Миссионер




НазваниеМиссионер
страница8/31
Дата публикации08.12.2013
Размер2.35 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Физика > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   31
^

Гость из прошлого



Дозвониться до Владимира Ивановича удалось только поздно вечером.

– А я собаку свою выгуливал, – объяснил он своё отсутствие.

– Владимир Иванович, Вы Мамеда знаете?

– С вокзала, что ли? Отморозок он. Но кормит кого-то из больших начальников, потому и держится пока. А что он натворил?

– Убил за долги человека, а теперь заставляет его вдову отрабатывать долг проституцией. Из квартиры её выгнал, за долги отобрал.

– Я ж сказал, отморозок! Как девчонку-то зовут?

– Мария.

– Через полчаса перезвоню.

Андрей взял молитвослов и стал читать молитвы перед иконой Богородицы. Снова звякнул телефон. Из трубки раздался хрипловатый басок:

– Ты знаешь, Андрей, не хочет он с ней расставаться. Влюбился, говорит, жениться на ней собрался. Говорит, что она спрятала деньги мужа в кубышку, потому он и заставил её отрабатывать. Я ему предложил выкуп, так он такую сумму назвал, что много пудов потянет. Вот что я понял. Этот душегуб и деньги возьмет, и от девчонки не отстанет. Так что ты её пока припрячь надежно. Мне нужно пару деньков, чтобы его уговорить. Есть кое-какие завязки. Так что будь пока.

Андрей позвонил Елене, узнал, как там устроились его протеже. Елена не скрывала, что она им обрадовалась. Уже отмыла их в ванной и сейчас кормит. Андрей подозвал к телефону Машу и предупредил её, чтобы из дома два дня не выходили. Та всё поняла и обещала сидеть, как мышка.

Снова зазвонил телефон. На этот раз слышно было плохо. Сквозь треск и шорох с трудом долетал знакомый тенор с прибалтийским акцентом:

– Андрей, это ты?

– Я, Гинтас. Ты из машины?

– Да, я сейчас в Голландии, гружу сэконд-хэнд. Слушай меня внимательно! Я хочу, чтобы ты снял в аренду торговую площадь и готовился принять товар.

– Хоти дальше, я не против.

– Эй, ты что, про долг забыл?

– Гинтас, ты же прекрасно знаешь, что долг – это одно, а шантаж – другое. Если бы я тебе хоть два цента задолжал, ты бы из меня их ещё три года назад или вытряс бы, или пристрелил. Разве не так?

– Так, понял! Нужно встретиться.

– Бесполезно. Работать с тобой я не собираюсь. А если приедешь сюда и будешь шуметь, то через полчаса в камере окажешься.

– Нужно встретиться.

– Прощай!

Прибалты три года назад вышли на него через друзей из Саратова. Волжане собирали по селам коровью кожу и продавали через прибалтов в Голландию. Назад везли спиртное и продавали через своих знакомых в Москве и в других крупных городах. Андрей тогда работал в бригаде с „гвардейцами“, но его потянуло на крупные заработки.

Саратовцы ездили на новеньких иномарках, купили квартиры, строили загородные дома. Жена Андрея, узнавшая о заработках друзей, настойчиво "пилила" его и требовала того же. Андрей решил попробовать. Друзья ведь ему предлагали работу, а не просто люди с улицы. Продал Андрей с десяток фур спиртного, заработал первые несколько тысяч долларов, вроде бы дело наладилось. Но вот в один не очень прекрасный день рынок спиртным затоварился. Перед праздником завезли его слишком много, поэтому розничная торговля в какой-то момент сначала снизила цену, потом стала и вовсе отказываться от товара.

Андрей каждый день сообщал Гинтасу о положении на рынке, требовал снизить цену, но тот повел себя странно. Сначала настаивал на договорной цене, потом стал угрожать, а когда Андрей отказался с ним дальше работать и предложил забрать весь товар со складов, под нажимом обстоятельств согласился снизить цену.

Только было уже поздно. Тогда Андрей предложил отвезти товар в Ярославль, откуда ему поступили заявки. Съездил туда, заключил выгодный договор. Гинтасу же сказал, что никаких гарантий, кроме договора, нет. Людей этих он не знает, ярославский Слава хоть и производит впечатление честного человека, но... Так что может понадобиться контроль службы безопасности.

Гинтас потребовал везти срочно и всё отдать на склад в Ярославле, а уж контроль и возможное выколачивание долгов он возьмет на себя. Андрей собрал всё спиртное со своих складов и на четырех фурах отвез в Ярославль. Через две недели оттуда позвонил Слава и сообщил, что цены у них поползли вниз, и просил снизить стоимость. Гинтас снова запретил. Андрей напомнил ему московскую затяжку и снова потребовал снижения цен для срочной продажи. Снова отказ. Андрей тогда передал договоры Гинтасу и сказал, что работать с таким жадным твердолобом он отказывается. Гинтас поднял долю Андрея в два раза и познакомил его со своим Капитаном. К морю этот человек отношения не имел, но синих звезд и якорей на его коже действительно имелось множество.

Кончилось всё тем, что Капитан выбил у Славы половину суммы долга и растворился на просторах страны. А всю стоимость ярославского товара повесили на Андрея, о чём объявили ему семеро бандитов, ввалившихся в его квартиру. ещё они добавили, чтобы он готовил свою квартиру к продаже, а то они очень беспокоятся о здоровье его красавицы-жены. А один, самый истеричный, всё кричал, что обязательно лично его зарежет.

Гинтаса Андрей нашёл по телефону в Саратове и вылетел туда на разговор. Друзья вдруг хором отказали ему в помощи и посоветовали выкручиваться самому. Погашать долг за Андрея своей недвижимостью они не желали. Только жена одного из его друзей, подруга жены, через которую он с ними познакомился, пошла на переговоры с Андреем и там поддержала его своим заступничеством: „Я его привела, с ним меня и казните!“

Андрей сказал Гинтасу, что он написал заявление в РУОП и описал там все операции с контрабандой с приложением всех телефонов и адресов фигурантов. Заявление лежит у его соседа, начальника отделения милиции, который ждёт его команды пустить бумагу в дело. И если он не вернется завтра самолетом, то тоже запустит. Это подействовало, и от него отступились. Три года Гинтас его не беспокоил, и вот появился снова.

Одно Андрей знал точно, что работать с Гинтасом он не будет. Но страх за бывшую жену, которую могли привлечь на сцену в роли заложницы, у Андрея появился.

Подумав хорошенько, Андрей решил завтра идти в храм. А эту ночь он провёл в молитве.

Утром в одном из храмов рядом с Тверской он заказал молебен о здравии Георгия – так он именовал своего обидчика, крещённого в католической вере. Исповедался, выстояв очередь среди интеллигентных пожилых людей. Отстоял Литургию перед иконой Богородицы „Взыскание погибших“.

Икона эта издавна творила чудеса. К ней приходили девушки просить жениха – и знакомились через несколько дней с приличным юношей. Вдовы после молитв перед иконой спустя некоторое время просили у батюшки благословение на повторный брак. Совсем уже потерявшие надежду люди, погибающие в грехах, обретали здесь покой и утешение.

Встреча с этой иконой для Андрея всегда знаменовала какой-то серьёзный новый этап жизни. И вот сегодня, стоя перед дивным образом, искрящимся золотистым окладом, он снова видел живой лик Царицы Небесной, снова испытывал высокий трепет перед святыней, и все его проблемы удалились и рассыпались в прах. Он снова получил заряд духовной силы и чувство полной безопасности.

И даже уличная толчея, тысячи чадящих угаром машин и больные облезлые деревья не смогли снизить того счастливого состояния, которым звенела и сияла его очищенная душа.

Он смотрел на лица людей и жалел их: совсем пропали улыбки, зато напряженные и даже злобные гримасы всё чаще застывали на лицах прохожих. Как же они обделяют себя этим пленом мира видимого и тленного! Неужели никогда не будет им доступна эта чистая радость общения со святостью?

Ну, вот ты, красавица, свысока взирающая на окружающих недомерков ледяным взором красивых мёртвых глаз, неужто тебе нравится вот это состояние вялотекущей ненависти и злобы? А скоро ты будешь улыбаться и лгать, продаваться и предлагать себя тем несчастным больным людям, которых ты по своему искорёженному представлению считаешь себя достойными. Красивая дорогая игрушка в руках мнимых хозяев тленного, обречённого на погибель мира. О, если бы ты смогла увидеть своё настоящее лицо, с каким ты родилась в этот мир из рук Создателя! Ты мечтаешь о великой любви, а где и среди кого ты её ищешь? Нет по твоим адресам не то что любви, но даже простенького сочувствия. Неужели не дрогнет твоё заледеневшее сердце, когда ты проходишь мимо добрых людей, способных одарить тебя истинными драгоценностями? Неужели не тянет зайти в храм, где истинная любовь пребывает и животворит, очищает и освобождаёт от плена лжи в царство истины вечной!?

А ты, вылезающий из спортивной машины с трубкой сотового телефона в руке, любующийся своим крутым имиджем в отражениях витрин и автомобильного лака, не боишься ли ты остаться наедине с собой в пугающей тишине, чтобы убедиться в душевной пустоте? Что дали тебе твои многочисленные игры и игрушки? Однова живем... Главное – не думать о последнем часе. Плыть, пока на поверхности, неизвестно куда.

О, несчастный обманутый мир, как ты себя обделяешь!.. Господи, будь же милостив к этим несчастным жертвам самообмана! По великой милости Твоей прости им, ибо не ведают, что творят!

Любовь его и жалость нарождались в глубине души и изобильно изливались на толпы и потоки людей, словно солнечные лучи сыпались на замерзших и ослепших в темноте. Он жалел их – и ему хотелось плакать о них. Он любил их – и любовь затопляла собою все их тёмные фигуры, заливая светом всех и каждого. Знали они об этом? Чувствовали? Это не важно! Главное – вот это самое таинственное рождение и излияние... Не от мира сего. Счастливое и чистое.
Дома Андрея ждала веселая компания. За распахнутой дверью в комнате Светы за столом сидели раскрасневшаяся хозяйка и шумный усатый горец. Света подхватила Андрея под руку и насильно притащила к столу. Да, сын гор не поскупился: бутылки вина, цветы, салаты в пластмассовых коробках из универсама, копченая курица, балык, сервелат и семга… и прочая, и прочая еда и напитки.

– Это он всё для меня! – гордо провозгласила Света. – Ничего для меня не жалеет. Вот это мужчина!

– Я для Светы всё сдэлаю. Она у меня царицей будет! – подтвердил горец, выпучив чёрные глаза. – Садысь, кушай, вино пей. Если ты сосед Светы, ты мой друг!

– Приятного аппетита, господа-товарищи, но я зашёл домой поработать на телефоне. У меня рабочий день. Простите меня, – мягко, но настойчиво сказал Андрей и вышел.

„Ох, Света!“ – покачал он головой, плотно закрыв дверь своей комнаты.

Взял он график поставки, карандаш и сел за телефон. Через пару часов в паузу частыми звонками ворвался межгород.

– Андрей? Это Гадеминас! У нас тут всё срывается! Мы к тебе не приедем.

Голос с прибалтийским акцентом звучал сквозь шум и потрескивание радиопомех. Андрей некоторое время припоминал, кто это такой. Потом вспомнил: помощник Гинтаса.

– Да я вас и не ждал. И Гинтасу об этом ясно сказал.

– В больнице Гинтас, – потерянно бросил собеседник. – Инфаркт у него. Врач сказал, что может умереть совсем. Он тут команду собирал ехать в Москву с кем-то разбираться. Не знаю, как он там договаривался, только они теперь у меня деньги требуют. А у меня всё в товар вложено. Может, Гинтас тебе сказал, что мы секонд-хэнд вам хотели отправить. Теперь всё срывается, денег даже на дорогу нет. Буду товар здесь продавать, чтобы хоть часть денег вернуть. Так что нас не жди. Пока!

Андрей положил трубку и взял чистый лист бумаги. Написал „Гинтас“, затем ниже: „звонок Андрею“, „отказ“, „команда для разборки“, „молитва“, „инфаркт“, „наезд команды на заказчика“, „денежные трудности“, „отбой“. Андрей увидел перед собой схему. Вот так, по такой схеме снова Господь явил ему Свою милость и заступничество.

Молитва благодарности хлынула из сердца. Он самозабвенно отдался этой светлой силе.

...Но что-то ещё нарождалось в той глубине.

И когда молитва завершилась, вместо благодатной радости в сердце ознобным холодом стала расти и крепнуть гордая мысль: „Какую силищу имеет моя молитва! Да я теперь кого угодно по стенке размажу. Ну, кто там ещё, подходи!“

„Я же, грешный монах, буду мостить тебе твой путь своей молитвой“ – оглушающе-тихо прозвучало в голове. „Старец всё это время молился за меня. Старец! При чём здесь я?..“

Он потянулся к молитвослову, нашёл молитву Сергию Радонежскому от нападков гордости и стал её медленно, вслушиваясь в каждое слово, читать: „...Не отступай от нас духом, сохраняя от стрел вражиих и всякия прелести бесовския и козней диавольских, пастырю наш добрый...“

После молитвы заставил себя положить поклоны.

Затем стал размышлять. „Кто я и откуда? Немощный человечишко, во грехе рожденный. Господом одушевленный и вызванный из небытия Его непостижимым замыслом.

Что я могу сам, кроме как погружаться в омут греха? Шага не ступаю без греха, вздоха безгрешного не могу сделать. Если и есть во мне что хорошее, то не моё это приобретение, но от Господа моего. Если даётся мне некая сила, то за неё и спросится в тысячу раз больше, чем с немощного. Если и вознаграждаюсь я крохами благодати с Господнего стола, то только лишь, чтобы совсем не впасть в уныние, и для подкрепления слабеющей во грехе души.

Вот мне и показана немощь моя: со страху обратился к молитвам, по милости получил просимое и тут же впал в обольщение лукавым! Я! Моё! Страх животный – твой. Грех сребролюбия, к этому страху приведший, – тоже твой! Где тут твоя заслуга, смерд?

И только теперь вспомнил, по чьим молитвам получил ты свои удачи. Хам неблагодарный. Старец, отказавшийся от прелестей земных, молитвенник за всю землю Русскую, каждый день входящий в общение с Небесами. Десятки лет умертвлявший в себе перстное, земное, греховное. Подвигами своими живущий на пути от земли к Небу. Его молитвы, а не твои сотрясения воздуха. Его чистая душа, потоками слёз умытая!.. Прости меня, Господи, гордого, никчемного, грешного, смертного! Не оставь меня ни на миг. Ничего без Тебя не могу!“

Поздно ночью услышал Андрей грохот входной двери. В его дверь постучались. Он открыл. Света позвала его на кухню.

– Ну, как тебе мой новый ухажер?

– Кто он? – устало поинтересовался он.

– Охранник на рынке. Царицей, говорит, сделаю! Не то что мой пьянчужка.

– Светик!.. Твой, как ты изволила выразиться, „пьянчужка“ – муж твой перед Господом! Имеешь ты такого, какого заслужила по своим грехам и добродетелям. Ты любить его обязана, а не гонять из дома. Вот когда ты вернешь его и сможешь восстановить вашу любовь, только тогда ты станешь счастливой и Богом любимой. Прошу тебя, подумай об этом.

– Вот ещё! Да этот Хоттабыч для меня все, что хочешь, сделает! Он любит меня!

– Уверен, что этот предаст тебя при первом удобном случае. Ты для него даже не человек. Игрушка живая. Когда натешится – выбросит. И не говори потом, что тебя не предупреждали.

– Замолчи, замолчи, я всё равно не слушаю! – замотала она головой.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   31

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов