Наталье Васильевне, Маме моей, посвещается




НазваниеНаталье Васильевне, Маме моей, посвещается
страница4/7
Дата публикации18.07.2013
Размер0.72 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > География > Документы
1   2   3   4   5   6   7

Современные исследования в области молекулярной биологии подтвердили, что именно женщины хранят «золотой фонд» генов своего народа. Именно по женской линии передаются в основном наиболее существенные родоплеменные, расовые признаки (в том числе и умственные способности). Именно женщины хранят ЧИСТОТУ ПОРОДЫ; мужчина, как биологическое существо, гораздо более подвержен всяческим изменениям. Изыскания в области эволюционной теории пола показывают, что базовой матрицей человеческого тела и мозга является эмбрион, по структуре женский. Как заметили исследователи вопроса Аллан и Барбара Пиз, - «все мы начинаем свою жизнь девочками». Вот почему у мужчин имеются недоразвитые признаки принадлежности к женской особи, такие, как соски и молочные железы.

Джеймс Фрейзер в «Золотой ветви» описывает форму наследования власти у древних народов, когда «существовал обычай, по которому царское происхождение и царская кровь передавались не через мужчин, а через женщин, по которому также трон из поколения в поколение переходил к мужчине чужого рода, который, женившись на одной из царевен, становился царём народа своей жены». Этнографы отмечают, что обычай этот в той или иной видимости был свойствен всем народам и восходил к смене материнско-родового строя ранними формами патриархата.

Шахматы – очень древняя игра: сильнейшая фигура там – королева.
* * *
Когда женщина изменяет своему призванию, тогда конец народу. Наше будущее во многом зависит от женщин. Без преувеличения можно сказать, что Женщина – хранительница будущего. Каждый рождённый ею ребёнок – это самое ценное, что она может подарить своему народу. Народ исчезнет, если пропадёт стремление женщин иметь детей: нам нужны Женщины, осознающие, что будущее Русского Народа Заключено в них. Нам нужно больше русоволосых и голубоглазых ребятишек.

Все здоровые женщины должны иметь детей. Те, кто без всякой уважительной причины отказываются от продолжения рода, совершают преступление против собственного народа. Ложно понимаемые эмансипация и феминизм (14) не только приводят фактически к деформации положения женщины в семье и вне её, но и угрожают самой физической и нравственной сущности Нации.

Современная женщина не только утратила своё предназначение – быть скрепляющим началом в семье и обществе, но стала эксплуатируемым существом всего общества. Это уже переросло в мировую проблему и в планетарном плане знаменует собой крах всей нынешней плутократической, так называемой западной, цивилизации.

Проблема женского равноправия, в том числе, в сфере труда, не может решаться без учёта улучшения социального положения женщин, а значит, и осмысления преданного забвению опыта древних народов, а также тех исчезающих народностей, которых шибко грамотные учёные называют «отсталыми», и которые сохранили черты материнского родоустройства. Об отношение к женщине в таких обществах можно судить по фразе, которую произносил когда-то отец, давая своему сыну наказ перед женитьбой: «Пусть она страдает только тогда, когда приносит тебе детей» (Франсис Мазьер «Загадочный остров пасхи», М., 1970, с. 69).

Характер отношения первобытных народов к женщине должен быть осмыслен заново, и оценки его освобождены от многовековых исторических искажений и церковной предвзятости.

Всемерное умаление роли женщины, её оскорбление и закрепощение в иудохристианстве вершилось посредством определения женской сущности как изначально нечистой, греховной от рождения. Считалось, что женщина – носительница подсознательного Зла, вдохновительница всяческих преступлений, мужегубительница и даже дочь и возлюбленная «князя тьмы». Чем дальше от женщины, тем ближе к «богу», - поучали «святые отцы».

Ненавидевшие Природу ненавидели и женщину. Поощрялось женоненавистничество, которое господствующей церковью хотя официально не признавалось, но тем не менее всегда считалось делом душеспасительным, богоугодным. Безбрачие прославлялось как верный путь в райские кущи.

Махровое женоненавистничество процветало в монастырях – рассадниках мужеложства, где «спасающаяся братия» воспринимала женщину со смешанным чувством страха перед ней, как «пособницей Сатаны» и ревности к ней, как к сопернице.

Враждебное, отчуждающее отношение церкви к женщине достигло своего апогея в изуверском уничтожении почти девяти миллионов (!) ведьм, большинство из которых было сельскими жительницами, тесно связанными с Природой и хранившими Языческие знахарские знания. Католики, протестанты и православные одинаково свирепствовали, мучая и умерщвляя несчастных только за то, что они, якобы, виновны в колдовстве.

Когда в средневековой Европе и в нашей стране развернулась грандиозная истребительная облава на ведьм, то её кровавыми жертвами в первую очередь становились наиболее красивые, обаятельные и привлекательные женщины: именно на них чаще всего писали доносы, обвиняя в зловредной ворожбе и чёрной половой магии. В итоге инквизиторы массово жгли на кострах и топили «дьявольских прелестниц», нанося невосполнимый урон здоровому женскому генофонду.

Благодаря присущей женщине особой чуткости к тонким влияниям (загадочному «шестому чувству») древним народам свойственно было восприятие женщины как носительницы некоей Природной Тайны. Хорошо известно, что, например, древние германцы усматривали в женщине присутствие чего-то свещенного и потому относились к ней с величайшим благоговением, доходившим порой до обожествления вещих прорицательниц. Об этом сообщает Цезарь в «Записках о Галльской войне», Тацит, Дион Кассий и другие источники. Говорят они и о том, что похвала матерей и жён признавалась воинами дороже любой другой.

Сравнительное религиоведение могло бы пролить свет на древнерусское почитание женщин, но учёные ограничивались лишь общими предположениями: «Кажется, и у славян было верование в большую божественность невесты и вообще девицы, чем мужчины» (А.А. Потебня).

Хотя славяне и не сохранили пережитки материнско-родового строя в той мере как германцы, им тоже были присущи представления о магической, симпатической связи женщины с Природой. Женская сущность в архаичных пластах сознания ассоциировалась, прежде всего, с самородной животворящей мощью Матери-Земли.

Считалось, что женщине, в силу своего сакрального материнского предназначения, доступно такое проникновенное восприятие Природы, какого, в общем-то, лишены мужчины. Женщина воспринимает мир чем-то большим, нежели простой рассудок или привычные органы чувств; можно сказать, что она воспринимает мир сердцем, задействуя какие-то иные, более древние, глубинные, иррациональные виды познания и мышления, отсутствующие или атрофировавшиеся у большинства мужчин. Вероятно, эти виды мышления коренятся в «другом мозге», в экстрасенсорном центре симпатического нервного сплетения. Не случайно древние называли это солнечное сплетение (плексус солярис) Духовным Мозгом, органом интуитивного познания (15).

Особыми психическими способностями к такому вещему познанию, обусловленному предрасположенностью к экстатически-трансовым, медиумически-сомнамбулическим состояниям сознания, были одарены те женщины, которые назывались Ведьмами. Первоначальное значение этого общеславянского слова – ЗНАЮЩАЯ, ВЕДАЮЩАЯ МАТЬ (от древнейших общеиндоевропейских слов ВЕДА – «знание» и МА – «мать»), или просто умудрённая женщина. Под мудростью и знанием подразумевались, однако, не житейская мудрость и не обычное знание-умение, а нечто, явно необычайное, из ряда вон выходящее, обретаемое не при посредстве разума, а путём мистического откровения – сочувственного познания Природы как бы «изнутри».

Ведуньи каменного века знали тайны менгиров, дольменов, кромлохов, лабиринтов. Тогда (как, впрочем, и сейчас) жизнь человека окружало множество знамений, знаков, намёков, предостережений Неведомых Сил, и их надо было угадывать, и в каждом распознать сокровенное значение.

То, что «волхвованием на Руси занимались, преимущественно, женщины», признаёт церковный писатель Н.М. Гальковский в своём капитальном двухтомном исследовании «Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси» (М., 2000, с. 239).

Ведьма «слышит» на расстоянии, узнаёт мысли людей; говорит человеку, прибывшему к ней за помощью, о чём он думал, собираясь ехать к ней; заранее знает, кто болен, и какая беда у человека. В древних исландских сагах она, обнимая мужа, уходящего на битву, уже руками чувствует те места, где будут его раны. Она знает, какова целебная сила того или иного дерева, травы, воды, камня. Не чета рем Ведьмам всякие нынешние ванги, не чета.

Силой своего симпатического сопереживания Ведьма может воздействовать даже на стихии. Вода сама по себе чистая, очищающая стихия, а если ещё светлая, ясная, чистая аура Ведьмы проецируется на воду, то такая вода, намагниченная благими помыслами, исцеляет. Что-то древнее, дремучее, сказочное чудится в этом, но так бывало. Не случайно слова «знахарка» и «бабка», «бабушка» - синонимы.

Ведьму по праву можно назвать Бабушкой, как домового называют Дедушкой. Русский этнограф XIX в. Д.О. Шеппинг в своём исследовании «Русская народность в её поверьях, обрядах и сказках» считает, что народные языческие представления прямо указывают на Ведьму как на Домовую Бабушку.

Но Ведьме присущи черты не только Домовой Бабушки. «В средние века ведьма ещё была hagazussa, существом, сидящим на hag – изгороди позади садов, отделявшей село от девственной дикой Природы. Она была существом, живущим в обоих мирах», - пишет в книге «Пища Богов» (М., 1985, с. 284) современный мыслитель, исследователь шаманизма и энтузиаст трансперсональной психологии Теренс Маккена.

Какое-то истолкование даже самого «простого» ведовского действа оказывается труднейшей задачей, особенно когда речь идёт о переводе на язык рационального мышления. Древние прекрасно это понимали, и использовали символический поэтический язык, язык Космической Поэзии, воспринимающийся микрокосмической сущностью человека.

Наверное, в предыдущем своём земном воплощении я был некоей таёжной ведьмой, Женщиной-Шаманом, иначе как объяснить, почему мне, не практикующему оккультизм, так легко писать о нём, словно я просто вспоминаю свои прежние знания и умения? А может быть, ещё раньше я был, вернее – была, одной из тех, кого Парацельс вслед за народной молвой называл «добрыми женщинами», и меня, обвинив в сношениях с дьяволом, после ужаснейших пыток сожгли на костре? Иначе как объяснить мою неутолимую органическую ненависть к сладкоголосым проповедникам «любви и милосердия»?

Христоносцы пытались всячески опорочить Ведьму, представив её как отвратительную старую каргу, зловещее исчадие ада. Неоспоримо, однако, древнейшее благое значение Ведьмы.

Проф. С.И. Смирнов в статье «Бабы богомерзкие» (Сборник статей, посв. Ключевскому, М., 1909, с. 239) указывает на причину, в силу которых русская женщина в течение многих веков была носительницей и хранительницей свещенных Языческих преданий, обрядов и обычаев Древней Руси. Выразительница народного религиозного мировоззрения, русская женщина оставалась верной традиционному Язычеству, которое считало её равноправной в религиозно-нравственном отношении. По православно-византийским же понятиям женщина являлась источником греха, существом неполноценным и нечистым. Во всех трёх авраамических религиях «священство», «духовенство» - исключительная привилегия мужчин.

В Языческом сознании ведовство и красота были неразрывно связаны. В русских волшебных сказках доставшаяся герою жена несказанной красоты оказывается ещё и вещей женой-чародейкой (иногда – оборотнем), всё умеющей делать и знающей ответы на все вопросы. Герой получает мудрость в образе вещей жены и всё остальное в придачу. Именно так определил русский народ свои ценностные предпочтения: сначала ценности духовно-нравственные, а потом и остальные.

Схожие мотивы наблюдаются и в древнегерманском эпосе, где Сигурд (Зигфрид) пробуждает усыплённую Одином валькирию Сигрдриву и, обручившись с нею, получает от неё мудрые (вещие) советы.

Следует, однако, отметить, что Языческая традиция Руси неоднородна и впитала в себя по меньшей мере два культурных начала: патриархальное и матриархальное (условно говоря). Первое представлено в русском героико-богатырском эпосе (былинные образы старших, дохристианских богатырей), а второе подвержено влиянию угро-финской мифологии с её поклонением женским стихийным Божествам. Если же копнуть ещё глубже, то становится ясно, что образ вещей жены в русских волшебных сказках уходит своими истоками в доисторическую древность.

Сказки эти, будучи древнейшим видом фольклора, живут в народе с далёких, ещё догосударственных, доклассовых времён, и в них нередко встречаются явные и неявные отголоски древних отношений эпохи материнско-родовой общины. Поэтому важное место в них занимают близкие к главному действующему лицу женские образы, такие как Василиса Премудрая, Елена Прекрасная, Царь-Девица, Лебедь-Дева, Царевна-Лягушка, Царевна-Змея и т.д.

Героини волшебных сказок выступают в роли не только «красавиц писаных», но и бесстрашных воительниц (девиц-воинов), мудрых дев, разгадывающих труднейшие загадки, умеющих справляться даже с неисполнимыми, казалось бы, заданиями и выходить победительницами из любых, даже заведомо проигрышных, положений. Каждой из них, наряду со свойственными слабому полу женственностью и обаянием, присуща неиссякаемая жизнеутверждающая энергия, недюжинный ум, незаурядная смекалка и невиданная сила. А также величественная простота, ничем не умаляемое достоинство, милосердие и трогательная самоотверженная готовность жертвовать собою ради торжества Доброго Дела.

Блестящий эрудит, энциклопедический знаток древнерусской культуры Владимир Пропп (обрусевший немец) в своём фундаментальном труде «Исторические корни волшебной сказки» (Л., 1948) указывает, что волшебная сказка запечатлела остатки некоторых древнейших представлений и что «именно русская сказка сохранила наиболее полную и, вместе с тем, и наиболее архаичную форму сюжета». В этой и во многих других работах Проппом проведено систематическое исследование волшебной сказки со стороны её генетической связи с первобытными обрядами, представлениями и воззрениями. В итоговой работе «Русская сказка» (М., 2005, с. 226) Пропп пишет: «Образ Елены Премудрой – один из прекраснейших и величественных образов русской сказки. Этот образ, несомненно, очень древний. Он отражает весьма архаические представления о могуществе женщины». Далее Пропп говорит, что образ этот восходит к т.н. матриархату, «когда женщина считалась боле могущественным и мудрым существом, чем мужчина. Архаичность этого образа подтверждается тем, что колесница её запряжена змеями». Змей (Пифон) во всех наидревнейших мифопоэтических сказаниях – существо хтоническое, благостное, хранитель мудрости, вещих знаний. Елена также – не просто мудрая женщина; она обладает ведовскими знаниями и чарами.

Мирга Элиаде в своей основополагающей работе «Шаманизм» (С. 86-88), исследуя образ супруги-ведьмы, пишет: «Значительное количество мифов и легенд фиксирует принципиальную роль ведьмы, нимфы или полубожественной женщины в приключениях героя: она обучает его, помогает в испытаниях (часто это инициативные испытания), а также открывает ему способ получения символа бессмертия или долголетия (чудесное зелье, волшебные яблоки, источник вечной молодости и т.п.). Существенная часть «мифологии Женщины» имеет целью показать, что именно женское существо помогает герою». Так, кстати, и изначальный образ нашей Бабы-Яги, хотя Элиаде и не упоминает о ней.

Далее Элиаде говорит о сибирском шаманизме и об айями – женщине-духе, которая вступает в мистический брак со смертным человеком и наделяет своего «супруга» шаманскими способностями: «Покровительство, которое оказывает сибирскому шаману его айями, напоминает роль, выпадающую волшебницам и полубогиням в обучении и освящении героев. Это покровительство, вне всяких сомнений, отражает «матриархальные» концепции. «Великая Мать Зверей» - с которой сибирский или арктический шаман поддерживает как можно более тесные связи – является ещё более выразительным представлением архаического матриархата».

В староанглийских народных балладах Томаса Рифмача уводит в своё царство прекрасная королева эльфов.
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Наталье Васильевне, Маме моей, посвещается iconКнига полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально...
Зое Михайловне Сургановой, моей бабушке, и Лие Давыдовне Сургановой, моей маме, — за то, что я — Светлана Сурганова

Наталье Васильевне, Маме моей, посвещается iconПавел Перец От косяка до штанги Моей терпеливой маме посвящается Часть первая. Вниз по течению
Получается, что не был. По замыслу редактора, я волшебным образом должен был соскочить с героина, как с трамвайной подножки, и начать...

Наталье Васильевне, Маме моей, посвещается iconВсем, кто не боится задавать вопросы и готов слушать и слышать ответы
Особая благодарность Дмитрию Гоголеву за техническую поддержку моего компьютера и дружескую поддержку меня. И самая главная благодарность...

Наталье Васильевне, Маме моей, посвещается iconНайджел Латта Прежде чем ваш ребенок сведет вас с ума Посвящаю книгу...
Также благодарю моих сыновей, которые были для меня самыми главными учителями. И далеко не в последнюю очередь благодарю все те многочисленные...

Наталье Васильевне, Маме моей, посвещается iconСесилия Ахерн Время моей Жизни Scan: Ronja Rovardotter; ocr&SpellCheck:...
«Время моей Жизни» – девятый супербестселлер звезды любовного романа Сесилии Ахерн

Наталье Васильевне, Маме моей, посвещается iconМишель Фейбер Побудь в моей шкуре
Спасибо Джеффу и Фагго, а особенно моей жене Еве за то, что они вернули меня с небес на землю

Наталье Васильевне, Маме моей, посвещается iconНаталья Толстая Любовь: от заката до рассвета. Воскресение чувств
Наталье Толстой вручили высшую благотворительную награду – «Звезду Миротворца». «За заслуги в области просвещения и воспитания, активное...

Наталье Васильевне, Маме моей, посвещается iconВасильевне Шапошниковой «Не существует огня ничтожного…»
Но, подобно горной вершине, сияет людям через мрак забвения неугасимый источник мудрости священных откровений — Махабхарата. Он открыт...

Наталье Васильевне, Маме моей, посвещается iconДжованни Казанова История моей жизни
«История моей жизни» Казановы — культурный памятник исторической и художественной ценности. Это замечательное литературное творение,...

Наталье Васильевне, Маме моей, посвещается iconЛолита Исповедь Светлокожего Вдовца Посвящается моей жене Предисловие
Любопытствующие могут найти сведения об убийстве, совершённом «Г. Г.», в газетах за сентябрь—октябрь 1952 г.; его причины и цель...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов