Из предисловия Тома Кениона




НазваниеИз предисловия Тома Кениона
страница1/10
Дата публикации24.07.2013
Размер1.95 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Химия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Том Кенион

Манускрипт Магдалины



***

Из предисловия Тома Кениона:

Я прочно стою на якоре (кое-кто сказал бы "сел на мель") у берегов логики. Но я не могу решить, правдива эта история или нет, и мне это мешает. Но на меня произвели глубокое впечатление методы, которыми делится Магдалина, и откровения, которые она предлагает. И, разбирая для себя этот манускрипт, я опустил саму историю обратно в реку, оставив себе ее методы. Я прошу вас поступить так же. Прочтите это своим сердцем и своим умом. Оставьте себе то, что ценно для вас, и выбросьте все остальное.

Я знаю, что эта книга многим может показаться противоречивой. И все же я считаю правильным опубликовать этот манускрипт. Даже если он просто заставит нас задуматься над вопросами, которые в нем обсуждаются, я сочту, что существование этой книги оправдано. В конце концов, пришло время христианству переосмыслить свое отношение к женскому началу.

По-моему, для тех, кто ищет более глубокого понимания внутренней алхимии как средства для трансформации сознания, этот материал будет весьма полезен. Когда я перечитывал манускрипт, произошло нечто необычное. Я рационально и критически оценивал этот материал. Но когда я задался вопросом, публиковать его или нет, передо мной явилась Изида - да, Изида. Она попросила меня завершить книгу как можно скорее.

Что мне оставалось делать?

Остров Парос,

Киклады, Греция

^ ВСТУПЛЕНИЕ ДЖУДИ К МАНУСКРИПТУ МАГДАЛИНЫ

30 ноября 2000 года, в четверг, мы с Томом были в Швейцарии, в Цюрихе. Был холодный туманный вечер. Мы хорошо поужинали в нашем любимом таиландском ресторане рядом с отелем "Альштадт", и у нас было свободное время, а такие моменты в нашей жизни - редкость.

Надо сказать, что Магдалина (равно как архетип и как Существо) интересовала меня уже давно. Кем она была на самом деле? Ведь столь многое в нашей повседневной жизни связано с тем, что церковь заклеймила ее (а вместе с ней и все женское начало) как шлюху, как нечто постыдное. Из-за этого клейма – а ведь это развенчание богини и прижигание ее плоти каленым железом - женское начало терпело позор и унижения в течение двух тысяч лет.

У церкви нет совершенно никаких причин называть Магдалину шлюхой; ни одно слово в оригинальных текстах Писаний не подтверждает подобных обвинений. Это Никейский Собор по приказанию императора Константина выбрал "образ" шлюхи, чтобы низвергнуть авторитет женского начала, сделать постыдным все женское, поддержать патриархат и соединить различные религии с новомодной религией под названием христианство. Этот "сюжетный поворот" был выбран исключительно для пользы Рима, для пользы власть имущих.

По каким причинам они назвали Марию Магдалину шлюхой? Из-за ревности и страха перед силой женского начала, особенно такой силой, какой обладала Магдалина. Я никогда не верила, что мы рождены в грехе; я никогда не верила, что Мария Магдалина, а с ней и все женщины - шлюхи. И я никогда не верила в образ Иисуса Христа как принявшего целибат ханжи, лицемерного святоши и фанатичного проповедника.

Я прошла по следам Магдалины в южной Франции много лет назад, и хотела провести Тома по маршруту, найденному моим сердцем, снова пройти этой дорогой с моим Возлюбленным. Но я боялась доверять своему сердцу, и мне была необходима дополнительная информация. Я хотела знать историю Магдалины. Я хотела знать больше, чем историю - я хотела знать правду. Я сказала Тому, что поверю только в ту историю, которую "проведет" он, потому что ценю его целостность и способность подключиться к настоящему источнику. И я спросила его, не согласится ли он когда-нибудь выйти на связь с Магдалиной.

Надо вам сказать, что Том Кенион не любит проводить ченнелинг! В нем постоянно борятся ученый и мистик. И я равно люблю их обоих. Так что я, как правило, стою в сторонке и жду, пока ученый не сдастся перед прекрасным светом правды, который способен пробудить мистик. И в танце, который в конце концов торжествует, миру даются великие учения, покрытые флером науки, который так нужен невежественным людям нашего времени. Да будет так.

Но тем вечером по непонятной причине на нас снизошла благодать. Я спросила, не согласится ли Том выйти на связь с Марией Магдалиной.

И он сказал:

- Да.

- Когда? - я затаила дыхание.

- Может быть, прямо сейчас?

Том лег на кровать, а я схватила свой ноутбук. Том быстро "отошел в сторону", позволив Хаторам помочь в настройке его нервной системы (они часто делают это, чтобы утихомирить слишком шумно протестующего ученого).

И вот пришла она. Комната наполнилась электризующей силой и напряженностью, которую я ощущала на кончиках пальцев. Когда она начала говорить, мои пальцы дрожали на клавиатуре. Казалось, вечность дотянулась до нас и перекрыла пропасть времени. Она была там. Мы были там. Песочные часы треснули, и время остановилось.

Я надеюсь, что не забуду ощущение, вызванное ее словами. Клянусь, что никогда не перестану благодарить за ее правду, за открытое сердце Тома, за честь Йешуа и за доверие, которое Магдалина оказала мне, рассказав свою историю.

Она посещала нас в течение нескольких недель, пока мы путешествовали по Швейцарии, итальянским Альпам и Тоскане. Она посетила нас на корабле из Генуи в Палермо. А когда оказалось, что мы не будем зимовать на Сицилии, она посетила нас на корабле из Ливорно на Мальту. Она приходила к нам на Оудише (Гозо), островке рядом с Мальтой, в пределах видимости от того места, где она высадилась, чтобы пополнить запасы провизии, по дороге из Египта во Францию. Она произнесла слова "Мы закончили" как раз перед Рождеством 2000 года.

Каждый вечер, прежде чем начать диктовку, Магдалина заставляла меня прочесть то, что я записала во время ее предыдущего визита. Она исправляла слова, которые я записала неправильно, иногда заменяя одно слово на другое, там и здесь вставляя пояснения. И каждый раз, прежде чем покинуть нас, она просила перечитать то, что надиктовала этим вечером.

Часто, в особенно острые моменты своего повествования, она ждала, пока Том эмоционально переживал ее рассказ, стонал и тихо вскрикивал. В такие моменты она говорила мне: "Этот канал ощущает эмоции того, что я вам рассказываю". Мое сердце разрывается при мысли, что Том хотя бы на мгновение ощутил, что значит любить кого-то так, как она любила Йешуа, и потерять его ради блага всего человечества. И мое сердце обливается кровью при мысли о Йешуа, теперь, после того, как я услышала ее рассказ и поняла, что это правда. Он так любил ее, что чуть не отказался от того, ради чего пришел.

Когда весной мы покинули Мальту, компьютеры были надежно упакованы и отправлены домой. Я везде носила с собой диск с записями манускрипта, а также и распечатанный текст. Так Магдалина поехала с нами в Россию, на Украину, обратно в Германию, Швейцарию и Венецию, а потом в южную Францию, в Сен-Мари-де-ля-Мер, где она когда-то высадилась. Диск и распечатанные материалы терпеливо ждали в моем чемодане, пока мы бродили по Рене-ле-Шато и представляли себе, как выглядели Пиренеи, когда она осмелилась перевалить через эти великолепные пики.

И наконец, она появилась еще один раз в нашей малюсенькой квартирке на острове Парос в архипелаге Киклады, чтобы ответить на вопросы по поводу некоторых слов в манускрипте. Мы не меняли ни одного слова, не получив на то ее разрешения, даже когда речь шла о простых и логичных переменах в склонении, и она благодарила нас за педантичность.

Я решила, что если невежество, с которым мы живем уже две тысячи лет - это результат неудачной интерпретации слов Йешуа, то сейчас я хочу постараться, чтобы невозможно было ложно истолковать то, что говорит Магдалина, рассказывая, как все было на самом деле. Я задала ей несколько вопросов, которые (как я предполагала) кто-нибудь обязательно нам задаст, когда этот манускрипт будет опубликован. Я знаю, какие вопросы некоторые из вас хранят в своем сердце, и я спросила ее, что говорить вам, когда вы будете их задавать. Часто она отвечала: "Скажите им, что Магдалине нечего сказать по этому поводу". Вопросы, на которые она согласилась ответить, находятся в последней части этой книги.

Мы говорили с ней еще один раз на острове Оркас. Она говорила о важности этого манускрипта для возвращения Космической Матери. Она сказала: "Для всей Земли, для Галактики, для Вселенной и соприкасающихся с ними". Она сказала, что будет призывать к этой правде людей со всего света, и те, кто готов, так или иначе найдут этот манускрипт.

Она поздравляет вас с тем, что вы услышали зов, и благодарит вас от всего сердца, от своего имени и от имени Космической Матери, за то, что вы здесь. Она говорит, что теперь все переменится раз и навсегда.

Остров Оркас

^ МАНУСКРИПТ МАГДАЛИНЫ

Один

Во мне с детства воспитывали понимание магии. Мой отец был из Месопотамии, а мать - из Египта. Она молилась Изиде, чтобы та благословила ее ребенком. Этот ребенок - я. Меня знали под именем Мария Магдалина.

В возрасте 12-ти лет меня отправили в тайное сообщество Посвященных под крыльями Изиды. Меня обучали тайнам Египта, Алхимии Гора и культу Сексуальной Магии Изиды. Я встретилась с тем, кого вы зовете Йешуа, когда уже прошла все стадии посвящения. Я была готова к встрече у колодца. Евангелия называют меня шлюхой, потому что все Посвященные моего ордена носили на руке браслет в форме змеи; все знали, что мы практикуем сексуальную магию, и для иудеев мы были распутниками. Когда я увидела Йешуа и наши взгляды встретились, я поняла, что мы предназначены друг для друга.

История, которую я вам расскажу, была известна только моим спутникам. Об этом есть множество легенд. Но я поведаю вам о глубочайшей любви, а не о новом ви?дении, которое принес в мир Йешуа. Моя история - история любви. Йешуа постоянно сопровождали люди, и нам крайне редко выпадала возможность побыть наедине.

В Евангелиях не сказано о том, что было известно лишь немногим близким нам людям. Незадолго до событий в Гефсиманском саду мы с Йешуа зачали ребенка. Нашей дочери дали имя Сар'х.

Два

То, что я собираюсь рассказать, покажется вам невероятным. Я помню тростники в Мари-де-ля-Мер, хотя тогда это место, конечно, называлось иначе. Там наша лодка причалила к берегу. Сар'х была еще очень маленькой, ей не исполнилось и года. Вспоминая недавние события, я разрывалась от горя и изумления.

Я присутствовала при распятии Йешуа. Я видела его в гробнице. Я пеленала тело Йешуа вместе с его матерью. Я навсегда запомнила запах мирра - это одно из благовоний, которыми мы пользовались.

Йешуа явился мне в ярком сиянии. Я не поверила своим глазам и прикоснулась к его ранам. Его ученики завидовали, что он пришел ко мне первой. Было странно осознавать, что мой возлюбленный перешел в другой мир, в то время как мы с дочерью пересекали Средиземное море в одиночестве. В Египте, куда мы сначала ушли, стало небезопасно, и нам пришлось снова пуститься в путь.

Мы высадились в дикой местности, которая позже стала называться Францией. Там нас встретили жрицы культа Изиды. Затем мы отправились на север, под защиту друидов, которые услышали призыв Изиды защитить ее дочь, Сар'х. Мы пересекли еще одно большое водное пространство, направляясь в страну, позже названную Англией.

Нас спрятали в самом святом для друидов месте, на Гластонбери-Тор. Хотя в Англии было безопаснее, чем в Израиле или Египте, влияние Рима ощущалось и там, поэтому нам приходилось скрываться. Мы жили в этом районе много лет. Сар'х вышла замуж за человека, чьи потомки стали рыцарями-тамплиерами. Я же отправилась на север, в Уэльс, и жила на берегу моря до конца своих дней.

В те годы, когда я жила одна у моря, Йешуа часто навещал меня. Конечно, теперь его тело было, скорее, энергией и светом, а не плотью; и все же было восхитительно снова быть с ним. Когда я умирала, он был со мной и взял меня в тот край, который многие называют раем, но на самом деле это просто место в душе.

Три

Я начинаю свой рассказ со встречи у колодца, потому что моя жизнь во многом по-настоящему началась именно там. Все предшествовавшие годы были лишь подготовкой к этой встрече. Тем утром я ощутила волнение, восторг - дрожь в руках и ногах - еще до того, как мы встретились. Когда он подошел к колодцу, я уже опустила свой кувшин в воду, и он помог мне его достать. Увидев мой золотой браслет в форме змеи, некоторые апостолы решили, что я шлюха, и поразились тому, что Мастер помогает такой женщине.

Но меня это не задело. Глаза Йешуа перенесли меня в иной мир. Когда наши взгляды встретились, мне показалось, что я смотрю в вечность, и я поняла, что он - тот, для кого меня готовили; то же понял и он. Я шла следом за толпой его учеников. Вечерами мы с Йешуа оставались вдвоем; не каждый вечер, потому что в нем постоянно нуждались.

Те, у кого я обучалась Алхимии Гора и Сексуальной Магии Изиды, считали меня продвинутой ученицей. Но в первый раз в объятиях Йешуа я ощутила себя всего лишь трепещущей женщиной, и мне нелегко было найти путь сквозь страсть к высочайшему трону, хотя именно этому меня обучали.

Техники, которым обучали меня, а также методы, которым Йешуа обучился в Египте, помогли нам зарядить его Ка (энергетическое тело) большим светом и большей силой, что облегчало ему работу с теми, кто приходил к нему.

Евангельские упоминания о том, что я была у колодца, когда пришел Йешуа, вызывают у меня улыбку, ведь в те ночи, когда мы с ним были наедине, он приходил к моему "колодцу", чтобы почерпнуть из него мощь Изиды и обрести дополнительные силы.

Четыре

Теперь все это кажется сном, и тем не менее воспоминания по-прежнему ярки и чисты. Когда я говорю об этом, мое сердце трепещет, как будто все было вчера. Я помню первую ночь с Йешуа так же ясно, как небо над Иерусалимом. Преодолев в себе желания женщины и поднявшись на уровень духовной алхимии, я увидела духовную форму Йешуа, уже ярко сияющую светом.

Над его головой был голубь, золотые лучи света изливались из него. В его духовной форме сияли печати Соломона, Хатор, Изиды, Анубиса и Озириса. То были знаки пройденных им стадий посвящения. Там были и другие непонятные для меня символы, принадлежащие культурам, о которых я ничего не знала и которым не обучалась; но, судя по известным мне египетским печатям, он был на пути Верховного Бога Гора.

Но он еще не прошел инициацию через смерть, и мое трепещущее сердце знало, что мне предназначено усилить его душу мощью Изиды и Космической Матери, чтобы он смог пройти через портал тьмы и достичь Гора.

После того, как мы впервые занимались любовью, смешивая энергии наших духовных тел, между нами начался алхимический процесс, и Йешуа задремал. Держа его в своих объятиях, я ощутила желание защитить его, всегда быть с ним - и холодную уверенность, что нас разлучат силы во много раз сильнее моего желания.

Пять

Церковь называет меня шлюхой, но я скажу вам, что как раз церковь - шлюха, ведь она стремится убедить вас, что женщина нечиста, а сексуальное влечение между мужчиной и женщиной - зло. Но именно магнетизм страсти - это колыбель вознесения. Эта тайна тайн была известна всем Посвященным Изиды. Однако я никогда не думала, что именно мне предстоит полностью выразить это в союзе с Йешуа.

Это было путешествие моего духа и сердца. Но для тех, кто хочет узнать о физическом путешествии... После распятия Йешуа мы с его матерью Марией, еще двумя молодыми женщинами, Иосифом из Аримафеи и его 12-летним сыном Аароном отправились в путь из Северного Египта.

Наш путь отклонился к востоку, прежде чем мы смогли повернуть на запад, а так как наша лодка была очень мала, нам пришлось останавливаться и запасаться провиантом. Мы посетили Мальту, маленький островок Оудиш, Сардинию и земли, известные вам как Чинкве Терра. Наконец мы высадились в Сен-Мари-де-ля-Мер и отправились через Рене-ле-Шато в северную Францию и далее через пролив в страну, теперь называемую Англией. Там мы жили в Гластонбери, пока Сар'х не исполнилось 12 лет.

На ее двенадцатилетие мы вернулись к тому месту среди тростников, где когда-то высадились. Так как для нас было небезопасно вернуться в Египет, я была вынуждена посвятить свою дочь в культ Изиды в этом месте и искупала ее в водах Средиземного моря, следуя данным мне наставлениям.

Затем мы вернулись в Гластонбери. В 16 лет наша с Йешуа дочь вышла замуж за человека из известной семьи, потомки которой стали тамплиерами. Кровь этой семьи была унаследована тамплиерами. Когда Сар'х вышла замуж и обрела уверенность, я отправилась на север, в Уэльс, и жила там в маленьком каменном домике до конца своих дней.

За моим домиком был ручей, стекавший с холма. Я много дней просидела в том месте, где он расходился на два рукава. Два потока текли рядом, а затем один уходил направо, а другой налево. Я сидела между ними, размышляя о потоке моей жизни и потоке жизни Йешуа - о том, что наши жизни недолго текли вместе, а потом разошлись.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Из предисловия Тома Кениона iconИз предисловия Тома Кениона
Магдалина, и откровения, которые она предлагает. И, разбирая для себя этот манускрипт, я опустил саму историю обратно в реку, оставив...

Из предисловия Тома Кениона iconКудрявцев Л. Д. Математический анализ (3 тома) Фихтенгольц Г. М....
Кудрявцев Л. Д. Математический анализ (3 тома) Фихтенгольц Г. М. Курс интегрального и дифференциального исчисления (3 тома) Будылин...

Из предисловия Тома Кениона iconАкадемия наук СССР
Настоящая, пятая, книга тома 90-го «Литературного наследства» содержит Указатели к дневнику Д. П. Маковицкого «у толстого. 1904—1910»...

Из предисловия Тома Кениона iconЦентрального комитета коммунистической партии советского союза
«Капитала» и 4 рукопись первого варианта второго тома «Капитала» — «Вторая книга. Процесс обращения капитала». Эти работы написаны...

Из предисловия Тома Кениона iconКнига Чарлза Дарвина «Прирученные животные и возделываемые растения»
Вместо предисловия

Из предисловия Тома Кениона iconВместо предисловия
И это вполне понятно, поскольку лучше быть «богатым и здоровым, чем бедным и больным»

Из предисловия Тома Кениона iconВместо предисловия
Отдельная благодарность Just Fox и Аравину Иннаросу за бесценные советы и помощь при написании этой книги

Из предисловия Тома Кениона iconВместо предисловия
Отдельная благодарность Just Fox и Аравину Иннаросу за бесценные советы и помощь при написании этой книги

Из предисловия Тома Кениона iconВизантийские
Ю. Н. Ш. yu. Сентябрь 2004 г. В фигурные скобки {} здесь помещены номера страниц (окончания), (для Предисловия и Содержания — римскими...

Из предисловия Тома Кениона iconВместо предисловия
Что-то просто страх признаться себе, что прошлого нет, и смело и легко, посвистывая и улыбаясь, пойти и жить

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов