изучая непосредственно этот богатый и сложный комплекс выражений, — практически неосуществимая задача. Поэтому они предпочли изучать не сами выражения, а правила их построения (синтаксис). При этом они исходят из допущения, принятого в целях облегчения задачи, что правила этого множества выраже­ний можно исследовать независимо от содержания.4 Так, например, люди, дли которых английский язык является родным, стабильно проводят различие между:

(1) Colorless green ideas sleep furiously

(2) Furiously sleep ideas green colorless

(Бесцветные зеленые идеи яростно спят)

Несмотря на то, что первая группа слив достаточно необычна, люди признают, что она грамматична, или в определенном смысле правильна, чего нельзя сказать о второй группе слов. Этот пример свидетельствует о том, что у людей есть устойчивые интуиции по отношению к языку, на котором они разговаривают. Говоря об устойчи­вости интуиции, мы имеем в виду то, что один и тот же индивид, столкнувшись с одной и той же последовательно­стью слов сегодня и год спустя, оценит ее с точки зрения грамматичности одинаково в том и другом случае. Более того, различные люди, для которых язык, на котором дана последовательность слов, является родным, также одина­ково оценят ее в качестве грамматичной или неграмматич­ной. Эта способность различных людей представляет собой классический пример человеческого поведения, подчиня­ющегося правилам. Хотя мы и не осознаем того, каким образом мы способны вести себя последовательно и непро­тиворечиво, тем не менее, мы ведем себя именно так, а не иначе.

Лингвисты-трансформацонисты создали модель, опи­сывающую поведение, подчиняющееся правилам, устой­чивые интуиции, имеющие отношение к предложениям. Их формальная модель в каждом случае позволяет отве­тить на вопрос, является ли конкретная группа слов пред­ложением или не является им. В трансформационной мо­дели представлены и другие разновидности языковых интуиций. Так как эта модель является описанием поведения людей, подчиняющегося правилам, определение того, со­ответствует ли данное слово действительному положению дел или нет, осуществляется сверкой с интуицией людей, для которых данный язык является родным, то есть с интуициями, характерными для любого прирожденного носите­ля данного языка.
[Академия Знакомств [Soblaznenie.Ru] - это практические тренинги знакомства и соблазнения в реальных условиях - от первого взгляда до гармоничных отношений. Это спецоборудование для поднятия уверенности, инструктажа и коррекции в "горячем режиме". Это индивидуальный подход и работа до положительного результата!]

^ НЕКОТОРЫЕ УНИВЕРСАЛИИ ЯЗЫКОВОГО ПРОЦЕССА У ЛЮДЕЙ

В главе 1 мы описали три основных процесса, свойст­венных процессу моделирования у людей: генерализацию, опущение и искажение — три способа, с помощью которых достигается отличие создаваемой нами модели от реальности, представляемой этой моделью. Очевидно, все эти про­цессы в полной мере применены и по отношению к языко­вым репрезентациям. С этой точки зрения значительная часть работы, проделанной трансформационистами, состо­ит в выявлении и четком описании того, каким образом три этих универсалии репрезентирования, или представ­ления, реализуются в языковых системах. Наши способно­сти применять языковую систему для репрезентации, ком­муникации и опыт, связанный с этой деятельностью, на­столько обширны, что мы можем размышлять о самом процессе в той мере, в какой располагаем относительно него устойчивыми интуициями.

Назначение трансформационной модели языка состо­ит в том, что состоит в репрезентации паттернов, образов, интуиции, относящихся к нашей языковой системе. Лю­бой, говорящий на том или ином языке, обладает такими интуициями, если этот язык является "для него родным. Три основные категории, которые на наш взгляд, релеван­тны для наших целей, — это: правильность, структура со­ставляющих и логико-семантические отношения.

I. Правильность. Устойчивые и непротиворечивые суждения носителей языка о том, является ли данная груп­па слов предложением, или не является им. Рассмотрим три группы слов:

(3) Даже у президента есть глисты. (4) Даже у президента есть зеленые идеи.

(5) Даже президент иметь глисты.

Первая группа слов правильная: то есть она передаст носителям языка некоторое значение и является, с их точ­ки зрения, синтаксически правильной; (4) неправильная в семантическом отношении, она сообщает такое значение, которое ни один носитель языка не признает возможным;

(5) неправильная в синтаксическом отношении, хотя мы и можем приписать ей некоторое значение.

Структура составляющих. Устойчивые суждения носителей языка о том, какие слова могут объединяться, образуя единицу или составляющую предложения данного языка. Например, в предложении

(6) The Guru of Ben Lomod thought Posemary was It the controls Слова The и Guru.

объединяются определенным образом в отдельную едини­цу, а слова Guru и of — нет. Эти составляющие низшего уровня объединяются в более крупные единицы. Напри­мер, The guru и of Ben Lomond образуют единицу подобного рода, a of Ben Lomond и was не образуют.

III. Логика семантические отношения. Устойчивые суждения носителей языка о логических отношениях отражение в предложениях их языка.
1. Полнота. Имея дело с глаголом родного языка, носители языка способны определить число и разновидности объ­ектов, между которыми глагол устанавливает связь или опи­сывает отношение. Например, глагол “целовать” в англий­ском языке предполагает целующего человека и человека или вещь, которую целуют. Глагол “ударить” предполагает человека или вещь, наносящую удар, человека или вещь, испытывающую удар, а также орудие для нанесения удара.

2. Неоднозначность. Носители языка осознают, что такое, каждое из таких предложений, как:

(7) Investigating FBI agents can be dangerous.

(Расследование агентов ФБР может быть опасным)

(8)Maxme took Max's shirt off.

(Максина сняла рубашку Макса)

сообщает два различных значения. Предложение (7) мож­но понимать либо как: (9) Агенты ФБР, проводящие рас­следование, могут быть опасны, либо (10) Расследовать действия агентов ФБР может быть опасным. В предложе­нии (8) неясно, носит ли Максина рубашку Макса и сняла ее с самой себя, или же она сняла рубашку Макса с самого Макса.

3. Синонимия. Носители английского языка согласятся с тем, что оба следующих предложения обладают одним и тем же значением или передают одно и то же сообщение.

(11) Sandy looked up the number

(12)Sandy looked the number up

(Сэнди отыскал в справочнике нужный номер)

4. Референтные индексы. Носители языка могут опре­делить, выделяет ли то или иное слово или словосочетание какой-нибудь конкретный объект, входящий в их опыт, например, “мой автомобили”, или идентифицирует некий класс объектов: “автомобили”. Более того, они надежно судят о том, относятся ли два или более слова, например, слова “а и б” в предложении

(13)Jimksor changed himself к одному и тому же объекту или классу объектов.

5. Пресуппозиции. Основываясь на факте высказыва­ния индивидом того или иного предложения, носители языка могут определить, что именно должно входить в опыт этого индивида, чтобы он имел основания для данно­го высказывания.

Если, например, я произнесу предложение

(14) Мой кот сбежал от меня, у вас есть все основания полагать, что в моем опыте мира истинно то, что

(15)У меня есть кот.

Три общих категории интуиции, которыми люди рас­полагают по отношению к собственному языку, в явном виде описаны в трансформационной модели.

^ ТРАНСФОРМАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ

Ниже мы описываем то, как указанные нами устойчи­вые интуиции, относящиеся к нашему языку, представле­ны в метамодели, то есть в модели трансформационной грамматики.

Лингвисты, применяющие эту модель, стремятся пред­ставить в явном виде интуиции, которыми располагает лю­бой носитель языка. У носителей языка имеется два вида устойчивых интуиции, относящихся к каждому из предло­жений их родного языка.

Они способны интуитивно определить, как происходит объединение единиц меньшего размера, таких как слова, в единицы большего размера, вплоть до предложений (инту­иции относительно структуры составляющих), и, кроме того, какой будет полная репрезентация предложения (полнота логической репрезентации). Например, имея де­ло с предложением

(16)The woman bought a truck. (Женщина купила грузовик)

носитель языка может объединить в составляющие более высоких уровней, такие, например, как

The woman и bought и a truck. (женщина) (купила) (грузовик)

Эти единицы в свою очередь объединяются в

The woman и bought a truck.

(женщина) (купила грузовик)

Эти интуиции относительно того, что внутри предло­жения объединена с чем, лингвист представляет, распола­гая слова, образующие составляющую (такие, например, слова как the “woman”) в так называемой структуре дерева, которая выглядит следующим образом:

Согласно правилу, слова, объединенные носителями языка в одной составляющей, привязаны к структуре дере­ва к одной точке или узлу. Предложение (б), представленное структурно в виде дерева, выглядит следующим об­разом:

The Ionian bough woman

Все это называется поверхностной структурой. Вторая разновидность устойчивых интуиции, которы­ми носители языка располагают относительно, например, такого предложения, как Об), подсказывает им, как долж­на выглядеть полная репрезентация значения этого пред­ложения и его логико-семантических отношений. Один из способов представления этих интуиции таков:



Рисунок 1

Это называется глубинной структурой.

Мы хотим показать, как в рамках трансформационной модели анализ каждого предложения проводится на двух структурных уровнях, соответствующих двум разновидно­стям устойчивых интуиций, которыми говорящие на языке располагают по отношению к родному языку: на уровне поверхностной структуры, где их интуиции о структуре составляющих представлены в виде дерева, и на уровне глубинной структуры, где даны их интуиции о полной ре­презентации логико-семантических отношении. Так как в трансформационной модели для каждого предложения имеется две репрезентации (глубинная структура и повер­хностная структура), лингвисты должны четко сказать о том, как эти два уровня связаны между собой. Эту связь они описывают как некоторый процесс или вывод, пред­ставленный серией трансформаций.

Что такое трансформации?

Трансформация — это эксплицитная (модель) форму­лировка какой-либо разновидности паттерна (образца или модели), распознаваемого носителями языка в предложе­ниях этого языка. Сравним, к примеру, два предложения:

(17)The woman bought a truck.

(Женщина купила грузовик) и

(l8)The truck was bought by the woman.

(Грузовик был куплен женщиной)

Носители языка чувствуют, что хотя поверхностные структуры в данном случае различны, сообщения, заклю­ченные в них, или глубинные структуры этих предложе­ний, совпадают между собой. Процесс, посредством кото­рого два этих предложения получены из общей для них обоих глубинной структуры, называется выводом или де­ривацией. Вывод — это серия трансформации, связываю­щих глубинную и поверхностную структуру. Вывод одной из двух рассмотренных поверхностных структур включает в себя трансформацию, которая называется пассивной трансформацией. Сравнив (17) и (18), вы заметите, что порядок слов в этих двух предложениях различен. Конк­ретно, словосочетание The woman и the truck поменялись местами. Трансформационисты описывают это регулярное соответствие следующим образом:

Пассивная Т Именное словосочетание 1 Глагольно-именное словосочетание 2

(the woman) (bought the truck)

Именное словосочетание 2 + глагол + именное сочета­ние 1 the truck was bought (by the woman)

где символ () значит “может трансформироваться в”.

Отметим, что констатация этого образца, или паттер­на, не только касается предложений (17) и (18), но и явля­ется общей закономерностью английского языка.

(19)а. Susan followed Sam

(Сьюзен преследовала Сэма)

б. Sam was followed by Susan.

(Сэм был преследуем Сьюзен)

(20)а. The lapewonn ate the president

(Глисты мучили президента)

б. The president was eaten by the tapeworm

Президент был мучаем глистами.

(21)а. The bee touched the flower.

6. The flower was touched by the bcc.

Все это простой пример того, как образуются поверх­ностные структуры, вывод которых различается только од­ной трансформацией, а именно: пассивной трансформа­цией, которая применяется при выводе предложений груп­пы (6), но не применяется при выводе предложений группы (а). Выводы могут отличаться гораздо большей сложностью, например:

(22)a, Timothy thought that Rosemary was guiding the spaceship.

6. The spaceship was thought Timothy to been guided by Rosemary

(Тимоти думал, что космическим аппаратом уп­равляла Розмари)

Приведенные выше примеры пар предложений свиде­тельствуют о том, что глубинные структуры могут отли­чаться от связанных с ними поверхностных структур по­рядком слов. Отметим при этом, что в каждой из пар пред­ложений значение не изменяется, несмотря на различный порядок слов. По отношению к каждой паре предложений, имеющих одно значение, но различный порядок слов, лин­гвист формирует некоторую трансформацию, точно опре­деляющую паттерн — способ, каким может различаться порядок слов этих двух предложений.

Таким образом, способ представления интуиции носи­теля языка относительно синонимии заключается в фор­мулировании трансформации, связывающей между собой две или более синонимичных поверхностных структур, то есть структур, имеющих одно и то же значение. Таким образом, для каждого множества из двух и более синони­мичных поверхностных структур трансформационист опи­сывает некую трансформацию — формальный паттерн, то есть определенный шаблон, или образец. Интуитивную проверку на синонимичность можно провести, попытав­шись ответить на вопрос: возможно ли, чтобы в нашем (или в любом воображаемом) непротиворечивом мире одна из поверхностных структур, проверяемых на синонимич­ность, была истинной (ложной). Если истинное значение обеих структур во всех случаях одно и то же (обе структу­ры либо ложны, либо истинны), это значит, что они сино­нимичны. Такой способ проверки известен как проверка парафразой. Целый ряд выявленных лингвистами транс­формаций связан с изменениями порядка слов. В предлага­емых ниже парах предложений продемонстрированы неко­торые из паттернов, или образцов:

(23)а. I want Borsch. б. Borch, I want.

а. Я хочу борща. 6. Борща я хочу.

(24)a. It is easy to scare Barry.

6. Barry is easy to scare.

а. Легко напугать Барри.

б. Барри легко напугать (25)а. George gave Martha an apple.

б. George gave an apple to Martha.

а. Джордж дал Марте яблоко.

б. Джордж дал яблоко Марте. (26)а. Writing this sentence is easy.

6. It easy to write this sentence.

а. Писать это предложение легко.

б. Легко писать это предложение.

Каждая из этих трансформаций задает способ, каким может различаться порядок слов в предложении. Эти трансформации объединяются в особую группу трансфор­маций перестановки.

Трансформация перестановки — это один из важнейших классов трансформации: трансформации другого класса на­зываются трансформациями опущении. Например:

(28)а. Elene talked to someone a great deal. 6. Elene talked a great deal.

а. Елена разговаривала с кем-то довольно долго. б. Елена разговаривала довольно долго.

В варианте (б) предложения (28) опушена или удалена одна из именных составляющих (то есть to someone). В общем виде трансформация, описывающая этот образец, называется опущением неопределенной именной состав­ляющей.

Опущение именной составляющей:

X Глагол Именная составляющая Y Elene talked to someone a great deal X Глагол О Y Elene talked a great deal

где X и Y — это охватывающие символы или переменные, замещающие в указанных позициях любое слово или лю­бые слова. В данном случае также имеется целый ряд вы­явленных лингвистами трансформаций опущения:

(29)а. Флюффо пошел в магазин и Тоб пошел в магазин. б. Флюффо пошел в магазин и Тоб туда же.

(30)Треногий что-то ел.

б. Треногий ел. (31)а. Кретин стучал чем-то по стене.

б. Кретин стучал по стене.

В каждой из этих пар предложений процесс вывода второго варианта включает в себя трансформацию, в ре­зультате которой опускается часть полной логико-семан­тической репрезентации и в данном случае значение, по-видимому, остается прежним, несмотря на опущение неко­торых элементов глубинной структуры.

Лингвисты различают два типа трансформации опуще­ния — свободное опущение, или опущение неопределен­ных элементов, и опущение известного. В уже приводя­щихся примерах:

Елена разговаривала с кем-то довольно долго. Елена разговаривала довольно долго. Треногий что-то ел. Треногий ел.

Кретин стучал чем-то по стене. Кретин стучал по стене

опущенный элемент представляет собой неопределенную составляющую (с кем-то, что-то, чем-то), в то время как в примере:

Флюффо пошел в магазин и Тоб пошел в магазин. Флюффо пошел в магазин и Тоб туда же.

опущена составляющая, представляющая нечто неопреде­ленное (to the store). Согласно общему правилу неопреде­ленные элементы могут опускаться в любом предложении. В случае же определенного элемента необходимо соблюде­ние ряда особых условий. Отметим, к примеру, что опреде­ленный элемент to the store, который в последней паре предложений опущен вполне законно, встречается в пред­ложении один раз, он все же представлен в предложения, и утраты информации не происходит.

Итак, поверхностные структуры могут отличаться от глубинной структуры, с которой они связаны, в основном двумя способами:

— Слова в предложении могут располагаться в различ­ном порядке — трансформация перестановки;

— Части полной логико-семантической репрезентации могут быть не представлены в поверхностной структуре — трансформация опущения.

есть еще один дополнительный способ, обусловливающий отличие поверхностных структур от репрезентации глубинной структуры, — процесс номинализации. О про­цессе номинализации мы говорим в случае, когда в резуль­тате языковых трансформаций то, что в репрезентации глубинной структуры представлено словом, обозначаю­щим процесс, — глаголом или предикатом, — в поверхно­стной структуре становится словом, обозначающим собы­тие, — именем или аргументом. Сравним, например, вари­анты (а) и (б) следующих пар предложений:

(32)а. Сьюзен знает, что она боится родителей.

б. Сьюзен знает о своем страхе перед родителями.

(33)а. Джеффри признается себе в том, что он ненави­дит свою работу.

б. Джеффри признается себе в своей ненависти по отношению к своей работе.

(34)а. Дебби понимает то, что она решает о своей соб­ственной жизни.

б. Дебби понимает свое решение о собственной жизни.

Во всех трех ларах предложений то, что в первом пред­ложении было глаголом или словом, обозначающим про­цесс, во втором предложении становится именем или сло­вом, обозначающим событие.

Конкретно:

боится — страх; ненавидит — ненависть; решает — решение

В этом сложном процессе преобразования могут проис­ходить как трансформация опущения, так и трансформа­ция перестановки. Если, например, в вышеприведенных номинализациях произвести трансформации перестанов­ки, получаем:

(32)в. Сьюзен знает о своем страхе перед родителями. .(33) в. Джеффри признается себе в своей ненависти к работе.

(34)в. Дебби понимает свое решение о собственной ЖИЗНИ.

Однако, если по отношению к вышеприведенным номинализациям применить трансформации опущения,5 то пол­учим следующие репрезентации поверхностных структур:

(32)г. Сьгозен знает о страхе.

(33)г. Джеффри признается себе в ненависти.

(34)г. Дсбби принимает решение.

Независимо от того, реализуется ли номинализация с трансформациями опущения или перестановки или без них, ее результат заключается в том, что в глубинной структуре представлено как процесс, в поверхностной структуре представлено как событие. В нашем изложении основ трансформационной грамматики важны не техниче­ские детали, не терминология, разработанная лингвиста­ми, а тот факт, что она дает возможность представлять интуиции, которыми располагает каждый, говорящий на своем родном языке. Таким образом, представления, или репрезентации, сами оказываются репрезентированными. К примеру, то, что мы считаем правильным предложени­ем, может отличаться от своей исходной полной репрезен­тации, семантической репрезентации благодаря двум ос­новным процессам: искажение (трансформация переста­новки или номинализации) или удаление материала (трансформация опущения). Например, каждый, для кого английский язык родной, способен безошибочно решить, какие группы английских слов являются правильными предложениями, а какие — нет. Любой из нас обладает этой информацией.

Трансформационная модель репрезентирует, или пред­ставляет, эту информацию. Согласно этой модели, группа слов считается правильной, если имеется серия трансформа­ций, преобразующих полную репрезентацию глубинной структуры в ту или иную поверхностную структуру.

Трансформационная модель существенным для наших целей образом связана с референтными индексами. Транс­формации, например, опущения, весьма значимы по отно­шению к референтным индексам. Как уже было сказано, слова или именные составляющие не могут быть законно опущены в результате трансформации свободного опуще­ния, если в этих словах или именных составляющих содер­жится референтный индекс, отсылающий к какому-либо лицу или вещи. Если же в этих условиях трансформация все же имеет место, значение предложения изменяется. Обратите внимание на разницу между:

(35)а. Катлин над кем-то смеялась.

б. Катлин смеялась. (36)а. Катлин смеялась над своей сестрой.

б. Кзтлин смеялась,

В предложении (35) вариант (6) имеет, грубо говоря, то же значение, что и вариант (а); в предложении же (36) вариант (б) передает меньше информации, и следователь­но, имеет другое значение. На этом примере легко увидеть общее условие, которому должна удовлетворять трансфор­мация свободного опущения, если мы хотим применить се законно: опускаемый элемент не должен содержать в себе референтного индекса, устанавливающего связь с какой-либо конкретной частью модели опыта, принадлежащей говорящему.

Фактически, это значит, что всякий раз, когда приме­няется трансформация свободного опущения, необходимо, чтобы у опускаемого элемента не было референтного ин­декса в репрезентации глубинной структуры, то есть это должен быть такой элемент, который не связан ни с чем таким, что дано в опыте говорящего.

Будучи людьми, для которых английский язык являет­ся родным, мы располагаем интуициями не только о том, как референтные индексы взаимодействуют i: комплексом трансформаций опущения, но и вообще об особенностях их употребления. Конкретно каждый из нас способен безоши­бочно провозить различие между такими словами и слово­сочетаниями, как “эта страница”, “Эйфелева башня”, “Вьетнамская война”, “Бруклинский мост”.... обладающи­ми референтными индексами, и такими словами и сочета­ниями, как “кто-то”, “что-то”, “везде, где что-то происхо­дит” (“где бы то ни было”), “все люди, которым я изве­стен”. В первом множестве слов и сочетаний, словосочетаний идентифици­руются конкретные части модели опыта, принадлежащей говорящему, а во втором множестве этого не происходит. Посредством этой второй группы слов и словосочетаний без референтных индексов в системах языка и осуществляется главным образом моделирующий про­цесс — Генерализация.

В последних работах по трансформационной грамма­тике исследуется проблема того, как в естественном языке работают пресуппозиции. Некоторые предложения естественного языка таковы, что для их осмысленности надо, чтобы некоторые другие предложения были истинными. Если, например, я услышал, как вы говорите:

(37)На столе лежит кошка,

— то я по своему выбору могу поверить вам, что на столе действительно находится кошка, либо не поверить, но в любом случае я пойму сказанное вами. Однако, если я ус­лышу от вас:

(38)Сэм попал, что на столе лежит кошка,

мне придется допустить, что действительно на столе лежит кошка, ибо иначе сказанное вами будет непонятно. Это различие проступает особенно ясно, если я введу в предло­жение частицу “не”.

(39)Сэм не понимает, что на столе лежит кошка.

Тут очевидно, что и при произношении предложения, имеющего совершенно противоположное значение, то есть предложения, отрицающего то, что в первом предложении утверждается как истина, для того, чтобы это второе пред­ложение было осмыслено, необходимо допустить, что на столе лежит кошка. Предложение, которое должно быть истинным для того, чтобы какое-нибудь другое предложе­ние было осмысленным, называется пресуппозицией этого предложения.

^ ОБЗOP СКАЗАННОГО

Выше мы представили некоторые значимые для наших целей части трансформационной модели. Взятые в сово­купности, они дают описание процесса, в котором участву­ют люди, когда они репрезентируют свой опыт и сообщают собственную репрезентацию другим. Когда люди хотят со­общить другим свою репрезентацию, свои опыт окружаю­щего мира, они строят полную языковую репрезентацию собственного опыта, так называемую глубинную структу­ру. Начиная говорить, они совершают серию выборов (трансформации), имеющих отношение к форме, в кото­рой они хотели бы сообщить свой опыт. Эти выборы, как правило, не осознаются.

Структуру предложений можно считать результатом последовательности синтаксических выборов, совершае­мых при порождении предложения. Говорящий кодирует значение, строя предложение посредством выборочного применения определенных синтаксических характери­стик, отобранных из ограниченного множества.”

(Winogrud, Undestanding Natural Language, p.16 in Cognitive Psichology, Vei. 3, V/, Jan. 1972)

Наше поведение, когда мы делаем эти выборы, отлича­ется регулярностью, оно подчиняется правилам. Процесс совершения серии выборов (вывод) завершается проявле­нием поверхностной структуры — предложения или после­довательности слов, которые мы, согласно нормам нашего языка, признаем правильными.

Поверхностную структуру можно считать репрезента­цией полной языковой репрезентации глубинной структу­ры. В результате трансформации структуры глубинной структуры изменяется либо путем опущения отдельных элементов, либо путем изменения порядка слов, но семан­тическое значение предложения при этом не изменяется. В графической форме весь процесс можно представить сле­дующим образом:

мир
^
ПОЛНАЯ ЯЗЫКОВАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ. ГЛУБИННАЯ СТРУКТУРА ТРАНСФОРМАЦИИ ПОВЕРХНОСТНАЯ СТРУКТУРА


РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ПОЛНОЙ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ
Модель этого процесса — это модель того, что мы дела­ем, когда репрезентируем и коммуницируем, то есть сооб­щаем нашу модель другим, таким образом, это модель мо­дели, или МЕТАМОДЕЛЬ. В метамодели, представлены интуиции, относящиеся к нашему опыту. Например, наша интуиция синонимии, то есть случая, когда две или более поверхностные структуры облазают одним и тем же семан­тическим значением, то есть одной и той же глубинной структурой — представлена следующим образом:
глубинная структура


Выносы (серии трансформации)






1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Похожие:

Джон Гриндер Ричард Бэндлер структура магии iconДжон Гриндер, Ричард Бэндлер. Структура магии (том 1)
Из глубины веков доходят до нас песни и легенды о чудесной власти магов и кудесников. Обычного человека всегда захватывала мысль...

Джон Гриндер Ричард Бэндлер структура магии iconДжон Гриндер, Ричард Бэндлер. Структура магии (том 2)
В поэтапном изложении мы представили вам интуиции, касающиеся языка, которыми владеют эти психотерапевтические чародеи. Мы представили...

Джон Гриндер Ричард Бэндлер структура магии iconДжон Гриндер, Джудит Делозье, Ричард Бэндлер Паттерны гипнотических...
Права на перевод получены издательством «прлйм-еврознак» соглашением с Mr. John Grinder, 1099 Smith Grade # 16, Bonny Doon, ca 95060,...

Джон Гриндер Ричард Бэндлер структура магии iconРичард Бендлер, Джон Гриндер. Рефрейминг: ориентация личности с помощью...
Р. Бендлер, Д. Гриндер © И. М. Ребейко, перевод на русский язык, 1988 © нпо "модэк", оформление. 1995

Джон Гриндер Ричард Бэндлер структура магии iconКнига скачана с сайта
Ричард Бендлер, Джон Гриндер. Рефрейминг: ориентация личности с помощью речевых стратегий

Джон Гриндер Ричард Бэндлер структура магии iconРичард Бендлер, Джон Гриндер Рефрейминг: ориентация личности с помощью речевых стратегий
Добиться этого можно с помощью рефрейминга — специфического приема, позволяющего обеспечить контакт с той частью личности, которая...

Джон Гриндер Ричард Бэндлер структура магии iconДжон Гриндер Из лягушек в принцы (вводный курс нлп тренинга)
Эта книга представляет собой отредактированную запись вводного курса нлп тренинга, который проводили Р. Бендлер и Д. Гриндер в январе...

Джон Гриндер Ричард Бэндлер структура магии iconРичард Бэндлер Паттерны гипнотических техник Милтона Эриксона. Том П
Права на перевод получены издательством «прлйм-еврознак» соглашением с Mr. John Grinder, 1099 Smith Grade # 16, Bonny Doon, ca 95060,...

Джон Гриндер Ричард Бэндлер структура магии iconИскусство сновидения от
...

Джон Гриндер Ричард Бэндлер структура магии iconУильям Шекспир Ричард II действующие лица король Ричард Второй. Эдмунд...
Лорды, герольды, офицеры, солдаты, садовники, тюремщики, конюх и другие служители

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов