Раса и этнос




НазваниеРаса и этнос
страница3/17
Дата публикации17.07.2013
Размер1.88 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > География > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
^

ЧЕМ ОТЛИЧАЮТСЯ РАСЫ?



«Расовые признаки есть признаки неадаптивные,

никак не зависящие от среды,

но всецело определяемые наследственностью»

^ В. Б. Авдеев
ИТАК, в разных точках Земли в разное время от разных производителей по неизвестным нам причинам образовались разные расы. Вот все что мы можем утверждать. Зато утверждать уверенно: ведь если род человеческий существует как гипотеза (если не фикция), то вид человеческий – раса – существует реально. Это существование можно доказать, указав на перечень несомненных объективных устойчивых разграничителей между расами, передающихся по наследству. В науке их называют «расоводиагностическими маркерами».

Специальная наука, имеющая своим предметом расово-этническую диагностику по совокупности биологических параметров человека, называется биометрией. Библиография, посвященная методам биометрии, насчитывает не одну тысячу наименований. В нашем труде мы вынуждены ограничиться наиболее современными и убедительными источниками. Так, например, отечественные светила антропологии Г. Л. Хить и Н. А. Долинова в монографии «Расовая дифференциация человечества» (М., Наука, 1990) дают на многих страницах подробную систему названных маркеров в отношении всего населения Земли, вплоть до самых экзотических андроидных племен. (кое-кто уже остроумно и точно сравнил эту бесподобную всеобъемлющую систему с периодической таблицей Менделеева.) Воспроизводить всю систему здесь не имеет смысла, но выделим среди всего множества маркеров – основные, наиболее важные и убедительные.

Подробное описание всех достижений в области разграничения рас изложено в книге В. Б. Авдеева «Расология» (разделы: Краниологические признаки эволюционной ценности рас; Физические критерии умственного превосходства; Социальная проекция срастания швов черепа; Расовые различия в строении мозга; Эволюционная устойчивость расовых признаков и некоторые другие без указания страниц). Основная работа по сбору данных была проделана там впервые; здесь читатель найдет выжимки из названного источника, в последовательности, оптимальной для наших целей. Желающим получить более подробные знания по теме рекомендуем обратиться либо к книге Авдеева, либо к первоисточникам, скрупулезно в ней указанным. Выделения в тексте сделаны нами.
Дерматоглифика, биохимия, генетика
К числу важнейших относятся данные дерматоглифики – науки о кожных узорах на теле человека (корифеем которой на мировом уровне как раз является Г. Л. Хить). Эти данные включают в себя такие признаки, как дельтовый индекс, индекс Камминса, проксимальный ладонный трирадиус, узорность гипотенара, суммарный процент добавочных трирадиусов, узорность тенара первой межпальцевой подушечки и др. Мы ставим данный маркер на первое место, ибо, как указывает та же Хить в другой книге (Дерматоглифика народов СССР. – М., Наука, 1983): «Признаки дерматоглифики, будучи неадаптивными, не подверженными воздействию отбора и тем самым более стабильными во времени, более надежно свидетельствуют о сохранении древних особенностей популяций, чем соматические». И далее: «На громадном по объему материале обнаружено совпадение дифференциации групп и расовых комплексов по признакам кожного рельефа и расовой соматологии».

Вот что позволяет утверждать дерматоглифика:

«Ключевые признаки дерматоглифики обладают большим запа­сом расоразграничительной мощности: разница между основными расами в 2-40 раз превосходит свою ошибку. Как показали специ­альные исследования, внутри расы наиболее четкие различия наблюдаются на этническом уровне: этнический барьер явился самым мощным фактором дифференциации населения в процессе его исто­рического и биологического развития». (Запомним эту важнейшую для всего дальнейшего исследования мысль и продолжим цитирование.)

«Каждая из крупных расовых групп человечества обладает непов­торимой, только ей присущей комбинацией определенных частот при­знаков дерматоглифики и их сочетанием. Таким образом, анализ ком­бинаций признаков убеждает в том, что различия между расовыми стволами имеют сетеобразный характер. Это наблюдение подтвержда­ется также анализом отклонений каждой расовой группы по отдель­ным признакам и их комплексу…

Взаимоотношения основных расовых групп имеют стойкий характер. Европеоиды занимают более изолированное положение, мак­симально специализированы негроиды. Судя по системе таксономи­ческих расстояний между расами негроиды являются наиболее древ­ней и специализированной расовой ветвью человечества – менее древ­ней, но также специализированной ветвью являются европеоиды».

Главный же вывод Хить и Долинова видят так:

«Основные расовые ветви человечества являются оригинальными, самостоятельно сформировавшимися подразделениями человеческого вида».

Хить и Долинова также утверждают: «Из всех европеоидов европейцы наиболее своеобразны». Авдеев уже однажды интерпретировал этот научный факт: «Это подразумевает, что чистокров­ный европеец всегда будет идентифицирован на фоне сходных в расо­вом отношении европеоидов. Именно этот же тезис вновь отлично подтверждает концепцию “расового ядра”, у представителей которого неповторимые расовые признаки выражены со всей очевидностью». Согласимся и запомним для дальнейшего и этот важный вывод.

В более раннем совместном труде Г. Л. Хить и Б. Кейта «Дерматоглифическая дивергенция основных расовых ветвей человечества» (Расы и народы, 1981, вып. 11) сказано предельно четко: «Индивидуальные профили кож­ного рисунка трех расовых групп свидетельствуют о неповторимос­ти каждой из них. Возможность выделения сходных вариантов со­вершенно исключается. Европеоиды и монголоиды имеют противо­положные сочетания признаков, являя собой некое подобие «двой­ной спирали». Негроиды же по всем, без исключения, признакам занимают крайнее положение. Монголоиды являются менее ста­бильной расой, чем европеоиды. Что же касается негроидов и евро­пеоидов, то их объединение в единый западный ствол по данным кожного рельефа невозможно».

И далее Хить и Кейта делают весьма важный вывод: «Поскольку признаки различных систем организ­ма эволюционировали с различной скоростью, менявшейся к тому же в зависимости от конкретных условий, возраст формирования расовых взаимонезависимых систем заведомо не может быть одинаковым».

Не менее, чем дерматоглифика, важна биохимия, также предлагающая свой неопровержимый ряд расоводиагностических маркеров, обозначающих расово-этнические различия между людьми на молекулярном уровне5. В данном случае читателю следует предложить книгу российского корифея В. А. Спицына «Биохимический полиморфизм человека» (м., 1985). Исходным является его наблюдение: «В результате многочисленных исследований было установлено, что альтернативные формы белков, находящиеся под строгим генетическим контролем, очень неравномерно распределены среди народов Земного шара». А далее, опираясь как на собственные наработки, так и на обширные исследования за рубежом, Спицын повествует о «наследственных полиморфизмах» у человека, представленных здесь в изложении Авдеева:

«Частота генов системы трансферрина (Tf) увеличивается в ряду “монголоиды-европеоиды-негроиды”. Именно с их помощью производится и более детальная дифференциация этнических групп. В США в городе Сиэттле в Центральном банке крови уже разработаны и применяются этнические стандарты крови. В Москве в ходе исследо­вательской программы также было установлено, что этнические рус­ские заметно выделяются среди других этнических групп многонаци­ональной Москвы, именно на основе системы трансферринов. Группоспециальный показатель (Ggl) у евреев выше, и различает их и русских. На основе компонентов сыворотки крови также ясно видны этнические различия, причем именно генетически обусловленные.

Распределение генных частот по системе Спицына показывает, что основные человеческие расы на биохимическом уровне отлича­ются друг от друга на 30-40%. Выражаясь языком Библии, Бог лепил нас из разной глины, потому что между различными породами животных биохимические различия и то меньше. “Человечество с его общечеловеческими ценностями” – это генетически неопределя­емый фантом. По этой же схеме установлено, что русские явно и отчетливо отличаются от татар, евреев и даже украинцев.

По ряду биохимических показателей ушной серы различия между основными расами достигают 4-6 раз, что позволяет использовать ее как удобный и ярко выраженный расоводиагностический маркер.

Поэтому В. А. Спицын выводит соответствующий обобщенный коэффициент генной дифференциации (Gst), позволяющий эмпири­чески высчитывать степень чужеродности народов. Им также вво­дится и обосновывается такое понятие, как генетическое расстояние (D), служащее для определения совокупности расовых различий между народами. На основе этих математических формул выведена генетико-биологическая иерархия рас и подрас. Затем дается поня­тие времени генетического расхождения (t) народов и рас в миро­вом историческом процессе. Дальнейшие выводы и обобщения авто­ра вновь поражают сочетанием глобального охвата проблемы с математической точностью ее решения:

“Методы анализа генетических расстояний и построения фило­генетических древ позволяют решать задачи генетико-антропологических классификаций, определения степени дивергенции популя­ций, оценки времени, прошедшего с момента разделения соответ­ствующих ветвей древа. Более важной проблемой, однако, пред­ставляется попытка оценки продолжительности пребывания той или иной группы населения на данной территории, а также непосредственного определения динамики формирования этнорасовых общ­ностей. В этой связи исследование характеристик мирового распре­деления факторов системы иммуноглобулинов (Gm) позволит подой­ти к решению поставленных выше вопросов. Уникальность генетической системы Gm заключается в том, что каждая из крупнейших рас обладает характерным, свойственным лишь ей генным комплексом Gm, причем такие маркирующие гаплотипы представлены максимальными значениями частот”.

Совершен­но очевидно, что на основе подобных методик всяким спекулятив­ным рассуждениям о “коренных и некоренных народах” и “много­национальных культурах” решительно можно будет положить ко­нец, а конституционное определение “государствообразующего эт­носа” получит математическое определение, исключающее ошибки. Формулы народов-созидателей и народов-паразитов также возмож­но будет рассчитать.

Обобщая международный статистико-аналитический опыт, В. А. Спицын дает точные формулы частот генных маркеров в системе иммуноглобулинов для основных человеческих рас, соответствую­щих их максимальной чистоте:

европеоиды – Gm 3; 5, 13, 14

монголоиды – Gm 1, 3; 5, 13

негроиды – Gm 1, 5; 13, 14, 17

Человек, знакомый с математикой, легко заметит, что это три совершенно различные и никак не связанные между собой системы характеристик.

Далее В. А. Спицын подчеркивает, что “в Европе европеоидный Gm 3; 5, 13, 14 с высокой частотой представлен на севере континента”. Таким образом определяется, что наиболее расово чистые европеои­ды представлены на севере Европы, что как раз и соответствует ареалу происхождения и распространения нордической расы.

Следовательно, понятие расовой чистоты из области журна­листских споров переходит в область точной науки. Из чего явствует, что расовая чистота – явление не мифологическое, а генетическое. Отныне расовая теория должна основывать свои тезисы не на поэтических образах, а на генетическом анализе и математических формулах. Базовый постулат расовой теории о том, что нордическая, или ксантохроидная, то есть светловоло­сая, голубоглазая, часть большой европеоидной расы является наиболее генетически чистой и, следовательно, более ценной ее частью, можно считать научно доказанным»6.

Генетическая основа пигментации кожи имеет также весьма важ­ную расоразграничительную функцию. В. А. Спицын в этой связи пишет: «Известно, что густой слой меланина у темнокожих рас, препятствуя проникновению в глубокие слои кожи ультрафиолето­вых лучей, создает почву для заболевания рахитом. Этим объясня­ется наличие компенсаторного механизма, выражающегося в том, что у людей, живущих в тропиках, отмечаются обильные выделения сальных желез, значительно более крупных, чем у европейцев».

У европеоидов частота гена (Gc) не должна превышать 10%, в то время как у негров она превышает 30%. Именно частота этого гена и сопряжена с характерным негритянским запахом7...

Самый же главный вывод В. А. Спицына заключается в следующем: «Не имеется данных о связи между климато-географическими факторами и распределением факторов Gm”. Это говорит о том, что расовые признаки носят неадаптивный характер, среда на них вообще не оказывает никакого влияния. Цвет глаз, волос, кожи и т. д. – это не результат приспособления человека к соответству­ющим условиям окружающей среды, это скорее генетические укра­шения, которые раздала природа различным расам, исходя из есте­ственного принципа “каждому свое”».

Последний вывод отлично согласуется как с непосредственными наблюдениями (за 400 с лишним лет истории афро-американских негров до сих пор не известно случаев их побеления, обусловленного сменой климата; не почернели и белые потомки голландских поселенцев – буры ЮАР)8, так и с теорией литосферных катастроф, о которой ниже. Следует отметить также, что среднегодовая температура и количество солнечных дней в году изменяются одинаково по мере удаления от экватора, безразлично к Северному ли или к Южному полюсу, однако чернокожие особи проживают преимущественно в Африке, а вовсе не везде, где солнце светит и греет столь же ярко и сильно. Негроиды не образовались ни в Центральной, ни в Южной Америке, ни в подавляющей части Азии, ни, тем более, в равноудаленных от экватора частях Европы. Если же говорить о южной оконечности Африки, изначально также заселенной неграми, то и подавно ни на одном континенте северного полушария Земли мы не найдем природных негроидов в соответствующих климатических поясах. Это позволяет раз и навсегда отбросить гипотезу о «почернении» негроидной расы в связи с воздействием солнечных лучей как антинаучную.

В. А. Спицын также подчеркивает: «Каждая из крупнейших рас обладает характерным, свойственным лишь ей одной генным комп­лексом гаммоглобулинов и щелочной фосфатазы плаценты».

Вообще, серология, т.е. наука о группах крови, надежно представляет нам целый ряд расоводиагностических маркеров: было доказано, например, что полигенные наследственные факторы белков сыворотки специфически распределяются на уровне больших рас. Энциклопедия «Народы России» (М., 1994) фиксирует: «По системам иммуноглобулинов, обеспечивающих защитную реакцию против различных болезней и трансферинов, обеспечивающих нормальную циркуляцию ионов железа в токе крови, отчетливо выделяются большие человеческие расы».

Итак, у людей разных рас и нацио­нальностей различаются структуры белка, биохимический состав иммунной системы и электромагнитные свойства крови. Не менее строгие и достоверные сведения о расовой принадлежности личности дает также биохимический состав ушной серы.

В совместной работе «Учение о человеческой наследственности» (1936) Э. Баур, О. Фишер и Ф. Ленц утверждали: «Расовые различия в основном зависят от различий внутренней секреции. Конституция тела, интеллектуальные и психические характеристики и прочие расовые особенности детерминированы ими». Сегодня, не отрицая значения внутренней секреции для расовой диагностики, ученые предпочитают говорить о корелляции маркеров. Данный тезис можно проиллюстрировать цитатой из статьи М. Г. Абдушелишвили и В. П. Волкова-Дубро­вина «О соотношении расовых и морфофизиологических при­знаков» (Вопросы антропологии. Вып. 52, 1976): «Наблюдается известная связь цвета кожи с некоторыми физиологическими признаками. У наиболее свет­лых наблюдается замедленный кровоток и наибольшая минеральная насыщенность костной ткани, а у наиболее темнокожих значительно ниже минерализация скелета и быстрее кровоток».

Развитие биохимической темы уже привело нас страницами выше к данным о неизменном различии рас, представляемым наукой генетикой, трактующей проблему наследственности. Именно на поле данной науки (в рамках т.н. «митохондриальной» теории) была сделана в конце ХХ – начале XXI века попытка опровергнуть очевидное: расовые различия людей. Нас пытались уверить, что белые, желтые, черные – все люди состоят из одного строительного материала, а потому являют собой единое целое. Попросту, лес попытались спрятать за деревьями. За эти домыслы тут же ухватились сторонники теории моногенизма, попытавшиеся навязать общественному сознанию идею о нашей общей праматери – «черной Еве», от которой (в недрах Центральной Африки), якобы, произошло все человечество вообще. После чего одни потомки этой Евы мигрировали на Север, где все поголовно побелели, а другие – на Восток, где так же поголовно пожелтели и окосели.

Как будет неопровержимо видно из дальнейшего, результаты добросовестных генетических исследований ведут совсем к другим выводам.

Выдающийся советский биолог И. И. Шмальгаузен еще в своей про­граммной книге «Кибернетические вопросы биологии» (М., 1968) блестяще развил постулаты расовой теории, направлен­ные против вульгарного ламаркизма: «Наследственный код ограж­дается ядерной оболочкой и регуляторными механизмами клетки и всего организма в целом от непосредственного влияния внешних факторов. Наследование признаков, приобретенных при жизни осо­би, фактически невозможно, так как это “приобретение” касается только преобразования информации в данной особи и гибнет вместе с нею. Наследственный материал не был затронут этим преобразо­ванием и остался неизменным». При этом подчеркивается, что му­тации, о роли которых так любят рассуждать генетики, на самом деле имеют случайный характер, кроме того, никакой свободы мута­ций не существует, ибо они возможны лишь в определенных грани­цах, заданных наследственными расовыми признаками…

Таким образом выясняется, что не снятие расовых признаков в процессе эволюции является приспособительным фактором, а, на­оборот, их усиление и закрепление. В процессе эволюции расовые признаки являются своеобразным приспособительным инструмента­рием, «эволюционной оснасткой», без которой не возможно биологи­ческое развитие расы. Расовые признаки являются как в физичес­кой, так и в психическом плане генетическими «узлами прочности», на которых держится вся структура человека. Без них неминуемы вырождение и распад.

1-я международная конференция «Раса: миф или реаль­ность?», прошедшая в Москве с 7 по 9 октября 1998 года под эгидой Российского отделения Европейской антропологической ас­социации и при поддержке многочисленных всемирных и отече­ственных профильных научных учреждений, предоставила трибуну в т.ч. генетикам.

В коллективном исследовании, озаглавленном «Новый ДНК-маркер как расово-диагностический признак», анализируется мате­риал по получению нового генетического маркера CAcf685 по 19-й хромосоме, на основе которого величина генетического расстояния Gst между европеоидами и монголоидами (в данном случае чукча­ми) оценивается как шестикратная. Данный маркер признан как ценный в расово-диагностическом отношении.

Этой же теме было посвящено программное выступление одно­го из лучших отечественных генетиков Ю. Г. Рычкова «Генетические основы устойчивости и изменчивости рас». Его доклад явился обобщением многолетних теоретических и практических исследований. В нем он говорил, что, несмотря на то, что последние 35 лет генетика человека находится в разладе с антро­пологией, тем не менее, молекулярная генетика открывает все боль­ше и больше «так называемых ДНК-маркеров, которые могут счи­таться маркерами расовых различий».

Анализу этих новых расоводиагностических маркеров был по­священ доклад известного молекулярного биолога В. А. Спицына «Эффективность разных категорий генетических маркеров в диффе­ренциации крупных антропологических общностей».

С. А. Лимборская, О. П. Балановский, С. Д. Нурбаев в коллек­тивной работе «Молекулярно-генетический полиморфизм в изучении народонаселения: геногеография Восточной Европы» говорят о боль­ших успехах, достигнутых в последнее время в расшифровке ДНК генома человека. «В ходе этой работы было обнаружено большое количество высокополиморфных маркеров ДНК, пригодных для популяционно-генетических исследований. Изучая с помощью этих маркеров ныне живущие популяции, удается получить информацию об их генетической истории и в ряде случаев датировать – с той или иной вероятностью – важные события, связанные с происхождением человека, его рас и расселением человека в глобальном масштабе. Полученные результаты анализа сложного в расовом отношении региона Восточной Европы указывают на высокую разрешающую способность ДНК-маркеров при анализе генофонда».

По результатам названной конференции был издан про­граммный документ «Проблема расы в российской физической ан­тропологии» (М., 2002), который вполне может быть сочтен за официальную позицию отечественной антропологической науки. Так, в частности, Е. В. Балановская указала в своем докладе, включенном в общую редакцию, следующее: «Объективная клас­сификация индивидуальных генотипов по ДНК-маркерам практи­чески полностью соответствует расовой классификации». Ее под­держала и Г. Л. Хить, в свою очередь указав, что каждая из крупных расовых групп человечества обладает неповторимой, только ей присущей комбинацией определенных частот ключевых призна­ков. Е. 3. Година подчеркнула: «Основные расовые различия в значительной степени формируются уже во внутриутробном перио­де».

Название книги А. Ф. Назаровой и С. М. Алтухова «Генетический портрет народов мира» (М., 1999) также говорит само за себя, ибо в ней дается подробная характеристика частот генов во всех основных и даже многих реликтовых популяциях человечества. А ведущие отечественные антропологи А. А. Зубов и Н. И. Халдеева в своей совместной статье из сборника с характер­ным названием «Расы и расизм. История и современность» (М., 1991) дают такое заключение: «Значит “тип”, т. е. характерная сумма генетических и морфофизиологических признаков, маркирую­щая определенные группы внутри вида, – феномен вполне реаль­ный, и стало быть, заслуживающий исследования».

Не только российские генетики стоят на позициях расового различения: именно знаменитая «Таблица генетико-лингвистических расстояний между народами» аме­риканского генетика Л. Кавалли-Сфорца окончательно иллюс­трирует объективность различий между биотипами. А его коллега Дж. Нил заявляет, что в настоящее время любого индиви­дуума можно отнести к той или иной хорошо исследованной боль­шой этнической общности с точностью до 87%.

Словом, под воздействием новых открытий, а также в результате строгой научной критики по адресу т.н. «митохондриальной» генетической теории, полувековое противостояние «популяционных генетиков» с одной стороны и антропологов и расологов с другой сегодня заканчивается9. Существование больших изначальных рас более всерьез не оспаривается. Спустя 130 лет в ходе напряженной исследовательской работы сотен ученых и ожесточенных дискуссий сторонников и противников расологии ученое сообщество дозрело, наконец, во всеоружии аргументов до простого вывода, сделанного И. И. Мечниковым еще в 1878 году: «Отличия между большими человеческими группами, народами и расами настолько крупны и очевидны, что я даже считаю излишним распространяться об этом».

Узоры на коже видны, но незаметны простым глазом при встрече с человеком. Чтобы их разглядеть, нужно усилие. Что же касается генов и молекул крови или ушной серы, их вообще не увидать без электронного микроскопа. Но в организме человека есть признаки, легко заметные любому: форма головы и тела, черты лица, цвет кожи, глаз, волос и т.д. Они-то и свидетельствуют, в первую очередь, о расовой принадлежности человека. И, конечно же, их изучение ведется с самых первых дней расологической науки.
Череп, мозг, лицо и кое-что еще
ВАЖНОСТЬ данных науки о черепах – краниологии – абсолютно бесспорна. Еще один из самых признанных авторитетов итальянской антропо­логической школы Джузеппе Серджи в монографии «Виды и разновидности человеческого рода» (1900) писал: «Наиболее важен для классификации череп. По одному черепу можно различить этнические элементы, входящие в состав смешанных групп. Возможна первичная классификация даже по одной стабильной особенности. Наиболее стабильны мозговой и лицевой отделы черепа. С самых древних эпох и до нашего времени не появились никакие новые формы черепов».

Классической школой антропологии И. Ф. Блюменбаха (1752-1840) было выявлено, что именно развитие мозга задает формирование черепа человека, но никак не наоборот. Ее представитель С. Т. Зоммеринг (1755-1830) писал: «Надо полагать, что природа формирует черепные кости так, чтобы они могли приспособиться к мозгу, но не наоборот». Много позднее известный советский генетик Н. П. Дубинин в книге «Что такое человек?» (М., 1983) изложил сходный комплекс идей: «Мозг человека обладает генетически детерминированными свойствами. Для нор­мального развития мозга нужна нормальная генетическая програм­ма. Доказано, что 5/6 мозга формируется у человека после рожде­ния». Антропологический сборник «Проблемы эволюцион­ной морфологии человека и его рас» (М., 1986) не оставляет никакой неяс­ности в этом вопросе: В. П. Алексеев в передовой статье под названи­ем «Некоторые соображения о динамике корреляционных отношений у человека и ее эволюционном значении» обобщает: «В паре «мозг – череп­ная коробка» ведущим был мозг». Поэтому так важно знать и правильно интерпретировать расовые различия черепа в динамике их возрастного развития.

Остановимся на наиболее заметных и актуальных из них, а это, в первую очередь – черепные швы. В связи с чрезвычайно важностью специфики зарастания швов черепа у представителей различных рас, а также наглядности и неоспоримости этого расово-диагностического призна­ка в исследовании социокультурных процессов, профессор В. Н. Звя­гин предложил использовать даже особое название – сутурология – наука об исследовании рисунков черепных швов.

И вот что открывает эта наука.

Русский краниолог Д. Н. Анучин (его имя носит Институт антро­пологии РАН) в работе «О некоторых аномалиях человеческого черепа и преимущественно об их распространении по расам» (М., 1880) подробно остановился на пте­рионе – небольшом участке поверхности черепа, на каждой из боковых сторон которого, в височной ямке, сходятся четыре кости: лобная, теменная, височная и основная. Этот участок является хорошим расово-диагностическим маркером, ибо различные виды его аномалий в частотном отношении у больших человеческих рас име­ют разницу в 4-8 раз. Крупный немецкий антрополог того же времени Георг Бушан подтвердил все выводы Д. Н. Анучина в отношении расово-разграничительной функции учас­тка птериона. Он указывал: «Птерион представляет собой зону соеди­нения височной, лобной, теменной и клиновидной (основной) кости. Обычно верхний край большого крыла основной кости доходит до передненижнего края теменной кости, отделяя височную кость от лобной; имеющиеся здесь швы образуют тогда фигуру в роде буквы “Н”. Но изредка бывает, что от переднего края височной кости отхо­дит вперед отросток, соединяющийся швом с лобной костью. У выс­ших рас этот отросток очень редко встречается. У европейцев в 1,6%, у монголов и малайцев в 3,7%, у низших рас, наоборот он сравни­тельно част, так у черной расы до 13%, у австралийцев до 15,6%, у папуасов до 8,6%. Такое отношение говорит за то, что соединение височной кости с лобной посредством отростка должно рассматри­ваться как низшее (питекоидное) образование, и это, тем более, что мы встречаем его постоянно у гориллы, шимпанзе и у большинства дру­гих обезьян».

Ойген Фишер также писал: «Иногда между этими че­тырьмя костями, которые образуют область птериона, имеется соеди­нительная кость. У низших рас лобная кость и височная кости всту­пают в контакт гораздо чаще, чем у высших. Мы наблюдаем это, например, у европейцев – 1,5% случаев, у монголов – в 3,8%, у австралийцев – в 9%, у негров – в 11,8%, у гиббонов – в 13,7%, у орангутангов – в 33,6%, у шимпанзе – в 77%, у горилл – 100%. Несомненно, что наличие лобно-височного шва в большой мере зави­сит от относительной величины мозга. Чем сильней мозг распирает череп, тем больше будут расходиться лобная и височная кости, тем реже они смогут соединиться в шов».

Следующим, еще более важным маркером, по Анучину, является метопизм (шов, образовавшийся на месте со­единения двух половин лобной кости). Авдеев излагает важность этого показателя так: «Этот лобный шов зарастает у большинства новорожденных младенцев, но у некоторых индиви­дов сохраняется на всю жизнь. Вот именно эта-то аномалия черепа и является отменным расово-диагностическим и, как следствие, со­циокультурным маркером. Именно лобные доли мозга, отвечающие за высшие проявления человеческой психики и интеллекта, у некото­рых индивидуумов в процессе начальной фазы роста оказывают повышенное давление на соответствующие отделы лобной кости, раздвигая их, что, в свою очередь, и вызывает появление лобного шва под названием метопизм». По наблюдениям Анучина, метопические, то есть с лобным швом, черепа имеют вместимость на 3-5% большую по сравнению с обыкновенными.

Далее, анализируя частоту возникновения метопизма у разных рас и народов, он делает такой вывод: «Таблица результатов наблюдений показывает, что у европейцев лобный шов встречается много чаще, чем у других рас. В то время, как для различных серий европейских черепов процент метопизма найден варьирующим от 16 до 5, серии черепов низших рас в большинстве случаев только 3,5-0,6 процентов. Изве­стное соотношение существует, по-видимому, между наклонностью к метопизму и интеллигентностью расы. Мы видим, например, что во многих расах более интеллигентные племена представляют больший процент метопических швов. У высших представителей мон­гольской и белой рас он выражается цифрой, по крайней мере в 8-9 раз большею, чем у австралийцев и негров».

Впоследствии на основе статистических данных было сделано обобщение, соглас­но которому индивиды с сохранившимся лобным швом обладают большей массой мозга, причем это увеличение является не только абсолютным, но и относительным, то есть не связанным с увеличе­нием размеров тела. Сохранение лобного шва в свою очередь сказы­валось в более высоком уровне психических и интеллектуальных способностей данных индивидов.

Особенное значение имеют для разработки вопроса о метопизме работы русских ученых. Статья В. В. Масловского, помещенная в «Русском антрополо­гическом журнале» за 1926 год, том 15, вып. 1-2, носит специальное название «О метопизме». В ней автор, развивая идеи Анучина, пишет: «Таким образом, на явление сохранения лобного шва у человека можно смотреть как на явление, связанное с совершенствованием его организации. Такая расчлененность черепа на парные лобные кости является благопри­ятным фактором, как для содержимого черепа, так и для него само­го. Рост последнего в различных направлениях происходит благо­даря наличию швов»… Наконец, такое светило антропологии, как В. В. Бунак в статье «О гребнях на черепе приматов» (Русский антропологичес­кий журнал, том 12: книга 3-4, 1922) писал: «Аномальный лобный шов у человека наблюдается чаще у культурных рас, что связыва­ется с увеличением головного мозга и возрастающим его давлени­ем на лобную кость»...

Среди зарубежных ученых, занимавшихся аномалиями черепа в контексте расовой систематики, нужно выделить такие имена: Жорж Папийо (1863-?), Георг Бушан (1863-1942), Марциано Лимсон (1893-?), Венцель Леопольд Грубер (1814-1890), Иоганн Ранке (1836-1916), Герман Велькер (1822-1897), Йозеф Гиртль (1811-1894), Паоло Мантегацца (1831-1910). Известный шведский антрополог и анатом, профессор Стокголь­мского университета Вильгельм Лехе в своей книге «Че­ловек, его происхождение и эволюционное развитие» (М., 1913), суммируя многочисленные исследования в разных странах в облас­ти аномалий швов черепа, дал такое ясное и обстоятельное резю­ме: «…Что сохранение лобного шва действительно обык­новенно является критерием умственного превосходства должно следовать из того, что черепа с этой особенностью чаще встречают­ся у цивилизованных народов, нежели у диких. В связи с этим я хочу упомянуть, что до сих пор не было описано ни одного черепа человекообразной обезьяны с сохраняющимся лобным швом». Георг Бушан в своей известной книге «Наука о человеке» (М., 1911) подчеркивал: «Метопизм составляет принадлежность высших рас. Метопические черепа обладают большим весом, более сложным стро­ением швов, более продолжительным незарастанием последних. Низшие расы дают меньший процент таких черепов, чем вышестоя­щие, так называемые культурные народы».

Другой мэтр классической немецкой антропологии, специализиро­вавшийся как раз в области сравнительной морфологии Ойген Фишер в своем фундаментальном учебнике «Антропология» (1923) указывал: «Расовые различия в частоте метопизма связаны с разной емкостью мозга. Мы встречаем его, например, у немцев – 12,5% случаев, на черепах, найденных в Помпеях – в 10,5%, у древних египтян – в 7%, у негров – в 1% случаев».

Испанский ученый Хуан Комас в своей диссертации «К изуче­нию метопизма» (1942) совершенно в том же духе свидетельство­вал: «Анучин одним из первых выдвинул гипотезу о прямой связи между метопизмом и интеллектом, то есть черта чаще встречается у высших рас и, следовательно, ее можно считать чертой прогрес­сивной эволюции, свидетельствующей о тенденции организма к мо­дификации своего обычного типа черепа».

Известный немецкий антрополог Карл Фогт в своей книге «Человек и его место в природе» (С.-Петербург, 1866), обоб­щая данные современной ему науки, утверждал: «Негрский череп относительно срастания своих швов следует другому закону, чем череп белого: что его передние швы, лобный и венечный, как у обезьяны, срастаются очень рано, гораздо раньше задних, тогда как у белого человека порядок срастания швов совершенно обратный. Если же так, то нет особенной смелости в предположении, что в мозге негра, может быть, существует тот же обезьяний ход разви­тия, который доказан в его черепе».

Другой известный немецкий антрополог Роберт Видерсгейм позднее подтвердил эту точку зрения, подчеркнув в своей книге «Строение человека со сравнительно-анатомической точки зре­ния» (М., 1900): «Грациоле показал, что швы у высших рас исчеза­ют в другой последовательности, нежели у низших. У последних, как у обезьян, процесс всегда начинается спереди, с лобной облас­ти черепа, то есть на границе лобных и теменных костей, и отсюда идет назад. Само собою разумеется, это отражается на рано насту­пающем формировании передних долей головного мозга, которая у высших (белых) рас, где лобно-теменной шов облитерируется после затылочно-теменного, могут развиваться еще далее. Это должно быть поставлено в связь с умственным различием племен».
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Похожие:

Раса и этнос iconОбраз не переводится с русского на другие языки
Расы первые потомки Бога Раса, р-аса, Раза, Ра, Р, из Рая на севере родоначальники богоподобного человечества. От Раса и Расов северная...

Раса и этнос iconЭтнос, общество, государство. Основные аспекты реабилитации вайнахов (1957 1990 гг.)

Раса и этнос iconТемы контрольных работ по этнопсихологии что такое этнос?
Дело дошло до открытых межнациональных конфликтов, разрешение которых представляет большие трудности

Раса и этнос iconМ. И. Беляев, 1999-2007 г,©
Ниже (п. 1-5) приводятся отрывки из книги "Шестая Раса" и информация, принятая координаторами "Школы Логоса"

Раса и этнос iconAngela y. Davis
Женщины, раса, класс: Пер с англ./Общ ред. Д. А. Лисоволика; Предисл. Я. Н. Засурского.— М.: Прогресс, 1987.— 280 с

Раса и этнос iconЭто мы
О том, как межпространственная раса контролировала мир тысячелетиями и продолжает делать это и поныне

Раса и этнос iconГанс Ф. К. Гюнтер раса и стиль
Мысли об их взаимосвязи в жизни и в духовной истории европейских народов, в частности, немецкого народа, 2-е изд. Леманс Ферлаг....

Раса и этнос iconШаг Джозеф Патрик Костен ( Джозеф де Гиз, Граф) Возраст 431 год....

Раса и этнос iconМбоу «Яшкульская сош» На республиканский заочный конкурс «Моя малая...
Эти звуки пугали его, перебивали песню. Ему приходилось подниматься еще выше в небо, чтобы не слышать их и вновь настраиваться на...

Раса и этнос iconПобедоносная татарская национальная революция
Отсутствие государства-нации в финале этногенеза заставляет считать данный этногенез несостоявшимся, либо ещё не завершённым, а данный...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов