Задача коллективного действия заключается в вечном поиске равновесия между своекорыстием и общественным благом. Общественное благо тот ресурс, которым может воспользоваться каждый независимо от того, участвовал ли он в его создании или нет




Скачать 290.46 Kb.
НазваниеЗадача коллективного действия заключается в вечном поиске равновесия между своекорыстием и общественным благом. Общественное благо тот ресурс, которым может воспользоваться каждый независимо от того, участвовал ли он в его создании или нет
страница1/2
Дата публикации02.08.2013
Размер290.46 Kb.
ТипЗадача
zadocs.ru > География > Задача
  1   2

Умная толпа



Наиболее ощутимые общественные последствия технологии не ограничиваются лишь количественными показателями: удешевлением и более быстрой работой того, что было прежде. Наиболее мощный преобразующий потенциал соединения человеческих общественных склонностей с действенностью информационных технологий заключается в открывающейся возможности делать новое сообща, сотрудничать в невиданных прежде масштабах и невиданным прежде образом. Сдерживающие рост человеческих общественных начинаний обстоятельства неизменно преодолевались умением сотрудничать во все более широких масштабах.
Стоит передающей среде снизить затраты на решение задачи коллективных действий, и все больше людей получат возможность объединять свои ресурсы. А объединение своих ресурсов возрастающим числом людей, по сути, и есть история цивилизации.

Задача коллективного действия заключается в вечном поиске равновесия между своекорыстием и общественным благом. Общественное благо – тот ресурс, которым может воспользоваться каждый независимо от того, участвовал ли он в его создании или нет.

Маяк, построенный кем то одним, но которым пользуются все, – классический пример общественного блага. Сюда же можно отнести парк. Пригодный для дыхания воздух. Канализацию.

Тех, кто поддается искушению пользования тем или иным общественным благом, не пополняя его (или же чрезмерного потребления, угрожающего его истощением), именуют «иждивенцами».

Если каждый, сообразуясь с собственной выгодой, станет «иждивенцем», то никакого общественного блага не будет и в помине или же вследствие чрезмерного потребления оно просто иссякнет.

Многие общественные блага вроде здравоохранения приобретают все большую значимость с расширением круга их пользователей.
Лабораторные исследователи начали проводить опыты по изучению связанного с сотрудничеством и взаимопомощью поведения. Эти опыты проводились с привлечением простых игр, где испытуемые могли заработать или потерять деньги.

Обнаружилось, что небольшие коллективы более склонны к добровольному сотрудничеству в таких экспериментальных играх, по сравнению с более многочисленными коллективами, и что тяга к сотрудничеству и взаимопомощи усиливается с количеством проведенных одной и той же группой игр и в случаях, когда участникам игр разрешено общаться

Сравнивая различные сообщества, социолог Элинор Остром обнаружила, что группы, умеющие должным образом строить свое поведение и управлять им, отличаются следующими основами организации:
- четкость границ;

- согласование правил, регулирующих пользование общественными благами, с местными нуждами и условиями;

- возможность для большинства людей, которых касаются эти правила, изменять их;

- уважение со стороны внешней власти прав членов общины по созданию ими собственных правил;

- наличие механизма слежения за поведением членов общины, которое они сами и осуществляют;

- свод различных мер воздействия;

- доступ членов общины к требующим малых издержек механизмам разрешения споров;

- многоуровневый контроль над общими (природными) ресурсами, входящими в более обширные системы, в сферах присвоения, снабжения, слежения, укрепления, разрешения споров и управления.
Любым усилиям по осуществлению коллективного действия, предпринимаемым внешними правителями, предпринимателем или рядом руководителей, желающих добиться совместной выгоды, придется столкнуться с общим кругом вопросов. Это борьба с иждивенчеством, обеспечение соблюдения обязательств, выработка новых установлений и надзор за исполнением принятых правил.
Готовность сотрудничать столь же важна, как и соблазн иждивенчества; угроза наказания способна только сдерживать, но не вдохновлять. Что-то должно побуждать людей содействовать общественному благу.
Общая собственность может не ограничиваться одними физическими ресурсами вроде леса или пастбища, общей собственностью могут оказаться и сами общественные организации. Некоторые блага осязаемы, подобно общинным пастбищам или оросительным системам; другие же неосязаемы, подобно доброжелательности, доверию и самоопределению.

Рынок, судоустройство и общественный капитал внутри сообщества являются общими ресурсами. Эти ресурсы требуют деятельного восстановления; если дрова остаются в лесу, собираются они или нет, то судопроизводство или иной общественный договор не сохранится без постоянного содействия со стороны его участников.
Репутация и социальное давление среди равных играют ключевую роль в сохранении общественных ресурсов. Социальное давление, от оскорбления до тюремного заключения, в целях исполнения обязательств и возвращения долга помогает сообществам сохранять такое существенное общественное благо, как доверие.

Репутация, поддерживаемая изображением ритуально-поведенческих установок, кредитными агентствами, собирающими информацию о заемщиках и выполнении ими обязательств, или интерактивными серверами с оценкой репутации, похоже, становится средством, с помощью которого люди налаживают повседневные совмещения своекорыстия с общественным благом.

Самоопределение, репутация, границы, побуждение к соблюдению обязательств и наказание иждивенцев, похоже, суть те общие важнейшие ресурсы, в которых нуждаются все группы для поддержания в своих членах духа сотрудничества. Это те социальные явления, которые более всего подвержены воздействию техники, позволяющей людям отслеживать репутацию, поощрять сотрудничество и наказывать отступничество.
Философом, выступившим в защиту кооперации, когда эволюционная теория впервые стала обсуждаться обществом, был неугомонный географ и анархист Петр Кропоткин, русский князь, воспитывавшийся в пажеском корпусе для службы при дворе, а позже ведший тайную жизнь, сочиняя под чужим именем анархистские воззвания, пока не был заключен под стражу. Бежав из царской тюрьмы, Кропоткин поселился в Лондоне, где ему предстояло оспорить представление о том, что соперничество служило единственной движущей силой эволюции.

Современник Кропоткина естествоиспытатель Томас Генри Гексли отстаивал дарвиновскую теорию, выпустив в 1888 году очерк «О борьбе за существование в человеческом обществе», где соперничество (конкуренция) изображалось важнейшим движителем человеческой эволюции.
Издание очерка Гексли побудило Кропоткина взяться за перо и написать в ответ статью «Взаимная помощь как фактор эволюции».
Кооперация, утверждал Кропоткин, хорошо видна в мире животных. Лошади и олени объединяются для совместной защиты от врагов, волки и львы собираются для охоты, пчелы и муравьи сотрудничают самым разнообразным образом. С той поры появились подтверждения некоторых его идей; к биологическим трудам Кропоткина, долгое время пребывавшим в тени его произведений анархического толка, пробудился интерес после того, как Стивен Дж. Гулд достаточно высоко оценил их. Как оказалось, симбиоз и кооперация прослеживаются на всех уровнях, от клетки до экосистемы.
Кропоткин к тому же утверждал, что люди расположены помогать друг другу без принуждения. Не нужно централизованной власти для того, чтобы подавать пример или заставлять людей поступать справедливо. Люди поступали так еще до возникновения государства.
Стоит поразмышлять над следующим утверждением Гоббса в отношении поведения насекомых по сравнению с поведением людей: «Согласие указанных существ обусловлено природой, согласие же людей – соглашением, являющимся чем-то искусственным. Вот почему нет ничего удивительного в том, что, для того чтобы сделать это согласие постоянным и длительным, требуется еще кое-что». Это «кое-что», требуемое для побуждения людей к кооперативному поведению, столь же значимо, как и эволюционное воздействие, и представляет самостоятельный интерес. И одна из составляющих «искусственной» части есть как раз то, что мы теперь именуем технологией».

«Соглашения», упоминаемые Гоббсом, оказываются на поверку ненадежными, поскольку люди играют в сложные игры, сопряженные с доверием и обманом.
Экономисты давно мечтали отыскать математический магический кристалл, способный предсказывать поведение рынка. В 1944 году книга Джона фон Неймана и Оскара Моргенштерна «Теория игр и экономическое поведение» представила если не магический кристалл, то средство, позволяющее увидеть, как люди в условиях конкуренции соперничают и вступают в сговор, сотрудничают и предают.

Теория игр основывается на ряде допущений: противоборстве игроков, обязательности участия, зависимости победы от итогов предпринимаемых в соответствии с правилами поведения и непременной «рациональности» действий всех игроков при выборе стратегии, обеспечивающей им максимальный выигрыш вне зависимости от последствий для остальных.

Такие правила, естественно, не отражают в должной мере самой жизни и все же привлекают экономистов тем, что позволяют описывать поведение наблюдаемых явлений, таких как рынок, гонка вооружений, картели и транспорт.
Испытанный способ побудить то или иное сообщество (группу) к совместной работе – создать внешнюю угрозу.

Сотрудничество (кооперация) и противостояние (конфликт) суть две стороны одного и того же явления. Одним из важных средств обеспечения сотрудничества выступает объединение людей в роды, племена и племенные союзы (nations) для более успешного противостояния другим объединениям. Кооператоры смогут преуспевать и среди противников кооперации, если научатся распознавать друг друга и налаживать взаимоотношения.

Кооперативные стратегии кажутся менее конкурентоспособными, по сравнению с некооперативными, но группы, в которых участники следуют кооперативным стратегиям оказываются успешнее, чем группы эгоистов.

Сплотившиеся кооператоры способны одолеть некооперативные стратегии, создавая общественные блага, доступные им, но не тем, кто отказался от сотрудничества.
Интернет обдуманно формировался хакерами как инновационная общая собственность, как некая лаборатория по совместному созданию более совершенных технологий. Они понимали, что будущее сообщество хакеров станет более сведущим, чем отцы основатели, и поэтому творцы Интернета постарались устранить технические преграды для будущих новшеств.

Создание Интернета явилось общественным предприятием, и информационные среды, создаваемые первыми хакерами, предполагали поддержку сообществ творцов. Поэтому некоторые наиболее важные программные продукты, сделавшие возможным появление Интернета, не передавалась в собственность никакому коммерческому предприятию.
Интернет закладывался сообществом его творцов как своего рода дар пользовательскому сообществу.
Интернет – общественный ресурс, предназначенный для коммуникации, а также для обработки и хранения информации.
Каждый раз при общении у собеседников есть возможность обменяться сведениями об общих знакомых. Структура связей одного человека с другими представляет собой сеть, состоящую из каналов, по которым циркулируют новости, рабочие указания, потенциальные друзья и полезные идеи.
Социальные сети можно измерять, а взаимосвязи – вычерчивать, начиная от отношений между «переплетенными» правлениями крупных компаний и заканчивая террористическими сетями. Одно из утверждений Барри Уэллмана, специалиста по анализу социальных сетей состояло в том, что «мы находим общность в сетях, а не в группах». Согласно его разъяснениям, «группа есть особый вид сети: плотной (большинство людей связаны напрямую), крепкой (большинство узлов удерживается внутри плотной связки) и многорядной (большинство узлов содержит множество ролевых отношений)». Он оспаривает обычные представления о том, как устроены социальные связки людей: «Хотя люди зачастую смотрят на мир с позиции группы, действуют они в сетях. В обществах сетевой структуры границы проницаемы, взаимодействия различны, связи перебрасываются между многочисленными сетями, а иерархии могут сглаживаться и обращаться. Переход от групп к сетям можно наблюдать на различных уровнях. Торговые и политические союзы утрачивают сплоченность в рамках мировой системы. Организации образуют сложные сети, объединяясь и обмениваясь, а не образуя картели; рабочие находятся в подчинении множества себе равных, а не только начальства... Сообщества обширны, слабо связаны, разрежены и отрывочны. Большинство людей действуют в многочисленных, слабо связанных, неполных сообществах, когда имеют дело с сетями родных, соседей, друзей и сослуживцев. Вместо того чтобы соответствовать одной группе, каждый человек обзаводится своими собственными «личными сообществами».
Человек становится порталом.
Сообщество – это сеть межличностных связей, обеспечивающих общение, поддержку, информацию, ощущение сопричастности и социальную идентификацию.
Сложные социальные сети существовали всегда, но недавние технические достижения в области связи делают их главенствующей формой социальной организации. Техническое развитие вычислительных (компьютерных) сетей и общественный расцвет социальных сетей ныне подпитывают друг друга.
Радиочастотная связь ближнего действия, наподобие используемой микросхемами Bluetooth и нательными компьютерами, создает область подключения в непосредственной близости от ее обладателя.
Пол Ранкин из лаборатории Philips Research в Великобритании писал о потребности в посредничающих агентах для совершения сделок между «аурой» одного человека и радиомаяками вокруг или «аурой» другого человека.
Аурасетью (Auranet) назвали Джей Шнайдер и Кортуэм со своими коллегами собственный «подход к налаживанию контактов в общественном пространстве, базирующийся на репутации и доверии».
Беспроводное воплощение информационного «пузыря» в пределах 3,5метров от пользователей нательных компьютеров представляет физическую модель того, что обществовед Эрвинг Гоффман назвал «порядком взаимодействия», частью общественной жизни, где происходит личное (лицом к лицу) и речевое взаимодействие.
Гоффман утверждает, что обыденному миру повседневных взаимодействий присущи сложные знаковые (символические) обмены, видимые, но редко осознаваемые, которые позволяют группам согласовывать свои перемещения в общественных местах. Люди посредством представления себя другим дают им информацию, и им хочется, чтобы она вызывала у окружающих доверие. Однако Гоффман замечает, что они также невольно выдают иную информацию, так что наряду с их продуманным формированием собственного имиджа происходит утечка правдивой, но не управляемой ими информации.

Одна разновидность информации, выдаваемой людьми которую Гоффман назвал «стигма» (метка, тавро), – это их поведение, «помечающее» каждого человека определенным общественным статусом. Информация, которую мы выдаем своим поведением и одеждой, помогает нам согласовывать общественные взаимодействия и определять (идентифицировать) подходящих для общения партнеров.

При формализации и моделировании «порядка взаимодействия» в аурасети общественная сеть и техническая сеть стыкуются таким образом, что открываются новые возможности, наподобие автоматизированных сетей доверия для ситуативных взаимодействий, например при составлении списка заслуживающих доверия незнакомцев для поездки в деловой центр или на прогулку.
«По-настоящему интересное несет с собой не технология специализированного решения на рабочем месте, а то, что произойдет, когда простые люди получат возможность пользоваться данной технологией, и какие последствия повлечет за собой проникновение такой технологии в общество». Эти слова надо будет вспомнить, когда миллионы людей станут обладателями устройств, которые невидимым образом начнут прощупывать и скрывать, связывать, оценивать, подключать, обсуждать, обменивать и согласовывать невидимые действия ситуативного сотрудничества, творящего богатство, демократию, образование, надзор и вооружение из сугубо умственного вещества, подобно тому как магическое действо по изображению все утончающихся черт на очищенном песке вызывает те же силы из того же источника.
Новые формы коммуникации позволяют создать «единое информационное поле» для людей физически не связанных друг с другом. Такое поле может стать катализатором общности.
Разным людям нужны разные условия для того, чтоб они начали сотрудничать.

Многообразие порога сотрудничества среди индивидов может вызвать в толпе внезапный приступ повального сотрудничества.

Экстремистское меньшинство может решить выступить первым, и при подходящих условиях эти действия способны подвигнуть на действия других, тех, кто нуждается в примере для того, чтобы начать действовать, в тот момент, когда колеблющиеся, охваченные стадным чувством начинают запрыгивать в уходящий поезд, вслед за первой волной тех, кто поспешил за зачинщиками.
Эти переходы могут вызвать «цепную реакцию» сотрудничества, пока сотрудничать не начнет вся группа.
События, приведшие к массовым протестам в Лейпциге и Берлине и к последующему падению режима Восточной Германии в ноябре 1989 года, наглядно показывает воздействие подобного многообразия на решение социальных дилемм... Жители Лейпцига, желавшие смены власти, стояли перед дилеммой. Они могли оставаться в безопасности дома или участвовать в антиправительственной демонстрации и подвергнуться угрозе ареста, зная, что с ростом числа митингующих эта угроза падает, а вероятность свержения правительства возрастает.
Консервативный человек выступит против правительства только в том случае, если так поступили уже тысячи людей; революционер же может присоединиться при малейших признаках волнений. Подобный пороговый разброс и дает одну из форм упомянутого многообразия. Люди также расходятся в оценках продолжительности демонстрации и той степени угрозы, которой они согласны подвергнуть себя. Бернгард Прош и Мартин Абрам, социологи из Эрлангенского университета, изучавшие демонстрации в Лейпциге, утверждают, что многообразие порогов важно для начала массовых демонстраций.
Внезапный приступ повального сотрудничества не обязательно происходит в связи с прогрессивными событиями. Толпы линчевателей и целые страны сотрудничают, осуществляя зверства. За десятки лет до падения коммунизма социолог Марк Грановеттер изучал радикальное коллективное поведение созидательного и разрушительного свойства и предложил «пороговую модель коллективного поведения». Я усматриваю в модели Грановеттера понятийное средство, которое, подобно мосткам, связывает интеллектуальное сотрудничество (умные толпы) со спонтанным поведением неинтеллектуальных исполнителей наподобие косяка, стаи и роя.
Грановеттер исследовал обстоятельства, в которых индивиды оказывались перед дилеммой в отношении группы: присоединяться либо нет к бунту или стачке, принимать ли новшество, распространять ли слухи, продавать ли акции, покидать ли общественную сходку, переселяться ли в другую страну. Он выявил такой важный статистический показатель, как доля остальных – тех, кому надо выступить, прежде чем отдельный человек решит к ним присоединиться. Пороги предстают своего рода реакцией человека на динамику поведения группы.
Объясняя парадоксальные последствия скопления народа, пороговые модели переносят «чудаковатость», зачастую присущую коллективному поведению, из голов исполнителей в динамику обстоятельств». Умные толпы могут к тому же содержать еще неведомые свойства, выводимые из динамики обстоятельств, а не из голов исполнителей.
Порядок взаимодействия по Гоффману – общественная сфера, где обмен сложными вербальными и невербальными сообщениями между индивидами происходит в реальном времени, – как раз то пространство, где индивидуальные действия могут повлиять на порог действия толпы.
Мобильные информационные среды, способные усилить непринужденный, большей частью неосознаваемый обмен информацией, происходящий внутри сообщества, повлиять на величину или местонахождение аудитории, обладают возможностью изменить порог коллективного действия.
Пороговые модели коллективного действия и роль порядка взаимодействия касаются средств обмена согласующими знаниями. Уяснение этого позволяет увидеть то, что я прежде не замечал в полной мере: возможную корреляцию между общественными сетями нательных компьютеров думающих, общающихся людей и роевым разумом бездумных (но тоже общающихся) муравьев, пчел, рыб и птиц.
Отдельные муравьи оставляют при движении химические метки, и вся колония затем на основе сотен собранных следов без указаний центрального мозга вычисляет наилучший маршрут к источнику пищи.

Отдельные рыбы и птицы (а также сомкнутый строй летчиков истребителей) сбиваются в стаи и косяки, наблюдая за тем, что делают ближайшие соседи.

Согласованные движения стай и косяков представляют собой динамично меняющееся скопление индивидуальных решений.

Даже при наличии главного тунца или воробья, отдающего приказы, никакая система передачи приказов от некоего источника не способна действовать достаточно быстро, чтобы рыба не угодила в пасть акуле, а птица – в дерево. А вот появляющиеся в рамках роя и стаи возможности децентрализованной самоорганизации могут оказаться поразительно разумными.
Польский фантаст и футуролог Станислав Лем в своей книге «Непобедимый» описал колонию роботов, состоящую из миниатюрных единиц, сбивавшихся в огромные стаи. Такие стаи вели себя очень разумно, в то время как отделённые от общей массы особи были совершенно беспомощными.

На заброшенной планете эволюция машин пошла двумя путями: миниатюрные роботы, использовавшие роевую стратегию, конкурировали с гигантскими ходячими заводами, каждый из которых вёл свое обособленное существование.

В результате, гиганты-одиночки, не способные к сотрудничеству и быстрому реагированию проиграли соревнование за господство над планетой.

Третья волна сменяет Вторую, в точном соответствии со сценарием Элвина Тоффлера.
Что произойдет, когда участниками крайне согласованно действующей группы станут более разумные, по сравнению с насекомыми или птицами, или мини-роботами Лема существа? Как у людей проявится эмерджентное, свойственное популяции в целом, но отсутствующее у ее особей поведение? Этот вопрос тотчас напомнил мне рассказ Кевина Келли, приведенный во вступлении к его книге 1994 года «Неуправляемые: новая биология машин, социальных систем и экономического мира» об эмерджентном поведении в мире животных и человеческом обществе.

Он описывает случай, произошедший на ежегодном кинопросмотре работ профессионалов компьютерной графики.

К каждому креслу в зале прикрепили пластинку, покрытую с обеих сторон блестящим материалом красного и зеленого цвета. На большом экране давалось изображение всего зала. Ведущий занятие знаток компьютерной графики Лорен Карпентер попросил сидящих в зале слева поднять пластинки стороной одного цвета, а справа – другого цвета. Затем, следуя указаниям Карпентера, слушатели включились в огромную самоорганизующуюся видеоигру Pong, создав в самом конце кружащий по экрану самолет. После дачи Карпентером вводных указаний управление отсутствовало. Сидящие в зале следили за действиями соседей и происходящим на экране. Келли привел данный случай в качестве примера осознанного стадного поведения.
Музыкант и специалист по когнитивистике Уильям Бен Дон полагает, что проведенный Карпентером опыт по согласованию действий напоминает совместное исполнение музыки джазменами и что здесь наблюдается еще не изученная синхронизация мыслительных процессов участников:

«В опыте у Карпентера группа управляет тем, что появляется на экране. Все могут видеть экран, но каждый в состоянии воздействовать лишь на часть управляемого им с помощью пластинки изображения. В джазовом концерте слуху каждого доступно все, но каждый может воздействовать лишь на создаваемую им часть общей звуковой картины».
Мортон Уилер называет колонии насекомых сверхорганизмами (суперорганизмами) и определяет способность роя выполнять задачи, осилить которые в одиночку особи не в состоянии, как «внезапно возникающие (эмерджентные) свойства» сверхорганизма.
Кевин Келли проводит параллели между тем, как биологические и искусственные «живые системы» проявляют в своем поведении одни и те же четыре свойства того, что он назвал «роевой системой»:
- отсутствие централизованного управления;

- самостоятельность субъединиц;

- высокая подключаемость субъединиц;

- паутинная нелинейная обусловленность их воздействия друг на друга.
Ум не ограничивается мозгом; он также проявляется в коллективах наподобие колоний насекомых, в социальном и экономическом поведении внутри человеческого общества и научных и профессиональных сообществ. Там везде большое число особей, способных решать местные задачи, которые можно рассматривать как вычисления, участвуют в коллективном поведении, позволяющем успешно справляться с рядом задач, которые не под силу любому отдельному представителю... Когда огромное число особей, способных вести обработку знаковой (символьной) информации, взаимодействуют друг с другом, в их общем поведении появляются новые закономерности. К тому же это закономерности количественного порядка, допускающие опытную проверку.
Дело даже не в том, что децентрализованная самоорганизация позволяет быстрее и эффективнее решать проблемы, а в том, что в таком коллективе образуются совместный разум, эгрегор и единая воля, управляющие поведением всей массы. Такое общество действует как индивидуальная личность, будь то партия нагваля или движение сознания Кришны.
Повышенное внимание рейв-культуры к физиологически приемлемым ритмам является новым открытием искусства электронной магии звука, в которой звук – особенно ударных – может изменять неврологическое состояние человека. Большие группы людей под такую музыку образуют телепатическую общность... культуру на исходе тысячелетия, которая является итогом западной цивилизации и открывает нам совершенно иные горизонты.
Существует множество теорий, трактующих Интернет как нервную систему некоего всеобъемлющего мозга, но Губерман и его коллеги нашли удачное применение рынку и игровому моделированию в качестве полигонов для опытов с возникающим (эмерджентным) групповым разумом.

Губерман с сотрудниками занимался опытами по эмерджентному общественному разуму, привлекая «информационные рынки», и оказалось, что групповые прогнозы были точнее предсказаний отдельных участников.
Научный коллектив Hewlett – Packard сенсационно заявляет о создании математически проверяемой методологии по извлечению из группы эмерджентного разума и использованию ее знаний для предсказания будущего, пусть в ограниченной, но полезной сфере.
Группы людей, связанные посредством интерактивных сетей, могут принимать коллективные решения, оказывающиеся более точными, чем результаты прогнозов лучших предсказателей группы.
Приведут ли самоорганизованные, ситуативные сети пользователей нательных компьютеров к появлению новых богатств, знаний и обновленного гражданского общества или тот же самый технико-социальный порядок составит еще один источник дохода для дезинформационно-развлекательной компании?
Не приведет ли роевая стратегия к утрате способности выносить решения и действовать самостоятельно?

Не приведет ли коллективизация к унификации личности, стиранию индивидуальных различий между людьми?
Необходимо поразмышлять над тем, какие общественные привычки и отношения нуждаются в защите от растущего воздействия глобальной, коммерческой информационной сети. Сейчас, когда люди страстно жаждут подключения, я хотел бы спросить: когда и где имеет смысл оставаться неподключенными? Оставляя нетронутыми многие проблемы индустриальной/автомобильной эры, мы приблизились к опасной черте, знаменующей полную рабскую зависимость от электронной почты, работы компьютеров и других проводных и беспроводных устройств, которые нас окружают.
Стивен Джонсон в своей книге «Возникновение» (Emergence) сообщает, что «города, подобно муравьиным колониям, обладают неким видом эмерджентного разума: способностью хранить и извлекать информацию, распознавать и отвечать на черты человеческого поведения».
Роение, обеспечиваемое текстингом и мобильной телефонией, беспривязным повсеместным доступом к Интернету, сориентированными по месту услугами и читаемой устройствами информацией, связанной с определенными местами, знаменует лишь начало существенных перемен в использовании людьми городского пространства.
Мобильные, повсеместные и нательные информационные среды превратят будущие города в еще более сложные по сравнению с нынешними информационные системы.
Пополнение городов динамичной, связанной с местом информацией изменяет их, но без соответствующего знания динамики таких перемен и того, какие перемены хотелось бы видеть людям в своей жизни, нет никакой уверенности, что новые виды использования техники связи улучшат ощущение от жизни в городе.
Если политические решения предоставляют людям свободу в создании новых разновидностей умных толп, наиболее важные для себя знания проектировщики и пользователи технологий умных толп могли бы почерпнуть из тщательного изучения динамики кооперации.
Нам надо понять перемены в ощущениях пешеходов, вызванные роением, уяснить, как люди предпочитают трудиться при наличии беспроводного доступа к информации и связи непосредственно с переносных компьютеров, и суметь уравновесить технические и политические вопросы при согласовании стандартов распространения информации. Если бы нам удалось это понять, технология умных толп дала бы не только надзор, киборгов, склонных к стадному поведению потребителей подростковой культуры и роящихся террористов. Зная наперед, что мы делаем, мы, пожалуй, добились бы укрепления сотрудничества посредством инфраструктуры умных толп, благодаря чему самозабвенные мечтатели вместо оружия превратили бы компьютеры в телескопы ума.
Если Остром, Аксельрод, Фуко, Ликлайдер и Энгельбарт внесли существенный вклад в создание новой теории усиления сотрудничества, то Роберт Райт обеспечил основу для сведения воедино их вклада. В своей книге «Ненулевость: логика человеческой судьбы» он прикладывает к истории цивилизации ту же самую теорию игр, которую привлек Аксельрод для объяснения биологических и социальных явлений.
Райт пришел к спорному заключению, что люди на протяжении всей истории овладевали все более сложными играми с ненулевой суммой, опираясь на технические средства наподобие паровой машины и алгоритмы, а также метатехнологии вроде денег и конституции.
Суть игры с нулевой суммой заключается в том, что победителю достается все. Если есть победитель, значит, есть и проигравший.

В некоторых играх с ненулевой суммой все игроки оказываются в выигрыше от сотрудничества. Когда все больше людей играют во всеусложняющиеся игры, это приводит к возникновению новых городов, отраслей знаний, архитектурных шедевров, рынка и здравоохранения.

Райт пишет, что «культурная эволюция помогла обществу за 20 тысяч лет преодолеть ряд ступеней. И сейчас преодолевается очередная ступень».
Культурные новшества, перестраивающие социальное взаимодействие в связи с новыми технологиями, представляют «социальные алгоритмы, направляющие пользование технологией». Райт называет подобные социальные методологии метатехнологиями. Наверное, молва и репутации – те методологии, которые возникли из речи.

В Средние века метатехнологии капитализма – деньги, банковское, финансовое дело, страхование – вынудили иерархическое устройство феодального общества перестроиться на новый способ организации общественной деятельности: рыночный.
В общественных науках прогнозирование неизбежно оказывается нечетким. Однако в экономике компьютероопосредованных социальных сетей четырем проницательным исследователям удалось вывести четыре ключевых математических закона роста: закон Сарнова, закон Мура, закон Меткафа и закон Рида. Все эти законы касаются того, как технология воздействует на стоимость.

Закон Сарнова был сформулирован с появлением радио- и телесетей в начале XX века, когда вещание на многочисленные приемники шло от небольшого числа передающих станций. Один из первопроходцев вещания Дэвид Сарнов констатировал очевидное: «Ценность вещательных сетей прямо пропорциональна числу их слушателей и зрителей».

Часто упоминаемый закон Мура указывает причину, по которой электронная миниатюризация ведет к невиданному развитию электроники, ЭВМ и сетей. В 1965 году Гордон Мур, основатель Intel и один из создателей микропроцессора, заметил, что число элементов, которые можно разместить на одной и той же единице площади микросхемы (чипа, кристалла), с каждым годом удваивается.
Закон Меткафа, определяет рост ценности сети. Математический расчет весьма прост и основывается на фундаментальном математическом свойстве сетей: число возможных связей между узлами опережает рост самих узлов. Общая ценность сети, где каждому узлу доступны все узлы, возрастает пропорционально квадрату числа ее узлов.
Ценность двух узлов по законам Меткафа и Рида равна четырем, а вот ценность десяти узлов по закону Меткафа составляет сто (десять во второй степени), а по закону Рида - 1024 (двойка в десятой степени), так что скорость начинает круто идти вверх по кривой, напоминающей хоккейную клюшку. Это объясняет, как социальные сети, ставшие возможными благодаря электронной почте и иным видам общественной связи, побуждают сеть выходить за пределы инженерных сообществ и охватывать всевозможные группы лиц с общими интересами.
Закон Рида выражает связь между вычислительными и социальными сетями. Рид, применивший свой закон для изучения ценности различных сетей, полагает, что ему удалось выявить существенный культурный и экономический сдвиг. Когда сеть наподобие телевизионной вещает что-то людям, ценность ее услуг возрастает линейно. Когда же сеть дает возможность отдельным узлам вступать в контакт (transactions) друг с другом, ценность возрастает в квадратичной зависимости. А когда та же самая сеть располагает средствами для создания ее участниками целых групп, ценность возрастает экспоненциально.
Это происходит благодаря наличию обратных связей.
Положительная обратная связь: изменения приводят к ещё большим изменениям (происходит резонанс). Малое отклонение может разрастаться, изменять систему.

Отрицательная обратная связь – изменения гасятся, (например, процессы сохранения живым организмом постоянной температуры, поиск руководителями возможностей успокоиться, когда расхождение во взглядах выходит за принятые рамки). Отрицательная обратная связь, похоже, работает всюду вокруг нас, заставляя все, что нас окружает, сохранять состояние равновесия и устойчивости.
Положительная обратная связь помогает объяснить такие самовозбуждающиеся процессы, как, например, гонка вооружений. Все время СССР создавал новое оружие, а США строили еще более разрушительное, это служило поводом для СССР создавать совсем уж особое оружие... и так до точки глобального безумия.

Соединяя отрицательную и положительную обратную связь и видим, как прекрасно эти два различных механизма взаимодействуют в общем организме, таким образом объясняется поразительная экономичность работы человеческого головного мозга.
И когда однажды мы узнаём, что культура, которая поистине является сложной системой – будь то биологический организм, город или международный политический порядок, – равно использует как положительную обратную связь, т.е. усиление изменений, так и отрицательную обратную связь, т.е. уменьшение изменений, причем оба эти процесса теснейшим образом сплетены друг с другом, тогда мы начинаем различать все новые уровни общности в том мире, в котором мы живем. Так развивается наше понимание причинности.
Энтропия указывает одно направление, эволюция – другое.
Доктор Илья Пригожий подчеркивает, что в любой сложной системе, от молекул в растворе до нейронов в мозге или машин в транспортной системе большого города, части этой системы находятся в непрерывных мелкомасштабных изменениях, т.е. в состоянии непрерывного изменения. Внутренний каркас любой системы как бы мелко дрожит и испытывает флуктуации.

При наличии отрицательной обратной связи эти флуктуации ослабляются и подавляются, и равновесие системы поддерживается. Но там, где происходит усиление за счет положительной обратной связи, некоторые из этих флуктуации могут во много раз усилиться до такой степени, когда ставится под угрозу равновесие всей системы. Флуктуации внешней среды могут так воздействовать в этот момент, что еще больше усиливают вибрации каркаса и приводят к нарушению равновесия в целом и разрушению существующей структуры.

Либо вследствие неконтролируемости внутренних флуктуаций, либо под действием внешних сил, или и того и другого вместе это разрушение старого равновесия часто приводит не к хаосу и ломке, а к созданию полностью новой структуры более высокого уровня. Эта новая структура может быть более дифференцированной, внутренне взаимосвязанной, сложной, чем старая структура, и будет нуждаться в большем количестве энергии и материи (и, вероятно, информации и других ресурсов) для самосодержания. Говоря в основном о физических и химических реакциях, но не забывая и о социальных аналогиях, Пригожий называет эти новые, более сложные системы «диссипативными (рассеивающимися) структурами».
В одном красочном примере он описал, как термиты строят свои высоко структурированные гнезда при очевидно неструктурированной активности. Они начинают с ползания по поверхности в случайном порядке, останавливаясь то здесь, то там для того, чтобы отложить кусочек клейкого вещества. Эти метки распределены случайно, но поверхность содержит достаточное количество химического клейкого вещества, чтобы другие термиты зацеплялись за него и тоже оставляли метки. Поэтому клейкое вещество начинает собираться в отдельных местах, постепенно вырастая столбами или стенами.

Если такая постройка оказывается изолированной, работа прекращается. Но если случайно они располагаются вблизи друг друга, они образуют арку, которая становится основой для дальнейшего построения гнезда. То, что начинается со случайной активности, превращается в очень причудливые неслучайные структуры. Мы наблюдаем то, что Пригожий определил как «спонтанные формации когерентных структур».
Вместо привычных представлений о замкнутой Вселенной, которая функционирует, как часы, мы обнаруживаем себя в гораздо более гибкой системе, в которой, как он говорит, «всегда существует возможность определенной нестабильности, приводящей к некоторым новым механизмам». На самом деле мы имеем «открытую Вселенную».
Ученые, изучающие турбулентность, нестабильность и хаос в природе и обществе, знают, что одни и те же системы, будь то химические соединения или страна, ведут себя по-разному в зависимости от того, в каком они состоянии находятся
  1   2

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Задача коллективного действия заключается в вечном поиске равновесия между своекорыстием и общественным благом. Общественное благо тот ресурс, которым может воспользоваться каждый независимо от того, участвовал ли он в его создании или нет icon1. Что из перечисленного ниже не является общественным благом
Положительный внешний эффект, возникающий при производстве определённого блага, приводит к тому, что данное благо

Задача коллективного действия заключается в вечном поиске равновесия между своекорыстием и общественным благом. Общественное благо тот ресурс, которым может воспользоваться каждый независимо от того, участвовал ли он в его создании или нет icon-
Того, кого Аллах ведет по верному пути, нельзя ввести в заблуждение, а тот, кто вводит в заблуждение, не может идти по верному пути....

Задача коллективного действия заключается в вечном поиске равновесия между своекорыстием и общественным благом. Общественное благо тот ресурс, которым может воспользоваться каждый независимо от того, участвовал ли он в его создании или нет iconЗаконодательство это процесс создания, изменения и отмены нормативно-правовых...
Право, независимо от того выражает оно социально оправданную свободу поведения или нет, тесно взаимодействует с гос-вом. Оно не может...

Задача коллективного действия заключается в вечном поиске равновесия между своекорыстием и общественным благом. Общественное благо тот ресурс, которым может воспользоваться каждый независимо от того, участвовал ли он в его создании или нет icon1. Человек как объект и субъект социализации. Факторы социализации,...
Кроме того, и тот и другой слой может не осознаваться человеком или осознаваться частично, а нередко в той или иной мере искаженно....

Задача коллективного действия заключается в вечном поиске равновесия между своекорыстием и общественным благом. Общественное благо тот ресурс, которым может воспользоваться каждый независимо от того, участвовал ли он в его создании или нет iconИли меньшей степени воплощающих общественное мнение. Очевидно, есть...
Да и зародилась она в глубокой древности совсем не для того, чтобы кого-то заклеймить. Одна из первых функций татуировки того времени,...

Задача коллективного действия заключается в вечном поиске равновесия между своекорыстием и общественным благом. Общественное благо тот ресурс, которым может воспользоваться каждый независимо от того, участвовал ли он в его создании или нет icon1 Молодежное общественное движение в дальнейшем именуемое Движение,...
Движение является некоммерческой организацией, не имеет своей основной целью извлечение прибыли и не распределяет полученную прибыль...

Задача коллективного действия заключается в вечном поиске равновесия между своекорыстием и общественным благом. Общественное благо тот ресурс, которым может воспользоваться каждый независимо от того, участвовал ли он в его создании или нет iconКто не молится за царя, тот нарушает не один царский, но и Божий...
Оно лишает виновных того блага, в виду которого установлен этот за­кон, или приносит тот вред, от которого предохранял закон. В на­стоящем...

Задача коллективного действия заключается в вечном поиске равновесия между своекорыстием и общественным благом. Общественное благо тот ресурс, которым может воспользоваться каждый независимо от того, участвовал ли он в его создании или нет iconУ россиян, которым удалось сохранить здравый смысл и хоть какую то...
То, есть вроде бы территория есть, какое – никакое правительство, есть даже церковь, но вот государства, в котором можно жить и трудиться...

Задача коллективного действия заключается в вечном поиске равновесия между своекорыстием и общественным благом. Общественное благо тот ресурс, которым может воспользоваться каждый независимо от того, участвовал ли он в его создании или нет icon-
Тот, кого ведет Аллах, никогда не заблудится, а тот, кого Он вводит в заблуждение, никогда не найдет истинного пути. Я свидетельствую,...

Задача коллективного действия заключается в вечном поиске равновесия между своекорыстием и общественным благом. Общественное благо тот ресурс, которым может воспользоваться каждый независимо от того, участвовал ли он в его создании или нет iconДжеймса Аллена «Как человек мыслит»
Книга, стоящая в одном ряду с трудами Дейла Карнеги, поможет всем мужчинам и женщинам, независимо от того, богаты они или бедны,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов