Еще раз о задачах социалистов




НазваниеЕще раз о задачах социалистов
страница4/9
Дата публикации03.07.2013
Размер1.46 Mb.
ТипЗадача
zadocs.ru > География > Задача
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Во-вторых, общества «реального социализма» XX века рассматриваются ленинистами не как еще один вариант эксплуататорского общества, а или как социализм (но социализм незрелый, с рядом неизжитых капиталистических черт, с питательной почвой для возрождения враждебных, эксплуататорских классов, и т.п.), или как общество, переходное к социализму, общество диктатуры пролетариата (опять же, с рядом искажений, с неизжитыми капиталистическими чертами, и т.п.)19. В любом случае, общество «реального социализма» понимается ленинистами, как наиболее справедливое, и наиболее близкое бесклассовому, из существовавших в XX веке, как реальная альтернатива капитализму.

В-третьих, государственная собственность на средства производства, и плановый характер управления экономикой, рассматриваются всеми ленинистскими направлениями, как основа всего лучшего в обществах «реального социализма», как тот базис, на котором вырастали социалистические черты этого общественного устройства. Государство, сохраняющее и развивающее это плановое хозяйство на основе государственной собственности, расценивается, как государство рабочего класса, несмотря на то, что функции непосредственного управления находятся в руках профессиональных управленцев, а не всего рабочего класса в целом.

В чем же, в этой перспективе, заключается угроза бюрократизации? Она заключается в том, что бюрократия, как социальная группа А) обосабливается от рабочего класса, от трудового народа в целом Б) в том, что бюрократия становится проводником оппортунистических влияний на политическое руководство В) в том, что бюрократы стремятся обеспечить себе привилегии и «спокойную жизнь», гарантировать стабильность своего пребывания на высоких постах, поставить свое процветание вне зависимости от результатов своей работы Г) в том, что бюрократы ставят свой личный интерес выше общественного, свой ведомственный или региональный интерес – выше общегосударственного, и, тем самым, постоянно подрывают плановое хозяйство Д) в том, что логическим следствием из всех этих тенденций, органически присущих бюрократии, становится, при благоприятствующей ситуации, переход значительной части бюрократов на прокапиталистические позиции, с тем, чтобы превратить свое распоряжение государственным имуществом в право частной собственности, чтобы приватизировать государственную собственность, разрушив, при этом, общенародное плановое хозяйство.

Таким образом, позиции ленинистов и ультралевых, и в отношении государств «реального социализма», и в отношении бюрократии, являются, на деле, не просто различными, но диаметрально противоположными. Ультралевые считают плановое хозяйство стран «реального социализма» эксплуататорским, принадлежащим бюрократии. Ленинисты считают плановое хозяйство стран «реального социализма» принадлежащим трудовому народу. Ультралевые считают бюрократию правящим классом стран «реального социализма». Ленинисты считают бюрократию подчиненной, необходимой, но чуждой и опасной социальной группой в обществе «реального социализма». По мнению ультралевых, отрицательная, антинародная роль бюрократии в странах «реального социализма» заключалась в том, что она сохраняла этот строй. По мнению ленинистов, отрицательная, антинародная роль бюрократии в странах «реального социализма» заключалась в том, что она этот строй разрушала, и, в конце концов, почти везде разрушила, заменив его капитализмом, более соответствующим ее интересам.

Предполагаю, что если ультралевое, анархистское направление политической мысли окажется в XXI веке столь же бесплодным, сколь и в предыдущем столетии, то ленинистское направление, напротив, сможет, при условии дальнейшего развития, стать методологической основой для социалистической теории и практики XXI века. В пользу именно такой оценки ленинистских концепций говорит, помимо прочего, и то, что именно эти концепции позволяют развить наиболее адекватное понимание как сильных, так и слабых сторон «реального социализма». Сегодня мы об этом можем говорить с большей уверенностью, опираясь, в том числе, и на историографию последних десятилетий, созданную на основе значительно более широкой источниковой базы, чем работы об СССР и других странах «реального социализма» создававшиеся, так сказать, прижизненно, до начала 1990-х годов.

При этом, разумеется, нужно учитывать, что очень многие научные работы о странах социализма, созданные за последнее время, написаны с ярко выраженных антисоциалистических позиций. Поэтому, разбираясь в них, нужно отделять тот материал, который они дают (зачастую интересный и важный) от его интерпретации (как правило, более чем спорной). Характерным примером именно такого рода работ является книга, в значительной степени обобщающая результаты изысканий значительного количества авторов по интересующей нас теме, т.е. по организации и функционированию советского планового хозяйства – работа американского историка экономики Пола Грегори «Политическая экономия сталинизма».

Грегори, последователь таких теоретиков, как фон Хайек и Мизес, убежденный сторонник «рыночной экономики», естественно, стремится показать, своей книгой, что советская экономическая система была абсурдна, нерациональна, не легитимна, и т.д., и т.п. В сущности, это вывод не столько из приводимого им материала, сколько из разделяемых им априорных теоретических конструкций. Он начинает работу изумлением: как могла подобная система существовать? и заканчивает выводом, что она существовать не должна была, хотя и существовала. Однако, при всем при этом, не стоит игнорировать тот материал о слабых сторонах советской экономики, который Грегори приводит: будучи историком, пусть хоть сколько угодно ангажированным, он берет свои данные не с потолка, а из переписки руководителей СССР друг с другом, и из архивов соответствующих советских учреждений (больше всего он рассматривает документацию наркоматов тяжелой и легкой промышленности за 1930-е годы).

Эти материалы подтверждают многое из того, о чём говорили критики СССР. Прежде всего, они позволяют составить представление о тех трудностях, которыми сопровождался процесс планирования, и управления вообще, централизованной советской экономикой. Отчасти, это были технические трудности: Госплан просто физически не мог просчитывать десятки миллионов показателей по всем видам продукции, определять все материальные балансы, и проч. Поэтому Политбюро и Госплан, на деле, определяли лишь очень небольшую, наиболее важную часть показателей, основная же часть планирования производилась на местах и лишь утверждалась центром.

Однако еще более важную роль играли трудности не технического, а социального происхождения. В условиях, когда учреждения работали не самостоятельно, как при капитализме, а в рамках общего плана: по плану получают ресурсы, и по плану же должны отгрузить продукцию, каждое учреждение, будь-то наркомат, главк, трест, предприятие, и т.п., было заинтересовано в том, чтобы получить как можно более мягкое плановое задание, и как можно большее количество материальных ресурсов, для его выполнения.

Даже в 1930-е годы на всех уровнях системы шла постоянная «борьба за план». Члены Политбюро, возглавлявшие те или иные наркоматы, старались выбить наилучшие условия существования для своих ведомств (т.е., побольше ресурсов и поменьше плановых заданий). Некоторые из них, особенно упорствовавшие в этом направлении, как, например, Орджоникидзе и Микоян, постоянно вызывали этим неудовольствие Сталина, периодически обвинявшего их в бюрократизме, рвачестве, нечестности, и т.п. Впрочем, их это не очень смущало. Внутри наркоматов такую же политику вели главки, внутри главков – предприятия и тресты. На всех уровнях нижестоящие управленцы пытались добиваться своего от вышестоящих, как с помощью разнообразных просьб, кляуз, попыток свалить вину за трудности друг на друга, так и манипулируя отчетностью, которую они должны были предоставлять в вышестоящие, в том числе планирующие, инстанции. Учитывая, что без этой, поступающей «снизу», информации, никакое осмысленное планирование невозможно, негативную роль подобного манипулирования невозможно переоценить. Характерным явлением было составление главками, и даже наркоматами, двойных планов (один – для внутреннего пользования, другой – официальный, для предоставления в вышестоящие инстанции на утверждение), выбивание большего количества ресурсов, чем было в реальности нужно, чтобы выполнить план, и т.д.20 Таким образом, все эти действия, все эти ведомственные схемы поведения имели одну, стабильную равнодействующую: они препятствовали росту объемов производства, и раздували издержки производства, т.е., активно способствовали снижению эффективности производства в целом.

Итак, плановая система управления хозяйством СССР 1930-х годов предстает перед нами отнюдь не как четкая, отлаженная, работающая с автоматизмом машины, структура. Напротив, ей постоянно противодействовали, ее постоянно подрывали, разнообразные ведомственные, региональные, групповые и личные интересы. Интересы целого отстаивались в непрестанной борьбе: главков – против директоров предприятий, в борьбе за интересы главка в целом, наркомов – против главков и предприятий, в борьбе за интересы наркомата в целом, Сталина и двух-трех его заместителей (Молотов, Каганович, и т.д.) – против наркоматов, за интересы всей системы, всего единого народного хозяйства в целом. Однако успех этой борьбы оказался довольно ограниченным. Ни стимулирование, ни контроль, ни широкое применение репрессивных методов не уничтожили тенденцию к ведомственности. Максимум, чего удавалось добиться: ограничить ее действие. Это служит еще одним подтверждением того тезиса, что эта тенденция органически порождалась самими условиями существования, самими принципами организации советской экономики.

Но как же тогда, в этом случае, советская экономика могла не только существовать, но и успешно развиваться, обеспечивая быстрые темпы индустриализации, строительства, социального развития? Чем компенсировалась встроенная в систему склонность распадаться на ведомственные и региональные клики, и впадать в застой? Слабые стороны централизованной советской экономики с лихвой компенсировались ее способностью сосредоточить максимальное количество ресурсов, материальных и человеческих, на ключевых, решающих направлениях развития. Именно это позволяло в исторически короткие сроки осуществлять колоссальные трансформации, вроде советской индустриализации 1930-х годов, достигать огромных результатов при нехватке ресурсов, побеждать в критических, почти безвыходных ситуациях. Именно это с лихвой компенсировало недостатки централизованного планирования.

Понятно, что если центральное руководство не может проконтролировать, обеспечить работу с максимальной отдачей всех звеньев народного хозяйства, то сделать это применительно к нескольким решающим направлениям, от которых зависят, в исторической перспективе, все остальные, значительно легче. Таким образом, наиболее существенный элемент планирования, при централизованном управлении – это правильно определить наиболее важные звенья, те звенья, потянув за которые, можно вытянуть всю цепь. Второй элемент сводится к тому, что это понимание, эта концепция развития должно не просто быть выработано, но должно стать предметом довольно широкого согласия в обществе в целом, и, в управленческом аппарате в частности. Именно это условие удалось выполнить в Советском Союзе 1930-х годов применительно к индустриализации и сопутствующим преобразованиям. Планирование было несовершенным, зачастую просто хаотичным, но, как бы не менялись планы, все плановики, разных уровней, более или менее ясно осознавали и проводили в жизнь общие экономические установки: приоритет тяжелой промышленности, военно-промышленного комплекса, высокий уровень инвестиций и накопления капитала были теми ориентирами, из которых должны были исходить все советские руководители, принимая свои решения.21

Там же, где способность политического руководства обеспечивать централизацию вокруг ясных, долгосрочных, общепризнанных приоритетов, и контролировать, во имя этих приоритетов, деятельность ведомств и предприятий сокращалась или пропадала, пропадали и преимущества планового хозяйства.

Ссылки на работу Пола Грегори даются мной, отчасти, именно потому, что Грегори является безусловным противником и СССР, и сталинизма, и идеи планового хозяйства вообще. Существуют и иные работы, приводящие к сходным выводам, но написанные с других, тоже критических, но более дружественных сталинской политике, позиций.22

Говорю об этом, чтобы подчеркнуть: вне зависимости от отношения к дискуссиям о том, когда именно в СССР началось бюрократическое перерождение, в 1920, 1923, 1953 или когда-либо еще, вне зависимости от оценки политики Сталина, например, по отношению к ликвидации партмаксимума, к китайской революции, к Левой оппозиции (историческая дискуссия по этим и другим темам, безусловно, продолжится), необходимой, ключевой составляющей пропаганды и политики сторонников социализма в XXI веке должна оставаться защита таких мер, как взятие власти, национализация средств производства, построение и поддержание, любой ценой, централизованного планового хозяйства. Без реализации этих мер в XXI веке о каком-либо переходе к социализму (т.е., к общественному устройству, обеспечивающему выживание человечества) невозможно и думать.

^ К вопросу о социалистической перспективе в России.

Введение в тему.

Что же означает все вышесказанное применительно к России?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно, прежде всего, дать хотя бы краткий очерк основных тенденций экономического развития нашей страны.

И методологически нас должно интересовать, прежде всего, вот что: на что у России больше шансов в XXI веке – стать одной из зон регресса? Или же, напротив, Россия станет, с высокой вероятностью, одним из островков благополучия?

^ Специфика российской ситуации определяется, в основном, тем, что Россия, как и другие постсоветские государства – это развитое индустриальное общество, претерпевшее совершенно беспрецедентную деиндустриализацию.

Провальность 1990-х годов уже стала общим местом. В то же время, 2000-е годы, якобы, были периодом восстановления и роста. До некоторой степени это утверждение соответствует истине. Но более правильно было бы сказать, что 2000-е стали периодом стабилизации. Экономическое развитие продолжилось, но на том, качественно и количественно низком уровне, на который страна спустилась в предыдущее десятилетие.

Именно такое положение вещей подтверждается массой данных, даже если брать только официальную статистику.

Так, например, и 1990-е, и 2000-е были годами спада в такой, немаловажной сфере, как сельское хозяйство.23 Колоссальный упадок сельского хозяйства очевиден по всем параметрам: и посевная площадь, и производство основных продуктов растениеводства, в том числе зерновых, и поголовье скота и птицы, и внесение удобрений, и обеспеченность сельскохозяйственных организаций сельскохозяйственной техникой, и энерговооруженность.

Но сельское хозяйство, несмотря на его важность, можно рассматривать, как довольно специфическое явление. Рассмотрим более подробно динамику машиностроения и производства электротехники за 1970-2000-е годы, выраженную в натуральных показателях:

^ 13.83. Производство основных видов машин и оборудования24




1970

1980

1990

1995

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

Дизели и дизельгенераторы, тыс. шт.

37,4

37,3

23,2

4,1

4,8

4,3

4,3

3,5

2,3

2,0

1,9

2,5

Турбины, млн. кВт

11,7

13,2

12,5

5,1

2,1

1,8

3,9

4,0

5,0

5,0

4,7

5,6

Насосы центробежные, паровые и приводные, тыс. шт.



832

752

213

261

218

209

229

226

237

282

299

Подшипники качения, млн. шт.

486

779

784

304

257

252

224

213

204

161

155

122

Краны мостовые электрические (включая
специальные), шт.

3927

3370

2943

370

638

683

655

643

468

729

554

936

Краны на автомобильном ходу, тыс. шт.

10,3

15,4

14,0

3,7

2,4

3,2

3,0

3,1

3,9

4,4

5,2

6,9

Краны башенные грузоподъемностью 5 т  и свыше, шт.

2085

2166

2526

130

36

80

116

180

249

286

406

546

Нефтеаппаратура специальная, тыс. т

89,7

150



35,6

34,5

44,6

42,9

39,0

42,1

42,0

42,9

47,1

Тракторы на колесном ходу, тыс. шт.

47,0

106

92,6

10,8

6,9

6,3

3,1

3,4

3,4

4,5

5,5

7,7

Минитракторы, тыс. шт.

-

-

1,3

1,2

0,5

1,0

0,7

0,8

0,9

0,7

0,6

0,8

Плуги тракторные, тыс. шт.

87,5

60,8

85,7

4,0

2,8

3,1

2,3

1,0

1,3

2,4

1,3

2,1

Сеялки тракторные, тыс. шт.

91,3

62,9

51,1

1,6

5,2

6,4

5,3

4,2

5,7

6,5

5,1

7,3

Культиваторы тракторные, тыс. шт.

185

153

101

2,0

4,7

5,6

5,6

6,2

8,3

8,8

6,7

8,2

Комбайны, тыс. шт.:





































Зерноуборочные

99,2

117

65,7

6,2

5,2

9,1

7,5

5,4

8,1

7,5

6,9

7,3

Кормоуборочные

0,3

7,4

10,1

0,5

0,5

1,0

0,6

0,5

0,5

0,4

0,7

0,8

Косилки тракторные, тыс. шт.

144

86,2

22,6

5,1

6,5

3,4

3,3

1,8

2,5

2,6

2,7

3,4

Погрузчики универсальные сельскохозяйственного
назначения, тыс. шт.

40,1

47,4

29,2

1,7

1,5

1,4

1,4

1,4

1,4

2,4

2,9

4,8

Машины для внесения в почву минеральных
удобрений и извести, шт.

13487

2860

21129

82

217

271

226

156

565

241

950

508

Дробилки для кормов, тыс. шт.

5,9

4,1

0,4

1,1

2,3

3,6

2,8

1,4

0,4

3,2

9,3

72,7

Доильные установки, шт.

25716

31112

30742

528

394

262

223

257

334

329

641

2365

Автопоилки для ферм крупного рогатого скота, тыс. шт.

3518

4512

3690

44,9

22,7

49,0

25,1

28,3

21,5

32,6

66,0

37,8

Металлорежущие станки, тыс. шт.

119

118

74,2

18,0

8,9

8,3

6,5

5,7

5,4

4,9

5,1

5,1

из них станки с числовым программным
управлением, шт.

1395

6251

16741

280

176

254

218

136

242

279

284

377

Кузнечно-прессовые машины, тыс. шт.

30,4

43,1

27,3

2,2

1,2

1,3

1,2

1,6

1,7

1,5

2,1

2,7

Линии автоматические и  полуавтоматические
для машиностроения и  металлообработки, комплектов

 294

567

556

57

11

5

2

1

2

1

5

4

Комбайны проходческие, шт.

272

478

406

128

93

96

82

54

91

80

83

101

Машины шахтные погрузочные, шт.

1961

2768

2290

251

70

102

129

150

186

162

170

134

Турбобуры, тыс. секций

6,6

9,3

12,9

0,9

0,4

0,9

0,5

0,1

0,5

0,2

0,1

0,04

Экскаваторы, тыс. шт.

19,7

26,5

23,1

5,2

3,4

3,6

3,2

2,9

3,5

3,6

4,0

6,3

Средняя емкость ковша одноковшового экскаватора, м3

...

0,62

0,70

0,55

0,69

0,78

0,75

0,73

0,78

0,80

0,76

0,71

Бульдозеры, тыс. шт.

14,7

12,2

14,1

2,4

3,0

2,7

1,7

1,8

1,8

1,8

2,2

3,3

Автогрейдеры, тыс. шт.

4,6

6,2

4,8

1,2

1,7

1,3

1,0

1,0

0,9

1,0

1,1

1,3

Тракторы на гусеничном ходу, тыс. шт.

147

143

121

10,4

12,4

7,9

6,0

4,7

5,0

4,1

5,4

6,3

Машины прядильные, шт.

3216

2618

1509

133

8

14

16

49

39

16

13

25

Станки ткацкие, шт.

18661

21812

18341

1890

95

187

315

161

188

95

173

89

Машины швейные бытовые, тыс. шт.

1400

1323

1754

99,7

31,8

26,8

29,9

22,0

10,9

5,5

2,1

-

в том числе типа "зиг-заг"

...

578

1020

67,6

23,7

19,4

22,3

13,8

6,2

2,4

1,9

-

Машины стиральные, тыс. шт.

3310

2362

5419

1294

954

1039

1369

1330

1452

1582

2016

2713

в том числе автоматические и полуавтоматические

...

699

1473

381

169

208

317

350

530

703

1210

1936

Из них автоматические

...

5,6

289

207

64,8

70,1

128

139

221

398

1013

1783

Печи СВЧ (в части поставки торгующим организациям), тыс. шт.

-

...

...

27,2

0,5

3,3

26,5

30,4

 231

942

1765

2539

Электропылесосы, тыс. шт.

1015

2424

4470

1001

745

762

787

721

715

890

584

649

Электромясорубки, тыс. шт.

8

98

290

214

151

177

199

237

265

214

310

486

Электрочайники, тыс. шт.

1347

3265

3507

591

220

226

233

176

156

181

133

158

Электроплитки, тыс. шт.

6335

4438

4840

1122

946

987

1001

985

1068

1274

1525

1493

Электродуховки, тыс. шт.

176

359

321

64,1

92,8

92,2

101

64,8

48,4

55,7

46,2

60,3

Электросоковыжималки, тыс. шт.

81

60

230

86,4

57,1

79,5

85,8

80,6

92,1

88,9

65,9

117

Электроутюги, тыс. шт.

4431

7023

8743

1954

1098

1201

1233

901

597

425

233

178

Холодильники и морозильники бытовые, тыс. шт.

2773

3600

3774

1789

1327

1719

1938

2218

2589

2778

2995

3539

В том числе:

 

 

 

 

 

 

 

 

 










Морозильники

-

-

158

258

176

178

205

214

219

259

293

363

Холодильники

2773

3600

3615

1531

1151

1542

1733

2004

2370

2519

2701

3176

Из них двух- и трехкамерные

-

-

884

915

823

1154

1309

1511

1837

1933

2118

2593



1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Еще раз о задачах социалистов iconС берега Вселенной, которым стала свя­щенная земля нашей Родины,...
Родины, — писал Главный конструктор ракетно-космических систем С. П. Королев, — не раз уйдут в еще не известные дали космические...

Еще раз о задачах социалистов iconНиколай Викторович Стариков Шерше ля нефть
Ответить сможет каждый, кто хоть раз выступит перед аудиторией в любом уголке нашей страны. Существуют проблемы местного значения,...

Еще раз о задачах социалистов iconГоды подготовки (1834 1854)
Надо ли писать еще одну биографию Сперджена? Разве о нем уже не сказано все, что только можно было сказать, и притом сотню раз? Подобные...

Еще раз о задачах социалистов iconЛуиджи Пиранделло Шесть персонажей в поисках автора Луиджи Пиранделло...
Действие прерывается в первый раз, когда Директор и глава персонажей еще не написанной комедии уйдут за кулисы обдумывать сценарий,...

Еще раз о задачах социалистов iconЭтот интересный и поучительный материал, был написан целиком и полностью...
Ещё один пост по мотивам задаваемых мне вопросов. Я не знаю, почему об этом спрашивают меня, но раз уж спрашивают проще написать...

Еще раз о задачах социалистов iconЕвгений Григорьевич Мильнер
Попробовал дышать по системе йогов — раз, еще и еще. Перила балкона снова заняли свое место, небо опять стало голубым. Только где-то...

Еще раз о задачах социалистов iconЕ. Г. Мильнер Выбираю Бег!
Попробовал дышать по системе йогов — раз, еще и еще. Перила балкона снова заняли свое место, небо опять стало голубым. Только где-то...

Еще раз о задачах социалистов iconВ советской историографии февральская революция была 2 по счету буржуазно...
Создание единого фронта либералов, буржуазии и социалистов против правительства Николая II

Еще раз о задачах социалистов iconЕще раз просим Вас учесть, что вес примерный, и не учитывает упаковку

Еще раз о задачах социалистов iconА. Г. Ингер. Голдсмит-эссеист и английская журналистика XVIII века...
Его "Векфильдский священник" был издан Н. И. Новиковым еще в 1786 г и с тех пор еще шесть раз переводился заново и неоднократно переиздавался...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов