Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. "Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит", пишет православный автор [1].




Скачать 368.73 Kb.
НазваниеЛитература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. "Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит", пишет православный автор [1].
страница3/4
Дата публикации25.12.2013
Размер368.73 Kb.
ТипЛитература
zadocs.ru > Философия > Литература
1   2   3   4

Но это еще не конец пути. Человек - гораздо больше, чем сознающий ум: кроме мышления и рассудка, в нем есть и переживания, и чувства, и тяга к прекрасному, не говоря уже о глубинах личностной интуиции. В молитву должен включиться весь его состав, он весь призван обратиться в единый молитвенный порыв. Подобно чернильному пятну, упавшему на промокашку, молитва, расходясь от сознающего и мыслящего центра, должна постепенно пропитать весь его состав.

Пользуясь нашей терминологией, можно сказать, что мы призваны подняться со второго уровня на третий, от "умной молитвы" к "молитве ума, низведенного в сердце". В этом контексте слово "сердце" нужно понимать в рамках семитской и библейской традиции, как средоточие всей личности, а не просто как область чувств и переживаний, как это принято в современной западной культуре. Сердце есть наша сокровенная сущность, "самое глубокое и подлинное "я", открывающееся лишь через жертву и смерть" [35]. Как писал Борис Вышеславцев, "сердце есть центр не только сознания, но и бессознательного, не только души, но и духа, не только духа, но и тела, не только умопостигательного, но и непостижимого; одним словом, оно есть абсолютный центр" [36]. В этом понимании сердце - нечто гораздо большее, чем телесный орган. Физическое же сердце служит лишь символом безграничных духовных возможностей человека как существа, сотворенного по образу Божию и призванного к тому, чтобы стать Его подобием.

Достигая "абсолютного центра", или иначе - нисходя от ума к сердцу, мы заканчиваем путь вовнутрь и обретаем подлинную молитву. Точнее говоря, смысл не в том, чтобы от ума отойти, а в том, чтобы вместе с ним сойти в сердце. Главное здесь - не просто "сердечная молитва", а "молитва ума в сердце", поскольку все уровни интеллекта, включая рассудок, дарованы Богом и должны служить Ему; пренебрегать ими нельзя. Когда "ум и сердце становятся одним целым", тогда восстанавливается наша падшая и расколотая натура, возрождается ее первозданная целостность. Сердечная молитва возвращает в рай, отменяет грехопадение и восстанавливает status ante peccatum (состояние до грехопадения). Тем самым она раскрывает эсхатологическую реальность, становится залогом и предвкушением жизни Будущего Века, которая в веке сем никогда не будет явлена в полноте.

Вкушая, пусть отчасти и несовершенно, "сердечную молитву", мы постепенно совершаем переход, о котором упоминалось выше, - от молитвы, требующей усилия, к "самодвижной", от той, которую мы творим, к той, которая "творится сама", а точнее, - к той, которую творит в нас Христос. Ведь сердце играет двоякую роль в духовной жизни: оно - и средоточие личности, и место встречи человека с Богом. В нем мы познаем себя, каковы мы на самом деле, но в нем же мы и выходим из себя, вступая в храм Святой Троицы, где образ лицом к лицу встречается с Первообразом. Во "внутреннем святилище" сердца мы и обретаем корни нашего существа, и переходим границу, отделяющую тварное от Нетварного. "В сердце есть какая-то беспредельная глубина, - говорится в одной из духовных бесед Макария Великого, - <...> там Бог, там Ангелы, Там жизнь и царство, там свет и Апостолы, там сокровища благодати, там есть все" [37].

В сердечной молитве "мое" действие, "моя" молитва явно сочетается с непрестанным действием Другого во мне. Если прежде мы молились к Иисусу, то теперь Сам Иисус молится в нас. В "Откровенных рассказах странника" есть поразительное место, где говорится о рождении "самодвижной" молитвы: "Однажды, рано поутру, как бы разбудила меня молитва" [38]. Если прежде странник "творил Иисусову молитву", то теперь он обнаруживает, что молитва "творится сама" даже во сне, ибо стала одно с молитвой Бога внутри него. Примечательно, что и тогда странник не считал себя достигшим всей полноты сердечной молитвы.

Читателю "Откровенных рассказов странника" может казаться, что герой книги легко, чуть ли не механически, перешел от устной молитвы к сердечной. Прошло, казалось, всего несколько недель, как он начал свой подвиг, и молитва его стала самодвижной. Подчеркнем, однако, что опыт странника являет собой редкое исключение, хотя он и не уникален [39]. Чаще всего подобное если и происходит, то после долгих - иногда длящихся всю жизнь - аскетических усилий. Иногда же, едва начав творить Иисусову молитву, легкомысленно полагают, будто она сошла из уст в сердце. Или воображают, будто молятся безмолвно, без слов, когда на самом деле не молятся вовсе, а просто впали в дремоту безучастности и спят наяву. Предостерегая против подобных вещей, учителя исихастской традиции настоятельно рекомендуют тем, кто делает первые шаги в Иисусовой молитве, неустанно понуждать себя. Они постоянно подчеркивают, как важно все внимание собирать в произносимых словах, не отвлекаясь от мысли о молитвенных вдохновениях. Для примера приведем слова знаменитого духовного наставника с Афонской Горы старца Иосифа из Нового Скита (+ 1959):

Труд умной молитвы заключается в понуждении себя к непрестанному повторению ее устами <...> Внимай только словам "Господи, Иисусе Христе, помилуй мя" <...> Просто вслух произноси их и не прерывайся <...> Пока не навыкнешь молитве, трудись языком [40].

Поистине поразительно, как ценится произносимое слово. Св. Иоанн Лествичник писал: "Старайся возвести к молитве свой ум, а точнее - заключить его в слова молитвы" [41]. Это не значит, впрочем, что важны слова сами по себе; в наших мыслях должен оставаться Сам Иисус, Которого мы призываем.

Сердечная молитва всегда приходит как дар от Бога, который Он дает, кому хочет. Ее нельзя стяжать никаким методом. Св. Исаак Сирин (VII век) подчеркивает, что дар этот - большая редкость, и "едва ли один на тысячу" удостаивается чистой молитвы. "А достигший того таинства, которое уже за сею молитвою, - добавляет он, - едва, по благодати Божией, находится и из рода в род" [42]. Один из тысячи, один в целом поколении: эти отрезвляющие предостережения не должны нас обескураживать. Внутреннее царство открыто каждому, и каждый может пройти свою часть пути. В наше время мало кто хотя бы отчасти нисходит в глубины сердечных тайн, но очень многие - в свою иногда малую меру и изредка, но вполне реально - приобщаются молитве духа.

8. Об участии дыхания

Пришла пора коснуться вопроса об участии тела в молитве - той стороны учения византийских исихастов, которую очень часто понимают превратно.

Сердце, как уже говорилось, это - наша сокровенная сущность, точка, куда сходятся материя и дух, центр физического, душевного и духовного состава. Оно живет в двух измерениях - видимом и невидимом, - и поэтому в сердечную молитву вовлечены и тело и душа: без участия тела она неполноценна. Человек, согласно библейскому учению, есть психосоматическое целое; но не просто душа, заключенная в тело, как в темницу, и стремящаяся вырваться из него, а - неразрывное единство того и другого. Тело - вовсе не помеха, которую нужно устранить, и не кусок материи, который можно не брать в расчет; его роль в жизни духа положительна, и молитве нужны сокрытые в нем силы.

Сказанное выше верно для молитвы вообще, но это тем более верно для Иисусовой молитвы, поскольку она обращена к Воплотившемуся Богу - Слову, ставшему плотью. Христос, воплотившись, воспринял не только человеческие сознание и волю, но и тело, сделав плоть неисчерпаемым источником освящения. Как же эта плоть, которую Богочеловек соделал духоносной, участвует в призывании Имени и молитве ума, низведенного в сердце?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к "телесному методу", выработанному исихастской традицией. Подвижники знали по опыту, что психическое состояние так или иначе сказывается на телесном уровне; в зависимости от внутреннего расположения, человек может мерзнуть или чувствовать жар, его сердце может биться чаще или реже и т. д. Но и наоборот, перемена физического состояния всегда сказывается на психике. Следовательно, научившись определенным образом контролировать и направлять телесные функции, можно добиться большей сосредоточенности в молитве. Это соображение и лежит в основе исихастского "метода". Рассмотрим теперь три его главных составляющих.

(1) Положение тела. Св. Григорий Синаит советует молиться, сидя на низкой, около 8 дюймов (20 см) высотой, скамейке, склонив голову, согнув плечи и направив взгляд в область сердца. При этом он не скрывает того, что со временем эта поза покажется крайне неудобной. Некоторые же подвижники рекомендуют еще более напряженную позу - с головой, склоненной до колен, - по примеру пророка Илии на горе Кармил [43].

(2) Контроль за дыханием. Дыхание замедляется, и ритм его начинает совпадать с ритмом молитвы. Часто ее первую часть: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий", произносят вдыхая, а вторую: "помилуй мя, грешнаго", - выдыхая. Но иногда делают и по-другому. Можно молиться и в такт биению сердца.

(3) Освоение внутреннего. Исихаст все внимание устремляет в область сердца. Подобная практика есть и в йоге, где новоначальных учат сосредоточиваться на той или иной части тела. Вослед воздуху, вдыхаемому через ноздри и проходящему в легкие, исихаст "нисходит" умом вовнутрь, "ища" сердечное место. Из опасения быть неправильно понятыми, подробно об этом делании никто из подвижников не пишет. В нем так много тонкостей, что освоить его можно только под личным водительством опытного наставника. Тот же, кто, не имея ни опыта, ни наставника, пытается найти сердечное место, рискует против воли низвести ум в область под сердцем, в чрево. На молитву это действует разрушительно, поскольку с областью чрева связаны оскверняющие ум и сердце плотские помыслы и движения [44].

По понятным причинам нужно быть предельно осторожным, вмешиваясь в естественные ритмы тела - будь то дыхание или биение сердца. Злоупотребление методом чревато расстройством здоровья и психики, и поэтому так важно иметь надежного наставника, Если же старца нет, то начинающим лучше всего ограничиться простым повторением Иисусовой молитвы и не думать о дыхании или сердечном ритме. Тогда в большинстве случаев оказывается, что молитва подстраивается под дыхание сама собой - без сознательных усилий с нашей стороны. Если же этого так и не происходит, пугаться не следует; нужно спокойно и внимательно трудиться, призывая Имя.

Телесный метод, какой бы он ни был, останется не более чем средством, подспорьем для некоторых, вовсе не обязательным для всех. Иисусова молитва не становится ущербной, когда ее творят и вовсе не прибегая ни к какому методу. Св. Григорий Палама (1296-1359), хотя и считал применение описанного выше метода богословски оправданным, трактовал его как нечто вторичное и пригодное главным образом для новоначальных [45]. Как и все подвижники-исихасты, он ставил во главу угла не контроль за дыханием, а внутреннее и тайное обращение к Господу Иисусу.

Православные авторы последних ста пятидесяти лет старались не заострять внимание на телесной стороне умного делания. Вот типичный совет, который дает епископ Игнатий (Брянчанинов)(1807-1867):

Советуем возлюбленным братиям не доискиваться открытия в себе этого механизма, если он не откроется сам собою. Многие, захотевшие узнать его опытом, повредили свои легкие и ничего не достигли. Сущность дела состоит в том, чтобы ум соединился с сердцем при молитве, а это совершает Божия благодать 'в свое время, определяемое Богом. Упомянутый механизм успешно заменяется неспешным произнесением молитвы, кратким отдыхом после каждой молитвы, тихим и неспешным дыханием, заключением ума в слова молитвы. При посредстве этих пособий мы удобно можем достигнуть внимания в известной степени [46].

О том, следует ли молиться быстро или медленно, епископ Игнатий пишет:

На неспешное и внимательное произнесение ста молитв потребно времени 30 минут, или около получаса; некоторые подвижники нуждаются и в еще более продолжительном времени. Не произноси молитв спешно, одной немедленно за другою; делай после каждой молитвы краткий отдых, и тем способствуй уму сосредоточиваться. Безостановочное произнесение молитв рассеивает ум. Переводи дыхание с осторожности"; дыши тихо и медленно: этот механизм охраняет от рассеянности [47]

Новоначальным такой ритм иногда кажется слишком медленным, и они молятся несколько быстрее - тратя минут двадцать на сотню молитв. Некоторые же наставники греческой традиции рекомендуют еще более быстрый ритм, утверждая, что так легче сохранить ум собранным.

Метод, выработанный византийскими исихастами, поразительно схож с практикой, существующей в йоге и суфизме [48]. Простое ли это совпадение, и развивались ли эти традиции независимо одна от другой? Если суфизм и исихазм связаны напрямую, - а порой две традиции так близки, что простое совпадение кажется невероятным, - то кто у кого заимствовал? Все эти вопросы открывают захватывающие перспективы для научных изысканий, хотя слишком фрагментарный материал и не позволит ответить на них однозначно. Как бы там ни было, не следует упускать из виду, что кроме сходств существуют и различия. Картины могут разительно отличаться друг от друга, но в их рамках всегда можно найти схожие черты. Главное - сама картина. В практике Иисусовой молитвы телесные упражнения - рамка, а картина - внутреннее обращение ко Христу. "Рамка" Иисусовой молитвы вполне может походить на "рамки" из нехристианских традиций, но это не должно сбивать с толку, ведь сама картина - уникальна. Иисусова молитва - христианская по содержанию, по существу; главное в ней - не повторение, не поза и не дыхание, но то, к Кому мы обращаемся. А слова ее обращены прямо к Иисусу Христу, воплотившемуся Спасителю, Сыну Бога и Сыну Марии.

Тот факт, что иногда в Иисусову молитву вовлекают по определенному методу и тело, не должен скрывать от нас ее суть. Она - не просто прием, помогающий сосредоточиться или расслабиться, и уж никак не "христианская йога", разновидность "трансцендентальной медитации" или "христианская мантра", как некоторые о ней говорят. Напротив, вся ее суть в обращении к. Другому, к Богу, ставшему человеком, Иисусу Христу, личному Спасителю и Искупителю, и ее нельзя низводить до простого метода. Иисусова молитва живет в определенном контексте, и стоит изъять ее оттуда, как она теряет всякий смысл.

Первое, что задает контекст Иисусовой молитве, есть вера. Нельзя призывать Имя, не веря в Иисуса Христа как в Сына Божия и Спасителя; бессмысленно твердить словесную формулу, не имея живой веры в Иисуса как Господа и не отдавая себе отчет в том, Кто Он и что Он сделал для нас лично. И как бы слаба ни была эта вера, какие бы сомнения ее ни подтачивали, как бы ни хотелось вместе с отцом одержимого ребенка воззвать: "Верую, Господи, помоги моему неверию" (Мк. 9:24), достаточно бывает одного желания верить, одной искры любви к Иисусу, Которого мы еще так плохо знаем.

Второе, что задает контекст Иисусовой молитве, есть церковность. Мы призываем Имя не индивидуально, полагаясь исключительно на свои внутренние силы, но - как члены тела Церкви. К кому бы мы ни обратились: к св. Варсануфию, св. Григорию Синаиту или епископу Феофану - все они рекомендовали Иисусову молитву только крещеным христианам, регулярно участвующим в таинствах Церкви, исповеди и причастии. В книгах этих авторов нет и намека на то, что призывание Имени подменяет собой таинства. Напротив, они настаивали на том, что тот, кто хочет творить Иисусову молитву, должен быть реальным членом Церкви, причащающимся Святых Тайн.

И все же в наши дни, когда людей снедает любопытство, а Церковь так разобщена, к Иисусовой молитве прибегают многие из тех, кто не только не принадлежит к какой-либо из Церквей, но не имеет и сколько-нибудь отчетливой веры в Господа Иисуса, а то и вовсе никогда не помышлял о ней. Правильно ли запрещать им молиться? Конечно нет, если только они искренне ищут Источника Жизни, ведь и Иисус осуждал одних лишь лицемеров. И тем не менее, со всяким смирением и полным сознанием нашей собственной ущербности, мы обязаны признать, что эти люди оказались в ненормальном положении, и наш долг - предупредить их об этом.

9. Конец пути

В конце пути Иисусова молитва сливается с молитвой, которую Иисус как Первосвященник приносит в нас; наша жизнь становится едино с Его жизнью, а наше дыхание - едино с Его поддерживающим Вселенную Божественным дыханием. Впрочем, и всякая христианская молитва ведет к тому же. Конечную Цель точнее всего выражает святоотеческий термин theosis, "обожение". По словам протоиерея Сергия Булгакова, "Имя Иисусово, содержимое в сердце человека, сообщает ему силу обожения, дарованную нам Искупителем" [49]. "Слово вочеловечилось, чтобы мы обожились", - писал Афанасий Великий [50]. Тот, Кто был Богом по естеству, для того и принял на себя человеческую природу, чтобы мы смогли приобщиться к славе Его Божества, стать "причастниками Божеского естества" (2 Пет. 1:4). Обращенная к Воплощенному Логосу, Иисусова молитва совершает в нас таинство обожения, которое делает человека подлинным подобием Божиим.
1   2   3   4

Похожие:

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconМолитва Ефрема Сирина
Молитва Ефрема Сирина покаянная молитва, составленная в IV в преподобным Ефремом Сирином (сирийцем), которая читается на богослужениях...

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconМэри Элис Ислейб Содержание Предисловие. Что такое молитва? Усиленная молитва Пылкая молитва
Когда мне было около 19-ти лет, что-то вошло в мою христианскую жизнь и навсегда изменило меня. Это что-то называется духом молитвы....

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconЧто такое молитва
«Молитва есть возношение ума и сердца Богу и является благоговейным словом человека к Богу». Молитва — нити живой ткани тела церковного,...

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconПравославный Молитвослов
Оптинских старцев молитва келейная за некрещеных, умерших без покаяния и самоубийц 14

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconКак учить детей добродетели? 4
Безрассудная молитва матери о смерти своих детей 14 Глава Недостойная молитва и ее следствие 18

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconМолитва, достигающая успеха
Если бы, находясь во дворце, он молился хотя бы наполовину так, как молился, когда был в пещере, то в его жизни все было бы намного...

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconКнига разговоры с доном хуаном
Не имеет значения, что кто-либо говорит или делает Ты сам должен быть безупречным человеком

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconКнига учение дона хуана
Не имеет значения, что кто-либо говорит или делает Ты сам должен быть безупречным человеком

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconМоя молитва о вас Вопросы о Святом Духе
Проповеди Кэтрин Кульман и ее передачи по радио, ставшие благословением буквально для тысяч людей, сегодня необходимы, как и в то...

Литература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен. \"Сам ты должен молчать: пусть молитва говорит\", пишет православный автор [1]. iconСвятитель Феофан Затворник Болезнь и смерть
Церковная молитва о болящих имеет силу, особенно сопровождаемая молитвою заказавших службу

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов