Армяно-азербайджанских отношений, в которых сами отношения рассматриваются сквозь призму отдельно взятой карабахской проблемы. Основной недостаток подобных сочинений – методологический: невозможно на ограниченной (и временем, и пространством) плоскости карабахского противостояния уместить, «упаковат




НазваниеАрмяно-азербайджанских отношений, в которых сами отношения рассматриваются сквозь призму отдельно взятой карабахской проблемы. Основной недостаток подобных сочинений – методологический: невозможно на ограниченной (и временем, и пространством) плоскости карабахского противостояния уместить, «упаковат
страница1/55
Дата публикации24.06.2013
Размер7.9 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > География > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   55
Арис Казинян

ПОЛИГОН «АЗЕРБАЙДЖАН».

Ереван, 2011. – 615 с.
Редактор – Меликсетян Л.

Корректор – Мартиросян Т.

Оформление, верстка, фотообработка – Туманян В.

В книге использованы фотографии из открытого доступа, а также из личного архива автора. Соответствующее качество многих снимков (в частности, первой половины прошлого столетия) обуславливается техническими возможностями корреспонденции данного периода.


ISBN 978-99941-2-591-3 Центр общественных связей

и информации, 2011

ПОЛИГОН «АЗЕРБАЙДЖАН»

ПРЕДИСЛОВИЕ
Эта книга о некоторых особенностях становления и исторического развития азербайджанской государственности и азербайджанской нации. Оба понятия зародились в первой половине прошлого столетия, причем возникли они не вместе: провозглашение в мае 1918г. азербайджанского государства почти на двадцать лет предвосхитило провозглашение одноименной нации. Сам процесс представлял собой череду трансформаций целого ряда проектов, разработанных разными странами и структурами в отношении нефтеносных районов Восточного Закавказья.

Чем вызвана необходимость написания книги?

В последние годы появилось немало исследований на тему армяно-азербайджанских отношений, в которых сами отношения рассматриваются сквозь призму отдельно взятой карабахской проблемы. Основной недостаток подобных сочинений – методологический: невозможно на ограниченной (и временем, и пространством) плоскости карабахского противостояния уместить, «упаковать» весь спектр двусторонних противоречий. Попытки осмыслить логику взаимоотношений в отрыве от породившей их исторической среды чреваты неадекватным восприятием сути и характера самих взаимоотношений. Карабахская проблема не причина армяно-азербайджанского антагонизма, а следствие, поэтому ее изолированное представление отражает действительность в кривом зеркале, смещает акценты, формирует искаженную реальность, не позволяет находить ответы на важнейшие вопросы, кстати, никак не связанные с разрешением отдельного конфликта.

Невозможно, к примеру, отталкиваясь лишь от проблемы Нагорного Карабаха, понять направленность следующего обращения «общенационального лидера азербайджанского народа» (терминология официальная) Гейдара Алиева к историкам: «Надо создавать такие произведения, чтобы они постоянно, в последовательной форме доказывали принадлежность Азербайджану земель, где расположена ныне Армения. Мы должны сделать это. Мы должны открыть дорогу будущим поколениям»1.

Очевидно, что такого рода выступления лидеров Азербайджанской Республики (между прочим, подобных речей хватило бы на добротный томик) не просматриваются в плоскости карабахского урегулирования и отличаются куда более масштабным пространственным и временным охватом. Республика Армения (заметим, даже не Нагорный Карабах!) вполне официально именуется в Баку частью «Западного Азербайджана». Тот же Алиев в другом выступлении заявил: «Территория, называемая сейчас Арменией, это Западный Азербайджан – Иреванский, Гейча, Зангибасарский, Зангезурский махалы – все это было местом проживания азербайджанцев, мусульман. Не думаю, что ислам на этой земле стерт навеки. Ислам опять вернется туда, где и был. Я верю в это, я верю, что хозяева этой земли – мусульмане, азербайджанцы-вернутся туда. Поэтому эти земли никогда нельзя стереть с карты ислама»2.

Такие тезисы никогда не случайны – помимо прочего, они формируют среду обитания целого народа, внедряют в его массовое сознание «незыблемые истины», удобряют поле радикализма семенами перспективной агрессии. Для понимания природы подобных программных заявлений как раз и необходимо ознакомиться с природой становления самого азербайджанского государства и одноименной нации.

Появление предпосылок провозглашения нового государства и новой нации связано с мировым разделением труда, особенно со второй половины XIXв. Именно оно обозначило новый профиль восточно-закавказских земель Российской империи, превратив их в важнейший нефтегазоносный регион. Подобная специализация края обусловила неизбежность продолжительной непримиримой борьбы между влиятельными державами за установление своего контроля над богатейшей в тот период территорией. Антагонизм в разные времена проявлялся по-разному: относительно мирная конкуренция крупных топливных компаний сменялась открытой конфронтацией в периоды войн. В котле бескомпромиссной борьбы и вынашивались схемы политического передела нефтегазоносных земель, вычерчивались контуры перспективных развитий, писались «проекты на завтра». Процесс становления принципиально нового государства и принципиально новой нации протекал разными путями.

Так, этнополитический проект по собиранию десятков разрозненных тюркских племенных союзов в «азербайджанский народ» прорабатывался еще на рубеже XIX-XXвв. черносотенцами (преимущественно) и обусловливался несколькими факторами. Показательно, что в числе прочего четко озвучивалась и необходимость формирования на Кавказе «антиармянской силы», способной минимизировать влияние армянских партий (и прочих организаций), расшатать позиции нефтепромышленников-армян (чья деятельность, по представлениям сил Реакции, ориентировалась на восстановление независимого армянского государства).

Иначе зачинался проект по созданию азербайджанского государства. Он был сугубо пантюркистской разработкой, ориентированной на окончательное установление младотурецкого контроля над регионом, в том числе посредством провозглашения к концу Первой мировой войны (сразу после социалистической революции в России и подписания Брестского мира) «малых Турций», одной из которых собственно и стала Азербайджанская Демократическая Республика (АДР). Данная пантюркистская разработка преследовала цель формирования прочного тюркского (в пантюркистском понимании этого термина) ядра в Закавказье и на севере Персии, с последующим выходом на тюрконаселенные закаспийские территории. Механическое переложение исторического названия персидской (иранской) провинции «Азербайджан»3 на политическую плоскость (каким и стало официальное наименование нового тюркского государства) – лишь отдельное звено длинной геополитической цепи, вычерчивавшей, с точки зрения идеологов пантюркизма, перспективные контуры «Великого Турана».

Так, например, министр внутренних дел АДР Бебуд Джеваншир отдавал приказы в соответствии с взрастившей его пантюркистской идеологией: «Это священная война, цель которой – объединить все ветви единой турецкой нации. Уничтожение армянской нации для этой цели исключительно важно. Армяне – единственное препятствие на пути к успеху нашей политики. А это политика, которая откроет нам путь в Индию. Мы должны ликвидировать армян и по их трупам двигаться по своему пути. Следовательно, не жалейте никого и строго выполняйте то, что вам приказано. Только таким образом Стамбул освободит Индию»4.

Показательно, что позже именно при поддержке первого председателя азербайджанского Совнаркома Наримана Нариманова Бебуд Джеваншир был зачислен (на короткое время, до своего отъезда в Стамбул) в качестве инженера на советских нефтяных промыслах Баку.

Становление азербайджанского государства и одноименной советской нации меньше всего просматривается на фоне общественно-политического, экономического, культурного развития обособленных тюркских племенных союзов Южного и Восточного Закавказья. Это был не эволюционный, а именно революционный процесс, разработчиками которого выступали внешние силы, причем само армянское присутствие (особенно сопротивление) в регионе часто воспринималось в качестве серьезного препятствия на пути реализации обозначенных целей. Пантюркистские и большевистские приоритеты были разными, однако в отдельные периоды (особенно в 1919-1923гг.) имело место и стратегическое совпадение интересов, и тогда «армянский фактор» трактовался ими как деструктивный.

«Совпадение интересов» проявилось (например) в ходе состоявшегося в сентябре 1920г. в пролетарском Баку I съезда угнетенных народов Востока, на котором было принято особое решение «экстренным образом поддержать угасающее национальное движение в Турции путем наступления в союзе с националистическими турецкими войсками на Армению <…> с целью соединения с революционной Турцией»5. Уполномоченный РВС на Южном фронте, член Совета действия и пропаганды Михаил Вельтман обозначил тогда «общую позицию большевиков и мусульман» по армянскому фактору: «Второй Интернационал не хотел знать Востока, не интересовался судьбой народов черного и желтого континента <...> Когда получались сообщения об армянских погромах <…> вся пресса II Интернационала печатала негодующие статьи, устраивались внушительные манифестации в пользу армян <...> Одно отношение было у социалистов к армянским погромам, другое – к погромам, резне, истреблению туземного населения в Марокко, Алжире, Индии и т.д. <…> Армения заявляет претензии на Карабах и Зангезур, Армения желает стать великой средиземной державой»6. На этом съезде и было принято решение о начале «cвященной войны» против Армении.

Однако нельзя рассматривать процесс формирования азербайджанской государственности и одноименной социалистической нации исключительно в контексте своеобразной философии развития региональных (русско-турецких, русско-персидских, турецко-персидских и др.) отношений. Здесь имели место и теоретические разработки предшествующей эпохи, в частности относительно того, «что такое буржуазная нация» и «что есть нация социалистическая». При конструировании азербайджанской социалистической нации весьма часто менялись или переиначивались некоторые аксиомы; вообще эта территория представлялась архитекторам грядущего миропорядка в качестве полигона, где как раз и проходили первичную апробацию многие перспективные схемы.


***
Попытки осмыслить философию армяно-азербайджанских отношений исключительно на фоне вырванной из контекста самих отношений карабахской проблемы изначально обречены на многочисленные искажения. Британский журналист Томас де Ваал в своей книге «Черный сад. Армения и Азербайджан между миром и войной» преподносит население Нагорного Карабаха едва ли не в качестве некой обособленной этнокультурной единицы, в некоторых случаях даже противопоставляет самим армянам (очевидно, автор поддался соблазну использовать популярный в ориенталистской литературе принцип подразделения этносов в зависимости от рельефных особенностей (например, «памирские народы» и собственно «таджики»), однако в данном случае этот описательный прием абсолютно неуместен):

«Эти армяне сильно отличались от армян из Армении. Карабахские армяне – горцы, славящиеся своим гостеприимством и любовью к выпивке. К

армянам, населяющим равнины, они относятся настороженно, а те, в свою очередь, зачастую называют их ишаками за упрямство. Равнинные армяне с трудом понимают сочный карабахский диалект, где ударение падает иначе <...> В Степанакерте мне кто-то сказал: “Мы, карабахцы, ненавидим армян. Мы любим русских и персов, а армян ненавидим”. Шутка, конечно. Но с долей истины»7.

Именно с такой «долей истины», как правило, и синтезируется нынче востребованная международным политологическим рынком публицистика. И

если речь идет о «ком-то», то этот «кто-то» всегда может сказать что угодно, когда угодно, где угодно и кому угодно. Естественно, никакого криминала наблюдение автора не содержит (да и не цензоры мы), оно «всего лишь»… ориентирует читателя на ложный курс восприятия (к слову, в армянском языке несколько десятков диалектов), переставляет акценты, вынуждает считаться с несуществующими факторами и уважать мнение «таинственных анонимов»8.

Сама книга – типичный продукт именно современной публицистики, основанный в том числе на синтезе фрагментарных (чаще всего) высказываний отдельных людей, представленных вне контекста самих признаний. В своем предисловии автор специально обращается к читателю «с единственной просьбой – не заниматься выборочным цитированием отдельных отрывков в угоду собственным политическим приоритетам». Едва ли не трафаретная – с некоторых пор – просьба современного публициста, хотя именно из «отдельных отрывков» обычно и собираются сами произведения. Подобные исследования, как правило, удостаиваются не самой доброй критики со стороны представителей конфликтующих обществ – обстоятельство, которое даже приветствуется «кураторами проектов» и преподносится в качестве образца беспристрастности самого автора.

Нет стремления рассматривать вопрос о степени предвзятости того или иного эксперта, однако должен заметить, что осуждающая позиция оппонентов диктуется не столько сомнениями относительно предрасположенности автора объективно подать материал, сколько иными причинами, в том числе дефицитом его же тематических знаний и, следовательно, многочисленными искажениями очевидных фактов и событий в излагаемом материале. В качестве примера: «В течение семи лет армяне безраздельно владели почти всей территорией Нагорного Карабаха и прилегающих к нему азербайджанских районов, что в общей сложности составляло около 14 процентов международно признанной территории Азербайджана. Сотни тысяч азербайджанцев были изгнаны с родных земель. В ответ Азербайджан наглухо закрыл границу с Арменией»9.

Эта принципиально важная цитата полностью искажает философию событий, формирует концептуально ложное представление о природе самой блокады. Нюанс как раз в том, что «безраздельное владение армянами почти всей территорией Нагорного Карабаха и прилегающих азербайджанских районов» установилось лишь к концу войны, а именно – после наступившего летом 1993г. коренного перелома в ходе активных боевых действий. Блокада же армянских коммуникаций поддерживалась с 1989-1991гг., еще в последний период существования СССР, когда военная инициатива была на стороне Азербайджана, когда Нагорный Карабах сам находился в огненном кольце противника и являлся анклавом, а активные боевые действия разворачивались уже и на территории одиннадцати из тридцати семи районов Армянской ССР.

Заметим, мы говорим о нейтральных (именно в аспекте «собственных политических приоритетов») деталях, и практически каждый заинтересованный читатель может на основе хроники рассматриваемого периода удостовериться в том, что «расстояние» между блокадой армянских коммуникаций и переломом в ходе войны составляет более трех лет. Таким образом, тезисное определение автора – «в ответ Азербайджан наглухо закрыл границу с Арменией» – не выдерживает критики. Между тем подобная формулировка и вставляет блокаду в контекст естественной, в принципе – аргументированной и, в конце концов, даже вынужденной реакции Азербайджана.

Нужно занимать предвзятую позицию, чтобы подобные «нестыковки» считать несущественными: именно они в сумме и формируют «международное мнение по отдельно взятому вопросу». В этой связи возникает вопрос: а кто, собственно, будет моим читателем, для кого я пишу? В сознании воспитанной на иных традициях политологического чтива аудитории мой текст, вероятно, никак не может претендовать на образец «объективной публицистики»: факт принадлежности автора к любой из конфликтующих сторон уже изначально минимизирует степень «непредвзятости изложения». Кроме того, у меня нет намерений скрывать под маской беспристрастности собственную позицию хотя бы по той банальной причине, что я (как писатель) не могу не быть пристрастным к таким категориям, как правда и ложь; смею утверждать, что

в кипящем котле армяно-азербайджанского противостояния варятся также постановки сугубо этического (и даже эстетического) характера, без учета которых невозможно отследить философию самого конфликта.

Пафос последнего предложения обоснован тем, что процесс развития современных обществ предопределил становление и нещадное применение терминологии Нового времени, чье триумфальное шествие по извилинам человеческого мозга уже завоевало сознание целого поколения продвинутых активистов. Взращенные на «новых традициях» терминологического каламбура социальные слои сами представляются в качестве некоего модернизированного механизма, расшатывающего устои классической этики; кардинальному переосмыслению подвергаются самые элементарные нравственные понятия, причем негативный антипод выступает в качестве вполне жизнеспособной «альтернативы» позитивному. Посредством незамысловатых философских упражнений, примерно вроде тех, которые велись в древних академических рощах, черное вполне убедительно предстает белым, обман - шуткой, зло – добром, эгоистическое – альтруистическим, героическое – безответственным. На современном этапе именно софистические парадоксы и формируют философию
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   55

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Армяно-азербайджанских отношений, в которых сами отношения рассматриваются сквозь призму отдельно взятой карабахской проблемы. Основной недостаток подобных сочинений – методологический: невозможно на ограниченной (и временем, и пространством) плоскости карабахского противостояния уместить, «упаковат iconРассматривает закономерности, характерные для звукового строя всех...
В частной Фонетика все указанные проблемы рассматриваются применительно к данному языку и сквозь призму функций, которые то или иное...

Армяно-азербайджанских отношений, в которых сами отношения рассматриваются сквозь призму отдельно взятой карабахской проблемы. Основной недостаток подобных сочинений – методологический: невозможно на ограниченной (и временем, и пространством) плоскости карабахского противостояния уместить, «упаковат iconЗадача курса выяснить основные причины и факторы цивилизационного...
Ключевой для курса является задача сохранение земной цивилизации, поскольку развитие ее в 20 веке привело к нарастанию кризисных...

Армяно-азербайджанских отношений, в которых сами отношения рассматриваются сквозь призму отдельно взятой карабахской проблемы. Основной недостаток подобных сочинений – методологический: невозможно на ограниченной (и временем, и пространством) плоскости карабахского противостояния уместить, «упаковат iconПоложение о городской фотовыставке «Отражение классики сквозь призму современности»
Настоящие Положение регламентирует порядок проведения городской фотовыставки «Отражение классики сквозь призму современности» в рамках...

Армяно-азербайджанских отношений, в которых сами отношения рассматриваются сквозь призму отдельно взятой карабахской проблемы. Основной недостаток подобных сочинений – методологический: невозможно на ограниченной (и временем, и пространством) плоскости карабахского противостояния уместить, «упаковат icon21. Особенности психического развития детей дошкольного возраста
Дошкольный возраст (ДВ) (с 3 до 7 лет) – это пери­од овладения социальным пространством человеческих отношений через общение с близкими...

Армяно-азербайджанских отношений, в которых сами отношения рассматриваются сквозь призму отдельно взятой карабахской проблемы. Основной недостаток подобных сочинений – методологический: невозможно на ограниченной (и временем, и пространством) плоскости карабахского противостояния уместить, «упаковат iconЛитература дьяченко О. М. и др. Психическое развитие дошкольника....
Это пери­од овладения социальным пространством человеческих отношений через общение с близкими взрослыми, а также через игровые и...

Армяно-азербайджанских отношений, в которых сами отношения рассматриваются сквозь призму отдельно взятой карабахской проблемы. Основной недостаток подобных сочинений – методологический: невозможно на ограниченной (и временем, и пространством) плоскости карабахского противостояния уместить, «упаковат iconЛекция эк аис ( vk com/kursach18 ) Смешенный метод
Сочетание разрядной системы, и системы повторения используется в комбинируемой системе при применение этого метода отдельно кодируется...

Армяно-азербайджанских отношений, в которых сами отношения рассматриваются сквозь призму отдельно взятой карабахской проблемы. Основной недостаток подобных сочинений – методологический: невозможно на ограниченной (и временем, и пространством) плоскости карабахского противостояния уместить, «упаковат iconH командная строка Нортон-подобных оболочек
Под Нортон-подобными оболочками понимают как сами файловые оболочки Norton Commander 0, 0 и 0, так и файловые оболочки Volkov Commander...

Армяно-азербайджанских отношений, в которых сами отношения рассматриваются сквозь призму отдельно взятой карабахской проблемы. Основной недостаток подобных сочинений – методологический: невозможно на ограниченной (и временем, и пространством) плоскости карабахского противостояния уместить, «упаковат iconЭка зеленое движение России. Краткий манифест Движения
Наша первая цель – создания эка-мира в отдельно взятой стране – России, к 2025 году

Армяно-азербайджанских отношений, в которых сами отношения рассматриваются сквозь призму отдельно взятой карабахской проблемы. Основной недостаток подобных сочинений – методологический: невозможно на ограниченной (и временем, и пространством) плоскости карабахского противостояния уместить, «упаковат iconПрограмма учебной дисциплины Современные проблемы этнокультурных...
Цель изучения дисциплины: Формирование максимально полных и целостных представлений по современным проблемам этнокультурных и конфессиональных...

Армяно-азербайджанских отношений, в которых сами отношения рассматриваются сквозь призму отдельно взятой карабахской проблемы. Основной недостаток подобных сочинений – методологический: невозможно на ограниченной (и временем, и пространством) плоскости карабахского противостояния уместить, «упаковат iconКонтрольное задание №1 семестре 2012-2013 учебного года темы для контрольных заданий
...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов