Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. "Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит", пишет православный автор [1].




Скачать 368.73 Kb.
НазваниеЛитература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. "Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит", пишет православный автор [1].
страница2/4
Дата публикации25.12.2013
Размер368.73 Kb.
ТипЛитература
zadocs.ru > Философия > Литература
1   2   3   4

Прошение "помилуй" связывает и примиряет две упомянутые "стороны" - видение божественной славы и переживание человеческой греховности. "Милость" есть мост от Праведного Бога к падшему творению. Обращаясь к Богу "помилуй", мы оплакиваем свою беспомощность, но и взываем к Нему с надеждой; исповедуем грех, но и верим в его преодоление; утверждаем, что Бог в Своей славе принимает грешника, и просим способности принять Его прощение. Иисусова молитва не только зовет к покаянию, но и рождает уверенность в том, что Бог прощает и обновляет. Само имя "Иисус", составляющее сердцевину молитвы, прямо говорит о спасении: "Наречешь имя Ему Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их" (Мф. 1:21). В Иисусовой молитве есть печаль о грехе, но нет безысходности. Это, по выражению преподобного Иоанна Лествичника (+ 649), - "радостотворный плач".

К богословскому и духовному богатству Иисусовой молитвы нельзя относиться как к чему-то отвлеченному, напротив, оно - живо и действенно. Тем и ценна эта молитва, что с ее помощью оживают истины веры, которые прежде воспринимались лишь внешне, теоретически. Все наше существо открывается им навстречу. Но для того, чтобы понять, в чем ее секрет, нужно поговорить еще о силе Имени и о дисциплине повторения.

5. Сила Имени

"Имя Сына Божия велико и неизмеримо, и оно держит весь мир", - говорится в "Пастыре" Ерма [19]. Только уяснив, в чем сила и достоинство Божественного Имени, можно оценить ту роль, которую играет Иисусова молитва в православной духовности. Если эта молитва и превосходит многие другие по творческой силе, то именно потому, что содержит Имя Бога.

В ветхозаветной традиции, да и в других древних культурах, имя человека таинственно связано с его душой [20]. Имя в каком-то смысле отражает личность человека во всем ее богатстве. Узнать его - то же, что, познав внутреннюю суть человека, установить с ним связь и даже получить некую власть над ним. Именно поэтому скрыли свои имена и таинственный посланник, боровшийся с Иаковом у потока Иавок (Быт. 32:29), и ангел, отвечавший Маною: "Зачем ты спрашиваешь о имени моем, оно чудно" (Суд. 13:18). При всякой глубокой перемене в жизни меняют и имя. Так, Аврам становится Авраамом (Быт. 17:5), а Иаков - Израилем (Быт. 32:28). Савл после обращения нарекается Павлом (Деян. 13:9), и монаху при постриге подбирают новое имя - в знак радикального обновления, которое он претерпевает.

В ветхозаветной традиции очень серьезно относились к действию во имя другого, к тому, чтобы призвать имя или позвать по имени. "Когда имя произносят, оно оживает и тут же возносится к душе его обладателя. Здесь все исполнено глубокой значимости" [21].

Если все сказанное выше о человеке верно, то к Богу это относится в превосходной степени. Сила и слава Бога раскрываются и действуют через Его Имя. Оно - питеп praesens, с нами Бог, "Эммануил". Призывая его внимательно и благоговейно, мы предстаем пред Богом, открываясь Его действию и предлагая себя в Его руки, как послушное орудие и жертву живую. Величие божественного Имени так остро ощущалось в позднем иудаизме, что на синагогальных собраниях tetragrammaton * не произносили вслух. Имя Всевышнего навевало священныи ужас [22].

* Tetragrammaton - четырехбуквенное имя, открытое Самим Богом Моисею "Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий (Ягве)" (Исх. 3:14). Буквально это имя означает "Я есмь Тот, Кто Я есмь". Иудеи перестали произносить его со времени окончания Вавилонского пленения. Звучало оно лишь раз в год из уст первосвященника, когда тот входил во Святое святых. В греческом переводе имя Божие заменили словом "кириос", по-русски - Господь. - Прим. переводчика.

Новый Завет во многом унаследовал ветхозаветную иудейскую традицию. Имя Иисуса изгоняет бесов и исцеляет людей. поскольку в нем заключена огромная сила. Если помнить об этом, то многие из хорошо знакомых отрывков Нового Завета обретают новый смысл и остроту: прошение молитвы Господней "да святится Имя Твое"; Христово обетование на Тайной вечери "о чем ни попросите Отца во Имя Мое, даст вам" (Ин. 16:23), последнее повеление апостолам: "Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа" (Мф. 28:19); утверждение апостола Петра о том, что спасение возможно только "именем Иисуса Христа Назорея" (Деян. 4:10- 12); слова апостола Павла "дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено" (Флп. 2:10); новое и таинственное имя, написанное на белом камне и ожидающее нас в жизни будущего века (Откр. 2:17).

Практика Иисусовой молитвы покоится именно на библейском почитании Имени. Бог сокровенно связан со Своим Именем, и поэтому, призывая его, мы тайно действуем, и Бог в этот момент незримо присутствует и действует. Для современных христиан, как и в апостольские времена, Имя Иисуса - сила. По словам святых Варсануфия и Иоанна Газских (VI век), "Имя Божие, будучи призываемо, убивает все страсти" [23]. "Бей супостатов именем Иисусовым, - призывает преподобный Иоанн Лествичник, - ибо нет сильнейшего оружия ни на небе, ни на земле <...> Память Иисусова да соединится с дыханием твоим: и тогда познаешь пользу безмолвия" [24].

Хотя в имени и сокрыта сила, чисто механическое повторение его бесплодно. Иисусова молитва - это не магический талисман. Во внутреннем делании, как и при совершении таинств, человек через живую веру и аскетическое усилие должен стать со-работником Бога. Призывать Имя нужно сосредоточенно и трезвенно, заключая ум в слова молитвы, сознавая, к Кому мы обращаемся и Чей отклик слышим в сердце. Такая молитва требует напряжения и поначалу дается очень нелегко, поэтому отцы-подвижники писали о ней как о тайном мученичестве. Св. Григорий Синаит не устает напоминать тем, кто встал на этот путь, о "понуждении и труде", "непрерывном усилии", искушении все бросить ("из-за неотвязной боли, которую временами причиняет умное делание"). "Поболи сердцем и потруди себя телом, - говорит он, - ища Господа в сердце" [25]. Сила Имени открывается только терпеливым и верным.

Верность и настойчивость проверяются прежде всего тем, насколько внимательно и как долго мы повторяем молитву. "Молясь, не говорите лишнего, как язычники", - говорил Христос своим ученикам (Мф. 6:7). Слова эти ни в коей мере не относятся к тем, кто внимательно и без лукавства творит Иисусову молитву. Их усилие со временем принесет плоды, и молитва станет более цельной и духовной.

6. Обретение цельности (Unification)

Всерьез пытаясь молиться в духе и истине, мы незамедлительно обнаруживаем, что мы внутренне расколоты, лишены единства и целостности. Мы стараемся предстать перед Богом, но неугомонные праздные мысли мелькают в голове, словно комары (по выражению епископа Феофана Затворника). Созерцать - значит присутствовать там, где ты есть, быть здесь и сейчас; мы же, как правило, бессильны обуздать собственный ум, произвольно блуждающий в пространстве и времени. Мы то вспоминаем прошлое, то предвкушаем будущее, то планируем, чем заняться. Люди и места нескончаемой вереницей кочуют перед нашим мысленным взором, и нам не хватает сил, чтобы удержать себя там, где мы должны быть - здесь, в присутствии Божием. Мы неспособны полноценно жить сейчас, в непосредственном настоящем - единственном реально сущем мгновении: внутренняя разобщенность является одним из трагических последствий первородного греха. Как показывает житейский опыт, дело спорится именно у тех, кто в каждый момент времени занят чем-то одним. Если этот полезный навык нелегко дается в обычной жизни, то обрести его во внутреннем делании еще труднее.

Как же научиться жить в настоящем вечном "Сейчас"? Как обуздать kairoz; и быть наготове в решающее мгновение? Именно здесь приходит на помощь Иисусова молитва. Терпеливое призывание Имени, по благодати Божией, делает нас целостными, превозмогая нашу расколотость, приводит от рассеяния и множественности к единству. "Мысли толкутся в голове... как комары, - говорит епископ Феофан. - Чтобы пресечь эту толкотню, надо связать ум одною мыслью, или мыслью об Едином" [26].

Отцы-аскеты, и в частности Варсануфий и Иоанн, пишут о двух путях борьбы с помыслами. Первый - для "сильных" и "совершенных" - состоит в том, чтобы "противоречить" им, т. е., лицом к лицу противостав им, в прямой схватке отражать их нападения. Но это - путь избранных; он сложен и чреват опасностями. Прямой конфликт, попытки усилием воли изгнать и искоренить помыслы, как правило, лишь питают их, и однажды подавленное воображение начинает впоследствии работать с удвоенной силой. Поэтому благоразумнее не бороться с помыслами, напрягая волю, а уклоняться от них, сосредоточив внимание на чем-то другом. Вместо того, чтобы собирая силы для отражения помыслов, всматриваться вниз, в недра беспокойного воображения, лучше взирать наверх, к Господу Иисусу, вверяя себя в Его руки и призывая Его Имя. Тогда действующая через него благодать разгонит помыслы, против которых сами мы бессильны. Наша духовная стратегия должна быть положительной, а не отрицательной: вместо того, чтобы очищать ум от злых помыслов, нужно наполнять его добрыми. "Не противоречь же, потому что враги сего желают и, видя противоречие, не перестанут нападать, - советуют Варсануфий и Иоанн, - но помолись на них ко Господу, повергая пред Ним свою немощь, и Он может не только отогнать, но и совершенно упразднить их" [27].

Итак, Иисусова молитва отводит внимание от посторонних мыслей и образов, которые невозможно остановить усилием воли. Помехи во время молитвы неизбежны. Нельзя просто, повернув выключатель, погасить экран внутреннего телевизора. Бессмысленно говорить себе "не думай"; с таким же успехом можно сказать и "не дыши". "Ум не может оставаться праздным", - писал св. Марк Подвижник [28]; мысли непрестанно роятся в нем. И хотя мы не в силах разогнать их, мы в силах отвлечься от них, "связав" неугомонный ум "одной мыслью, или мыслью об Одном" - об Имени Иисуса. Полностью остановить поток мыслей не удастся, но Иисусова молитва поможет отстраниться от него, и в конце концов он станет лишь фоном, почти не привлекающим внимания.

Евагрий Понтийский (+ 399) писал: "Молитва есть отрешение помыслов" [29]. Именно отрешение, отложение, спокойное, но твердое, а не беспощадная война или гневное подавление. Призывая Имя, мы отрешаемся от наших фантазий, как невинных, так и пагубных, освобождаемся от них, все подчиняя мысли об Иисусе. Следует отметить, что, хотя на молитве и не полезно насильно подавлять ни воображение, ни дискурсивное мышление, их тем более не полезно подпитывать. Иисусова молитва не похожа на медитацию над тем или иным эпизодом из жизни Христа или над евангельской притчей; еще меньше общего у нее с рассуждением или размышлением над тем или иным догматом, например, над догматом "единосущия" или халкидонской формулой. Это отличает ее от популярной на Западе со времен контрреформации дискурсивной медитации (рекомендованной Игнатием Лойолой, Франциском Сальским, Альфонсом Лигури и другими).

Призывая Имя, не нужно намеренно воображать Спасителя. Иисусову молитву обычно читают не глядя на иконы, а в темноте или с закрытыми глазами. "Память о добрых и худых вещах обыкновенно печатлеет в уме образы их и вводит его в мечтание, - пишет св. Григорий Синаит. - Тогда испытывающий сие бывает уже мечтателем (phantasies), а не безмолвником (hesy-chastes)" [30]. "А чтобы при делании умной молитвы не впасть в прелесть, - пишет преподобный Нил Сорский (+ 1508), - не допускай в себе никаких представлений, никаких образов и видений" [31]. "В действии Иисусовой молитвы не должно быть никакого образа, посредствующего между умом и Господом, - пишет епископ Феофан. - Существо умной молитвы - в хождении пред Богом; а хождение пред Богом есть не отходящее от сознания убеждение, что Бог как везде есть, так и в вас есть, и видит все, даже внутреннее, видит даже более, чем мы сами. Это сознание ока Божия, смотрящего внутрь вас, тоже не должно иметь образа, а все должно состоять в одном простом убеждении или чувстве" [32]. Только так призывая Имя, - не представляя Спасителя, а просто ощущая Его присутствие, - мы испытаем всю силу Иисусовой молитвы, которая собирает воедино и дарует целостность.

Иисусова молитва требует произнесения слов. Однако благодаря своей простоте и краткости она восходит превыше слов - к живому молчанию Вечного. С Божией помощью она постепенно становится не-дискурсивной, не-образной, не просто утверждением о Боге или обращением к Нему, не просто представлением себе Христа, но "единением" с Ним во всепоглощающей непосредственной встрече. Призывая Имя, мы приучаемся ощущать духовным чутьем близость Христа, подобно тому, как мы согреваемся, входя в жарко натопленную комнату. Мы познаем Его не в чередующихся образах и понятиях, но - цельным и открытым сердцем. Таким образом, Иисусова молитва поставляет нас в здесь и сейчас, собирает вокруг единого центра, приводит нас от множественности помыслов к единству со Христом. "Памятью об Христе Иисусе собирай расточенный ум свой", - говорит св. Филофей Синайский (IX век) [33] - собирай его от многих мыслей в простоту любви.

Многие, узнав о том, что призывание Имени должно стать не-дискурсивным и не-образным, что оно выводит за пределы образов и мыслей, заключают, что такая молитва им не под силу. Для таковых напомним: этот путь открыт не только избранным. Всякий может пойти по нему. Если вы только начали творить Иисусову молитву, не старайтесь сразу изгнать все мысли и образы. Помните, что стратегия должна быть положительной, а не отрицательной. Не держите в уме лишнего, но помните о главном. Думайте об Иисусе, а не о том, как прогнать помыслы. Всем своим существом, всей ревностью и верой обратитесь к личному Спасителю. Ощутите Его присутствие. С любовью говорите с Ним. Если внимание ускользает - а это неизбежно - не отчаивайтесь: мягко, без озлобления и гнева возвращайте его. И сколько бы раз оно ни ускользало, столько раз возвращайте его. Стремитесь всегда к центру - живому и личному - Иисусу Христу.

Относитесь к призыванию Имени как к молитве, которую наполняет Возлюбленный, а не как к молитве, которую нужно освободить от помыслов. Творить Иисусову молитву нужно действительно с чувством, хотя и без искусственного эмоционального возбуждения. Она неизмеримо глубже молитвы "с чувством", как ее понимают сейчас на Западе, и начинать ее нужно именно с порыва любви. Призывая Имя, будем внутренне подражать св. Ричарду Чичестерскому:

О милостивый Искупитель, Друг и Брат,

Дай мне видеть Тебя яснее,

любить горячее

и следовать прямо за Тобой.

7. Вхождение вовнутрь

Призывание Имени, делая нашу молитву более цельной, позволяет ей пройти глубже вовнутрь, стать частью нас самих, - тем, что мы есть, и уже не тем, что мы делаем, стать длящимся состоянием, а не однократным действием. В такую молитву вовлекается весь человек, ее слова и смысл прорастают в нем. Об этом прекрасно писал Павел Евдокимов (1901-1970): "В катакомбных росписях чаще всего встречается образ молящейся женщины, Оранты, которая являет единственно подлинное состояние человеческой души. Мало владеть молитвой, надо стать ею, дать ей воплотиться в себе. Недостаточно время от времени славословить Бога: надо, чтобы вся жизнь, каждый поступок и жест, даже улыбка, стали гимном поклонения, жертвой, молитвой. Мы должны жертвовать не тем, что у нас есть, а самими собой" [34].

Молитву, о которой пишет Павел Евдокимов, называют "сердечной". В Православии, как и в других традициях, различают три образа молитвы, понимаемые скорее как ее уровни, а не как последовательные стадии. Это - молитва, творимая устами (устная), молитва, творимая умом (умная), и молитва сердца (или ума, низведенного в сердце). Призывание Имени, как и всякая другая молитва, поначалу бывает устным, и слова старательно выговариваются языком. Для того, чтобы удержать ум на смысле произносимого, потребуется усилие. Однако со временем и с Божией помощью молитва будет проникать все глубже вовнутрь. Тогда сами звуки станут не так важны, а ум будет молиться полнее и непринужденнее. Если уста и вовсе умолкнут, то ум один будет в безмолвии призывать Имя. Это значит, что благодать Божия перенесла нас с первого уровня на второй. Впрочем, молитва вслух не прекращается насовсем, часто и очень "искушенные" в молитве взывают к Иисусу в полный голос. (Да и кто они, эти "искушенные"? Не все ли мы "новички" в духовной жизни?)
1   2   3   4

Похожие:

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconМолитва Ефрема Сирина
Молитва Ефрема Сирина покаянная молитва, составленная в IV в преподобным Ефремом Сирином (сирийцем), которая читается на богослужениях...

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconМэри Элис Ислейб Содержание Предисловие. Что такое молитва? Усиленная молитва Пылкая молитва
Когда мне было около 19-ти лет, что-то вошло в мою христианскую жизнь и навсегда изменило меня. Это что-то называется духом молитвы....

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconЧто такое молитва
«Молитва есть возношение ума и сердца Богу и является благоговейным словом человека к Богу». Молитва — нити живой ткани тела церковного,...

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconПравославный Молитвослов
Оптинских старцев молитва келейная за некрещеных, умерших без покаяния и самоубийц 14

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconКак учить детей добродетели? 4
Безрассудная молитва матери о смерти своих детей 14 Глава Недостойная молитва и ее следствие 18

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconМолитва, достигающая успеха
Если бы, находясь во дворце, он молился хотя бы наполовину так, как молился, когда был в пещере, то в его жизни все было бы намного...

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconКнига разговоры с доном хуаном
Не имеет значения, что кто-либо говорит или делает Ты сам должен быть безупречным человеком

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconКнига учение дона хуана
Не имеет значения, что кто-либо говорит или делает Ты сам должен быть безупречным человеком

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconМоя молитва о вас Вопросы о Святом Духе
Проповеди Кэтрин Кульман и ее передачи по радио, ставшие благословением буквально для тысяч людей, сегодня необходимы, как и в то...

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconСвятитель Феофан Затворник Болезнь и смерть
Церковная молитва о болящих имеет силу, особенно сопровождаемая молитвою заказавших службу

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов