Раса и этнос




НазваниеРаса и этнос
страница4/17
Дата публикации17.07.2013
Размер1.88 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > География > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

^ Завершить тему черепных швов – предмет сутурологии – мы можем великолепной цитатой из монографии «Новая теория происхождения человека и его вырождения» (Варшава, 1907) крупнейшего русского расолога В. А. Мошкова, который писал: «По своим душевным способностям негритенок не усту­пает белому ребенку, он так же способен к учению и так же понят­лив, как белый. Но как только наступает роковой период возмужалости, то вместе со сращением черепных швов и выступанием вперед челюстей у них наблюдается тот же процесс, как у обезьян: индиви­дуум становится неспособен к развитию. Критический период, когда мозг начинает склоняться к увяданию, наступает гораздо раньше у негра, чем у белого, именно за это говорит более ранее срастание швов черепа у негра».

Но рассказ о черепных швах будет неполон, если мы еще раз не подчеркнем важность этого параметра в качестве расоводиагностического признака. Подлинным шедевром современной отечественной расологии, посвященным именно этому аспекту проблемы, следует признать книгу А. Г. Козинцева «Этническая краниоскопия. Расовая изменчивость швов черепа современного человека» (Ле­нинград, 1988). В отличие от либеральных ангажированных антро­пологов, только и занятых «стиранием» и «снятием» расовых при­знаков, А. Г. Козинцев цель своей работы видит в прямо противопо­ложном: «Полиморфность некоторых признаков позволяет изменить традиционный ход исследования, перестраивая, а то и создавая морфологические схемы со специальным расчетом на повышение расоразграничительной эффективности и в некоторых случаях – на снижение роли других факторов, в частности возрастного».

Анализируя результаты практических исследований, автор моно­графии констатирует, что частота расоразграничительного признака по костям затылочно-сосцевидного шва для европеоидов составляет в среднем 6,4%, а для монголоидов – 16,6%. На основе близкого в морфологическом отношении затылочного индекса (ЗИ) расовые раз­личия наблюдаются еще отчетливее. Так, для европеоидов частота этого признака составляет 8,4%, а для монголоидов – 48,5%. Заты­лочный индекс второго порядка (ЗИ II) также эффективно помогает различать расы: 2,8% – для европеоидов и 13,4% – для монголои­дов. «При рассмотрении величин затылочного индекса (ЗИ) и (ЗИ II) создается впечатление, что признак “работает” только на уровне больших рас. Никаких закономерностей в распределении частот внут­ри европеоидного и монголоидного комплексов выявить не удается».

А. Г. Козинцев пишет далее: «Мы проанализировали около 30 признаков, относящихся к швам черепа, и выделили шесть основ­ных, наиболее ценных. Европеоидная и монголоидная расы, как мы помним, различаются по всем основным особенностям». Для сум­марной количественной оценки этих различий автором книги вво­дится специальный монголоидно-европеоидный индекс (МЕИ). В европеоидных популяциях он колеблется от 13 до 39, а у монголо­идов от 54 до 82,5.

Представители нордической расы также легко выделяются из числа других европеоидов с помощью североевропейского индекса (СЕИ). «Значение обоих показателей (МЕИ) и (СЕИ) у северных евро­пеоидов выше, чем у южных». Ясный и аргументированный вывод, даваемый А. Г. Козинцевым в книге, не оставляет места для криво­толков и спекуляций. «Расоразграничительные индексы – простое, но эффективное средство анализа. Пять признаков – затылочный индекс, клиновидно-верхнечелюстной шов, заднескуловой шов, ин­декс сложности подглазничного узора и индекс поперечного небного шва – служат в первую очередь для разграничения европеоидов и монголоидов. Комбинации признаков обладают большей разграничи­тельной силой, чем отдельные признаки. Монголоидно-европеоидный индекс (МЕИ) и первая главная компонента (I ГК) чрезвычайно эф­фективно разделяют монголоидов и европеоидов. Дифференциация внутри европеоидной расы прослеживается при помощи североевропейского индекса (СЕИ) и второй главной компоненты (II ГК)».

^ Помимо швов, в строении черепа человека заметно множество иных расово-диагностических маркеров, обладающих хорошим дискриминантным эффектом. Крупный немецкий антрополог Роберт Видерсгейм в связи с этим писал: «Носовые кости, обыкновенно остающиеся раздельны­ми, иногда срастаются в одну кость, и это встречается гораздо чаще у низших рас, чем у высших. Так как, такое срастание нормально для обезьян, вероятно, мы имеем в нем у человека одно из атавистических явлений. У шимпанзе оно настает уже на втором году жизни».

Укажем вкратце и на другие параметры черепа, имеющие существенное значение для разграничения и диагностики рас.

^ Индекс сложности подглазничного узора (ИСПУ) обладает наибольшей расоразграничительной способностью. Для европеоидов он составляет – 38,0, а для монголоидов – 57,9. И это закономерно, ведь глаза разных рас имеют и разную крепеж­ную оснастку. Этот признак также «работает» на уровне больших рас. Народы, нации, этносы и племена – это действительно резуль­тат более позднего исторического процесса, но гигантская пропасть неустранимых расовых различий свидетельствует в пользу доисто­рической, а именно – биологической природы их происхождения.

А. П. Пестряков в статье «Дифференциация большой монголо­идной расы по данным генерализованных тотальных размеров че­репной коробки» (в сб.: Историческая динамика расовой и этнической дифференциации населе­ния Азии. – М., 1987) остроумно отмечает, что размер мозга представля­ет собой «биологическое родимое пятно на теле расы». Далее автор развивает свою мысль: «Следует оговорить общеизвестный научный факт, что существует так называемый “мозговой рубикон”, т. е. минимальный, но достаточно большой необходимый объем мозга, начиная с которого его носитель – человек – может функциониро­вать как существо социальное. Среднегрупповая величина черепной коробки может быть важным параметром при изучении расовой истории человечества»… А. П. Пестряков на основе совершенно отличного, чем у других авторов, материала приходит к тому же выводу, что по размерам черепной капсулы менее всего варьируют европеоиды и более всего полиморфны монголоиды, что говорит об их «возможной расовой неоднородности». Разброс признаков у последних больше в 2-2,5 раза, чем у европеоидов, а у негроидов и американских индейцев в 1,5-2 раза больше, чем у европеоидной расы. Из чего можно сделать правомерный вывод, что из всех больших рас – европеоиды – наибо­лее однородная. «Изучаемые нами генерализованные количествен­ные характеристики черепной коробки обладают большей устойчиво­стью во времени, чем большинство описательных расово-морфологических признаков». Из этого утверждения автора статьи следует заключение, что расовые признаки, особенно столь важные, как раз­мер мозга, действительно являются «родимым пятном», никак не смываемым в процессе исторического развития, как того хотят шар­латаны от науки. «Предлагаемые параметры могут служить хороши­ми антропологическими маркерами при изучении этногенетических процессов. Анализ величин генерализованных параметров в кранио­логических сериях позволяет выделить расовую филиацию, а также инородные с краниологической точки зрения включения».

В этой связи приобретают особый интерес вообще любые расовые параметры черепа, которых насчитывается немало.

Например, в статье, посвященной вопросам расовой краниологии: «Мировое распределение затылочно-теменного указа­теля» Ю. Д. Беневоленская сопоставляет среднее значение этого показателя для основных рас:

европеоиды – 91,6

монголоиды – 96,6

негроиды – 87,3.

Вывод автора однозначен и убедителен: «Три расовых комплек­са вполне отчетливо отделяются один от другого. Затылочно-теменной указатель работает в очень крупных ареалах, дифференци­рует большие расы».

Приводимая далее корреляция между затылочно-теменным и высотно-продольным указателями также свидетельствует в пользу расовых различий:

у европеоидов – 0, 738

у монголоидов – 0,581

у негроидов – 0, 706.

Существует расхожее, ничем не подкрепляемое мнение, что европеоиды антропологически ближе к монголоидам, чем к не­гроидам, но именно этот показатель наглядно показывает всю глубину различия между первыми и вторыми – 27%.

«Европеоидные серии обнаруживают меньшую дисперс­ность, чем монголоидные, и более тесную межгрупповую связь с высотно-продольным указателем». В целом это говорит о том, что в расовом отношении монголоиды менее однородны, чем европеоиды.

В сборнике «Ис­торическая динамика расовой и этнической дифференциации населе­ния Азии» (М., 1987) Ю. Д. Беневоленская в статье «Расовая дифференциа­ция на территории Азии (по строению лобного отдела черепа)» на основе исследования лобно-сагиттального индекса (ЛСИ) также говорит о «наибольшей по сравнению с другими расами консолидированности европеоидов».

Наконец, в сборнике «Проблемы эволюцион­ной морфологии человека и его рас» (М., 1986) та же Беневоленская в статье «Расовые вариации признаков че­репного свода» в дополнение к этому пишет: «Поскольку расы не сходны, разнокачественны по типу и масштабу внутрирасовых расообразовательных процессов, расовая диагностика по ЛСИ выглядит в каждом случае своеобразно. Так, европеоиды – наиболее консоли­дированная раса, и вероятно поэтому (ЛСИ) лобно-сагиттальный ин­декс не дает отчетливых расовых разграничений внутри европеоидов. Наибольшие различия ЛСИ вскрывает в пределах монголоидной расы».

Из числа более современных коллективных работ нужно отме­тить сборник «Единство и многообразие человеческого рода» (М., 1997). В нем Ю. Д. Беневоленская, один из признанных ведущих специалистов в области краниологии, развивает до логического предела оригинальную концепцию об изначаль­ном существовании двух крайних вариантов лицевой морфологии у человечества. «Итоги анализа приводят к заключению о наличии двух основных расовых компонентов. Европеоидный тип обнаружи­вает особенности трапециевидного морфотипа, восточный – прямоу­гольного. Идея о существовании этих морфотипов находит биологи­ческое обоснование одного из факторов полиморфизма человеческих популяций. Мало того, оба эти морфотипа отражают эволюционные этапы в развитии рас. Обращаясь к структуре морфотипов, мы ви­дим, что прямоугольному морфотипу наиболее свойственны особен­ности начальной фазы роста, трапециевидному – конечной фазы».

Эта концепция морфотипов легко увязывается с теорией неадап­тивного размера головного мозга В. П. Алексеева и, в зависимости от величины черепной коробки, задаваемой мозгом в процессе «фаз рос­та», позволяет научно обоснованно говорить о «высших» и «низших» расах. Тем более, что идея этих морфотипов «находит биологическое обоснование» в том, что один из них принадлежит к начальной, то есть низшей фазе роста, а другой – конечной, то есть высшей фазе.

Беневоленская продолжает: «Эти «строительные элемен­ты», то есть два морфотипа как первооснова многообразия, не рассе­иваются бесследно в новой фазе дифференциации человечества на уровне сформировавшихся рас, а прослеживаются в их основе». Это значит, что высшие всегда были и будут высшими, а низшие – низши­ми: «Гипотеза диморфизма может быть сформулирована как явление параллелизма рас». То есть, по мысли автора, различие типов свиде­тельствует о взаимной независимости их происхождения.

Еще один автор сборника «Проблемы эволюцион­ной морфологии человека и его рас» Ю. К. Чистов в статье «Расовые различия в строении медианно-сагиттального контура черепа чело­века» на базе другого морфологического параметра делает сходный вывод: «Меньше всего различаются между собой по сумме линейных характеристик контура черепа европеоидные серии, больше всего – экваториальные группы». Он же в монографии «Дифференциация рас человека по строению медианно-сагиттального контура черепа» (М., 1983) указывает: «Результаты полученных исследований позволяют с достаточной уверенностью говорить о наличии определенных различий в форме сагиттального контура черепной коробки человека у “северных” и “южных” популяций современного человека. Внутрирасовые величи­ны этого показателя достоверно отличаются от межрасовых, т. е. представители контрастных расовых типов различаются между со­бой как по сумме градусных, так и линейных характеристик медианно-сагиттального контура. Одним из наиболее интересных выводов является констатация того факта, что современные краниологичес­кие серии столь же сильно различаются по величинам градусных и линейных характеристик лобной части контура, как и по рисунку затылочного отдела».

Именно все вместе взятое, что наука знает сегодня о человеческом черепе, позволило Т. В. Томашевич на 1-й международной конференции «Раса: миф или реаль­ность?» назвать свой доклад «Лучше считать различия рас реальными».

По сути к данному в высшей степени деликатному и политкорректному заявлению нам нечего добавить.

Между тем, череп важен для человека не сам по себе, а постольку, поскольку является вместилищем и хранилищем высшего органа духовной деятельности – мозга. И тут уместно сказать о тех различиях в устройстве и функциях данного органа, обусловленных всеми вышеперечисленными различиями в строении черепа.

В самом общем виде эти различия выражаются в данных нейрофизиологии и психиатрии.

В трудах таких ученых, как Ф. Тидеман (1781-1861), П. Грациоле (1815-1865), К. Фогт (1817-1895), В. Вальдейер (1836-1921), Г. Ретциус (1842-1919), Я. Г. Ф. Кольбрюгге (1865-?), К. Джиакомини (1840-1898), А. Эккер (1818-1887), А. Вейсбах (1836-1914), Г. Швальбе (1844-1916), Д. Н. Зернов (1843-1917), начинается осоз­нанное и целенаправленное изучение специфики и формы строения мозга различных человеческих рас, непоколебимо устанавливающее их исходное глубокое различие.

Основоположник френологии Ф. Й. Галль (1758-1828) выделил 27 основных зон – органов (как он их называл) локализации высших психических функций, степень развития кото­рых и обуславливает основные психические и культурные различия между отдельными особями, племенами и целыми расами. Он писал: «Известно также, что народы с большим мозгом до того возвышаются над народами с малым мозгом, что покоряют и угне­тают их, как угодно. Мозг индуса значительно меньше мозга евро­пейца, и всем известно, как несколько тысяч европейцев покорили и теперь держат в зависимости миллионы индусов. Точно так же, мозг американского туземца меньше, чем мозг европейца, а с Аме­рикой случилось то же, что с Индией».

Неустанно проверяя свои гипотезы на практике, Галль высчитал, что вместимость черепа у белой расы составляет от 75 до 109 кубических дюймов, тогда как у монголоидной расы она простирается от 69 до 93 дюймов. Соответственно объему изменяется и вес мозга различных рас. В дальнейшем подобными наблюдениями были охвачены все основные расы и народы. Объем и вес мозга стали признанным расоворазграничительным маркером.

Помимо существенных различий в весе мозга и его частей у представителей больших человеческих рас и даже отдельных народ­ностей были выявлены и различия в организации извилин.

Одним из первых расовые различия в строении мозга начал изучать известный русский антрополог Д. Н. Зернов. Его работа с характерным названием «Извилины мозга, как племенной признак» была опубликована еще в 1873 году, а в 1877 он выпустил уже фундаментальную монографию «Индивиду­альные типы мозговых извилин у человека».

Другой отечественный ученый А. С. Аркин в своей статье «О расовых особенностях в строении мозговых полу­шарий человека» (Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова, книга 3-4, 1909) выводил такие новые расовые при­знаки: «Средняя лобная борозда представляет собою борозду, которая в большей степени, чем другие борозды головного мозга, подвержена изменениям и у представителей раз­личных рас имеет различные очертания». Кроме того, основываясь на огромном зарубежном материале, Аркин на протяжении всей статьи говорит о «мозгах, богатых извилинами, которые как извест­но, считаются более совершенно устроенными». Вывод в работе Аркина прост и убедителен: «Расовые различия в строении головного мозга имеют излюбленные борозды и извили­ны, где они проявляются более часто и рельефно».

Принципиальным открытием Аркина может считаться заключение о том, что «наиболее характерные расовые отличия отмечены в области ассоциативных центров». Эти центры имеют сравнительно более позднее развитие по сравнению с други­ми участками мозга. В них также легко читаются внешние морфоло­гические различия строения мозга у представителей «высших» и «низших» рас.

Его современник и соотечественник Р. Л. Вейнберг в статье «К уче­нию о форме мозга человека» (Русский антропологический журнал,1902, N4) выявил расовые различия в строении Роландовых и Сильвиевых борозд. Крупный немецкий антрополог Карл Фогт так­же писал в этой связи: «Сильвиева щель у негра имеет более верти­кальное направление, равным образом и Роландова щель».

Величайший французский антрополог Поль Топинар в своей фундаментальной книге «Антропология» (1879) подчеркивал: «Из­вилины бывают более толсты, более широки и менее сложны в низших расах. Нервы негров и преимущественно нервы основания мозга толще, вещество их мозга не так бело, как у европейцев».

Обладая более толстой костью черепной коробки, о чем писал еще древнегреческий историк Геродот, представители негроидной расы поэтому закономерно имеют более низкий порог болевой чувстви­тельности. Карл Фогт первым обнаружил, что ударная вязкость вещества мозга у негров превы­шает этот показатель у белых европеоидов. «Вещество мозга у негра несравненно плотнее и тверже, чем у белого», – заявлял Фогт. На этот нейрофизиологический факт указывали еще во второй половине XIX века ассоциации боксеров, отказывая черноко­жим спортсменам участвовать в соревнованиях на том основании, что они менее чувствительны к боли, чем белые.

Жан-Жозеф Вирей развил в том же направлении наши представления о специфике мозга негров: «У негров серое вещество мозга имеет более темный цвет. Но главное – у негров гораздо больше, чем у европейцев, развита периферийная нервная система, а центральная, наоборот, меньше. Похоже, мозг у негров частично ушел в нервы, словно животная жизнь развивалась за счет умственной».

Каков же суммарный результат всех вышеописанных различий в устройстве черепа и размещенного в нем мозга? Он проявляется в объективных цифрах, добытых нейрофизиологией, психиатрией и психологией.

Если у европеоидов усредненный IQ (показатель интеллекта) равен 100, то у негроидов не более 70, а у монголоидов (но не у всех: у китайцев, японцев) 102. Таковы же различия и в скорости реакции. Канадский профессор Дж. Филипп Раштон в наделавшем много шума исследовании «Эволюция и поведение рас» пишет в этой связи: «Головы больших размеров (содер­жащие более развитые мозги) находятся в прямой корреляции с ин­теллектом. Большие головы имеют тенденцию блистать своим интел­лектом. Эта корреляция верна и по отношению к разным расовым группам. В возрасте семи лет африканские дети на 16% больше евро­пейских детей, зато периметр их мозга на 8% меньше… Негры имеют в голове в среднем на 480 миллионов нейронов меньше, чем белые. С маленьким мозгом в большом теле они менее одарены интеллектуально, потому что большая часть мозга негров занята жизненными функциями, а не сознательными мыслями».

Поистине не секрет, что существует прямая и значительная связь не только между строением черепа и мозга (где мозг, напомним, является главным формообразующим агентом), но также мозга, черепа и лица. А в лице, таким образом, запечетлеваются основные психологические черты его носителя, свойства его ума и характера. На этом строит свои заключения такая наука как физиогномика, основанная швейцарским мыслителем И.-К. Лафатером.

И здесь мы вновь имеем дело с расовыми различиями. Профессор И. А. Сикорский в своей моно­графии «Всеобщая психология с физиогномикой» (Киев, 1904) утверждал в этой связи: «Черная раса принадлежит к наименее одаренным на земном шаре. В строении тела ее представителей заметно более точек соприкосновения с классом обезьян, чем в других расах. Вмес­тимость черепа и вес мозга черных меньше, чем в других расах, и соответственно тому духовные способности развиты меньше. Негры никогда не составляли большого государства и не играли руководя­щей или выдающейся роли в истории, хотя были в отдаленные време­на гораздо больше распространены численно и территориально, чем впоследствии. Наиболее слабую сторону черного индивидуума и чер­ной расы составляет ум: на портретах всегда можно заметить слабое сокращение верхней орбитальной мышцы, и даже эта мышца у негров анатомически развита значительно слабее, чем у белых, между тем она является истинным отличием человека от животных, составляя специальную человеческую мышцу».

Современные исследования лица человека и его отдельных составляющих (глаза, уши, зубы и т.д.) много способствовали установлению достоверных расоводиагностических маркеров. Известный советский антрополог М. И. Урысон в работе «Взаи­мосвязи основных морфологических особенностей черепа человека в процессе антропогенеза» (М., 1964) писал: «Исходя из рассмотрения черепа как тотальной скелетной структуры, можно предполагать, что прогрессивное развитие мозга оказывало свое влияние не только на формирование мозговой коробки, но и через ее изменение на пере­стройку лицевого отдела. Речь идет, следовательно, о взаимном вли­янии мозговой коробки и лицевого отдела черепа, а также обуславли­вающих их изменение факторах в процессе эволюции черепа».

Сегодня в арсена­ле современной науки имеется такой точный и беспристрастный метод расовой диагностики, как антропологическая фотография. Работа Н. Н. Цветковой «Антропологическая фотография как источник для исследования по этнической фотографии» (М., 1976) служит тому наглядной и убедительной иллюстрацией. В ней она пишет: «В результате анализа фотометрических признаков выявлено, что по­чти все угловые размеры лица обладают хорошими группоразграничительными свойствами. Они имеют межгрупповой размах более двух стандартов». Это означает, что величина объективных расовых различий в строении лица у представителей разных рас устойчиво превосходит ошибку при измерениях.

В целом расовая геометрия лица такова. Европеоиды по дан­ным фотометрии имеют наиболее прямой профиль по верхнелицевому углу, причем последний (83-87°) у них всегда больше среднелицевого (81°), относительно небольшой угол выступания носа к гори­зонтали (57-63°), весьма сильное выступание носа к линии профиля (21-27°) и прямую верхнюю губу (85-91°).

Монголоиды отличаются склонностью к мезогнатности по верхнелицевому углу и углу выступания верхней губы (72-82°). У них верхнелицевой угол (82-87°) всегда меньше среднелицевого (83-88°). Угол выступания носа к горизонтали – наибольший (65-72°) среди всех изученных групп.

Негроиды прогнатны (то есть имеют резко выступающую нижнюю челюсть) по верхне– (73-77°) и среднелицевому (76-80°) углам и углу выступания верхней губы.

Это вновь означает, что расовый и этнический тип – объектив­ная реальность и поддаются точному измерению не только в об­щем, но и по отдельным частям портрета.

В современном сборнике работ «Проблемы эволюционной мор­фологии человека и его рас» (М., 1986) обсуждаемая тема выводит­ся уже на качественно новый уровень. Так в статье «Перспективы применения ближней стереофотограмметрии в антропологии», со­зданной коллективом авторов: Л. П. Винников, И. Г. Индиченко, И. М. Золотарева, А. А. Зубов, Г. В. Лебединская – говорится о том, что качественная цветная фотография позволяет выявлять все ню­ансы пигментации глаз, кожи, волос, а также определять межзрач­ковые расстояния и выступание глазного яблока. В связи с чем авторы данной разработки считают, что предлагаемый ими метод: «...открывает широкие перспективы чрезвычайно детального иссле­дования поверхности лица человека и с большим успехом может быть использован и в этнической антропологии».

Итак, совершенно очевидно, что расовые пропорции «черт лица» и всей головы в целом, воспринимаемые в процессе антропоэстетической оценки, есть реальный факт.

Один из классиков немецкой антропологической школы барон Эгон фон Эйкштедт в своей базовой монографии «Расология и расовая история человечества» (1937-1943) увязал особен­ности морфологии лица различных рас с эволюцией их развития:

«В отношении сравнительной морфологии мягких частей следует упомянуть два основных явления, которые имеют эволюционное значе­ние. Это, во-первых, наличие органа Якобсона, короткого рудимен­тарного прохода со слепым концом в передней нижней части носо­вой перегородки, выполняющего у низших видов особую функцио­нальную задачу. Далее, интерес представляют боковые части зад­него хряща, которые у прогрессивных европеоидов к концу разветв­ляются, а у примитивных рас, вроде меланезийцев, образуют сплош­ную широкую пластину. Это промежуточная форма, ведущая к че­ловекообразным обезьянам.

Квадратный мускул у примитивных, особенно темнокожих рас тоже гораздо компактней, чем у европеоидов, у которых отдельные части волокон настолько развились, что французские анатомы во­обще считают их отдельными мышцами. Небольшие поперечные ткани носовой мышцы при этом обычно сильно коррелируют с общим характером кожного покрытия мягких частей. Поэтому их толщине обычно соответствует также более сильное опускание и большая мясистость крыльев носа, иногда даже, что часто встреча­ется у евреев и псевдоеврейского типа на Новой Гвинее, большая толщина складок век и нижней губы. У негров и палеомонголоидов немногие ткани могут совсем потеряться в губчатой соединитель­ной ткани. Эта массивность порождает глубокие борозды у крыльев носа, которые на плоских лицах идут почти сплошной линией от угла глаза через крыло носа к нижней челюсти.

Если же мы нарисуем общую эволюционную картину того, что показывают мышцы носовой области, то здесь еще более явно вы­ражено то же, что и в области орбит: чем выше формы, тем больше дифференциация мышц. Губы – характерный признак как индивиду­ального, так и расового лица, они многое говорят о психическом типе человека. Область рта – самая выразительная и показатель­ная с точки зрения расовой физиогномики.

Если мы учтем также области орбит, носа и щек, то станет ясным общее направление эволюционного развития мускулатуры че­ловеческого лица. Во всех случаях, чем выше эволюционная стадия, тем выше возможности дифференциации мускульной массы. Есть лишь разные формы выражения одной основной тенденции. Таким образом, мы можем увидеть и разгадать на конкретном примере тай­ны и взаимосвязи происхождения видов и его конструктивные пути.

О промежуточных стадиях эволюции человека мы можем су­дить по атавистическим современным формам примитивных рас. У них вся мускульная масса средней части лица толще и менее диф­ференцирована. Недифференцированность вообще следует считать признаком примитивности. Массивные и многократно переплетен­ные мускульные связи до сих пор характерны для монголоидов.

Хотя утолщение губ особенно характерно для негроидов, оно более или менее часто встречается и у других рас, например, у восточных веддоидов. Очень толстые губы у южных китайцев, срав­нительно узкие – у примитивных австролоидов, очень узкие – у североамериканских индейцев. Непропорционально толстая нижняя губа может быть наследственным признаком целого народа, как, например, у евреев.

Детский рот с нечеткими контурами, как у европейских детей, встречается у инфантильных примитивных рас. Контур верхней губы и ротового отверстия в форме полумесяца типичен для западных веддоидов, особенно женщин.

На нордическом профиле губы не выступают, а у южных рас выступают. С последним явлением часто связано оседание контура профиля, типичное для негров вогнутое рыло».

Непревзойденным кладезем информации по вопросам расовой физиогномики является также книга «Язык человеческого лица» (1938) крупного немецкого анатома и врача Ф. Ланге, не говоря уже об упомянутом Лафатере.

Мы не будет подробно останавливаться на наиболее очевидных различиях в расовом облике различных жителей Земли. ^ Части лица – цвет кожи, волосы, форма и цвет глаз, носа, волос, губ, ушей, зубов, овал лица являются наиболее значимыми при этно-расовой характеристике воспринимаемой внешности. По этим показателям даже пятилетний ребенок с первого взгляда отличит негроида от монголоида и европеоида.

Процитируем только вкратце двух специалистов в отношении расового устройства глаз и волос.

Ж.-Ж. Вирей: «У некоторых животных имеется третье веко. У человека оно рудимен­тарно, но у европейцев гораздо менее выражено, чем у негров, которые в этом отношении сближаются с орангутангами. Расстоя­ние между европейцем и негром невелико по сравнению с той про­пастью, которая отделяет человека и человекообразных обезьян. Однако физические формы негров в какой-то степени являются про­межуточными между европейскими и обезьяньими».

Н. А. Дубова: «Если среди представителей монголоидной расы эпикантус – один из самых характерных ее признаков – встречается в 20-100% случаев, то среди европеоидов этот показа­тель варьирует от 0 до 10% случаев. Прямые волосы распростра­нены как среди монголоидов, американских индейцев, так и среди европеоидов, но у классических негроидов они не встречаются никогда. Для австралоидов, включая веддоидов, характерны ши­роко- и узковолнистые волосы. Монголоидов и американских ин­дейцев от европеоидов отличает значительная жесткость прямых волос (признак, который почти не встречается у европеоидов)».

И т.д.

^ Скелет человека, в особенности в области таза у женщин (поскольку именно женский таз формирует наследственную форму черепа каждой расы) тоже позволяет обнаружить неизменные расовые различия. Известные западные антропологи П. Брока, П. Топинар и С. Т. Зоммеринг сравнивали таз «низших» рас с тазом обезьян. Франц Прюнер-Бей, в силу нагляд­ности и точности признака, вообще предложил отказаться от клас­сификации рас по строению черепа и перейти на классификацию рас по форме таза. Раздел антропологии, занимающийся изучением ра­совых различий по тазу, называется пельвиметрией. Для количественного измерения расовых различий используется входной указатель Тернера.

Из русских классических работ на эту тему можно назвать сочинения М. И. Лутохина «Исторический обзор литературы о расовых различиях таза» (М., 1899) или В. А. Мошкова «Новая теория происхождения человека и его вырождения» (Варшава, 1907). Известный русский этнограф и антрополог О. В. Мильчевский в своем сочинении «Основания науки антропоэтнологии» (М., 1868) в этой же связи подчеркивал: «Формы таза относи­тельно различных племен были довольно обстоятельно изучены Вебером. Более удлиненной формой, более вертикальными и высокими подвздошными костями, более узкой и высокой крестцовой кос­тью приближается сильно таз готтентотки, или ботокудки к тазу животных… Профес­сор Вебер даже разделяет людей на 4 класса, смотря по различным формам их тазов, овальной (европейцы), круглой (индейцы), че­тырехугольной (монголы), клиновидной (у черных рас)».

Данный раздел физической антропологии позднее получил ос­новательное научное развитие. Наивысшего своего расцвета расовая пельвиметрия достигла в работах Эгона фон Эйкштедта, так он указывал в частности: «Расовые различия величины таза значитель­ны и не объясняются только размерами тела, а обусловлены расо­выми вариациями наследственности. Так тазы у веддоидов, негри­тосов и палеомонголоидов (в Японии), как абсолютно, так и отно­сительно меньше, чем у европейцев. Негритянские тазы отличаются небольшими размерами, узостью и высотой, тогда как у европейцев боковой и передний края подвздошной кости широко расходятся. Поперечно-овальная форма преобладает у европеоидов, круглая у негроидов. У китайцев формы разные, но у южных брахицефалов преобладает поперечно-овальная форма. К числу расовых различий относится и наклон таза. У японцев он небольшой».

Весьма многие иные фрагменты скелета (например, берцовые кости и др.) также имеют стойкие расовые различия как по форме, так и, как выяснила отечественная наука, по содержанию (биохимическому). Так, в сборнике под характерным названием «Этнография, антропология и смежные дисциплины: соотношение предмета и метода» (М., 1989) мы найдем яркую и убедительную статью М. В. Козловской «Опыт изучения эпохальной динамики изменчивос­ти некоторых физиологических признаков», в которой на основе биохимических процессов дается недвусмысленное подтверждение гипотезы об исходном существовании двух морфотипов и парал­лелизме рас. Автор статьи анализирует такой важный для антро­пологии человека биохимический фактор, как минерализация кост­ных тканей скелета, каковая является также и расовым признаком, жестко генетически детерминированным. М. В. Козловская подтверждает: «Высокий уровень минерализации не необходим функционально, но воспроизводится генетически опреде­ленными механизмами. Концентрации микроэлементов в костной ткани – комплекс различных индикативных признаков».

Имеются и другие признаки расовых различий, не менее яркие и неизменные, хотя и не всегда заметные невооруженным глазом. Сегодня они, вопреки идейно-полтическим рогаткам, признаются и учитываются не только фундаментальной наукой (расологией, антропологией), но и прикладными науками, непосредственно связанными с жизнью человеческих масс, например, медициной. Так, название доклада А. И. Козлова «Учет расовых особенностей в превентивной кардиологии» говорит само за себя, ибо свидетель­ствует о глубоком понимании практической повседневной значимос­ти расовых различий. Больные разных рас устроены по-разному, они одной и той же болезнью болеют по-разному, их надо по-разному лечить: понять это – означает спасти множество жизней.

Можно было бы еще и еще раз углубиться во все тонкости и нюансы расовых различий, но думается, что сказанного более чем достаточно, чтобы вслед за современной российской исследовательницей Г. А. Аксяновой повторить: «Полиморфизм тех физических особенностей современного человече­ства, которые именуются расовыми, существует независимо от по­зитивного или негативного отношения к самому термину «раса». Исторически возникшее переплетение этого научного термина из области биологической систематики с негативными социальными проявлениями не меняет его биологической сущности в применении к человеку. Расовая дифференциация в морфологии человека есть объективная реальность».


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Похожие:

Раса и этнос iconОбраз не переводится с русского на другие языки
Расы первые потомки Бога Раса, р-аса, Раза, Ра, Р, из Рая на севере родоначальники богоподобного человечества. От Раса и Расов северная...

Раса и этнос iconЭтнос, общество, государство. Основные аспекты реабилитации вайнахов (1957 1990 гг.)

Раса и этнос iconТемы контрольных работ по этнопсихологии что такое этнос?
Дело дошло до открытых межнациональных конфликтов, разрешение которых представляет большие трудности

Раса и этнос iconМ. И. Беляев, 1999-2007 г,©
Ниже (п. 1-5) приводятся отрывки из книги "Шестая Раса" и информация, принятая координаторами "Школы Логоса"

Раса и этнос iconAngela y. Davis
Женщины, раса, класс: Пер с англ./Общ ред. Д. А. Лисоволика; Предисл. Я. Н. Засурского.— М.: Прогресс, 1987.— 280 с

Раса и этнос iconЭто мы
О том, как межпространственная раса контролировала мир тысячелетиями и продолжает делать это и поныне

Раса и этнос iconГанс Ф. К. Гюнтер раса и стиль
Мысли об их взаимосвязи в жизни и в духовной истории европейских народов, в частности, немецкого народа, 2-е изд. Леманс Ферлаг....

Раса и этнос iconШаг Джозеф Патрик Костен ( Джозеф де Гиз, Граф) Возраст 431 год....

Раса и этнос iconМбоу «Яшкульская сош» На республиканский заочный конкурс «Моя малая...
Эти звуки пугали его, перебивали песню. Ему приходилось подниматься еще выше в небо, чтобы не слышать их и вновь настраиваться на...

Раса и этнос iconПобедоносная татарская национальная революция
Отсутствие государства-нации в финале этногенеза заставляет считать данный этногенез несостоявшимся, либо ещё не завершённым, а данный...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов