Симон Соловейчик Воспитание по Иванову




НазваниеСимон Соловейчик Воспитание по Иванову
страница1/20
Дата публикации08.03.2014
Размер2.68 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > География > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
Симон Соловейчик

Воспитание по Иванову

Москва, изд. “Педагогика”,1989

Рецензент – доктор психологических наук Ш. А. Амонашвили


Книга впервые отсканирована, переведена в формат HTML, опубликована в Интернете по адресу “Воспитание по Иванову”  и любезно предоставлена для повторной публикации здесь Сергеем Обогуевым.

 

От автора

Бывают книги для всех, бывают – и должны быть – книги на любителя, для узкого круга читателей.  Эта книга, хотя ее и надо отнести к жанру публицистики, тем не менее рассчитана на профессионалов – воспитателей, учителей, классных руководителей, руководителей кружков, словом, на всех, кто работает с детьми, у кого есть свои – в педагогическом смысле свои – дети: пятнадцать, тридцать, сорок или тысяча детей и подростков.

Где много детей, там должен быть детский коллектив, иначе они превращаются в толпу, в орду, в которой подчас царят самые жестокие нравы.  Это понятно каждому разумному человеку.  Советская школа обогатила мировую педагогику именно теорией коллективного воспитания.  Тут можно и не называть выдающихся имен, они всем известны: Шацкий, Макаренко, Сухомлинский.

И Иванов.  Игорь Петрович Иванов, профессор Ленинградского педагогического института им. А. И. Герцена.  Имя его с каждым годом становится все более известным, все больше воспитателей понимают ценность его идей, развивающих теорию и методику коллективного воспитания в наши дни, в наших условиях.  За последние 30 лет по методике Иванова воспитаны сотни тысяч детей и подростков.  Это уникальный по массовости и условиям проведения педагогический эксперимент, и можно уже говорить и об отдаленных его результатах, поскольку первым воспитанникам И. П. Иванова и его коллег уже за сорок, некоторые из них стали известными специалистами, и все – прекрасные работники, честные люди, и все с благодарностью вспоминают свои подростковые годы, проведенные в коллективах, созданных на принципах Макаренко – Иванова.  Более подробно об этом читатель узнает из книги.

Я познакомился с Игорем Петровичем Ивановым и созданной им вместе с Людмилой Глебовной Борисовой и Фаиной Яковлевной Шапиро Фрунзенской коммуной в 1959 году и с тех пор, вот уже почти 30 лет, думаю и пишу об этом удивительном педагогическом явлении – удивительном прежде всего потому, что оно вселяет веру в почти безграничную мощь воспитания.  Но постичь это явление, как и постичь вновь открытое явление природы, оказалось не так легко.  Кто сам, своими глазами видел, как живут и работают прошедшие эту школу коллективизма ребята и взрослые, тот довольно легко перенимает коммунарский стиль воспитания; описать же его, этот стиль, вскрыть внутренние пружины никак не удается, и многим кажется, будто все дело в необыкновенных взрослых, в необыкновенных педагогических талантах.  Но почему же тогда самые разные люди в самых разных уголках нашей страны, применяя одни и те же методы, открытые И. П. Ивановым и Фрунзенской коммуной (или, как ее еще называют, Коммуной юных фрунзенцев), получают разительно схожие результаты?

Книга, которую вы держите в руках, читатель, – это книга-поиск.  Она состоит из трех в разное время сделанных работ, представляющих собой последовательные попытки понять и описать опыт и методику коллективного творческого воспитания, которую называют также коммунарской методикой (от Фрунзенской коммуны) .

Первая книжка – «Фрунзенская коммуна» – вышла в 1969 году.  Она собрана из сочинений ребят-коммунаров, я лишь составитель ее, редактор и автор ряда текстов, связывающих детские сочинения в одно целое.  «Фрунзенская коммуна» передает жизнь ставшего знаменитым детского коллектива такой, какой она была, какой ее видели дети, – немаловажное свидетельство!   Но поскольку ее писали ребята, которые не всегда бывают объективны по отношению к взрослым, некоторые имена в этой книге заменены.  Читая ее, надо помнить, что это не документ, что в ней есть и момент художественного обобщения, вымысел.

Следующая работа – «Воспитание творчеством» – вышла в 1978 году, т. е. спустя 10 лет, когда накопился новый опыт коммунарского движения и появились основания для обобщений.

Третья работа – «Дневник Николая Федоровича» – публикуется впервые (в отрывках она печаталась в журнале «Вожатый»).  По сути, это методика коллективного творческого воспитания для классного руководителя.  Николай Федорович – лицо вымышленное; к такому приему пришлось прибегнуть, чтобы показать способ мышления, ход мыслей воспитателя, работающего по системе Иванова.  В работе над «Дневником...» мне помогали два замечательных ленинградских педагога – Елена Ивановна Махняева и Фаина Яковлевна Шапиро, «коммунарская мама», безвременно ушедшая из жизни в 1985 году.

Так и получилась единая книга о воспитании по Иванову.  Первая часть – просто счастливая детская жизнь в творческом коллективе, вторая и третья – методика организации такой счастливой жизни.  В предисловии к книжке «Воспитание творчеством» тогдашний президент Академии педагогических наук СССР В. Н. Столетов писал: «...если можно представить себе машину, обучающую какому-то ограниченному кругу знаний, то ЭВМ воспитывающей нет и, я надеюсь, не будет.  Поэтому станем относиться к практическому опыту по-хозяйски: сосредоточивать свое внимание на сильных, а не слабых сторонах, на том, что будит нашу мысль, что помогает в работе.  И так, по крупице, бережно поддерживая новую мысль в самом ее зародыше, коллективными усилиями тысяч и тысяч педагогов-новаторов и ученых мы приблизимся к высокому идеалу коммунистического воспитания».

К этим словам трудно что-нибудь добавить.


Фрунзенская коммунна

^ Воспитание творчеством

Дневник Николая Федоровича

Логика Иванова

Фрунзенская
коммуна


 

Книга о необычной жизни
обыкновенных ребят,
написанная ими самими


 

^ Кто автор этой книги и как ее писали

В Ленинграде, при Фрунзенском Доме пионеров и школьников, 10 лет существует Фрунзенская коммуна.  Как она появилась на свет и как она живет – это вы узнаете из книжки.

А сейчас только про книжку.  Ее писали ребята, члены коммуны – от новичков, шестиклассников и семиклассников, до «старичков» – теперь уже студентов.  Плана книги не было.  План стали придумывать потом, когда на столе лежали кипы тетрадок и листков.  Каждый писал, о чем хотел, о самом значительном для себя.  Понятно, что связного рассказа не складывалось.  Провалы и «дыры» были неминуемы.  Не посвященный в дела коммуны не понял бы, что к чему.  Пришлось вновь сесть за работу и написать куски-связки.  Их писали коллективно, с помощью журналистов – друзей коммуны.  Обсуждали, спорили, чуть все не перессорились.

Почти все это сложили вместе – листки-воспоминания и общие куски.  В результате на страницах книжки мелькают то «я», то «мы».  Кто это «мы» – понятно.  Мы – это коммуна.  А кто «я»?   «Я» – в каждой главке другой.  В одном случае «я» принадлежит Володе Магуну, в другом – Володе Лосенкову, в третьем – Наташе Перфильевой и так далее.  Если бы мы захотели перечислись всех, кто участвовал в создании книги, пришлось бы занять многие страницы полным списком коммуны.

Помогла организовать литературную работу коммунаров и записала некоторые из рассказов ребят ленинградская журналистка С. Гуревич.

Получилось, как в жизни: «мы» – общее, а «я» – разные.  И если все эти «я» перебивают друг друга, торопятся и потому не могут рассказать всё, как было, по порядку – это не страшно.  Главное – чтобы вы почувствовали нашу коммуну.

 

Глава первая, самая неясная

^ ВАРЕЖКИ СИНИЕ И КРАСНЫЕ.  Я была очень заводилистой девчонкой – так говорили в школе.  Поэтому старшая пионервожатая послала меня в Дом пионеров на какое-то интересное дело.

Интересное дело начиналось в 9 утра, а это было воскресенье.  Обычно в такие дни режим у меня был следующий.  Подъем – в 12, с 12 до часу – завтрак, с часу до 4 – прогулка, а с 4 до 5 – обед, с 5 до 9 – прогулка.  Потом ужин, 30 минут на разговор с мамой по поводу моего режима, и в 11 –  отбой.  А в это воскресенье пришлось встать в 8, и к 9 я была в Доме пионеров.  Настроение – сами понимаете: могла бы еще три часа спокойно спать, а тут...

На первом этаже было уже много ребят.  Все стояли кучками и пели.  Подойти самой как-то неудобно, встала в стороне, наблюдаю.  Минут пять так постояла.  Песни все какие-то незнакомые, да еще все чего-то забегали, говорят: строиться надо.  А я не знаю – куда и с кем.  Тут подходит какая-то девочка, года на два старше, и очень запросто так:

– Тебя Наташа звать и ты из триста двадцатой, да?

– Да.

– Ну, пойдем к нам.

Подошли к ребятам.  Я хотела опять в сторону, а она держит за руку и говорит:

– Вот это Наташа Перфильева из триста двадцатой, очень любит смеяться.

Я не успевала удивляться, до чего все быстро происходит.

Что шли с песнями, меня, пожалуй, не удивляло.  У нас в школе тоже пели.  Но они еще и кричали!  И, как мне казалось, кричали такие глупости, что идти с ними рядом было стыдно.

По аллее так шагай –
      ставь тверже ногу!
Петь отряду помогай!
      Не прячь глаза в дорогу!

Куда мы шли, я еще не знала, да это и к лучшему – а то бы удрала.

Дошли до места, где только что начинали строить новый ТЮЗ.  Все остановились.  Потом какой-то мальчик, по прозвищу Магун, стал уводить из колонны ребят.  Наконец очередь дошла и до нас.

– «Волга»?

– Да!

«Да» сказали хором, так дружно, что про себя я подумала: «Что у них – всё хором принято говорить?»

– Сколько человек?  Двадцать один?  Отлично.  Ну пошли.

Раза три он нас провел по одному и тому же месту, потом сказал что-то той девочке, которая меня поставила в строй, и пошел.  Отойдя на четыре шага, он обернулся.

– Что вы все еще стоите, ребята?  Это даже неприлично.  Ну, с новым годом!  – и побежал.

Почему «с новым годом»?  Что это с ним?

Дальше вспоминать страшно.  Все было так быстро.  А может, это сейчас так кажется?  Только отлично помню, что мне и еще какой-то девочке дали носилки и сказали:

– Вперед!

Я стояла позади, и поэтому мне пришлось идти, куда поведут.  Носили мы всякую грязь – стружки, куски камня и еще что-то.

Через час я была в состоянии того человека, о котором сказано: «Он лежит и еле дышит».  Потом кто-то громко провозгласил:

– Через пять минут заканчиваем!

Про себя я решила, что моя пионервожатая самая что ни на есть противная и, еще хуже того, просто врунья.  Как можно вот это считать интересным делом?

– Наташка, вот вспомнишь меня и еще поблагодаришь!  – сказала мне вожатая.

– Да, уж нечего сказать, поблагодарю!

Хорошо, что моя напарница опустила свою сторону носилок, а то бы я все равно бросила.  Но только я решила смыться, как подходит ко мне та, что и в первый раз (теперь я уже знала, что звать ее Татьяна, а фамилия не то Теплиц, не то Треплиц), подходит и говорит:

– Ты куда?

– Домой.

– Подожди.

– Чего?

– Как чего?  Надо договориться, когда соберемся, и еще кое о чем.

Как же, нашли дурочку – «еще соберемся»!

Домой шла усталая и думала, что вот все воскресенье испорчено.  Вхожу в комнату.  Мама:

– Ну как?  Интересное дело?  Тут меня совсем взорвало.

– Да, да, интересное.  Ну что тебе – всё знать хочется?

Мама остается мамой, и, хотя я и нагрубила, она все-таки продолжала свои расспросы и к концу обеда уже знала и о Тане, и о работе у ТЮЗа, и о Магуне.

В полтретьего оделась потеплей и пошла на Загородный в садик кататься с горки.  Когда уходила из дому, мама мне дала только что купленные варежки, ярко-голубые и с белой звездочкой.  Я оторвала бирку, поцеловала маму и совсем счастливая пошла гулять.  Подхожу к садику и вижу Инну – это моя старшая вожатая, – а она мне навстречу и так удивленно:

– Ты почему не в Доме пионеров?  Я ей все честно рассказала.  Она говорит:

– Ладно, я сама пойду.  Ты не проводишь меня?

«Вот пристала! Провожу».

Пошли.  Было десять минут четвертого.  Я уже хотела возвращаться, а Инна – зайдем да зайдем, ну, я и опять зашла.  Стала раздеваться и с ужасом обнаружила, что потеряла варежки.  Вот как начнется день с неудач, так и весь день какие-нибудь несчастья.

Инне ничего не сказала и совсем расстроенная пошла наверх.  По коридору по обе стороны таблички: «Урал», «Днепр», «Сибирь», «Кавказ» – и разукрашены.  Вдруг вижу – «Волга» и внизу волны и рыбка с улыбкой.  Инна открывает дверь и говорит:

– Извините, мы чуть-чуть опоздали.

– Ничего, проходите.

Таня очень хорошо улыбнулась.

Говорили все о каких-то непонятных вещах.  Но все смеялись.  То, что мы делали, называлось сюрпризом.  Потом Таня взвизгнула и сказала:

– Всё, придумала, пусть будет Наташка.

Через две минуты меня завернули в скатерть, которую сняли со стола, и отвели в зал.  «Сюрприз» прошел хорошо.  Я изображала какую-то статую, и говорить ничего не надо было: говорила другая девочка.  Но все равно было хорошо, и всем понравилось.  Меня потащили за занавес и стали разматывать.

И тут Таня заметила, что у меня что-то не так.  Она десять раз спросила, не болит ли у меня голова, а может, дома что-нибудь, или мне скучно, или еще что.  Я долго сопротивлялась и все отвергала, а потом сдалась и рассказала про варежки.

В 9 вечера мы пошли одеваться.  Мне было совсем тошно – сейчас приду домой, и мама обязательно спросит про варежки.  Что будет?  «Неряха!  Тебе нельзя ничего дать!  Совсем новые варежки, дня не проносила...» – и еще очень долго.

Тут подходит Таня и дает мне сверток.  «Что это?» – спрашиваю я.  «Варежки».  Развернула, а там действительно варежки, только не мои, синие, а красного цвета, но такая же звездочка в центре.  Я ей говорю: «Это не мои».  А она: «Все равно бери, у тебя ведь точно такие были, только что синие.  Это ребята».

Потом взяла за руку, и мы пошли к выходу.  Тут была вся «Волга».  Это мой отряд.  Отряд «Волга».  А Таня – это наш командир.

Договорились, когда встретимся.  Пришла домой и все рассказала маме: что ребята варежки купили и что выступала и всем понравилось.  А ночью лежала и думала: «Как это утром я о них нехорошо...  И Магун (вечером я узнала: его зовут Володя, а Магун – фамилия, а не прозвище) совсем неплохой парень.  Очень веселый, а «с новым годом» – это он просто так.

^ МОЖНО ЛИ ЖИТЬ ОДНОМУ?  Кроме нескольких ребят, которые работают в коммуне с самого первого её дня, почти все испытали при встрече с коммуной то же, что и Наташа Перфильева.  Сначала вроде бы неприязнь, потом – удивление, потом – радость, потом – счастье.

Отчего неприязнь и удивление?

Мы все так любим быть самостоятельными, сами по себе!

Мы спорим с мамами и папами – отстаиваем свою свободу.

Мы смотрим иногда на общественную работу, будто это наказание: «Почему я должен делать, а не он или не она?»

Мы сердимся: «Опять лом собирать!»

И вот мы видим ребят, которые всё делают дружно и с охотой и все вместе, как один.  Сначала кажется, что они, эти ребята, не такие, как все.  Чудаки какие-то.  В воскресенье таскают тяжелые носилки, строятся на линейки, как будто маленькие.  Хором скандируют свои «речевки».  И всё время смеются и поют...

«Нет, я с ними не пойду ни за что!  – такой бывает первая мысль. – Очень нужно: вставать в воскресенье чуть свет и тащиться в какой-то Дом пионеров, строиться, слушать команды...  Я – сам по себе!»

А позже, когда человек узнает коммуну поближе, в душе его что-то происходит.  Как будто таилось в сердце желание встречаться вместе, и вместе петь, и вместе делать что-то серьезное.  Желание это скрывалось, о нем никто не подозревал, но оно, оказывается, было!  Оно у каждого есть, кому 14, 15, 16 лет!  И вдруг при встрече с коммуной оно просыпается и становится самым главным желанием, и с этого дня человек уже не может жить в одиночку.  Оказывается, самостоятельность – вовсе не в том, что я – один, вечно один.  Самостоятельность – это когда нас много и каждый может сам придумывать, как бы всем жилось получше, и сам делать эту хорошую жизнь.  От моей самостоятельности кому-то должно быть хорошо, и тогда и мне будет хорошо.

Сколько ребят вздыхают: «У нас недружный класс...»

Сколько ребят мечтают: «Было бы у меня много-много друзей, таких, которым все можно рассказать, которые для тебя что угодно сделают, и ты для них».  Но где их взять, этих друзей?  И что они должны делать, чтобы им всем было интересно?  Как жить?

Коммунары не сами придумали свою коммуну.  И никто ее не придумывал.  Она образовалась постепенно.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Симон Соловейчик Воспитание по Иванову iconСимон Львович Соловейчик Учение с увлечением mcat78 lib aldebaran ru
«Соловейчик С. Л. «Учение с увлечением», издание второе»: Детская литература; Москва; 1979

Симон Соловейчик Воспитание по Иванову iconСимон Львович Соловейчик Учение с увлечением
Да какой это роман! — возмутится читатель, перелистав страницы книги. — Это не роман, а обман!

Симон Соловейчик Воспитание по Иванову iconСписок рекомендованої літератури з педагогіки
Соловейчик С. Л. Учение с увлечением : роман / С. Л. Соловейчик. – М. Детская литература, 1976. – 175 с

Симон Соловейчик Воспитание по Иванову iconРекомендательное письмо Ивану Ивановичу Иванову

Симон Соловейчик Воспитание по Иванову iconОглавление
Воспитание своего ребенка. Пять правил поведения, укрепляющих связь с ребенком. Метод неразрывной связи вовлекает отцов в воспитание...

Симон Соловейчик Воспитание по Иванову iconВаш ребенок
Воспитание своего ребенка. Пять правил поведения, укрепляющих связь с ребенком. Метод неразрывной связи вовлекает отцов в воспитание...

Симон Соловейчик Воспитание по Иванову iconЛекция №2 «Воспитание в Киевской Руси»
Воспитание детей у восточных славян при первобытно-общинном строе в период с 4 по 9 вв развивалось в той же логике и с теми же характерными...

Симон Соловейчик Воспитание по Иванову iconЗадачами Программы являются: воспитание гражданственности и патриотизма;...
Программа направлена на молодёжь от 14 до 30 лет без ограничения физических данных, гражданства и национальности

Симон Соловейчик Воспитание по Иванову iconФ76 Воспитание у детей правильного произношения: Практикум по логопедии:...
Ф76 Воспитание у детей правильного произношения: Практикум по логопедии: Учеб пособие для учащихся пед уч-ся по спец. №03. 08 «Дошк...

Симон Соловейчик Воспитание по Иванову iconРайонный суд, рассматривая дело по иску Петрова А. Г. к Иванову П....
Районный суд, рассматривая дело по иску Петрова А. Г. к Иванову П. С. о взыскании долга по договору займа, объявил перерыв на более...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов