Исповедь




Скачать 98.63 Kb.
НазваниеИсповедь
Дата публикации04.09.2013
Размер98.63 Kb.
ТипДокументы
zadocs.ru > География > Документы
т. н. «Архипиит Кёльнский»

ИСПОВЕДЬ

Осудивши с горечью жизни путь бесчестный, 
Приговор ей вынес я строгий и нелестный;
Создан из материи слабой, легковесной, 
Я — как лист, что по полю гонит ветр окрестный.

Мудрецами строится дом на камне прочном, 
Я же, легкомыслием заражен порочным, 
С чем сравнюсь? С извилистым ручейком проточным, 
Облаков изменчивых отраженьем точным.

Как ладья, что кормчего потеряла в море, 
Словно птица в воздухе на небес просторе, 
Все ношусь без удержу я себе на горе, 
С непутевой братией никогда не в ссоре.

Что тревожит смертного, то мне не по нраву;
Пуще меда легкую я люблю забаву;
Знаю лишь Венерину над собой державу;
В каждом сердце доблестном место ей по праву.

Я иду широкою юности дорогой 
И о добродетели забываю строгой, 
О своем спасении думаю не много 
И лишь к плотским радостям льну душой убогой.

Мне, владыка, грешному, ты даруй прощенье:
Сладостна мне смерть моя, сладко умерщвленье;
Ранит сердце чудное девушек цветенье;
Я целую каждую — хоть в воображенье!

Воевать с природою, право, труд напрасный.
Можно ль перед девушкой вид хранить бесстрастный? 
Над душою юноши правила не властны:
Он воспламеняется формою прекрасной...

Кто не вспыхнет пламенем средь горящей серы? 
Сыщутся ли в Павии чистоты примеры? 
Там лицо, и пальчики, и глаза Венеры 
Соблазняют юношей красотой без меры.

Ипполита в Павии только поселите — 
За день все изменится в атом Ипполите;
Башни Добродетели там вы не ищите;
В ложницу Венерину все приводят нити.

Во-вторых, горячкою мучим я игорной, 
Часто ей обязан я наготой позорной, 
Но тогда незябнущий дух мой пеоборный 
Мне внушает лучшие из стихов бесспорно.

В-третьих, в кабаке сидеть и доселе было 
И дотоле будет мне бесконечно мило, 
Как увижу на небе ангельские силы 
И услышу пенье их над своей могилой.

В кабаке возьми меня, смерть, а не на ложе! 
Быть к вину поблизости мне всего дороже;
Будет петь и ангелам веселое тоже:
«Над великим пьяницей смилуйся, о боже!»

Да, хмельными чашами сердце пламенится;
Дух, вкусивший нектара, воспаряет птицей;
Мне вино кабацкое много слаще мнится 
Вин архиепископских, смешанных с водицей.

Вот, гляди же, вся моя пред тобою скверна, 
О которой шепчутся вкруг тебя усердно;
О себе любой из них промолчит, наверно, 
Хоть мирские радости любы им безмерно.

Пусть в твоем присутствии, не тая навета, 
И словам господнего следуя завета, 
Тот, кто уберег себя от соблазнов света, 
Бросит камень в бедного школяра-поэта.

Пред тобой покаявшись искренне и гласно, 
Изрыгнул отраву я, что была опасна;
Жизни добродетельной ныне жажду страстно,» 
Одному Юпитеру наше сердце ясно.

С прежними пороками расстаюсь навеки;
Словно новорожденный, подымаю веки,
Чтоб отныне, вскормленный на здоровом млеке,
Даже намять вытравить о былом калеке.

К кельнскому избраннику просьба о прощенье;
За мое раскаянье жду я отпущенья;
Но какое б ни было от него решенье, 
Подчиниться будет мне только наслажденье.

Львы и те к поверженным в прах не без пощады;
Отпустить поверженных львы бывают рады;
Так и вам, правители, поступать бы надо:
Сладостью смягчается даже горечь яда.

В^ ЕСЕННЯЯ ПЕСНЯ

Дни светлы, погожи,
О, девушки!
Радуйтесь, ликуйте,
О, юноши!
Ах, я словно сад цветущий!
Плоть и душу пожирает
Жар желания;
От любви теряю ум 
И сознание.

Щекот соловьиный
Разносится,
Сладкою истомой
В сердце просится.
Ах, я словно сад цветущий!
Плоть и душу пожирает
Жар желания;
От любви теряю ум 
И сознание.

Ты всех дев милее,
Желанная!
Ты — лилей лилея,
Благоуханная!
Ах, я словно сад цветущий!
Плоть и душу пожирает
Жар желания;
От любви теряю ум 
И сознание.

Взглянешь благосклонно — 
Я радуюсь;
Взглянешь непреклонно — 
Я мучаюсь.
Ах, я словно сад цветущий! 
Плоть и душу пожирает 
Жар желания;
От любви теряю ум 
И сознание.

Ты играешь мною,
Жестокая!
Нет мне дня покоя,
Светлоокая!
Ах, я словно сад цветущий!
Плоть и душу пожирает
Жар желания;
От любви теряю ум 
И сознание.

Пусть умолкнут трели
Соловьиные!
Чу! В душе запели
Песни дивные.
Ах, я словно сад цветущий!
Плоть и душу пожирает
Жар желания;
От любви теряю ум 
И сознание.

Жду тебя с волненьем,
Красавица!
Сердце через мгновенье
Расплавится.
Ах, я словно сад цветущий! 
Плоть и душу пожирает 
Жар желания;
От любви теряю ум 
И сознание.

Анонимные стихи XI-XII вв.
^ НИЩИЙ СТУДЕНТ

Я — кочующий школяр... 
На меня судьбина 
свой обрушила удар, 
что твоя дубина. 

Не для суетной тщеты, 
не для развлеченья —
из-за горькой нищеты 
бросил я ученье.

На осеннем холоду, 
лихорадкой мучим, 
в драном плащике бреду 
под дождем колючим.

В церковь хлынула толпа, 
долго длится месса, 
только слушаю попа 
я без интереса.

К милосердию аббат 
паству призывает, 
а его бездомный брат 
зябнет, изнывает.

Подари, святой отец, 
мне свою сутану, 
и тогда я наконец 
мерзнуть перестану.

А за душеньку твою 
я поставлю свечку, 
чтоб господь тебе в раю 
подыскал местечко.

 ^ ОРДЕН ВАГАНТОВ («ГОЛИАРДСКИЙ ЧИН»)

«Эй, - раздался светлый зов, 
началось веселье! 
Поп, забудь про часослов! 
Прочь, монах, из кельи!» 
Сам профессор, как школяр, 
выбежал из класса, о
щутив священный жар 
сладостного часа.

Будет ныне учрежден
наш союз вагантов
для людей любых племен,
званий и талантов.
Все — храбрец ты или трус,
олух или гений —
принимаются в союз
без ограничений.

«Каждый добрый человек,— 
сказано в уставе,— 
немец, турок или грек 
стать вагантом вправе». 
Признаешь ли ты Христа,— 
это нам не важно, 
лишь была б душа чиста, 
сердце не продажно.

Все желанны, все равны, 
к нам вступая в братство, 
невзирая па чины, 
титулы, богатство. 
Паша вера — не в псалмах! 
Господа мы славим
тем, что в горе и в слезах 
брата не оставим.

Кто для ближнего готов 
спять с себя рубаху, 
восприми наш братский зов, 
к нам спеши без страху! 
Наша вольная семья — 
враг поповской швали. 
Вера здесь у пас — своя, 
здесь — свои скрижали!

Милосердье — наш закон 
для слепых и зрячих, 
для сиятельных персон и 
шутов бродячих, 
для калек и для сирот, 
тех, что в день дождливый 
палкой гонит от ворот 
поп христолюбивый;

для отцветших стариков,
для юнцов цветущих,
для богатых мужиков
и для неимущих,
для судейских и воров,
проклятых веками,
для седых профессоров
с их учениками,
для пропойц и забулдыг,
дрыхнущих в канавах,
для творцов заумных книг,
правых и неправых,
для горбатых и прямых, 
сильных и убогих, 
для безногих и хромых и 
для быстроногих.

Для молящихся глупцов 
с их дурацкой верой, 
для пропащих молодцов, 
тронутых Венерой, 
для попои и прихожан, 
для детей и старцев, 
для венгерцев и славян, 
швабов и баварцев.

От монарха самого 
до бездомной голи — 
люди мы, и оттого
 все достойны воли, 
состраданья и тепла 
с целью не напрасной, 
а чтоб в мире жизнь была 
истинно прекрасной.

Верен богу наш союз
без богослужений,
с сердца сбрасывая груз
тьмы и унижений.
Хочешь к всенощной пойти,
чтоб спастись от скверны?
Но при этом, по пути,
не минуй таверны.

Свечи яркие горят, 
дуют музыканты:
то свершают свой обряд 
вольные ваганты. 
Стены ходят ходуном, 
пробки — вон из бочек!
Хорошо запить вином 
лакомый кусочек!

Жизнь на свете хороша, 
коль душа свободна, 
а свободная душа господу угодна. 
Не прогневайся, господь! 
Это справедливо, 
чтобы немощную плоть 
укрепляло пиво.

Но до гробовой доски 
в ордене вагантов 
презирают щегольски 
разодетых франтов. 
Не помеха драный плащ, 
чтоб пленять красоток, 
а иной плясун блестящ 
даже без подметок.

К тем, кто бос, и к тем, кто гол, 
будем благосклонны:
на двоих — один камзол, 
даже панталоны! 
Но какая благодать, 
не жалея денег, 
другу милому отдать 
свой последний пфенниг!

Пусть пропьет и пусть проест, 
пусть продует в кости! 
Воспретил наш манифест 
проявленья злости. 
В сотни дружеских сердец 
верность мы вселяем, 
ибо козлищ от овец 
мы не отделяем.
^
ДОБРОЕ СТАРОЕ ВРЕМЯ

Вершина знаний, мысли цвет, -
таким был университет.
А нынче, волею судеб,
он превращается в вертеп.

Гуляют, бражничают, жрут,
книг сроду в руки не берут,
для шалопая-школяра
ученье - вроде бы игра.

В былые дни такой пострел
всю жизнь над книжками потел,
и обучался он - учти -
до девяноста лет почти.

Ну, а теперь - за десять лет
кончают университет
и в жизнь выходят потому
не научившись ничему!

При этом наглости у них
хватает поучать других.
Нет! Прочь гоните от дверей
таких слепых поводырей.

Неоперившихся птенцов
пускают наставлять юнцов!
Барашек, мантию надев,
решил, что он ученый лев!

Смотри: сидят, упившись в дым,
Григорий и Иероним
и, сотрясая небеса,
друг друга рвут за волоса.

Ужель блаженный Августин
погряз в гнуснейшей из трясин?
Неужто мудрость всех веков
свелась к распутству кабаков?!

Мария с Марфой, это вы ль?
Что с вами, Лия и Рахиль?
Как смеет гнилозубый хлюст
касаться чистых ваших уст?!

О добродетельный Катон!
Ты - даже ты! - попал в притон
и предназначен тешить слух
пропойц, картежников и шлюх.

То гордый дух былых времен
распят, осмеян, искажен.
Здесь бредни мудростью слывут,
а мудрость глупостью зовут!

С каких же, объясните, пор
ученье - блажь, прилежность - вздор?
Но если названное - тлен,
что вы предложите взамен?!

Эх, молодые господа,
побойтесь Страшного суда!
Прощенья станете просить -
да кто захочет вас простить?!




^
ЛЮБОВЬ К ФИЛОЛОГИИ

О возлюбленной моей
день и ночь мечтаю, -
всем красавицам ее
я предпочитаю.
Лишь о ней одной пишу,
лишь о ней читаю.

Никогда рассудок мой
с ней не расстается;
окрыленный ею дух
к небесам взовьется.
Филологией моя
милая зовется.

Я взираю на нее
восхищенным взором.
Грамматическим мы с ней
заняты разбором.
И меж нами никогда
места нет раздорам.

Смог я мудрости веков
с нею причаститься.
Дорога мне у нее
каждая вещица:
суффикс, префикс ли, падеж,
флексия, частица.

Молвит юноша: "Люблю!" -
полон умиленья.
А для нас "любить" - глагол
первого спряженья.
Ну, а эти "я" и "ты" -
два местоименья.

Можно песни сочинять
о прекрасной даме,
можно прозой говорить
или же стихами,
но при этом надо быть
в дружбе с падежами!
^ Франсуа Вийон (1431 — после 1463)

Послание к друзьям
Ответьте горю моему,

Моей тоске, моей тревоге.

Взгляните: я не на дому,

Не в кабаке, не на дороге

И не в гостях, я здесь - в остроге.

Ответьте, баловни побед

Танцор, искусник и поэт,

Ловкач лихой, фигляр хваленый,

Нарядных дам блестящий цвет,

Оставите ль вы здесь Вийона?
Не спрашивайте почему,

К нему не будьте слишком строги,

Сума кому, тюрьма кому,

Кому роскошные чертоги.

Он здесь валяется, убогий,

Постится, будто дал обет,

Не бок бараний на обед,

Одна вода да хлеб соленый,

И сена на подстилку нет,

Оставите ль вы здесь Вийона?
Скорей сюда, в его тюрьму!

Он умоляет о подмоге,

Вы не подвластны никому,

Вы господа себе и боги.

Смотрите - вытянул он ноги,

В лохмотья жалкие одет.

Умрет - вздохнете вы в ответ

И вспомните про время оно,

Но здесь, средь нищеты и бед,

Оставите ль вы здесь Вийона?
Живей, друзья минувших лет!

Пусть свиньи вам дадут совет.

Ведь, слыша поросенка стоны,

Они за ним бегут вослед.

Оставите ль вы здесь Вийона?
^ Спор между Вийоном и его душою
- Кто это? - Я.- Не понимаю, кто ты?

- Твоя душа. Я не могла стерпеть.

Подумай над собою.- Неохота.

- Взгляни - подобно псу,- где хлеб, где плеть,

Не можешь ты ни жить, ни умереть.

- А отчего? - Тебя безумье охватило.

- Что хочешь ты? - Найди былые силы.

Опомнись, изменись.- Я изменюсь.

- Когда? - Когда-нибудь.- Коль так, мой милый,

Я промолчу.- А я, я обойдусь.
- Тебе уж тридцать лет.- Мне не до счета.

- А что ты сделал? Будь умнее впредь.

Познай! - Познал я все, и оттого-то

Я ничего не знаю. Ты заметь,

Что нелегко отпетому запеть.

- Душа твоя тебя предупредила.

Но кто тебя спасет? Ответь.- Могила.

Когда умру, пожалуй, примирюсь.

- Поторопись.- Ты зря ко мне спешила.

- Я промолчу.- А я, я обойдусь.
- Мне страшно за тебя.- Оставь свои заботы.

- Ты - господин себе.- Куда себя мне деть?

- Вся жизнь - твоя.- Ни четверти, ни сотой.

- Ты в силах изменить.- Есть воск и медь.

- Взлететь ты можешь.- Нет, могу истлеть.

- Ты лучше, чем ты есть.- Оставь кадило.

- Взгляни на небеса.- Зачем? Я отвернусь.

- Ученье есть.-Но ты не научила.

- Я промолчу.- А я, я обойдусь.
- Ты хочешь жить? - Не знаю. Это было.

- Опомнись! - Я не жду, не помню, не боюсь.

- Ты можешь все.- Мне все давно постыло.

- Я промолчу.-А я, я обойдусь.
^ Баллада примет
Я знаю, кто по-щегольски одет,

Я знаю, весел кто и кто не в духе,

Я знаю тьму кромешную и свет,

Я знаю - у монаха крест на брюхе,

Я знаю, как трезвонят завирухи,

Я знаю, врут они, в трубу трубя,

Я знаю, свахи кто, кто повитухи,

Я знаю все, но только не себя.
Я знаю летопись далеких лет,

Я знаю, сколько крох в сухой краюхе,

Я знаю, что у принца на обед,

Я знаю - богачи в тепле и в сухе,

Я знаю, что они бывают глухи,

Я знаю - нет им дела до тебя,

Я знаю все затрещины, все плюхи,

Я знаю все, но только не себя.
Я знаю, кто работает, кто нет,

Я знаю, как румянятся старухи,

Я знаю много всяческих примет,

Я знаю, как смеются потаскухи,

Я знаю - проведут тебя простухи,

Я знаю - пропадешь с такой, любя,

Я знаю - пропадают с голодухи,

Я знаю все, но только не себя.
Я знаю, как на мед садятся мухи,

Я знаю смерть, что рыщет, все губя,

Я знаю книги, истины и слухи,

Я знаю все, но только не себя.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Исповедь iconИсповедь экономического убийцы
Что это — исповедь раскаявшегося государственного киллера или мастерски исполненная тайная угроза? Предупреждение тем, кто, прочитав...

Исповедь iconМоя исповедь ответ пану падалице
«Основа» (1862, № С. 83-96) під назвою «Моя исповедь. Ответ пану Падалице по поводу статьи в VII книжке «Основы» «Что об этом думать?»...

Исповедь iconСаймон Бретт Исповедь маленького негодника Исповедь маленького негодника 1
Вот он радостно агукает. Что он хочет сказать? Он размахивает ручонками и сучит ножками. Что он хочет сделать? Он блаженно улыбается....

Исповедь iconДжон Тэйлор Гатто Фабрика марионеток. Исповедь школьного учителя...
По мнению автора, экспансия школы лишает детей свободного времени, которое им необходимо для самостоятельного познания мира и реальной...

Исповедь iconДжон Тэйлор Гатто Фабрика марионеток. Исповедь школьного учителя...
По мнению автора, экспансия школы лишает детей свободного времени, которое им необходимо для самостоятельного познания мира и реальной...

Исповедь iconЕлисеев Александр (Изюм) Исповедь сыроеда

Исповедь iconИсповедь демона
Правдивая история о нелегкой жизни простых нью-йоркских демонов! Впервые на русском языке!

Исповедь iconСписок текстов по русской литературе первой трети Х i Х века
Н. М. Карамзин «Моя исповедь», «Чувствительный и холодный (Два характера)», «Марфа Посадница»

Исповедь iconАмонашвили исповедь отца сыну издательский дом шалвы амонашвили
Книга эта была написана и издана в 1980 году, когда моему сыну Паате, перед которым я исповедовался, ис­полнилось 16 лет

Исповедь iconДжон Перкинс Исповедь экономического убийцы
Их инструментарий включает мошенническую финансовую информацию, манипуляцию выборами, взятки, вымогательство, секс и убийства. Они...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов