Миссионер




НазваниеМиссионер
страница14/31
Дата публикации08.12.2013
Размер2.35 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Физика > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   31

Бригада



С утра крапал мелкий ознобный дождик. Электричка жалобно скрипела и еле плелась, сотрясаясь от лязга разболтанных движков. Серо и сыро прижалась к мокрой траве вся намокшая заоконная живность.

Андрей набросил капюшон ветровки на голову и, съёжившись, вышел из вагона на лаково-чёрный асфальт платформы. Ни одного человека не встретил он, пока, прыгая через лужи и заляпываясь жидкой грязью, шёл к объекту.

„Наверно, уютно им, – со вздохом подумал пешеход, – жителям этих притихших домов, сидеть в сухости и тепле у разожжённого камина, в закопчённом нутре которого мирно потрескивают берёзовые дровишки; почитывать скучноватую затрёпанную книжку и гладить шерстяную мордуленцию собаки, лежащей в ногах. А книжка обязательно должна быть немного скучноватой, чтобы, как говаривал Пушкин, можно было отложить её и погрузиться в несуетные размышления, навеянные жёлтыми захватанными страницами. А собака непременно должна быть большой и старой. И печальные умные глаза её преданно ловят блуждающий взгляд хозяина. И никаких звуков в доме, кроме шороха дождя по крыше и листьям, потяжелевшим от налипших капель. Кап-кап...“

Сырость забралась и под крышу строящегося дома. Бугор кивнул Андрею и продолжал шлифовку швов между панелями. Сегодня они сдавали монтажный этап заказчику, по этому поводу все поверхности здания вычищались до ровного матового блеска. Часы показали десять, и тут же шорох рифлёных протекторов джипа возвестил о прибытии хозяина.

Андрей вёл заказчика, источающего улыбчивое барское благодушие, по зданию и сам получал удовольствие от процедуры приёмки-сдачи. Эти трудяги-чистюли продолжали что-то скрести и заклеивать, затирать и шкурить только им заметные шероховатости.

– Вы что тут – пропылесосили всё? – качая головой, удивился заказчик.

– Не только. Мокрую уборку тоже сделали.

– А это не лишнее? – бросил заказчик, достав трубку сотового телефона.

– Под высококачественную отделку – надо.

– Петруша, неси, где ты там? – сказал заказчик в микрофон.

Вошёл детина, положил на стол перед хозяином дипломат и удалился после отмашки хозяйской руки.

– Получи, Андрей, за этап, как договаривались. Молодцы, даже придраться не к чему.

– Спасибо, Владимир Иванович. Завтра придут отделочники. Мы их устроим и с Бугром на недельку отъедем. Не против?

– А зачем, если не секрет? Может, работу искать? Так я вас теперь лет на пять объектами обеспечу.

– Нет, в монастырь зовут. Помочь надо.

– Ну, давай, давай. Ты и на мою помощь можешь рассчитывать.

– Я всё узнаю и расскажу.

– И ещё, – хозяин сделал паузу. – Лично от меня тебе... Спасибо.

– И вам спасибо, Владимир Иванович. Прости, что я с вами как-то... неласково, – улыбнулся Андрей.

После отъезда хозяина Бугор собрал бригаду и раздал деньги. Потом повернулся к Андрею и попросил:

– Расскажи всем про дворец, я пытался пересказать, но что-то подзабыл.

– А! Хорошо. Святой Иоанн Милостивый, патриарх Александрийский, узнал как-то, что некий епископ Троил страдал сребролюбием. Поэтому решил дать ему возможность исправиться. Для этого пригласил его в больницу. Там он предложил Троилу раздать больным милостыню. Тот не хотел выглядеть скупым и раздал золота на целых тридцать фунтов. Сумма по тем временам немалая. Дома Троил почувствовал приступ жадности и стал сильно жалеть о розданных деньгах. Пригласил его Иоанн в гости на трапезу, а Троил отказался, сказался больным. Понял тогда всё патриарх и лично явился к Троилу. Отдал ему потраченные тридцать фунтов и попросил написать своей рукой, что награду свою за проявленную милость он передаёт Иоанну. Написал тот расписку, получил с радостью деньги и после этого успокоился. Патриарх взмолился Богу об исцелении несчастного от тяжкого греха сребролюбия. А ночью Троил во сне был восхищен на небеса. И увидел он дворец красоты неописуемой, весь в золоте и драгоценных каменьях. Но вот появляется перед дворцом Ангел и заменяет начертанное на нём имя Троил на Иоанна, поясняя, что тот выкупил его за тридцать золотых. Заплакал тогда сребролюбец и понял, что он потерял. И где. После этого вразумления Троил стал милостив и щедр.

– Мы тоже решили строить дворец на Небесах. Давайте, мужики, скидывайтесь по тридцатнику золотых.

Бугор первым бросил в дипломат увесистую пачку денег. За ним подходили остальные, и кто сколько бросали деньги. Последний опустил крышку, щелкнул замочком и протянул чемоданчик Андрею.

– Спаси вас Господи!

– Во славу Божию... – нестройно раздалось в ответ.

– Мне здорово повезло, что я с вами работаю. Правда! – задумчиво произнёс Андрей.

– Чего там... нам тоже с тобой повезло. Молись за нас. Как на Руси говорили, не стоит село без праведника.

– Не зря всё-таки Бог нас собрал в одну команду, – отозвался Бугор. – Будем работать теперь не для денег, а во славу Господа.

Молчаливые обычно работяги, честно выполняющие свою работу, никогда не ноющие и не требующие денег, может быть, потому и имеющие их, они сейчас говорили скованно, потупив глаза. Андрей чувствовал к ним большую благодарность и любовь, подошёл к каждому и крепко троекратно расцеловал их в бритые, щетинистые и бородатые щеки. От них пахло потом, но запах этот Андрей почитал выше самых дорогих парфюмов. Их скупые и неловкие, но тем не менее торжественные слова одновременно волновали и успокаивали.

Провожать Андрея до платформы вызвался Гена. Бугор отпустил, но попросил на обратном пути захватить шампанского и фруктов. Они снова пришли в кафе. На этот раз Гена взял себе двести коньяку и сразу у стойки выпил, потом ещё сто и с этим уже сел за столик.

– Гена, ты что, снова запил? Бугор же взял тебя обратно с испытательным сроком. Вышвырнет – погибнешь.

– Сегодня можно. Видишь – сам шампанское заказал. Я тебе что хотел сказать-то... Ты видел, сколько кинул в ящик Алеха?

– А разве за этим кто наблюдаёт?

– А я посмотрел. Все пачку-две, а он три бумажки. Вот жадина!

– У-у-у-у-у, Геннадий Иванович, да с тобой совсем плохо. Каждый отдал, сколько посчитал нужным. И не нам его судить – это дело только совести человека. А вот тебе нужно за собой понаблюдать. Я, например, не уверен, что Бугор для тебя сделает поблажку даже в честь праздника. Я не уверен, что завтра ты не сорвёшься и не начнёшь запой. А вот в чём уверен точно – это в том, что тебе пора на хорошую исповедь. И вот что я тебе предлагаю, Геннадий Иванович. Поезжай-ка ты с нами в монастырь, мы там тебя оставим, будешь им помогать строить. Поживёшь по монастырскому уставу – приведёшь себя в порядок.

К их столику подошла тощая собака с умоляющими глазами. Они молча протянули ей по кусочку пирожка. Собака аккуратно взяла подачку из руки Андрея и мигом проглотила. Гена привстал со своего стула и приблизил пирожок к собачьей морде, но она испуганно отскочила, утробно тявкнула и, озираясь на Гену, спряталась за углом кафе.

– В монастырь, говоришь? Да я не против...

– Боюсь, что у тебя просто выбора нет. Тебя уже развезло. Если Бугор тебя сейчас начнёт гнать – а я в этом уже не сомневаюсь, – то можешь сказать ему, что я предложил тебе ехать с нами в монастырь. Это может спасти тебя от увольнения. А я подтвержу. Хорошо?

– Прости, шеф, у меня в семье неприятности... – опустил он поседевшую голову.

– Гена, я тебе не шеф. У тебя есть Бугор, и я в его кадровые вопросы никогда не лез. А что касается семьи, то назови человека, у кого там нет неприятностей. Может, тебе напомнить мои, или Бугра? Или проблемы того же Алексея, у которого сын на игле сидит? А хочешь, поговори с напарником Лехи – Вадимом. Он тебе такой триллер выдаст – в кино ходить не надо. И никто из них своих проблем спиртным не решает. Ты человек православный, а потому прекрасно знаешь, кто нам эти оправдания подсовывает. Напомнить?

– Не надо, всё понял, – с тихой злостью ответил тот. – Я думал, ты человек!...

– А тебя бы устроило, чтобы я с тобой тут напился, потом пошёл в бригаду, побил Алексея, опозорил бы его перед всеми. А ты при этом – в белом фраке и с лёгким ароматом армянского коньяка из самодовольных уст...

– Ну, уж поговорить со мной можно было...

– Поговорили уже. А для пьяного бреда поищи другого. Мне пора.

Андрей быстрым шагом отправился к платформе, куда уже подходил зелёный поезд. Сел он снова в вагон с мотором, который гремел и сотрясал даже прокуренный воздух. Бросил взгляд за окно и увидел стоящего у двери кафе Геннадия, что-то кричавшего и махавшего рукой. „Всё, пошёл мужик вразнос“ – провибрировало в голове.

На вокзале он нашёл работающий телефон и позвонил на объект. Бугор уже имел беседу с Геннадием и не выгнал его сразу только из-за переданных ему слов Андрея.

– Пусть поработает в монастыре. Там ему пить не дадут, а пользу он принесёт. А потом уже сам решишь: гнать или миловать.

– Ладно, разберусь сам, – жёстко сказал Бугор и повесил трубку.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   31

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов