Карен Чэнс Прикоснись ко тьме Кассандра Палмер 1




НазваниеКарен Чэнс Прикоснись ко тьме Кассандра Палмер 1
страница8/14
Дата публикации16.12.2013
Размер3.52 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Философия > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14
Глава 8
Я лежала на земле. Через секунду я поняла, что нахожусь в своем времени и своем теле. Будь у меня силы, я бы вскрикнула от радости.

Билли-Джо, склонившись надо мной, с тревогой заглянул мне в глаза.

— Ты почему не сказала, что умеешь откалывать такие штуки? Я застрял! Я же мог погибнуть!

Подниматься не хотелось; даже твердый асфальт казался мне мягче перины.

— Не надо трагедий. Ты все равно мертв.

— Мы так не договаривались!

— Не ори.

Билли-Джо собрался сказать что-то еще, но тут ко мне подошел Луи Сезар.

— Мадемуазель Палмер, как вы? Вы меня слышите?

— Не трогайте меня.

Наконец я решила собраться с духом и сесть; не слишком приятно лежать у всех на виду, зная, что у тебя задралась юбка и все любуются на твои розовые трусики; кроме того, мне хотелось отодвинуться от Луи Сезара. Каждый раз, когда мы касались друг друга, я оказывалась в другом времени. Раньше меня об этом предупреждало внутреннее чутье, а теперь я не знала, что для меня страшнее — оказаться рядом с Луи Сезаром или быть схваченной Сенатом. Во всяком случае, перемещаться в другое время мне не захочется еще очень и очень долго.

— Где Томас?

Я все еще сердилась на него, однако мысль о том, что по моей вине он мог погибнуть, была для меня тягостной.

— Он здесь, — ответил Луи Сезар и отодвинулся. Позади него стоял Томас; вид у него был какой-то странный: он смотрел на француза и, казалось, не узнавал его.

— С тобой все в порядке? — спросила я, надеясь, что это так, поскольку понятия не имела о том, где искать его блуждающий дух.

Через какое-то время Томас кивнул, но продолжал молчать. Нехороший признак.

— Сколько пальцев я подняла?

— Ой, ради бога! — сказал Билли и встал между нами, стараясь при этом никого не касаться. — С ним все в порядке. Пришел в себя несколько минут назад, когда ты решила к нам присоединиться. — Он хмыкнул. — Как насчет того, чтобы отправиться в отпуск, когда минует кризис?

Я не ответила.

— Помоги мне встать.

Решив, что я обращаюсь к нему, Томас шагнул ко мне, заставив Билли-Джо метнуться в сторону. Я села и оглянулась по сторонам. Рядом валялось одиннадцать мертвых оборотней, включая Джимми. Увидев его застывшие крысиные глазки, с укором взирающие на меня, я выругалась.

— Черт! Я же хотела с ним поговорить! Вы убили его, когда он собирался рассказать мне об отце! — набросилась я на Приткина, который в ответ лишь театрально воздел руки.

Мои слова не произвели на него никакого впечатления. Маг смотрел куда-то в сторону и выглядел не слишком хорошо: красное лицо, остановившийся взгляд, вздувшие на шее жилы.

— Я больше не могу его удерживать, — хриплым шепотом сообщил он.

Что он имел в виду, я поняла, когда, присмотревшись, увидела, что нас окружает прозрачная голубая дымка, — мы стояли внутри магического защитного круга. Чтобы защитить нас, Приткин расширил свой собственный круг, который уже начал терять силу и выглядел тонким и слабым. Возможно, Приткин слишком сильно его растянул; личная защита обычно плотно окружает только своего владельца. Рыцарь был прав: еще немного, и его защита рухнет.

— Нужно увести отсюда Кэсси, — сказал Томас, и я заметила, что и он напряжен.

Что-то сильно его беспокоило, и смотрел он не на мага и не куда-то еще. Он смотрел на меня.

Единственный, кто сохранял полное спокойствие, был Луи Сезар.

— Мадемуазель, если вы пришли в себя, могу я просить вас вернуться обратно в МОППМ? Томас вас проводит.

Приткин что-то произнес, и в воздухе на мгновение возник сверкающий магический знак. Он был так близко, что я могла дотронуться до него рукой. Я знала, что делает волшебник: дело в том, что Тони всегда окружал свои подземелья знаками магической защиты, используя для этого заклинания. Удивительно, но магическую защиту он создавал лишь с помощью слов; как-то раз я спросила его, как он это делает, и Тони ответил, что просто использует свою энергию.

Магическую силу можно черпать из разных источников. Говорят, что лесной народец и в меньшей степени ликантропы, или оборотни, получают ее из природы, питаясь энергией нашей планеты, с бешеной скоростью летящей в космическом пространстве. Сила притяжения, солнечный и лунный свет — все можно превратить в энергию, если знаешь, как. Я даже слышала о том, что Земля, наряду с полем гравитационным, обладает магическим полем и что наступит день, когда из него можно будет получать энергию. Это и есть Святой Грааль современной магии, до которого еще не добрался ни один маг, хотя такие попытки ведутся. И пока не решена эта загадка, люди будут получать лишь малую толику магической энергии, беря ее из природы. В настоящее же время большую часть магической силы они получают от самих себя — за исключением черных магов, которые добиваются могущества путем убийства или проникновения в потусторонний мир, за что платят огромную цену.

Одни маги бывают сильнее, другие слабее, но все поголовно используют всякого рода приспособления, усиливающие, по их мнению, магические способности. Большинство носит с собой талисманы, накапливающие, подобно батарейкам, природную энергию, которой затем пользуется маг; в качестве примера можно привести Билли и его ожерелье. Есть маги, которые, устанавливая связь с другими магами, получают энергию друг от друга; скажем, так поступают члены Серебряного круга. Другие призывают на помощь мифические существа, чтобы те поглощали, а затем передавали им свою энергию. Не знаю, каким источником пользовался Приткин, но дела у него шли не слишком удачно. Магическая защита сверкнула и сразу начала гаснуть. Что-то вытягивало из нее силы, причем с большой скоростью.

Я оглянулась по сторонам — ничего странного или необычного. На автостоянке царила тишина, я бы даже сказала, мирная тишина, если не считать двух сожженных автомобилей. Я вопросительно взглянула на Луи Сезара, но он молчал. Ну и ладно.

— Билли! Что здесь происходит?

— С кем вы говорите, мадемуазель? — встрепенулся Луи Сезар, впервые проявив признаки беспокойства. — Наверное, у нее сотрясение мозга, — негромко сказал он Томасу. — Будь с ней осторожнее.

В это время Билли, подлетев к Приткину, завис над ним и вдруг принялся отчаянно жестикулировать — сначала перед его лицом, потом начал делать какие-то знаки мне.

— Билли! Ради бога, что с тобой происходит? Тебя все равно никто не слышит, говори громче!

— Ваш друг не сможет помочь вам, сивилла.

Голос исходил откуда-то сбоку, из темноты. И тут, оглянувшись, я увидела, что к пятерке вампиров, наблюдавших за ходом нашего сражения, присоединился кто-то еще. Его было трудно разглядеть в слабом предутреннем свете, но исходившие от него волны энергии не предвещали ничего хорошего. Я почему-то даже обрадовалась, что не вижу его лица.

— Я его заколдовал. Вам никто не поможет, да это и не нужно. Ничего не бойтесь, сивилла. Идемте со мной. Обещаю, что никто не сделает вам ничего плохого. Мы ценим ваш дар и хотим, чтобы он стал сильнее. Вам больше не придется прятаться по углам и опасаться за свою жизнь. Подойдите ко мне, и я отпущу ваших друзей — если они ваши друзья — с миром.

— Меня зовут Кэсси. Вы меня с кем-то спутали.

Мне не хотелось продолжать эту беседу, но Билли явно пытался мне что-то сказать. Ладно, посмотрим, что будет дальше.

— Я назвал ваш истинный титул, мисс Палмер, хотя имя Кассандра также довольно любопытно. Вам когда-нибудь рассказывали, откуда оно взялось? — Он засмеялся.— Только не говорите, что вас вырастили в полном невежестве. Как непредусмотрительно! Мы этой ошибки не повторим.

— Кассандра — это героиня древнегреческого мифа. Возлюбленная Аполлона.

Мы с Эжени проходили и древнегреческую, и древнеримскую мифологию, поскольку моя нянька считала, что такие вещи должна знать каждая юная леди. Я не жаловалась, мне это даже нравилось. Большую часть тех уроков я давно позабыла, но кто такая Кассандра, знала. Хорошее имя для ясновидящей, между прочим.

— Не совсем так, моя дорогая. — Голос был мягким и звучным и мог бы показаться приятным, если бы не излишняя слащавость; я бы сказала, что он навевал мысли о перезрелом фрукте. — Аполлон, бог прорицателей, полюбил прекрасную земную женщину по имени Кассандра, но она не ответила на его любовь. Женщина притворилась влюбленной только для того, чтобы получить за свою любовь дар прорицания; после этого она сбежала. Конечно, бог нашел ее — как и вы, она не могла прятаться вечно — и отомстил. Ты сохранишь свой дар, сказал он, но будешь предсказывать одни несчастья, и никто не будет тебе верить, пока не станет слишком поздно.

Я невольно поежилась. Эти слова задели меня за живое. Он, видимо, о чем-то догадался, потому что вновь рассмеялся.

— Не волнуйтесь, прелестная Кассандра. Я покажу вам, что и тьма бывает прекрасна.

— Ты можешь объяснить, что происходит? — прошипела я, обращаясь к Билли, чтобы хоть как-то заглушить этот медоточивый голос.

Мне ответил черный маг, который услышал мои слова, хотя и стоял поодаль.

— Защита белого рыцаря слабеет, сивилла. Скоро мы поговорим, стоя лицом к лицу.

Я, между прочим, могла бы прекрасно обойтись и без этого. Я взглянула на Билли-Джо.

— Помнишь, что случилось через три дня после того, как я покинула Филли?

Билли тупо уставился на меня, затем затряс головой и замахал руками. Все ясно, вспомнил.

Я знала всего одно, но очень сильное заклятие. В качестве оружия оно не годилось, однако с его помощью можно было вызывать резкий подъем жизненных сил всего организма; правда, при этом расходовалась огромная часть энергии. Рискованный трюк, поскольку к тому времени, когда колдовство переставало действовать, а опасность еще оставалась, ты мог оказаться с ней один на один — слабый, как котенок. Я использовала это заклятие, чтобы не спать три дня подряд, когда сбежала от Тони во второй раз. Как-то раз я испробовала его на одном из магов-изгоев, что ошива-лись вокруг Тони, и потому знала, что чары будут действовать в течение семидесяти двух часов. В первый раз мне повезло — я уснула в автобусе, и мои преследователи не смогли определить, в которой из десятков выходящих в рейс машин я нахожусь. К тому времени, когда они вышли на мой след, я проснулась, запаниковала и стала менять один автобус за другим, в результате чего все-таки выиграла три дня, правда, каждый раз ускользая от погони в последний момент. Тогда все закончилось благополучно, и все же мне не хотелось повторять этот опыт. Я убегала не раз, и парни быстро научились меня вычислять, так что и на этот раз мне вряд ли удастся застать их врасплох.

В тот раз чары подействовали, но мне это дорого обошлось — я проспала семь дней подряд и потеряла в весе десять фунтов. Наверное, я потеряла бы куда больше — свою жизнь,— если бы не Билли. Он решил: если я могу отдавать ему свою энергию, то почему бы ему не попытаться передать мне свою? Тогда это сработало.

Билли плавал на небольшой высоте, размахивая руками и ухмыляясь. Он явно давал мне понять, что не хочет повышать голос и что выход у нас только один. Я вздохнула.

— Ладно, давай.

В лицо пахнуло теплым ветром, и Билли влетел в меня; на секунду в мозгу появилась картинка: Ирландия, мать Билли умерла, он копает могилу.

— Ты что, с ума сошла? — заворчал он, как только оказался внутри.

— Просто ответь: мы можем укрепить магическую защиту?

— Кто это «мы»?

— Слушай, не валяй дурака; ты прекрасно все понимаешь! Можем или нет?

— Да откуда мне знать? — Билли был явно не в настроении.— Я не знаю ни одного волшебного слова! Если эта штука сработает рикошетом, нам крышка!

— В прошлый раз все обошлось.

— В прошлый раз ты чуть не погибла!

— Надо же, а я и не знала, что тебя это волнует. Ладно, отвечай: да или нет?

— Не знаю, — упрямо повторил он. — Теоретически я должен быть способен перенаправить поток энергии, но...

— Отлично.

Я сконцентрировалась на сверкающем защитном круге, не обращая внимания на Луи Сезара и Томаса, которые в этот момент о чем-то спорили. Нужно сделать все как следует, потому что второго шанса у нас может и не быть. Приткин к этому времени стал уже багровым; на его потемневшем лице блестели белки глаз.

— Стой! Мне нужно подумать! Придержи коней... — начал было Билли, но я его уже не слушала.

Времени на дискуссии у нас не осталось. Я не умела растягивать защиту, как это делал Приткин; нужно было торопиться: если его защита исчезнет до того, как я установлю свою, нам конец. И я громко произнесла единственное заклятие, которое знала.

Волны энергии ударили в меня с такой силой, что я едва не грохнулась на асфальт. В следующую секунду Билли начертил в воздухе сверкающую золотую руну, которая повисла передо мной, вспыхивая и переливаясь. Однако полюбоваться на нее я не успела, потому что шлепнулась на задницу в тот момент, когда энергия столь же внезапно меня покинула. Только сейчас я живо вспомнила, почему не слишком люблю подобные эксперименты.

Я перекатилась на бок и застонала, стараясь подавить приступ рвоты, и Билли начал передавать мне свою энергию. Раньше во время этого процесса я ничего не чувствовала, однако на этот раз со мной что-то произошло. Почувствовав, как меня начала пронизывать искрящаяся, теплая, чудесная энергия, я резко выпрямилась. Черт! Я же могу на нее подсесть. В мозгу зазвучал веселый смех Билли, и я усмехнулась. Теперь понятно, почему он носился под потолком, как ракета.

— Что ты сделала? — спросил Приткин, ошалело уставившись на меня. — Это ты укрепила мою магическую защиту?

Ничего не понимая, он смотрел на меня, а мы с Билли любовались своей работой. В свете галогенных ламп, висящих над площадкой, сиял чистый голубой купол, такой плотный, что был виден даже обычному человеку, и такой крепкий, что его нельзя было пробить ничем. Очевидно, Приткин, творя заклятие, использовал воду, поскольку стенки купола слегка вибрировали, словно по ним стекала вода.

— Отлично сработано, — сказала я своему помощнику. — У меня даже тошнота прошла.

— Что ты сделала?! — вскричал Приткин, хватая меня за руки, из-за чего моя личная защита слегка заискрилась. Приткин сразу отступил. — Не может быть — у тебя нет такой мощной энергии. Ни один смертный не может этого сделать!

— А может, я ее позаимствовала, энергию?

Приткин прищурился.

— У кого? Или чего? — (Я промолчала.) — Может быть, мне все-таки скажут, что здесь происходит?

Ему не успели ответить, потому что магический купол вдруг начал шипеть и потрескивать. Снаружи появилось нечто вроде черного облака, которое набросилось на купол, по кусочкам отщипывая магическую защиту, словно стая саранчи, опустившаяся на прерию. О'кей, возможно, наши проблемы еще не закончились.

Только одно существо могло мне объяснить, что происходит. Войдя внутрь себя, я отыскала Билли.

— Говори, что это за туча!

— Не могу поверить, что ты это сделала! А знаешь, что произошло бы, не сумей я передать тебе такое огромное количество энергии? Она вернулась бы к нам, и мы бы заживо изжарились!

— Об этом потом, — перебила я. — Быстро говори, что происходит за стенками купола.

— Идет сражение двух магов из разных кругов, а мы оказались как раз между ними. Ну как, устраивает?

— О'кей, теперь вроде понятно.

Услышав какой-то странный звук, я приняла его за скрежет зубов. Никогда не думала, что Билли умеет скрипеть зубами.

— Когда ты вернулась в свое тело, я поплыл за черным магом, но он меня засек и выставил защиту. Больше я такого не сделаю. Но до того как он меня вырубил, я узнал, что Черный круг вступил в союз с Распутиным, а также с другими группировками, которые недовольны нынешним положением вещей. Они поставили на Распутина и не хотят упустить свой жирный кусок. А еще смешнее то, что к ним примкнул Тони. Оказывается, он продавал магов светлым эльфам и прекрасно знает, что если это станет известно в МОППМ, ему еще очень повезет, если его просто проткнут колом.

— Что? Что ты говоришь? — не веря своим ушам, спросила я; то, что эльфы — вовсе не миф, я узнала совсем недавно.

— Это длинная история. Знай одно: Тони отчаянно ищет надежное прикрытие. О его грязном бизнесе узнали темные эльфы, и им это страшно не понравилось. Они не могут допустить, чтобы светлые эльфы превзошли их численностью, а именно это и произойдет, раз уж в дело вмешались маги. И значит, Страной Эльфов будут править светлые.

— Но это же здорово!

Я не слишком хорошо помню уроки своей нянюшки, но тот факт, что эльфами будут править не гоблины, тролли и им подобные, а дети света, может только радовать.

Билли вздохнул.

— Нам с тобой давно нужно было серьезно поговорить. Нет, это не может радовать. Я вообще не люблю эльфов, но темные, по крайней мере, умеют править. Светлые же склонны к анархии; за последние столетия в Стране Эльфов начали расти разброд и шатания. Ты понимаешь, что начнется, если светлые окончательно захватят власть? Тогда их никто не сможет унять. Вот почему сюда прилетела эта полоумная пикси. На то, что людей продают в рабство, ей наплевать, но если это выгодно светлым, пикси пойдут на все, чтобы это остановить. В общем, дело обстоит так: Распутин обещал защитить Тони, если тот убьет тебя. Сделка состоялась.

— Еще бы. — Итак, у меня появился еще один враг. Может, начать составлять список? — А почему Распутин хочет меня убить?

— Он боится тебя, и я не знаю почему. Спроси у мага. Я только знаю, что полчаса назад Распутин позвонил Тони и сообщил, что ты идешь в казино. Вот почему Джимми был все еще жив. Им было не до него — они собирали людей, чтобы окружить здание. Только никто не ожидал, что ты полезешь через главный вход. Они-то стерегли боковые.

«Теперь понятно, почему в коридорах было пусто», — подумала я.

— А мне самой это пришло в голову только в последний момент. Но как Распутин меня нашел?

— Хороший вопрос.

— Почему Тони занялся работорговлей? — спросила я, решив оставить «хороший вопрос» на потом. — Неужели он не боится Мирчу и членов круга? — Продавать в рабство телепатов, колдунов и магов — дело, конечно, прибыльное, но наказание, которое круг установил за такие дела, в свое время охладило пыл многих деляг. Я слышала, что даже Тони как-то говорил, что заниматься подобными вещами могут лишь круглые дураки. Почему же он вдруг изменил свое решение? Мирча его убьет.

— Не убьет, если Распутин успеет убить самого Мирчу и всех членов Сената. Тогда Тони получает место в Сенате, выходит из-под власти своего хозяина и становится вольной птицей. Власть и богатство — обычные мотивы.

— Тони не способен вершить большие дела, он для этого слишком мелок. С трудом держится на третьем уровне, и ты это знаешь.

— Возможно, он рассчитывает на помощь Распутина. А может, просто не хочет. Он уже достаточно стар, чтобы перейти на второй уровень. Может быть, он молчал, боясь, что Мирча что-нибудь заподозрит и начнет за ним следить. Тони не справиться с Мирчей без помощи мощного союзника.

— Которого он приобрел.

— Похоже на то. Итак, партнер, что будем делать?

— А что мы имеем?

Билли-Джо театрально вздохнул. Он всегда так вздыхает, когда собирается сказать что-нибудь неприятное.

— Двух черных магов, пять вампиров здесь и пятнадцать вокруг стоянки, из них шестеро — вампиры-хозяева. Да, и еще восемь смертных, вооруженных до зубов.

— Что?!

— А ты как думала? Вегас — одна из крепостей Тони. Кстати, это еще не все — полдюжины смертных и восемь или девять вампиров засели в подвале. Как только они узнают, что тебя нашли, сразу рванут сюда. Так что скоро здесь будет не протолкнуться.

Я с ужасом уставилась на него.

— Нам крышка.

— Принято единогласно. Есть вариант: Томас хватает тебя в охапку и уносит, а Луи Сезар и маг задерживают вампиров, чтобы вы смогли уйти как можно дальше.

— Это же самоубийство!

— Ага, причем верное. Мы окружены, дорогая. Томасу отсюда не выбраться.

— Вот дерьмо. — Я на секунду задумалась. — Как насчет подкрепления?

В этот момент Луи Сезар заорал мне в самое ухо:

— Мадемуазель, вы меня слышите?

Я отскочила в сторону, пока он до меня не дотронулся.

— Что вам нужно? Извините, но я занята.

С удивлением взглянув на меня, он сказал уже несколько спокойнее:

— Вам нужно уходить, мадемуазель. Простите, но мы больше не можем ждать, когда вам станет лучше.

— Я никуда не пойду. Томасу ни за что не уйти от банды, и вы это прекрасно знаете. Два черных рыцаря, шесть вампиров-хозяев и как минимум четырнадцать простых вампиров. Понятно, о чем я?

У Луи Сезара был такой вид, словно он полностью перестал понимать, что происходит.

— Откуда вы это знаете? — растерянно спросил он.

— У нее есть слуга-привидение, он и рассказал, — ответил за меня Приткин, который в это время стоял на коленях, из последних сил поддерживая слабеющую защиту.

— Вы видите Билли? — удивленно спросила я. Дело в том, что видеть призраков могут лишь очень немногие люди.

— Нет, — сквозь стиснутые зубы ответил Приткин. На его скулах играли желваки. — Но мне рассказывали про вашего призрака. — По лицу мага ручьями стекал пот. Приткин бросил на меня отчаянный взгляд. — Послушайте, если у вас в запасе есть что-нибудь еще, помогите. Я могу лишь замедлить процесс, но не остановить.

Я вздохнула. Почему я подумала, что могу об этом пожалеть?

— Сейчас, одну минуту.

Я вновь вернулась к Билли-Джо. Может, он что-нибудь подскажет? Он подсказал, только мне эта идея не понравилась.

— Войти в тело черного мага я не могу, у него сильная защита. Но ты, когда становишься духом, сильнее меня, потому что живая. И если мы с тобой объединимся...

— Нет, ни за что! Я больше не стану ни в кого входить! А если я так и останусь в чужом теле? Придумай что-нибудь еще.

Очень мне нужно вновь оказаться в теле Луи Сезара! О черном маге я не говорю.

— Не думаю, что ты застрянешь. Он маг. Как только он почувствует, что ты у него внутри, он тебя вытолкнет. А нам только того и надо. Если сможешь отвлечь его хотя бы на пару минут, наши герои справятся с вампирами.

— Трое против двадцати? Ты оптимист.

— Просто тебе не хочется превращаться в духа.

— Чертовски верно подмечено.

— У тебя есть другое предложение?

Я сглотнула. Должен же быть какой-то иной способ! Сенат прислал за мной трех лучших воинов, значит, я ему зачем-то нужна. Поскольку ни о ком из них до сих ни слуху ни духу, непременно должно подойти подкрепление, вот только когда?

— Сколько осталось до рассвета? Может быть, попробуем задержать бандитов до восхода солнца? Потом они побегут прятаться. Я знаю, что Луи Сезар солнца не боится, Томас тоже. Во всяком случае, почти не боится.

Билли-Джо невесело рассмеялся.

— Ты считаешь, что наш маг продержится до рассвета?

Я взглянула на Приткина. Его глаза налились кровью и вылезли из орбит, по щекам текли кровавые слезы. Но я не могла ему помочь. За свою жизнь я повидала много магов и видела, как они творят заклинания, но сама знала всего одно волшебное слово, а у Билли-Джо давно вышел весь запас энергии. И все же, если я быстро что-нибудь не придумаю, моя месть Джимми будет оплачена тремя жизнями.

— О'кей, — судорожно сглотнув, сказала я. — Я готова, Билли.

Я не видела призрака, зато отлично чувствовала его эмоции, а он сомневался.

— Ты уверена? Просто я не хочу, чтобы потом ты терзала меня до конца моих дней, в смысле, если останешься духом навсегда. Я тебя знаю. Ты меня со свету сживешь.

— Ты же говорил, что этого не случится!

— Я сказал, возможно. Я такого еще никогда не делал.

— Но ты говорил, что ничего другого нам не остается. Так что...

Я не успела договорить — Билли-Джо врезался в меня так, как лайнбекер врезается в квотербека15. Он заползал все глубже и глубже, пока мне не начало казаться, что я отдала бы все на свете, чтобы прекратилось это ужасное сдавливание, которое я не могла остановить. Меня словно намертво зажало между паровым катком и скалой. Когда я уже думала, что вот-вот умру, сжатие вдруг прекратилось, и мне показалось, что я парю в воздухе. Это чудесное ощущение длилось не долее секунды — внезапно я врезалась во что-то, похожее на кирпичную стену. От невыносимой боли я поначалу решила, что переломала себе все кости, и только потом сообразила, что теперь я бесплотный дух. Рядом раздался смех.

— О нет, маленькое привидение. Я уже говорил тебе. Теперь ты меня так просто не обманешь. Возвращайся назад, к своей хозяйке, или я отошлю тебя в такое место, где тебе очень не понравится.

Мне стало понятно, во что я врезалась; это была защита мага, которая оказалась прочнее, чем я думала. Я не могла последовать его совету, поскольку не знала, как вернуться назад, и, следовательно, мне оставалось одно — двигаться вперед. Пробраться через магическую защиту стало для меня вопросом жизни и смерти — в буквальном смысле.

Защититься можно всем, что ты в состоянии вообразить: камнем, металлом, водой, даже воздухом. Вопрос только в том, как ты умеешь пользоваться своей энергией. Эжени использовала в качестве защиты туман, что мне казалось причудой, а ей нравилось. Защита мага была прочной, но обычной: как и я, он вообразил стену, с той разницей, что его стена была деревянной, а моя — огненной. Когда я сконцентрировалась, то увидела крепость, окруженную стеной, сложенной из огромных деревьев вроде калифорнийских секвой, таких высоких, что их верхушки терялись где-то в облаках. На самом деле у них не было никаких «верхушек»; я поняла это, продвигаясь вдоль стены, — она везде была одинакова.

Вернувшись назад, в то место, где я «приземлилась», я увидела, что мой импринт врезался в огромные бревна с такой силой, что от них отлетели щепки. Видимо, поэтому маг понял, что я здесь; внезапно у меня появилась одна идея. Я не слышала, чтобы кто-то до меня проделывал такое, но все же стоило попробовать, ведь разве с кем-нибудь когда-нибудь происходило то, что произошло сегодня со мной? И я сконцентрировалась — на своей защите, а не на защите мага.

Обычно я ее не ощущаю. Это сложно объяснить — все равно, что объяснять, как нужно ходить: когда тебе девять месяцев от роду, это трудно, но взрослому ведь не нужно обдумывать, как добраться до противоположного угла комнаты. Внезапно передо мной возникла знакомая огненная завеса, и меня окутало приятное тепло. Я сосредоточилась; и вот из огня медленно выполз маленький язычок пламени, похожий на детскую ручонку, и потянулся к бревенчатой стене. Мгновенно вспыхнуло одно бревно, за ним второе, словно сухое дерево от удара молнии, и вскоре полыхала уже часть стены. Я услышала, как выругался маг, грозя ослепить меня и призывая на мою голову все силы ада. Я не обратила на него внимания. Мне нужно было одно — следить, чтобы не потухал огонь и чтобы он не охватывал новые участки стены. На всю стену у меня бы просто не хватило сил.

Наконец — мне показалось, что прошла целая неделя, — в стене появилась крошечная дырочка. Не дожидаясь, когда она расширится, я с трудом, в кровь обдирая бока, протиснулась сквозь нее. И вдруг дым и огонь пожара разом исчезли. Я стояла на знакомой автостоянке, в лицо дул прохладный ветерок. Вдалеке виднелись Томас, Приткин и Луи Сезар, а рядом с ними, глядя на меня широко раскрытыми глазами, стояло мое тело.

— Все в порядке! — крикнула я Билли-Джо. — Я прошла!

— Тогда прекрати свою чертову атаку! У Приткина сейчас будет удар!

Я смущенно оглянулась.

— А я ничего не делаю! — Вот уж что верно, то верно. Я-то думала, что если прорвусь сквозь защиту мага, то разом решу все проблемы. Однако к этому времени защита мага сжалась до такой степени, что едва прикрывала трех человек и в любую минуту могла исчезнуть совсем. — Что теперь?

Я увидела, как мое тело склонилось над Приткином и что-то прошептало. Он взглянул на меня, и я махнула ему рукой. У него расширились глаза. Затем он что-то сказал.

— Что? Не слышу!

— Браслет! — во всю силу легких завопил моим голосом Билли-Джо. — Он велел снять браслет!

Внезапно в мою сторону метнулась темная тень. Я почувствовала зловещую ауру — этого мне было достаточно. Каким-то образом сообразив, что происходит, ко мне ринулся еще один черный маг.

Я взглянула на свою руку; на левом запястье поблескивал серебряный браслет в виде сцепленных между собой кинжалов. Замочка я не нашла; по-видимому, браслет был вживлен в кожу. На лице мага отразилось отчаяние. Черт с ним, если я не могу стащить браслет, значит, придется вырывать его с мясом. Прицелившись, я вцепилась зубами в то место, где сходились два кинжала, и начала тянуть и рвать. Наконец, когда по руке ручьем хлынула кровь, я сорвала браслет.

Мне не нужно было спрашивать, правильно ли я поступила: как только Приткин с облегченным вздохом рухнул на колени, его приятели-вампиры начали действовать. Луи Сезар метнул нож в ближайшего ко мне вампира и наверняка снес бы ему голову, если бы нож не столкнулся со стальной секирой, которую тот держал в руках. Впрочем, это не спасло ему жизнь. Томас взмахнул рукой, и я наконец увидела, что произошло тогда, в кладовке. Вампир рухнул на колени, захрипел, в его груди забулькало, и оттуда буквально вылетело сердце, которое Томас подхватил на лету, словно бейсбольный мяч.

Второй черный рыцарь находился совсем недалеко от меня. Он поднял руку... и я потеряла способность двигаться. Не успела я по-настоящему испугаться, как из стоящего на стоянке фургона внезапно выскочили три спасенные мною колдуньи из казино и взяли рыцаря в кольцо. Я хотела крикнуть им: «Спасайтесь!» — но рыцарь вдруг зашатался и упал, а я почувствовала, что вновь могу двигаться.

Однако радость моя была недолгой. Внезапно ног коснулось что-то холодное, словно я ступила в ледяную воду. Моя защита зашипела и содрогнулась до самого основания. Если бы я могла сосредоточиться, то увидела бы, как вокруг меня забурлил какой-то поток. Умница маг — он умел создавать защиту не только из одного вещества, но вода загасила мое воображаемое огненное заграждение, и сразу вокруг моих ног обвились тонкие гибкие веточки, покрытые листьями. Отлично. Черный маг, по всей видимости, начал оправляться от первого удара; еще две минуты, и мне не поздоровится.

— Что с тобой? — спросил какой-то вампир, подбегая ко мне. Я узнала его: это был один из парней Тони — высокий, очень светлокожий блондин, которому, как я тогда считала, очень не помешал бы загар; внимательный взгляд парня как-то не вязался с его мертвенно-бледной кожей. — Ты говорил, что можешь его нейтрализовать! Он же нас сейчас в порошок сотрет!

Я взглянула туда, где шла отчаянная драка. Интересно, кто это — «он»? Все они на одно лицо.

Приткин, конечно, большой сукин сын, но и боец он отменный. Белый маг пустил в ход весь свой арсенал: оторвав автоматной очередью голову одному вампиру, он метнул ножи во второго, едва не срезав голову и ему. Должно быть, второй вампир был хозяином, поскольку не упал, а бросился бежать, но ножи догнали его и набросились, как стая смертельно опасных ос. Вампир вертелся и отбивался, истекая кровью, но ножи продолжали свое дело. Ревя от ярости, вампир все же предпочел быть изрезанным на куски, чем сбежать, чего нельзя было сказать о двух его товарищах, преследуемых гранатами мага. Ну, если Приткин так сражается, будучи еле живым от усталости, то каков же он в бою, когда здоров и полон сил?

Впрочем, Томас от него не отставал: ударами ножа он уже успел свалить двух вампиров, причем так быстро, что я заметила лишь, как в свете фонарей сверкнула сталь. Рядом валялось еще несколько трупов с одинаковыми ранами — дыркой в груди. Тем временем Луи Сезар решил предпринять атаку своими силами. Пока Томас и Приткин сдерживали атакующих, он ринулся на целую группу вампиров, окруживших меня. Один из них, вероятно не знавший о репутации француза, бросился на него — и поплатился за это жизнью. Сверкнула острая рапира, и вампир повис на ней, а Луи Сезар даже не остановился. Он попытался проткнуть ножом черного мага, но нож отскочил, словно наткнулся на броню. Вы бы видели, что в это время вытворяли три колдуньи! Поверженный на землю маг дергал руками и ногами, как перевернутый на спину жук, и отчаянно пытался встать, а женщины, окружив его кольцом, что-то пели.

Увидев, на что способен француз, вампиры бросились врассыпную; я было обрадовалась, но затем произошло нечто странное — внезапно к моему горлу был приставлен окровавленный клинок рапиры. Выражение глаз Луи Сезара ясно говорило о том, что он понятия не имеет, кто стоит перед ним.

— Ваш круг совершил ошибку, бросив нам вызов, — спокойно сказал он, словно мы с ним болтали на вечеринке. — К счастью, мсье, мне не нужно оставлять вас в живых, чтобы вы могли сообщить о начале войны, достаточно просто где-нибудь бросить ваш труп.

— Луи Сезар, нет! — послышался крик за его спиной, и кто-то остановил руку, собравшуюся вонзить рапиру мне в горло. Похоже, Билли-Джо решил оправдать расходы на свое содержание.

— Мадемуазель, вам не стоит на это смотреть. Возвращайтесь к Томасу.

— Томас сейчас немного занят, — ответил Билли, — и я вовсе не Кэсси. Вот она, — сказал он и показал на меня. — Не знаю, что произойдет, если вы убьете тело, в котором сидит ее дух. Может быть, она вернется, а может быть, и нет.

Голос Луи Сезара смягчился.

— Вы бредите, мадемуазель. Очевидно, у вас сотрясение мозга. Подождите немного, и я выведу вас отсюда.

Я сглотнула; Луи Сезар так силен, что проткнет меня, даже если Билли-Джо будет висеть у него на руке. Черный маг, по-видимому, также ударился в панику, из-за чего наша битва умов разгорелась с новой силой. Ледяные волны начали бить меня по коленям.

— Билли! Как мне отсюда выбраться?

Рапира глубже вошла мне в кожу, и по шее потекли струйки крови. Раздался чей-то крик, но я не обратила на него внимания.

— Не знаю! — ответил Билли, повиснув на руке Луи Сезара. По моему лицу струился пот, — Я сам буду сидеть в твоем теле, пока ты не выберешься из тела мага. Твое тело понимает, что без души оно умрет, поэтому меня не отпускает. Я не могу тебе помочь.

— Черт тебя подери, и зачем я тебя послушалась?

— Ты думаешь, мне тут очень весело? Я не хочу навечно остаться в теле женщины! — Он немного помолчал. — Ну, в смысле, не так, как сейчас.

Луи Сезар начал терять терпение. Одним едва заметным движением, отчего рапира слегка дернулась, он притянул к себе Билли.

— Если хотите, можете закрыть глаза, мадемуазель. Не хочу расстраивать вас еще больше.

— По-вашему, убить — значит расстроить? — выдавил из себя Билли, но француз его уже не слушал, очевидно, причислив к разряду истеричных дамочек. Ничего, если выберусь из этой передряги, покажу Луи Сезару, что такое настоящая истерика.

Внезапно меня осенило.

— Не убивайте меня! Я знаю, где Франсуаза!

Это было все, что я знала о жизни Луи Сезара; тем не менее мои слова возымели действие.

— Ты не спасешь себя глупой ложью, Джонатан. Я наизусть знаю все твои фокусы.

— А как насчет Каркассона? Как насчет камеры пыток? Я — то есть ты — видела, как твою женщину сожгли! Мы говорили о ней всего несколько часов назад!

— Довольно! Умри.

В последний момент Билли-Джо, дернувшись всем телом, ударил по клинку, и рапира, вместо того чтобы вонзиться мне в горло, вошла в плечо. Все равно было чертовски больно. Я заорала и отскочила в сторону, однако рапира оказалась такой длинной, что я продолжала болтаться на ее кончике, словно бабочка на булавке.

И все же помощь пришла — в виде маленького пузырька, оказавшегося у меня в руке. Очевидно, мистер Маг пришел к выводу, что у нас с ним одна и та же проблема. К этому времени ледяная вода доходила мне уже до пояса; не знаю, что случилось бы со мной, если бы она накрыла меня с головой. Все мое внимание было сосредоточено на Луи Сезаре — усилием мысли я швырнула ему склянку.

— Если попытаешься прочесть заклинание, я выпущу из тебя кишки, — предупредил он, не спуская глаз с подлетевшего к нему пузырька.

— Мне не нужны заклинания. Убей меня — и умрешь сам. И она тоже умрет.

Эти слова прозвучали у меня в мозгу, но принадлежали они не мне. Тем не менее Луи Сезар задумался.

Воспользовавшись этим моментом, маг возобновил боевые действия, и вода поднялась мне до самого горла.

— Билли! Он побеждает, что мне делать?

— Я думаю... может быть, пусть побеждает? — неуверенно предложил он.

— Что?

Что он ответил, я не слышала, поскольку над моей головой сомкнулась вода. Но вместо того, чтобы тонуть, я вновь куда-то полетела, после чего приземлилась так, как еще никогда в жизни: меня словно разорвали пополам, причем каждую половину тянули в свою сторону. Я завопила, но тут чья-то рука крепко схватила меня за талию. Кровь в голове пульсировала так, словно собиралась вырваться наружу; я заходилась от дикой боли. Казалось, что все мигрени, которые я испытала за свою жизнь, слились воедино и обрушились на меня. Я мечтала о том, чтобы потерять сознание, однако этого не произошло. Я находилась в полном сознании, а мир в диком хороводе кружил вокруг меня, словно безумный карнавал. Наконец я повалилась на асфальт.

— Кэсси, Кэсси! — Передо мной появилось лицо Билли-Джо с широко распахнутыми глазами.

Мне понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что Билли уже не в моей шкуре, а вновь принял свой прежний вид — лихого ковбоя, гуляки и любителя женщин. Его мятая рубашка приобрела ярко-красный цвет, а карие глаза были ясными, словно он и не умирал более века тому назад. В тот момент мне даже почудилось, что я могу протянуть руку и потрогать его. Но затем я вспомнила, что эти метаморфозы произошли с Билли благодаря моей энергии. Вот гад. Он же меня чуть не убил! Будь у меня силы, я бы высказала ему все, что о нем думаю. Меня тошнило, я совершенно обессилела, желудок выворачивало наизнанку.

Но тут подошел Луи Сезар и поднял меня на руки так легко, словно я была тряпичной куклой. Я бросила взгляд по сторонам. Как это он поднял меня одной рукой? Разве в другой он не должен держать рапиру? И где черный маг или его труп? Автостоянка была пуста; остались только я, вампир-хозяин и одно довольно пьяное привидение. Стояла тишина.

Вскоре мы присоединились к Томасу и Приткину, причем меня несли на руках, потому что идти я не могла. Томас был занят тем, что накладывал чары на довольно большую группу людей, среди которых находилось и несколько полицейских, видимо, прибежавших на автостоянку на шум драки и выстрелов. А я и не знала, что Томас способен заколдовать сразу нескольких человек. Если подумать, на это вообще никто не способен. Я давно подозревала, что имею дело далеко не с рядовым вампиром. Рядовые вампиры валялись на земле вперемешку с мертвыми оборотнями, у которых была оторвана голова и вырвано сердце.

Приткин методично рассовывал по местам свои ножи и пистолеты, которые, выстроившись перед ним, чинно ждали своей очереди. Убирая в ножны окровавленные ножи, Приткин прищурился и взглянул на меня.

— Ты вошла в тело рыцаря Черного круга, — сказал он, словно я об этом не знала, — и заставила служить себе трех могущественных колдуний. Кто они такие?

Я оглянулась. Колдуний нигде не было видно; на земле лежал только поверженный черный рыцарь, его мертвенно-бледное лицо было повернуто к солнцу. Глаза его были открыты, но вряд ли он что-то видел. Колдуньи убили его, но как? В тот момент мне было все равно.

— Не знаю, — хрипло прокаркала я, ничего удивительного, если учесть, что пришлось пережить моим бедным голосовым связкам.

— Ты не человек.

Приткин произнес это спокойно, словно знал, что сейчас у меня появится еще одна голова.

— Извините, но я вас разочарую — я не демон, — сказала я.

Сколько раз за последнее время мне приходилось повторять эту фразу! Нехороший признак.

— Тогда кто же ты?

Билли-Джо, плавающий рядом, ухмыльнулся и поднял вверх большой палец.

— Мне нужно кое-куда слетать. Пока, увидимся.

Я вздохнула. Начинался рассвет — самое опасное время даже в Вегасе. Почему же я так уверена, что у Билли все получится?

— Я добрая ясновидящая, — устало ответила я, обращаясь к белому магу. — Позолотите ручку, мистер, и я предскажу ваше будущее. Только... — тут я широко зевнула, — вряд ли оно вам понравится.

После этого завернулась в теплое мягкое одеяло и мгновенно уснула.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14

Похожие:

Карен Чэнс Прикоснись ко тьме Кассандра Палмер 1 iconКассандра Клэр Город падших ангелов Сумеречные охотники 4
Есть болезни, что шагают во тьме; и есть ангелы уничтожения, что парят, окутанные завесами нематериальности и необщительной сущности;...

Карен Чэнс Прикоснись ко тьме Кассандра Палмер 1 iconДжек Палмер, Линда Палмер. Эволюционная психология
Основными темами книги являются: происхождение человека; эволюция человеческого мозга, сознания и языка; брачное, сексуальное, социальное...

Карен Чэнс Прикоснись ко тьме Кассандра Палмер 1 iconДжек Палмер, Линда Палмер. Эволюционная психология
Основными темами книги являются: происхождение человека; эволюция человеческого мозга, сознания и языка; брачное, сексуальное, социальное...

Карен Чэнс Прикоснись ко тьме Кассандра Палмер 1 iconДжек Палмер, Линда Палмер. Эволюционная психология. Секреты поведения Homo sapiens
Основными темами книги являются: происхождение человека; эволюция человеческого мозга, сознания и языка; брачное, сексуальное, социальное...

Карен Чэнс Прикоснись ко тьме Кассандра Палмер 1 iconКассандра Клэр Город костей
Кассандра Клэр хорошо известна во всем мире как автор трилогии «Драко» по мотивам серии книг о Гарри Поттере, где малоприятный мальчишка...

Карен Чэнс Прикоснись ко тьме Кассандра Палмер 1 iconКарен Хорни Невротическая личность нашего времени Karen Horney, M....
Книга выдающегося немецко-американского психолога Карен Хорни включает одну из ее наиболее популярных работ "Невротическая личность...

Карен Чэнс Прикоснись ко тьме Кассандра Палмер 1 iconАллисон А., Палмер Д. Геология
Ажгирей Г. Д., Горсиков Г. П. Шанцер Е. В. Общая геология. – М.: Просвещение, 1974. – 479 с

Карен Чэнс Прикоснись ко тьме Кассандра Палмер 1 iconКассандра Изон «Энциклопедия колдовства и ворожбы»
Сканировано, редактировано, заброшено из-за своей сверхъественной лени by Кира IV

Карен Чэнс Прикоснись ко тьме Кассандра Палмер 1 iconОм Агьяна Тимирандхасья Гьянан-Джана Шалакая
«Я рожден во тьме невежества, но мой духовный учитель, огнем божественного знания, подобно тому, как снимают катаракту с глаз с помощью...

Карен Чэнс Прикоснись ко тьме Кассандра Палмер 1 iconКарен Мари Монинг Тайна рукописи Лихорадка 1
Моя философия предельно проста – день, когда меня никто не пытается убить, считается хорошим днем в моей жизни

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов