Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь»




НазваниеКнига адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь»
страница6/22
Дата публикации04.02.2014
Размер3.11 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > Философия > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

^ ОБУЧАЮЩИЙ КУРС В ПАЛЬМА ДЕ МАЙОРКА, ДЕКАБРЬ 2002*
Наркотическая зависимость
Участница: Случай, который меня больше всего занимает, касается юноши, который уже 15 лет является наркозависимым.

Хеллингер: Хорошо, иди сюда. Он твой клиент?

Участница: Он клиент общественного учреждения, в котором я работала до настоящего времени. Хеллингер: Что именно тебя беспокоит?

Участница: Он много раз пытался покончить с собой. Хеллингер: Что беспокоит тебя?

Участница: Мне бы не хотелось пережить его смерть. ^ Хеллингер (обращаясь к группе): Сможет она с этим работать? Вправе ли она? Свою силу она уже потеряла. Участница кивает в знак согласия.
Хеллингер: Проверим это.

Хеллингер выбирает заместителя для зависимого юноши и ставит его напротив терапевта. Он подводит участницу ближе к клиенту.
Хеллингер: Ты видишь его лицо? Это видела? Она кивает.
Хеллингер: Он тебя не хочет. Ты ему мешаешь.
* Этот курс записан на видео: БЕРТ ХЕЛЛИНГЕР «Обучение семейной расстановке», 1 видеокассета нем.-исп., 2,16 ч.
^ Обращаясь к участнице: Теперь ты можешь сесть. Я буду работать с этим дальше. Я проведу супервизию, чтобы вы смогли увидеть, может ли терапевт работать с клиентом или не может вообще.

Хеллингер ставит напротив заместителя клиента смерть.

Заместитель смерти протягивает руки к клиенту приглашающим жестом.
^ Хеллингер (обращаясь к заместителю смерти): Ты не собран. Здесь ты не терапевт. Ты — смерть.

Заместитель кивает в знак согласия и опускает руки.

Клиент делает глубокий вдох. Он и смерть смотрят друг на друга, не двигаясь.

Хеллингер выбирает заместителя для отца клиента и ставит его в расстановку.

Отец смотрит попеременно на сына и на смерть и начинает медленно идти к сыну. Сын поворачивается к отцу. Оба смотрят друг на друга. Отец время от времени смотрит и на смерть.

^ Хеллингер (после некоторой паузы): Теперь я совершу терапевтическую интервенцию.

Хеллингер медленно подводит сына к отцу. Когда тот подходит ближе, отец протягивает ему руку. Сын кладет голову на плечо отца, оба крепко обнимаются.
^ Хеллингер (обращаясь к участнице): Женщины часто становятся на пути отцов. Поэтому женщинам часто не удается работать с наркозависимыми.

Обращаясь к группе: Наркозависимость чаще всего встречается у того, кому запрещали доступ к отцу, мать запрещала. Это основной образец. Когда женщина работает с наркозависимым, она часто делает то же самое. Она становится у него на пути, перекрывая доступ к отцу. Только та женщина, которая уважает отца, уважает мужчин, сможет работать с наркозависимыми. Это одна форма наркозависимости.

Но есть и другая. Это зависимость, которая представляет собой один из видов самоубийства. При этом она может быть вызвана и другими причинами, например зависимый хочет умереть вместо другого во искупление.

Наркотик — это то, чего не хватает. Как правило, не хватает отца. Это относится как к мальчикам, так и к девочкам.

^ Обращаясь к заместителю сына: Как ты себя сейчас чувствовал?

Сын: Очень хорошо. У меня был такой образ, что за моей спиной стоит женщина, которая очень зла. Я думаю, это была мать.

Хеллингер: Да, это так.

Обращаясь к заместителям: Спасибо вам всем.
^ Другая участница: Я тоже работаю в центре для наркозависимых. То, что ты сейчас сказал, меня очень задело. Хеллингер: Хорошо.
Маниакально-депрессивный психоз
Участник: Речь идет о молодом мужчине, страдающем маниакально-депрессивным психозом. После одного кризиса он в замешательстве, и я не знаю, в чем состоит моя роль. Хеллингер: Сядь рядом со мной. Сколько ему лет?

Участник: 35.

Хеллингер: Ты что-нибудь знаешь о его детстве? Участник: Я спрашивал его, но он не выдал никакой значимой информации.

Хеллингер: Хорошо, посмотрим.

Хеллингер выбирает заместителя для клиента и ставит в расстановку еще женщину, не говоря, кто она. Клиент поворачивается к женщине, которая, очевидно, представляет его мать, и смотрит на нее. Он медленно подходит к ней и кладет ей голову на грудь. Она притягивает его к себе, оба нежно обнимаются.

Хеллингер выбирает заместителя для отца и ставит его в расстановку. Через некоторое время мать смотрит на отца. Затем сын высвобождается из объятий матери и тоже смотрит на отца. Мать и сын поворачиваются к отцу, держась обнявшись, но медленно разнимают объятья.

Хеллингер отводит клиента за спину его отца, так что мать и отец стоят напротив друг друга.

^ Хеллингер (обращаясь к клиенту): Как ты себя здесь чувствуешь?

Клиент: Лучше.

Хеллингер (обращаясь к заместителям): Мы можем прерваться.

Обращаясь к участнику: Франк Рупперт обратил мое внимание на то, что по его опыту маниакально-депрессивному психозу часто предшествует инцест. Здесь это было видно. Это не были мать и сын. Она его соблазнила.

^ Обращаясь к заместителю: Ты это почувствовал?

Тот подтверждает.
Хеллингер (обращаясь к участнику): В чем решение? Я это здесь показал. Он спрятался за спиной отца. Хорошо? Участник кивает.
^ Хеллингер (обращаясь к группе): Такой сын должен почувствовать себя рядом с матерью таким большим.
Юноша, страдающий психозом
Участница: Речь идет о семилетнем мальчике, страдающем психозом. Он не говорит. Хеллингер: Сядь рядом со мной.

^ Обращаясь к участнице: Он страдает психозом или аутизмом?

Участница: Психозом. Хеллингер: В чем это выражается?

Участница: В процессе игр он проявляет склонность к раздору и рассеянность.

Хеллингер: В чем это выражается?

Участница: Он хочет говорить, но его язык не структурирован.

Хеллингер: Кто рассеян? Ты. Ты не можешь четко объяснить, что происходит. Я дважды спросил тебя, но ты не дала ясного ответа. У меня не сложился образ. Итак, что он делает, когда проявляется его психоз?

Участница: Он ходит вперед спиной. Два года назад у него были эпилептические кризы без органических причин. Я думаю, что этому есть системная причина в семье со стороны матери.

^ Хеллингер (обращаясь к группе): Теперь она выражается яснее. Сначала я хотел бы выяснить, с какой стороной это связано, с отцовской или с материнской. Когда кто-то утверждает, что это с материнской стороны, то проблема часто как раз с другой. Тут нужно быть очень осторожным. Из осторожности я чаще всего перехожу на другую сторону.

^ Обращаясь к участнице: Но может, ты и права, поэтому я проверю. Сделаем очень простой тест и тогда мы сразу это увидим. Нужно взять заместительницу на роль матери и заместителя на роль отца. И посмотрим, как они себя поведут.

Хеллингер выбирает мужчину и женщину и ставит их. Она открыта, он мрачен.

^ Хеллингер (обращаясь к участнице): С какой это стороны? Это с его стороны.

Обращаясь к заместителям: Спасибо, это был наш тест, можете снова сесть.

^ Обращаясь к участнице: Теперь мы можем работать. Это был только тест, который должен был показать, с чего начинать.

Участница: У матери произошло нечто важное. Но я не знаю, стоит ли об этом говорить. Хеллингер: Да, скажи.

Участница: Мать, будучи ребенком, неоднократно подвергалась насилию со стороны своего дяди.

Хеллингер: Не это здесь важно.

Хеллингер выбирает тех же заместителей для матери и отца и ставит их.

Отец тяжело дышит, немного наклоняется вперед, берется за правую руку и маленькими шагами отходит назад. При этом он все время наклоняется назад и пристально смотрит в одну точку.
^ Хеллингер (обращаясь к группе): Видите, кто в семье ходит вперед спиной.

Хеллингер ставит его жену напротив и просит ее опуститься на колени. Она опускается на колени и склоняется до пола.

Хеллингер делает знак другой женщине, чтобы она легла на пол между ними.

Отец сначала идет вправо, затем ближе к умершей женщине и встает на колени. Все это время он сжимает запястье правой руки левой рукой. При этом он раскачивается всем корпусом вперед-назад в напряжении.
^ Хеллингер (обращаясь к группе): По тому, как отец держит руку, мы можем видеть, что у него энергия преступника.
Умершая неспокойна и поворачивается на правый бок. Через некоторое время она переворачивается на живот. Потом она снова ворочается и ложится на левый бок. Ее дрожащие движения напоминают эпилептический приступ.

Хеллингер ставит заместителя мальчика, страдающего психозом, в расстановку.

Умершая продолжает вертеться, ее движения резки. Отец по-прежнему раскачивает корпус резкими движениями назад-вперед. Мать выпрямилась и смотрит на умершую. Сын сцепил руки на груди.

Умершая некоторое время остается спокойной. Мать на коленях подвигается к ней. Когда она прикасается к ней, умершая сжимается, группируется и перекатывается туда-сюда. Мать берет ее руками за плечи, та успокаивается. Она
лежит, раскинув руки. Мать берет ее за руки. Она еще немного дрожит.

Отец совершает все те же движения. Сын немного отходит назад и сидит, свернувшись клубком.

Хеллингер ставит в расстановку мужчину, не говоря, кого он замещает.

Мать и умершая смотрят на мужчину. Умершая забеспокоилась и протягивает к нему руку. Он приближается и берет ее за руку. Затем он берет ее в объятья и прижимает к груди. Мать обнимает обоих. Отец лег на пол. Он смотрит в направлении остальных и все же совершает свои движения. Затем он успокаивается.
^ Хеллингер (обращаясь к сыну): У тебя теперь что-то изменилось?

Сын: Я немного успокоился.

Обращаясь к группе: Он указывает на отца, очевидно, что это он его успокоил.

Хеллингер подводит сына к своему отцу.
^ Хеллингер (обращаясь к сыну): Ложись рядом со своим отцом и посмотри на него.

Они смотрят друг на друга. Сын протягивает руку к отцу и берет его за руку. Через некоторое время он прижимается к отцу. Тот обнимает сына.

^ Хеллингер (обращаясь к участнице): Что я сделал? Я проверил, имеет это отношение к отцу или кому-то другому, жившему раньше.

Картина была совершенно ясной. Умершая хотела установить связи с другим мужчиной. После этого отец смог расслабиться и лечь. Сын в безопасности рядом с отцом. Это достаточно ясно?

Участница кивает.

^ Хеллингер (обращаясь к отцу): Как ты себя чувствуешь теперь?

Отец: Теперь я совершенно спокоен. Хеллингер (обращаясь к сыну): А ты?
»
Сын: Мне здесь хорошо.

Обращаясь к заместителям: Спасибо всем вам.
Промежуточное наблюдение: широкая душа
Что делает нашу душу шире? Что делает ее глубже и заставляет расти? Приведу простой пример. Если вы посмотрите на невиновного человека и на человека, обремененного виной, чья душа уже? Душа невиновного. Невиновная душа мала. «Почему?» — спросите вы. Потому что тот, кто стремится к невиновности, многое прогоняет из своей души. Так он остается узок и остается ребенком. Тот, кто внутренне растет, тот дает тому, что сначала хотел прогнать из своей души, место в ней.

Бывает так, что, являясь членами одной семьи, мы вынуждены из лояльности к ней рассматривать нечто как зло, как что-то плохое, исключая это из своей жизни. Это плата за нашу принадлежность к семье. Но если мы все же дадим место в своем сердце тому, что отвергается или исключается семьей, наша совесть нечиста, несмотря на то, что это могло бы послужить чему-то хорошему.

Мы тем ближе к реальности, чем более мы позволяем этому занять место в нашем сердце. Это начинается тогда, когда мы, чувствуя вину, способны ее признать и согласиться с ней, дать ей место в своей душе. Тогда мы чувствуем себя виновными, но становимся ближе к земле и теснее связаны с другими людьми. Мы чувствуем себя сильнее.

В семьях часто отдельные ее члены становятся исключенными, исчезают из памяти семьи. О них больше не вспоминают. Или напротив, семья фиксируется на том, кто давно умер, или зла на кого-то из членов семьи и не хочет иметь с ним больше ничего общего.

Что происходит, когда мы слишком долго скорбим о ком-то? Часть нашей души остается с ним (или с ней), и это отягощает не только нас самих, но и его (или ее). И только тогда, когда я снова беру себе то, что оставил другому, другой становится свободным. Только принимая целиком и полностью в свою душу другого с любовью, таким, как есть, я становлюсь богаче и, как ни странно, становлюсь свободен от него. Только когда мы принимаем другого полностью, с любовью, он становится частью нас самих. Одновременно с этим мы становимся свободными от него, а он от нас.

Приведу простой пример. Только дав место в моем сердце моим родителям, с любовью, я обладаю ими и обладаю в полной мере всеми их дарами. Одновременно с этим я отделен от них. Я свободен от них, потому что принял их. И они чувствуют, что свободны от меня, потому что я принял их. Примечательное противоречие: принятие делает меня свободным и богатым. И другой становится свободным от меня, потому что я принял его с любовью. Когда я беру у него что-то, он не становится беднее, напротив, он тоже становится богаче. А если я отказываюсь принять что-либо, мы оба становимся беднее. И тот, кто хотел мне дать что-то, и я, потому что отказался принять это.
Что приводит к психозам
Итак, к чему эти пространные размышления? Они имеют отношение к динамикам, которые в семьях ведут к психозам. Когда мы работаем с клиентами, страдающими психозом, то видно, что в семьях этих клиентов нечто вытеснено, что-то такое, чего не хотят видеть. Часто это нечто опасное. Например, не хотят видеть кого-то, кто совершил убийство, или того, кто сам стал жертвой убийства. И прежде всего жертва не хочет смотреть на убийцу, а убийца — на свою жертву. Оба исключают друг друга из своей души, потому что убийца боится принять в свою душу жертву, а жертва — убийцу. Так часть души жертвы остается с убийцей, а часть души убийцы — с жертвой. Оба таким образом крепко связаны друг с другом и не могут расстаться. Приняв жертву в свою душу, убийца вернет свою, приняв убийцу в свою душу, жертва вернет свою. Так оба станут полными и совершенными*.
* Через процесс взаимного принятия связь между убийцей и жертвой упраздняется и каждый из них вновь становится свободным. — Прим. науч. ред.

Часто в семьях одному из членов приходится замещать и убийцу, и жертву одновременно. И тогда возможен психоз. Он чувствует себя одновременно и как жертва, и как убийца. Конфликт между обоими и то, что они принадлежат друг другу, но не могут друг друга найти, тяжело переживается душой клиента и приводит его душу в смятение.

В чем же решение? Нужно посмотреть на преступника и на жертву и поставить их друг напротив друга. Затем нужно помочь им принять друг друга в свои души. Если такое удается, убийца и жертва становятся свободными друг от друга, они примирились. Тогда и душа клиента примирится с обоими и станет свободна от них обоих.

Конечно, эти процессы зачастую многослойны, они сложнее, чем я сейчас здесь описал. И все же это образ того, как мы можем работать с подобными случаями и зачастую как мы должны с ними работать.

Итак, кто же в замешательстве? Не только сам клиент, но и вся его семья. Психоз — это нечто такое, что касается всей семьи. Клиент принимает на себя нечто за всю семью целиком. Поэтому мы должны смотреть не только на клиента, мы должны смотреть на всю семью. Уже в силу этого он получит некоторое облегчение.
Медитация: примирение

Закройте глаза. Теперь идите мысленно к своей семье и посмотрите на всех, кто к ней принадлежит: плохих и хороших, злых и добрых, преступников и жертв, виновных и невиновных. Подойдите к каждому из них и поклонитесь ему. Скажите каждому: «Да, я уважаю тебя и твою судьбу, твое предназначение. Я принимаю тебя в мое сердце таким, как есть. А ты можешь принять меня в свое сердце». Потом все вместе повернитесь в одну сторону — в сторону горизонта и низко поклонитесь. Перед этим горизонтом все равны.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Похожие:

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconВ. Г. Богин (г. Зеленоград), психотерапевт Н. В. Жутикова (г. Новосибирск)
Адресованная в первую очередь классному руководителю, книга может быть полезной также студентам пединститутов, родителям и другим...

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconКнига адресована в первую очередь профессионалам, работающим в сфере...
Автор книги предлагает читателю набор приемов убеждения и подробно объясняет, как их следует использовать

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconКнига адресована в первую очередь профессионалам, работающим в сфере...
Автор книги предлагает читателю набор приемов убеждения и подробно объясняет, как их следует использовать

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconКнига адресована также врачам, агрономам и педагогам, бизнесменам,...
Эта книга адресована людям всех возрастов, всех национальностей, любой специальности, социального и политического статуса. Она написана...

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconПредисловие к русскому изданию книга
Книга адресована всем, кто заинтересован в разоблачении лжи: политикам и бизнесменам, врачам и юристам, психологам, педагогам, менеджерам,...

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconПредисловие к русскому изданию книга
Книга адресована всем, кто заинтересован в разоблачении лжи: политикам и бизнесменам, врачам и юристам, психологам, педагогам, менеджерам,...

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconАндрей Сергеевич Парабеллум
В книге представлены готовые алгоритмы и схемы работы, которые ускоряют и облегчают внедрение новых приемов. Ознакомившись с изданием,...

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconЗакон детской республики стд «О выборах Президента и Правительства детской республики»
Предлагаемая брошюра адресована в первую очередь современным лидерам детского самоуправления, классным руководителям, заместителям...

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconАзимов
Данный материал предназначен, в первую очередь, для людей, кто по роду своей деятельности продает, ведет переговоры

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconАзимов
Данный материал предназначен, в первую очередь, для людей, кто по роду своей деятельности продает, ведет переговоры

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов