Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь»




НазваниеКнига адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь»
страница9/22
Дата публикации04.02.2014
Размер3.11 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > Философия > Книга
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   22

^ ИЗ ОБУЧАЮЩЕГО КУРСА В ФОРТ ЛАУДЕРДАЛЕ, 2003
Множественные нарушения личности
Участница: У моей клиентки множество личностей, и она часто наносит себе повреждения. Я делала с ней расстановку, но ничего не выявилось. В конце расстановки она посмотрела на мою юбку и сказала: «Там сидит сатана».

Хеллингер выбирает заместительницу клиентки и просит встать.

Заместительница клиентки отклоняется назад, практически падая назад, при этом она опускается на колени.

Хеллингер выбирает еще одну заместительницу и ставит ее рядом с клиенткой. Он говорит ей, чтобы она подражала движениям клиентки.

Обе женщины отклоняются назад. Через некоторое время заместительница клиентки падает назад. Вторая женщина повторяет все ее движения.

Заместительница клиентки поворачивает голову к другой женщине. Та тоже поворачивает голову в том же направлении. Заместительница клиентки отодвигается от второй женщины. Та повторяет ее движение.

^ Хеллингер (обращаясь к другой женщине): Прислушайся к своему чувству, такому, как есть.

Заместительница клиентки берет руку другой женщины в свою, гладит ее, словно хочет тем самым привлечь ее внимание. Затем она поворачивается к ней. Но та не реагирует и отворачивается в сторону.

Хеллингер выбирает еще одну заместительницу и ставит в ее поле зрения второй женщины.
Вторая женщина хочет вступить в контакт с третьей и тянется к ее ногам. Но третья женщина отходит назад, пресекая попытку контакта.

Хеллингер просит заместительницу клиентки встать и ставит ее несколько поодаль.

Третья женщина отходит все дальше назад, пока не становится рядом с заместительницей клиентки. Обе смотрят на женщину на полу.

Хеллингер ставит заместительницу клиентки еще дальше, так что женщина на полу и третья женщина остаются одни.

Когда заместительница клиентки хочет отвернуться, Хеллингер поддерживает ее движение и проводит ее еще на шаг вперед.

^ Хеллингер (обращаясь к заместительнице клиентки): Как ты себя сейчас чувствуешь?

Заместительница клиентки: Я чувствую себя хорошо.

Хеллингер (обращаясь к участнице): Тебе это понятно?

Участница: Это меня очень взволновало. Спасибо.

^ Хеллингер (обращаясь к заместителям): Спасибо вам всем.

Обращаясь к группе: Ничего подобного я до сих пор не делал, я имею в виду параллельные движения. Но мы видели, что клиентка была вынуждена замещать кого-то другого.
^ ОБУЧАЮЩИЙ КУРС В БАД НОЙХАЙМЕ, 2003
Другая помощь
Хеллингер: Я рад приветствовать участников нашего обучающего курса. «Обучающий» значит, что мы будем учиться тому, что важно в работе с расстановкой, и тому, что из этого получается. То, чем мы будем здесь заниматься, называется учиться восприятию.

Когда я буду работать с участниками, со случаями из их практики, мы будем вместе выяснять, каково влияние того или иного шага, чтобы вы смогли научиться различать, что помогает, а что нет. Что важно, а что поверхностно. Что ведет нас вперед, а что заставляет двигаться по кругу? Это главное в нашем обучающем курсе.

То есть это не терапевтическая группа — группа, в которой участники работают со своими личными проблемами. Это обучающий курс — учеба для всех. Ваши коллеги, представляющие тот или иной случай, выступают от имени всех остальных. На их примерах мы вместе будем учиться тому, что важно и что поведет нас вперед.

Из собственного опыта мы с вами знаем, насколько глубоки могут быть расстановки, если мы проявляем сдержанность.

Когда мы делаем расстановку семьи, мы можем действовать (что приносит свои плоды) или отступить в сторону. Когда мы отступаем, мы замечаем: вот это важно и только это. И это важное нужно выявить. С него начинается движение души, которое ведет к объединению того, что раньше было разъединено. Как только такое движение проявляется, я прерываю. Я не должен более вмешиваться. Когда душа берет руководство на себя, любая помощь становится излишней.
Это принципиально иной вид помощи. То есть мы не ищем решения, но мы ищем решающее движение. Если такое движение началось, мы можем спокойно предоставить клиента его собственной душе.

Итак, начнем и посмотрим, что у нас получится.
«Круг»
Хеллжгер: Сейчас мы проведем круг. Большинство из вас знает, что такое круг. Круг можно успешно применять в небольших группах (20-30 человек).

Круг—это значит, что мы идем по кругу от одного к другому. Каждый может озвучить свою проблему, случай из своей практики. Во время круга никто не имеет право вмешиваться. Случаи не обсуждаются. Никто не имеет право высказывать своего мнения, чтобы тот, кто описывает свой случай, не попал под влияние упреков или похвалы. Ни то ни другое. Тогда мы сможем воспринимать каждый случай непосредственно и работать с ним. Такой подход требует от всей группы соблюдения строгой дисциплины. Если круг прошел успешно, это является показателем того, что индивидуальности каждого участника отдано должное уважение, что никто из коллег не пытался загнать его в рамки определенной схемы. Поэтому я как ведущий пресекаю любые возможные дискуссии.

В этом отличие нашей группы от динамических групп и других терапевтических групп. Здесь каждый за себя. И потому, что каждый за себя, все вместе получают больше, чем когда все вместе пытаются действовать в одном и том же направлении.

Итак, начнем.
«Теперь я рада, что больна»
Участница: Речь идет о клиентке, которая страдает тяжелым поражением мышц. В последние полгода болезнь сильно прогрессирует. Начиная от талии, она...

^ Хеллингер (прерывает ее): Нам не нужно знать больше. Для работы нам достаточно того, что ты сказала. Что ты хочешь сделать?

Участница: Я бы хотела увидеть следующий шаг. Хеллингер: Что будет следующим шагом? ^ Участница (вздыхает): Я не знаю.

Хеллингер (обращаясь к группе): При таком заболевании его достаточно назвать, чтобы можно было начать работать. Что мы можем сделать, это поставить клиентку и ее болезнь друг напротив друга. Тогда мы увидим, какова функция болезни и существует ли решение.

Участница: Можно мне кое-что добавить?

Хеллингер (обращаясь к группе): Она спросила, можно ли что-то дополнить. Что произойдет с энергией, если она это сделает? Энергия увеличится или уменьшится? В таких случаях я полностью полагаюсь на то, что выявится, мне не нужно знать больше.

^ Обращаясь к участнице: Хорошо?

Та кивает.
Хеллингер: Как ты чувствуешь, эта болезнь мужчина или женщина?

Участница: Женщина.

Хеллингер выбирает заместительниц для болезни и клиентки и ставит их друг напротив друга.
^ Хеллингер (обращаясь к группе): Это не семейная расстановка, но она выросла из семейной расстановки. Я готовлю сцену для того, что произойдет. Я ставлю их лицом к лицу, и этого вполне достаточно.

Клиентка раскачивается назад-вперед и смотрит на пол. Через некоторое время Хеллингер просит еще одну женщину лечь спиной на пол перед клиенткой. Клиентка отходит немного назад и отворачивается.
^ Хеллингер (обращаясь к группе): Что здесь происходит? Клиентка посмотрела на пол. Я положил туда еще одну женшину. Теперь она смотрит в сторону. Это движение к бегству. Здесь помощник должен вмешаться, он должен пресечь движение к бегству.

Хеллингер поворачивает клиентку к умершей. Клиентка смотрит на пол, качает головой и медленно отходит назад. Она тяжело дышит.
^ Хеллингер (обращаясь к группе): Скажи умершей: «Теперь я рада, что больна».

Клиентка: Теперь я рада, что больна.

Хеллингер: Что ты при этом чувствуешь?

Клиентка: Неподвижность, особенно в коленях. Я хочу расслабиться, но у меня не получается. Оцепенение.

Хеллингер: Скажи это еще раз: «Теперь я рада, что больна». Смотри на нее.

Клиентка: Теперь я рада, что больна.

Через некоторое время клиентка начинает вытирать слезы.
Хеллингер: Теперь я могу прервать.

Обращаясь к участнице: Ты можешь что-то сделать? Ты ничего не можешь сделать.

^ Участница (очень взволнованно): Я вижу, это так. Хеллингер: Именно.

Хеллингер просит участницу встать и ставит напротив нее заместительницу судьбы.
Хеллингер (обращаясь к участнице): Склонись слегка перед судьбой.

Участница слегка склоняется перед судьбой и остается длительное время в поклоне. Затем она кивает головой и выпрямляется. Она тяжело вздыхает.
Хеллингер: Хорошо? Участница кивает.
Хеллингер (обращаясь к группе через некоторое время): Вы замечаете, что у нее прибавилось сил, поскольку она пришла в гармонию с судьбой клиентки?

Участница: У меня ладони стали совсем теплые. Хеллингер: Многие помощники, которые прошли обучение, подобное нашему, считают, что они должны изменить судьбу клиента. Тогда они начинают спешить и становятся на позицию сострадания по отношению к клиенту.

Что делает с нами сострадание? Кто сострадает, тот винит судьбу, винит Бога, как бы благи его намерения ни были. Какое высокомерие! Сострадание — это высокомерие. Оставить сострадание, склониться перед происходящим — какую силу это может дать твоей собственной душе и, конечно, душе клиента.

^ Хеллингер (обращаясь к участнице): Если ты встанешь на такую позицию, ты будешь совершенно спокойна. Ты можешь сделать с ней такое упражнение: попроси ее склониться перед судьбой и не контролируй результат. Но в ее случае имеет место личная вина.

^ Хеллингер (обращаясь к группе): Ее движение показало, что имеет место личная вина. Не давайте себя отвлекать от главного. В этом случае, возможно, и болезнь обоснована. Этого мы не знаем. Соглашаясь с болезнью, она сохраняет свое достоинство. У меня сложилось совершенно ясное впечатление: здесь имеет место искупление личной вины. Тут нельзя вмешиваться.
Искупление
Я бы хотел сказать несколько слов об искуплении. На кого смотрит искупающий вину? Мы только что это видели. Или иначе: на кого он не смотрит?

Искупление — это попытка освободиться от собственного груза. Кто искупает вину, тот смотрит на самого себя. Искупление — это плата за что-то, за какую-то вину. Но взгляд виновного направлен в сторону от того, кому он причинил вред. Каяться можно, только если смотреть в сторону от жертвы, в широком смысле.

Какими должны быть действия помощника в таком случае? Он должен повернуть виновного лицом к тому, перед кем он провинился. Тогда вы увидите, что произойдет. Готов ли клиент пройти по этому пути? Хватит ли у него на это сил? Если он пойдет по этому пути и посмотрит на того, перед кем провинился, изменится ли что-нибудь, придет ли в движение? Иначе ничего произойти не может. Иначе все останется, как есть. Если ничего не меняется, нужно остановиться. Тогда это станет серьезным.
Любовь, которая больше
Истинный порядок помощи содержит в себе конфликт. В традиционной психотерапии, разработанной Фрейдом, укрепилась определенная модель помощи. Наша работа ставит такую модель под вопрос, причем в ее основании. Это неизбежно ведет к конфликту. Многие расстановщики являются последователями традиционной психотерапии и остаются заложниками ее устоев. Они зачастую не в состоянии двигаться вперед в своем развитии и остаются на определенном уровне. Некоторые считают себя вправе критиковать нашу работу или мой метод, поскольку он противоречит тому, чему их учили.

Традиционная психотерапия предполагает, что клиент приходит к психотерапевту и говорит, что он болен или нуждается в чем-то. Что происходит в этот момент? Происходит перенос на терапевта, аналогично переносу от ребенка к его родителям. Что тогда происходит с психотерапевтом? Происходит контрперенос, терапевт начинает замещать для клиента его мать или отца, как для ребенка. Очень часто клиент в таком случае ожидает, что сможет наверстать то, чего не получил в детстве, что в лице терапевта он найдет лучшую мать или лучшего отца. Некоторые терапевты идут на это и действительно чувствуют себя так, будто они лучшие матери или отцы для своих клиентов.

Только подумайте, что происходит в их душах. Что происходит в душе клиента и в душе терапевта? Может ли такая терапия быть успешной? Она обречена на провал. Между терапевтом и клиентом возникает связь, причем эта связь неразрывна. Лишь немногим клиентам удается сказать: «Хватит». Зачастую при этом они испытывают некоторую злость, потому что результаты оказываются слишком малы. Но именно это означает рост. Злость — это признание несбыточности детских надежд клиента. Прощаясь с детскими надеждами, клиент становится самостоятельным и взрослеет.

В процессе переноса и контрпереноса возникают так называемые терапевтические отношения. Что это такое? Это отношения «родители — ребенок» и ничто иное.

Маленькие дети могут получить от родителей все что угодно. И родители дают своим детям все, что могут, с любовью. Но когда дети вырастают и продолжают требовать от родителей то, что требовали маленькими, родители отказывают им. Тогда дети злятся и так становятся самостоятельными.

Позднее они идут к психотерапевтам и пытаются повторить старый трюк. И когда же они станут самостоятельными? Когда терапевт сорвет их планы. Он должен поступить так же, как и родители, чтобы прекратить терапевтические отношения.

Что происходит с терапевтом, когда он поддается переносу «родители — ребенок»? Он становится бессилен что-либо сделать. Находясь в позиции превосходства, он не в состоянии расти. И то, что он может предложить, как правило, несерьезно, слишком несерьезно. Это можно иногда наблюдать и в группе. Когда я поработал с кем-то и работа оказалась очень волнующей, часто после к нему подходят другие члены группы с выражением участия, будто они лучшие терапевты. И они чувствуют себя большими. Но что при этом происходит в душе? В этот момент они превращают клиента в ребенка и отнимают у него силу. Итак, понимание того, что самая опасная помощь — это помощь в условиях переноса «родители — ребенок», — это революционное понимание.

В случае помощи, как я ее представляю, необходимо строго препятствовать тому, чтобы клиент занимал позицию ребенка. Например, когда клиент говорит: «Я так плохо себя чувствую». Тот, кто жалуется, не хочет действовать. В таком случае любое утешение клиента — это оправдание его бездействия. Он просто оправдывает собственное бездействие. Наибольшей любовью здесь будет — хотя это часто воспринимается как жестокость — оставаться со своей силой, быть ясным, обращаться с клиентом как со взрослым. Такая любовь требует большего как от терапевта, так и от клиента.
Внимание
В этой связи я бы хотел сказать кое-что еще. Я веду себя очень сдержанно, потому что я уважаю поле. Если кто-нибудь подходит ко мне во время перерыва и говорит: «У меня есть вопрос», что он делает с моей душой? Я погружаюсь в работу целиком и мне необходимо поддерживать концентрацию. Когда меня отвлекают вопросами из любопытства, я отклоняю такие вопросы. Я обязан это делать в своих интересах и в интересах нашей общей работы.
Вина
Участник: Речь идет о женщине 30 лет, которую раздирают глубокие религиозные противоречия, беспокоят повторяющиеся ночные кошмары, и она наносит себе повреждения, вырывая волосы.

Хеллингер: Какую религию она исповедует?

Участник: Она евангелистка.

Хеллингер: С кого я начну расстановку? Ты ничего не говори, это будет проверкой для всех. Что будем делать?
Хеллингер выбирает заместительницу для клиентки и ставит напротив нее мужчину.
^ Хеллингер (обращаясь к этому мужчине): Ты будешь Иисусом.

Клиентка покачивается и как будто падает назад. Она отступает назад, в то время как Иисус протягивает к ней руки приглашающим жестом. Затем она начинает смотреть на пол и сжимает кулаки.
^ Хеллингер (обращаясь к клиентке): Скажи ему: «Я распну тебя на кресте».

Клиентка (агрессивно, выражение ее лица также агрессивно, она сжимает кулаки): Я распну тебя на кресте.

Она смотрит на свои кулаки, расслабляет ладони, наклоняется вперед, становится на колени, склоняется низко до пола, закрывает лицо руками и жалобно стонет.

Хеллингер просит одну из женщин-участниц лечь перед клиенткой на пол на спину. Заместитель Иисуса опускает руки.

Клиентка выпрямляется, садится на пятки, глубоко дышит. Снова склоняется до пола и всхлипывает. Хеллингер просит заместителя Иисуса сесть на свое место.
^ Хеллингер (обращаясь к участнику): Понятно? Участник: Нет.

Хеллингер: Умерший — это ребенок. Участник: Сестра.

Хеллингер: Я не знаю, кто это. То, что ты сказал, это интерпретация. Будь осторожен. Она испытывает чувство вины. Я думаю, на этом закончим. Хорошо? Участник: Спасибо.

^ Хеллингер (обращаясь к участнику): Когда мы видим такое, у нас возникает потребность это зафиксировать. Но тогда мы теряем связь с душой, тогда все идет от головы. Нужно оставить увиденное как есть, таким, как оно проявилось. В данном случае было совершенно очевидно, что клиентка демонстрировала энергию убийцы и что она чувствовала себя виноватой. Большего тебе знать не надо. Тебе не нужно ничего больше спрашивать. Тогда у тебя будет другая сила, когда ты с ней встретишься.

Другая семейная расстановка

Участник: У меня вопрос относительно метода, которым ты сейчас работаешь. Я обратил внимание, что сегодня все расстановки ты начинал с того, что ставил только двух человек, причем друг напротив друга. Это потому, что клиент не присутствует или ты работаешь так же, когда клиент в группе? То есть это потому, что это супервизия, или ты всегда так работаешь?

Хеллингер: Да, я так работаю.

Участник: Ты не мог бы сказать несколько слов о том, как возникло это изменение, что ты больше не ставишь нескольких участников одного за другим, то есть речь не идет о том, чтобы создать определенное поле, как я раньше это понимал, а речь идет об энергии, которая проявляется, несмотря на то, что ты в основном ставишь только двоих?

Хеллингер: С течением времени мне стало ясно, что восприятие заместителей является непосредственным и выходит за рамки того, что мы понимаем под теорией или гипотезой. На такое восприятие можно положиться, если заместители собраны. Сыграть это невозможно. Тогда неважно, с кого ты начнешь, если только ты не начинаешь с самого клиента, потому что это лежит на поверхности. То есть ты смотришь не на систему, ты смотришь на энергию, которая проявляется. Ты можешь ставить заместителей, куда хочешь, это не играет роли. Заместитель покажет тебе, что происходит внутри него. Иногда это связано с его отношениями с кем-то, тогда можешь поставить кого-то еще.

Я редко начинаю более чем с двух лиц, чаще даже с одного, например самого клиента. Если он в достаточной степени собран, он сделает это хорошо. Если он оказывает сопротивление, испытывает страх, тогда я приглашаю заместителя. По тому, что происходит с ним, ты увидишь, каков следующий шаг, например кого нужно поставить следующим, поставить напротив.

То есть то, что происходит здесь, это не семейная расстановка. Это такая расстановка, в которой показывается энергия, которая течет от одного участника к другому. В этой расстановке шаг за шагом становится ясно, нужно ли поставить кого-то еще.

Ты тоже включен в процесс как помощник. Ты непосредственно воспринимаешь, что происходит и что нужно сделать в качестве следующего шага. Мне в таких случаях часто даже слышится фраза, которая должна быть произнесена. Эта фраза иногда необычна, как, например, фраза, произнесенная в прошлой расстановке. Такая фраза не могла быть выведена ни из какой теории, никогда. В этой расстановке стало понятно, что энергия убийцы (а это была очень мощная энергия) не имеет ничего общего с религией, что за всем этим стоит нечто личное.

Как помощник ты не можешь работать с ней дальше. Если бы ты попытался помочь этой женщине (если бы она была здесь) найти решение, то сила того, что показалось, была бы потеряна. В любом случае процесс, который клиенту необходимо пройти, будет длиться очень долго. Если ты стремишься найти решение, то тебе кажется, что ты можешь сократить этот путь. Но ты только даешь импульс к началу движения. Остальное будет происходить само по себе.

И еще кое-что необходимо учитывать. Движение души очень медленно. Нужно дать ей время. В процессе совершения этого движения происходит исцеление. Поэтому не нужно спрашивать себя, что еще можно сделать. Нужно ввести клиента в это движение. Когда это сделано, можно прервать. Если бы клиентка была здесь, я бы сделал прерывание в том же месте, ничего не говоря и ничего не спрашивая.

Участник: Это значит, что ты больше не расставляешь образ-решение.

Хеллингер: Именно так. Я привожу нечто в движение и этого достаточно. Эта работа не является «ориентированной на решение». Она ориентирована на движение. Если движение началось, этого достаточно. Это и есть рост. Рост — это длительный процесс и это движение. Любой рост — это движение. Если в процессе нашей работы мы увидим движение, этого достаточно.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   22

Похожие:

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconВ. Г. Богин (г. Зеленоград), психотерапевт Н. В. Жутикова (г. Новосибирск)
Адресованная в первую очередь классному руководителю, книга может быть полезной также студентам пединститутов, родителям и другим...

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconКнига адресована в первую очередь профессионалам, работающим в сфере...
Автор книги предлагает читателю набор приемов убеждения и подробно объясняет, как их следует использовать

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconКнига адресована в первую очередь профессионалам, работающим в сфере...
Автор книги предлагает читателю набор приемов убеждения и подробно объясняет, как их следует использовать

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconКнига адресована также врачам, агрономам и педагогам, бизнесменам,...
Эта книга адресована людям всех возрастов, всех национальностей, любой специальности, социального и политического статуса. Она написана...

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconПредисловие к русскому изданию книга
Книга адресована всем, кто заинтересован в разоблачении лжи: политикам и бизнесменам, врачам и юристам, психологам, педагогам, менеджерам,...

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconПредисловие к русскому изданию книга
Книга адресована всем, кто заинтересован в разоблачении лжи: политикам и бизнесменам, врачам и юристам, психологам, педагогам, менеджерам,...

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconАндрей Сергеевич Парабеллум
В книге представлены готовые алгоритмы и схемы работы, которые ускоряют и облегчают внедрение новых приемов. Ознакомившись с изданием,...

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconЗакон детской республики стд «О выборах Президента и Правительства детской республики»
Предлагаемая брошюра адресована в первую очередь современным лидерам детского самоуправления, классным руководителям, заместителям...

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconАзимов
Данный материал предназначен, в первую очередь, для людей, кто по роду своей деятельности продает, ведет переговоры

Книга адресована в первую очередь тем, кто в силу своей профессии призван помогать другим людям: врачам, психотерапевтам, сотрудникам различных социальных учреждений, учителям, священникам, консультантам. Но «помощь» iconАзимов
Данный материал предназначен, в первую очередь, для людей, кто по роду своей деятельности продает, ведет переговоры

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов