Лекция 9 тринитарные основания иконопочитания предвечный образ ап. Павел сказал об Иисусе Христе: «Он есть образ Бога невидимого»




Скачать 306.19 Kb.
НазваниеЛекция 9 тринитарные основания иконопочитания предвечный образ ап. Павел сказал об Иисусе Христе: «Он есть образ Бога невидимого»
страница1/3
Дата публикации23.02.2014
Размер306.19 Kb.
ТипЛекция
zadocs.ru > Философия > Лекция
  1   2   3
ЛЕКЦИЯ 9

ТРИНИТАРНЫЕ ОСНОВАНИЯ ИКОНОПОЧИТАНИЯ
ПРЕДВЕЧНЫЙ ОБРАЗ

Ап. Павел сказал об Иисусе Христе: «Он есть образ Бога невидимого» (Кол 1, 15). Сам Христос говорил Филиппу: «Видевший Меня видел Отца» (Ин 14, 9). В Боге-Сыне нам становится виден Бог-Отец, ибо «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин 1, 18).

Сын, следовательно, есть образ Отца. Но как соотнести это суждение Нового Завета с образом Христа, с иконой Христа? На первый взгляд, речь как будто идет о двух совершенно разных вещах. Но в действительности они тесно связаны друг с другом; во всяком случае, так были убеждены люди времени, интересующего нас, — как сторонники, так и противники иконопочитания. Вот какие доводы приводили, например, его противники: невозможно нарисовать образ Христа, поскольку это означало бы, что мы покушаемся описать и понять Божественность Христа. Доводы сторонников иконопочитания: если Слово действительно стало плотию и обитало с нами (Ин 1, 18), то это означает, что Бог-Слово стал доступен «описанию» и осязаем, так что Предвечное Слово может быть представлено в изображении.

Эта драматическая проблема рассматривалась в период иконоборческих споров VIII-IХ вв. (726-843 гг.), причем спорили о смысле и возможности передачи, представления Божественного естества средствами человеческого искусства. Но прежде чем обратиться к подробностям этого спора, рассмотрим сначала богословские основания проблемы. Глубочайшее и конечное основание любого образа и изображения христианское богословие находит в Пресвятой Троице: Бог, первоисточник и первопричина всего, имеет во всем совершенный образ Самого Себя, а именно: в Сыне, в Предвечном Слове. Наши начальные шаги, поэтому, послужат освещению этого внутрибожественного образа как ПЕРВООБРАЗА ЛЮБОЙ ОБРАЗНОСТИ. Пусть нам при этом путь укажут отцы Церкви IV в., непревзойденные знатоки тринитарного богословия. Ко второму этапу приступим, когда станем размышлять и рассматривать вочеловечение Предвечного Слова, ибо Бог-Сын и по воплощении представляет собой совершенный образ Бога-Отца, насколько человеческий лик может быть совершенным образом Божиим. И лишь когда мы хотя бы в приближении познакомимся с указанными характеристиками образности, во всей полноте встанет вопрос о «святых изображениях», о художественном постижении непостижимой тайны.
^ ОБРАЗ В СИСТЕМЕ АРИЯ

Начнем рассмотрение тринитарных оснований богословия иконы со времени арианского кризиса. Как слова Св. Писания, процитированные нами выше, были истолкованы Арием (ск. в 336 г.), пресвитером из Александрии?

Основой и средоточием его теории стало речение Св. Писания: «Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть». В своем изложении веры Арий исповедует «единого Бога, единственного несотворенного, единственного предвечного, единственного беспричинного, единственного истинного, единственного бессмертного». Поскольку Бог — Един, то, по его мнению, должно быть устранено все, угрожающее Его единственности. Бог Ария — это один, одинокий Бог, «единственный Мудрый, единственный Благой, единственный Всемогущий». Никто и ничто не может иметь с Ним сходства: «Он единственный не имеет никого похожего на Себя, никого, кто был бы Ему подобен или равен по чести». Нет никого рядом с богом Ария, в том числе Сына Божия!

Все прочие суждения проистекают из данного основного принципа. В таком случае, какое значение может иметь для Ария высказывание ап. Павла о том, что Христос — это «образ_Бога невидимого»? Поскольку Бог — абсолютно единствен и один, нет никого сходного с Ним. Сын мог бы быть Его образом только при условии превосхождения этого радикального несходства.

В контексте радикального противопоставления Бога-Отца и Бога-Слова составлен также единственный известный текст Ария, в котором упоминается об образе: Знай, что Монада (всегда) существовала, а Диада (двуединство) не существовала, пока не начала быть. Пока еще нет Сына, и Бог не есть Отец. Прежде не было Сына (ибо Он получил бытие благодаря воле Отца); Он есть единственный возникший Бог, и каждый из обоих чужд другому... Поэтому Он распознается благодаря бесчисленным именованиям — таким как дух, всемогущество, премудрость, сияние Божие, истина, образ, Логос.

Арий понимает наименование «образ Божий» как один из даров, воспринятых Сыном от Отца, когда Тот Его сотворил. Сын может быть образом Божиим лишь в ограниченной мере своей собственной тварности. Поскольку Сын не в состоянии «познать Отца, каков Он в себе самом (ибо «Сыну неизвестна даже собственная сущность»), Он уж тем более не может сделать видимым Отца, быть его совершенным образом. Поэтому же не бывает и совершенного богооткровения Сына. Он не может открыть больше, чем Он сам, а именно: что Он — сотворен. Бог Ария заперт в непроницаемом одиночестве, и Отец неспособен полно сообщить о своем естестве даже своему Сыну.

Как все сказанное соотносится с проблемой христианского изобразительного искусства?

1. Ибо арианство разрушает не только христианское видение Бога, но также и достоинство» творения. Последнее является для Ария не прямым делом Божиим, а продуктом тварной «промежуточной инстанции» — Сына. При таком понимании творение не способно дать весть о Творце. Это тем более невозможно, поскольку Бог творит мир при посредстве Слова, не подобного Богу по естеству.

2. Связь между иконоборчеством и арианством: если творение не имеет открытости по отношению к Богу-Творцу, то и искусство не в состоянии представлять Нетварно-Божественное в сфере тварного; а если Сын не может быть совершенным образом, полнейшим откровением Отца, то под корень подсекается возможность христианского изобразительного искусства. Ибо христианское искусство, с точки зрения иконопочитателей, покоится на принципе, что Христос есть «образ Бога невидимого».
^ СВ. АФАНАСИЙ: СЛОВО КАК ЕДИНОСУЩНЫЙ ОБРАЗ

Учение Ария претендовало быть разумным и когерентным (внутренне цельным). Соответственно, Афанасий стремился доказать, что христианская вера, хотя и превосходит разум, все же в конечном итоге лучше соответствует разуму, чем умственные спекуляции пресвитера Ария.

Св. Афанасий — это великая фигура богословского углубления Никейского Символа веры. Обладая тонким чутьем на экзистенциональное, существенное для искупления содержание христианского исповедания веры, он обнажил все слабости умственных спекуляций Ария. Так, Афанасий смог показать, что в основе взглядов Ария лежит принципиально неправильное толкование трансцендентности Божией. По его мнению, чтобы приблизиться к ней, «необходимо превзойти чисто человеческие категории». В Св. Писании свидетельствуется, что Христос — это «Единородный Сын» Бога-Отца (Ин 1; 14, 18); но если мы хотим понять, что именно здесь означает слово рождать, то следует присмотреться к Тому, к Кому применено это слово: ясно, что Бог не рождает так, как рождают люди, но рождает как Бог. Ибо не Бог подражает людям, а, напротив, по Богу, Который в подлинном смысле и единственно истинно есть Отец Своего Сына, и сами люди называют себя отцами своих детей; поскольку по Нему «именуется всякое отечество (т.е. отцовство) на небесах и на земле» (Еф. 3, 15).

Называть Бога «Отцом» не означает высказывать о Нем нечто случайное (может быть, а может, и нет), как такое имеет место у людей. Бог есть Отец, Он есть единственный, кто по истине является Отцом. Совсем иначе рассуждает Арий, для которого Бог становится Отцом лишь вследствие сотворения Сына; для Ария «Отец» не может быть подлинным именем Божиим.

У Афанасия понимание трансцендентности — совсем Другое. Если Бог есть Отец, тогда Он есть Предвечный Отец, а Сын столь же предвечно является Ему Сыном. Итак, следовательно, мы должны рассматривать свойства Отца, чтобы также познать об образе, принадлежит ли он Ему. Отец — предвечен, бессмертен, силен, свет, царь, всемогущий, Бог, Господь, Творец и Создатель образов. Все это должно присутствовать и в образе, чтобы тот, кто видел Сына, по истине видел и Отца (ср. Ин. 14, 9). Когда такого нет, — а, как считают ариане, Сын, не будучи предвечным, был сотворен, — то в Сыне нет истинного образа Отца, если только не допустить (как ариане бесстыдно утверждают), что выбранное для Сына наименование «образ» есть не обозначение единосущия, а всего лишь (внешний) речевой оборот.

«Бесстыдное» утверждение ариан, что наименование Христа «образом» Божиим будто бы служит доказательством, что Христос менее, чем Бог, есть не что иное, как греко-эллинистическое понимание образа, — а в нем образ, конечно, есть нечто меньшее по сравнению с изображаемой моделью. Арианский Логос Божий — это образ Божий в том смысле, в каком греческая философия мыслила об образе, а именно: он есть отражение, слабое подражание недостижимому первообразу. Поскольку образ принадлежит к изменяемому миру видимого, он будто бы никак не может уловить всей полноты своего простого, неизменяемого первообраза.

В понимании Афанасия, напротив, говорится о парадоксе СОВЕРШЕННОГО ОБРАЗА, такого образа, в котором нет никаких утрат от совершенства первообраза, — Бог имеет образ Себя Самого, который равен Ему во всем — и по чести и по естеству. Таков для Афанасия конкретный смысл слов Иисуса Христа: «Я и Отец одно» (Ин. 10, 30) и «Все, что имеет Отец, есть Мое» (Ин. 16, 15). Он, действительно, по истине есть Сын во Отце, как можно понять, поскольку все бытие Сына свойственно субстанции Отца, как сияние от света, а река от истока, так что кто видит Сына, тот видит также и то, что свойственно Отцу, и постигает, что бытие Сына есть как от Отца, так и в Отце.

Он, однако, есть также Отец в Сыне, поскольку то, что происходит от Отца и свойственно Ему, есть Сын, как в сиянии солнце, и в слове дух, и в реке источник. Ибо так видит смотрящий на Сына, — видит то, что есть субстанция Отца, и постигает, что Отец есть в Сыне. Между Отцом и Сыном имеется совершенная общность бытия. Сын — «истинный Бог от истинного Бога», Он есть, как говорит Афанасий, «совершеннейший плод Отца -единственный Сын и неизменное, отображение, отпечаток. В христианской вере Сыну Божию приписывается Божественное бытие. Поскольку Он не может принимать лишь какую-то «степень» Божества, по этой причине понятие образа претерпевает у Афанасия глубокую корректировку, чреватую большими последствиями для понимания искусства, а именно:

1. Между Божественным первообразом и Божественным отпечатком более нет нисхождения по бытию. В связи с тринитарным богословием понятие об образе утрачивает всякий оттенок меньшей значимости. Сын есть единосущный образ Отца. Такое парадоксальное понятие образа, единосущного своему первообразу, предполагает, правда, что исключается всякое представление о доле (причастности): Слово не имеет доли в Боге, потому что Оно есть Бог. Отношение между Богом и Словом не есть отношение Единого (в понимании Плотина) к своему первому исхождению. Возражая против такого представления о причастости, Афанасий приводит аргумент из богословия искупления: «Если бы Бог-Слово был Богом и сущностным образом Отца только вследствие причастности, а не сам по себе, то Он_не мог бы обожествлять других, поскольку Сам (через приобретение доли) нуждался бы и в обожествлении».

^ БЛАГОДАРЯ ОТКРОВЕНИЮ ТАЙНЫ ПРЕСВ. ТРОИЦЫ ОТКРЫЛОСЬ НОВОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ОБРАЗА

В арианском же понимании этого нового измерения нет. Отцы Церкви сами отчетливо сознавали, что тринитарное понимание образа взрывает любое понимание образа, какое только возможно в тварной сфере. Эту мысль ясно изложил св. Григорий Назианзин: «Его называют образом, поскольку Он единосущен (Отцу) и от (Отца) происходит, тогда как Отец не происходит от Него. Действительно, в природе любого образа заложено, что он является отпечатком первообраза, по которому и получает наименование, но здесь нечто большее. В обычном случае это неодушевленный (образ) одушевленного существа, а здесь это живой (образ) живого существа, более подобный, чем подобен Сиф Адаму или сотворенный своему Творцу. Посему действительно не природа простых вещей, которые в одном подобны, а в другом нет, а целое есть отпечаток целого, лучше сказать: ЭТО — ТО ЖЕ САМОЕ, А НЕ ЖАЛКАЯ КОПИЯ».

Понятие образа — аналогично. Одинаково применять его как к Богу, так и к тварной сфере, не подчеркивая при этом различий между ними, — недопустимо. В сфере тварного несхожесть между образом и моделью всегда больше, чем сходство. В абсолютно простом естестве Божием образ и первообраз совершенно едины. Чтобы разъяснить это пребывание друг во друге Отца и Сына, Афанасий прибегает к сравнению, к которому впоследствии часто обращались и в иконоборческих спорах: «Видевший Сына видел и Отца, ...это можно легко понять и разъяснить на примере царского портрета. На портрете мы видим фигуру и черты царя, и в самом царе усматривается изображенная на картине фигура. Ибо портрет царя — полное сходство, так что кто рассматривает портрет, видит на нем царя, а кто видит самого царя, то замечает, что он и на картине. Поскольку наличествует полное сходство, то портрет мог бы так ответствовать тому, кто по рассмотрении картины хотел бы еще видеть самого царя: «Я и царь — одно; ибо я в нем и он во мне, и что ты видишь во мне, то видишь и в нем, и что ты видел в нем, то видишь и во мне». Кто, следовательно, отдает почесть картине, тот в ней почитает и царя, потому что это его фигура и показаны его черты».

Афанасий имеет в виду старый обычай, сохранявшийся — с известными поправками — также и в христианской империи: портрету нового царя отдавалась честь, как если бы он сам присутствовал на месте. Точкой сравнения здесь является не очевидное различие по сущности между живой личностью царя и неодушевленным веществом картины, но сходство между ними. Сторонники иконопочитания станут в дальнейшем употреблять это сравнение в подходящем для них смысле. Афанасию же это сравнение послужило доказательством единства Божественного естества при различии лиц-ипостасей.

Вклад Афанасия в основания богословия икон представляется чрезвычайно существенным: отстаивая вопреки арианам парадоксальное понятие совершенного и единосущного образа Отца, он держался, в отличие от иной греческой интерпретации образа, представления о полной реальности Богооткровения. Только если Сын есть совершенный образ Отца, ни в чем не нарушающий пресветлой силы первообраза, Он и может (без искажений и умаления) открывать нам Отца. Лишь в таком случае Сын есть полное откровение Отца, лишь тогда Он позволяет беспрепятственно приступать к Отцу. Здесь мы прикасаемся к последнему основанию богословия икон: Бог обладает совершенной иконой Себя Самого. Христос, который и в бытии человеком оставался Сыном, позволяет непосредственно приступать ко Отцу. Этим доказывается правомерность христианского искусства. Действительно, во время борьбы с арианством были впервые написаны и большие изображения Вседержителя: если Божественность Христа закреплена в вероучении, то искусство может отважиться выражать Его Образ как совершенный образ Отца.
^ РАЗВИТИЕ ТРИНИТАРНОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ И ПОНЯТИЕ ОБРАЗА У «ВЕЛИКИХ КАППОДОКИЙЦЕВ». НА ПУТИ К НОВОМУ ПОНИМАНИЮ ЛИЦА-ИПОСТАСИ

Св. Афанасий Великий является великим учителем единосущия Бога-Сына и Бога-Отца. Но интенсивное подчеркивание Афанасием единства сущности — не привело ли оно к приуменьшению различия между лицами Пресв. Троицы? А такой упрек — упрек несправедливый — иногда ему бросали. Опасность ошибки, однако, действительно существовала. Уже в III в. Савелий и другие богословы предпринимали попытки сохранить единство Божие таким путем, что они объявляли Отца, Сына и Св. Духа не различными лицами-ипостасями, а разными способами явления единого Бога (таков модализм или савелианизм). На самом деле: слишком заметно отклонение от известного из реальной истории Божественного откровения, — ведь в нем Христос выступает как Ипостась, отличная от Бога-Отца. Так как же перед лицом мыслящего разума оправдать реальное различие Божественных лиц, не разрушая при этом единосущия и не впадая в учение о троебожии?

Отцы Церкви IV в., великие учители тринитарного богословия, прекрасно знали, что триединство Бога — это тайна, наивысшая несказаемая тайна. Но из этого для них не следовало, что необходимо отбросить все попытки разумного приближения к ней. К числу великих деяний в истории человеческого духа принадлежат достижения богословия IV в., когда в свете богооткровенной тайны человеческая мысль возвысилась до новых прозрений, до нового измерения. Чтобы получить возможность говорить о новом в откровении, потребовался новый понятийный инструментарий, и тогда были созданы заново или наполнены новым содержанием те понятия, которые ныне являются общим достоянием и разумеются сами собой. И самым значительным из плодов духа, рожденных богословием, является понятие Лица (Ипостаси).

  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Лекция 9 тринитарные основания иконопочитания предвечный образ ап. Павел сказал об Иисусе Христе: «Он есть образ Бога невидимого» iconИгнатий Богоносец, св. Послание к ефесянам Игнатий Богоносец достоблаженной...
Ефесской в Азии, благословенной в полноте величия Бога Отца, прежде век предназначенной быть, в вечную и неизменную славу, всегда...

Лекция 9 тринитарные основания иконопочитания предвечный образ ап. Павел сказал об Иисусе Христе: «Он есть образ Бога невидимого» icon"тень будущих благ". События Священной истории иконичны в своих пророческих прообразах
Первым же иконописцем был сам Бог. Его Сын "образ ипостаси Его" (Евр. 1, 3). Предупреждение о неизобразимости Бога естественно не...

Лекция 9 тринитарные основания иконопочитания предвечный образ ап. Павел сказал об Иисусе Христе: «Он есть образ Бога невидимого» icon1. Значение слова «образ». Образ как эстетич категория. Свойства и его отл-е от понятия
Худ образ – категория эстетики, характеризующая рез-т осмысления атвором (художником) какого-либо явл-я, процесса свойственными тому...

Лекция 9 тринитарные основания иконопочитания предвечный образ ап. Павел сказал об Иисусе Христе: «Он есть образ Бога невидимого» iconЛекция «Медиасистемы транзитивных демократий»
Лекция кандидата философских наук Оксаны Штайн: Образ религии в теории постмодернизма 17. 04. 13 (среда) в 19: 00

Лекция 9 тринитарные основания иконопочитания предвечный образ ап. Павел сказал об Иисусе Христе: «Он есть образ Бога невидимого» iconЧ. Г. Сперджен Придите, дети о воспитании детей
Паси агнцев Моих это призыв ко всем нам. Это поручение дано служителю и всем, кто хоть немного познал Бога. Подумайте об этом и позаботьтесь...

Лекция 9 тринитарные основания иконопочитания предвечный образ ап. Павел сказал об Иисусе Христе: «Он есть образ Бога невидимого» iconСегодняшней статьи
Здоровый Образ Жизни (зож) – образ жизни отдельного человека с целью профилактики болезней и укрепления здоровья

Лекция 9 тринитарные основания иконопочитания предвечный образ ап. Павел сказал об Иисусе Христе: «Он есть образ Бога невидимого» iconУрок 1 Вся власть от Бога Лука 9, Матф. 10 Иисус сказал ученикам...
Лука 9, Матф. 10 – Иисус сказал ученикам идти проповедовать и исцелять больных, а не просить Бога исцелить их. Есть большая разница...

Лекция 9 тринитарные основания иконопочитания предвечный образ ап. Павел сказал об Иисусе Христе: «Он есть образ Бога невидимого» iconОбраз не переводится с русского на другие языки
Расы первые потомки Бога Раса, р-аса, Раза, Ра, Р, из Рая на севере родоначальники богоподобного человечества. От Раса и Расов северная...

Лекция 9 тринитарные основания иконопочитания предвечный образ ап. Павел сказал об Иисусе Христе: «Он есть образ Бога невидимого» iconАлександр Тарасов «Проблемы молодежи»
«Проблемы молодежи»? Нет, образ жизни тяжело больного общества и образ действия преступной власти

Лекция 9 тринитарные основания иконопочитания предвечный образ ап. Павел сказал об Иисусе Христе: «Он есть образ Бога невидимого» icon1. Краткая история развития основных способов сварки давлением 1887...
Процесс образ-я соед-й в тв-ой фазе подразд-ся на три осн-е стадии: 1 образ-е физ-го контакта; 2 активация контактных пов-тей; 3...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов