Большинство людей побоялись бы следовать за кем-то в подземный бункер дождливой ночью. Но не я




НазваниеБольшинство людей побоялись бы следовать за кем-то в подземный бункер дождливой ночью. Но не я
страница1/24
Дата публикации03.04.2014
Размер4.01 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Химия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
Золотая лилия

Рейчел Мид


Глава 1
Большинство людей побоялись бы следовать за кем-то в подземный бункер дождливой ночью. Но не я.

Вещи, которые я могла объяснить и сравнить с данными, не пугали меня. Вот почему я продолжала тихо борматать факты себе, пока я спускалась все глубже и глубже под землю. Бункер был последствием Холодной Войны, построен, как защита во времена, когда люди думали, что ядерные ракеты находятся на каждом шагу. Бункер находился под магазином оптики. Это бы прикрытием. Не таким уж и страшным. Но шторм? Просто естественное явление столкновения атмосферных фронтов. Действительно, если вы переживали, что поранитесь во время шторма, спрятаться под землей было достаточно логично.

Так что нет. Эта, на вид, ужасная поездка не пугала меня ничуть. Все было основано на разумных фактах и логике. Я могла иметь дело с этим. У меня были проблемы с другой частью моей работы.

И действительно, может поэтому спуск под землю дождливой ночью не пугал меня. Когда вы тратите большинство своего времени, живя среди вампиров и полу-вампиров, переправляя их для получения крови и держа их существование в тайне от всего мира...хорошо,это отчасти, дает вам уникальный взгляд на жизнь. Я видела кровавые сражения вампиров и волшебное мастерство, опровергающее все законы физики, которые я знала. Фактически, всю свою жизнь я боролась со страхом необъяснимого и пыталась отчаянно найти что-то, что объяснило бы это.

- Ступай осторожно, - сказал мне проводник, когда мы спускались по бетонной лестнице. Все, что я видела до сих пор было каменное - стены, пол и потолок. Серая, жесткая поверхность поглощала весь свет люминесцентных ламп, которые старались осветить нам дорогу. Свет был тусклым и холодным, жутким в своей неподвижности. Проводник, казалось, прочел мои мысли.

- Мы модифицировали и внесли изменения в первоночальный вид постройки. Ты убедишься в этом, как только мы достигнем главного отделения.
Еще бы. Лестница привела нас к коридору с несколькими закрытыми дверями выстроившимися вдоль стен. Обстановка все еще была бетонной, но все двери были современными с электронными замками, показывающими либо красный, либо зеленый свет. Он повел меня к одной двери справа с зеленым светом, и я вошла в абсолютно нормальный зал, вроде команты отдыха в любом современном офисе. Зеленый ковер покрывал пол, подобно томящей траве, а стены были выкрашены в желто-коричневый создавая иллюзию тепла. Пышный диван и два кресла стояли у противоположной стены, рядом с ними стоял столик с кучей журналов. Лучше всего было то, что там имелась раковина с кофеваркой.

- Чувствуй себя, как дома, - сказал мне проводник. Мне кажется, что он не намного младше меня, может ему около восемнадцати, но из-за неудавшейся попытки вырастить бородку, он выглядел моложе.

- Они скоро прийдут за тобой.

Я не могла отвести взгляд от кофеварки.

- Могу я приготовить себе кофе?

- Конечно, - сказал он. - Все что хочешь.

Он ушел и я понеслась к стойке. Кофе был молотый и выглядел так, будто он находился здесь со времен Холодной Войны. Но мне было все равно,т.к. в нем все еще содержался кофеин. Я летела из Калифорнии ночным рейсом, и даже не смотря на то, что у меня был почти весь день на востоновлении сил, я все еще чувствовала себя измотанной и знала, что мой взгляд немного затуманенный. Я включила кофеварку и зашагала по комнате. Журналы лежали как попало, поэтому я распределила их по определенным темам. Я терпеть не могу беспорядок.

Я сидела в кресле и ждала кофе, снова раздумывая над тем, что это будет за встреча. Здесь, в Вирджинии, я проводила большую часть дня, отчитываясь перед высокопоставленными Алхимиками о статусе выполнения моего нынешнего задания. Я жила в Палм-Спрингс, притворяясь старшеклассницей в частной школе-интернате для того, чтобы наблюдать за Джилл Мастрано-Драгомир, вампирской принцессой, вынужденной скрываться. Пока она была жива, её народу не грозила гражданская война, из-за которой люди бы непременно узнали о полном мире сверхъестественных созданий, скрывающихся за завесой современной жизни. Это была важная миссия для Алхимиков, так что я не удивилась, что они хотели отчета. Меня удивило то, что они не могли сделать это по телефону. Я не могла понять, по какой причине меня сюда позвали.

Кофеварка остановилась. Я заварила себе тройную порцию, это наверно поможет мне продержаться на ногах этим утром. Я только наполнила мой пластиковый стакан, как дверь открылась. Вошел мужчина, и я чуть не уронила кофе.

- Мистер Дарнелл, - сказала я, ставя кофейник обратно на плиту. Мои руки дрожали. – При… приятно видеть вас снова, сэр.

- Взаимно, Сидни, - он выдавил напряженную улыбку. - Ты очень выросла.

- Спасибо, сэр, - сказала я, не уверенная был ли это комплимент.

Том Дарнелл был ровесником моего отца. У него были каштановые волосы с серебренными проблесками. С тех пор, как я видела его в последний раз, на его лице появилось больше морщин, а его голубые глаза всегда выглядят беспокойно, поэтому я обычно не связывалась с ним. Том Дарнелл был высокопоставленным официальным лицом среди Алхимиков и заработал его положение за счет решающих действий и жестокую этику работы. Он всегда казался больше чем в жизни, когда я была моложе, отчаянно уверенным и внушающим страх. Теперь же, он, кажется, побаивался меня, что было абсолютно бессмысленным. Он не злится? В конце концов, это из-за меня Алхимики арестовали и держали взаперти его сына.

- Я ценю, что ты преодолела весь этот путь сюда, - добавил он, спустя нескольких минут неловкого молчания. -. Я знаю, это долгая поездка туда и обратно, особенно в выходные.

- Это не проблема, сэр, - сказала я, надеясь, что мой голос звучал уверенно. - Я с удовольствием помогу с...чем угодно Вам.

Я все еще обдумывала, чего же он хотел.

Он изучал меня несколько секунд и кивнул.

- Ты очень преданна, - сказал он. - Прямо как твой отец.

Я ничего не ответила. Я знала, эта реплика была комплиментом, но я его не приняла.

Том прочистил горло. - Хорошо, тогда давай покончим с этим. Я действительно не хочу причинять тебе большие неудобства, чем это необходимо.

Опять же, я почувствовала эту нервную, почтительную вибрацию. Почему он так заботится о моих чувствах? После того, что я сделала с его сыном, Китом, я ожидала гнева и обвинений. Том открыл дверь и жестом пригласил меня внутрь.

- Могу я взять свой кофе, сэр?

- Конечно.

Он повел меня обратно в бетонный коридор, в сторону нескольких закрытых дверей. Я вцепилась в кофе, словно в защитное одеяло, и была гораздо более испуганна, чем при первом входе в это место. Том остановился в нескольких дверях от конца коридора, перед дверью с красным светом, но поколебался, прежде чем открыть ее.

- Я хочу, чтобы ты знала... то, что ты сделала, было невероятно храбрым, - сказал он, не встречаясь со мной взглядом. - Я знаю, что вы с Китом дружили... дружите, и тебе было непросто сдать его. Это только доказывает, насколько ты предана нашей работе. Нелегко сохранить преданность, когда замешаны личные чувства.

Мы с Китом никогда не были друзьями, но я могла предположить, почему он пришел к этому ошибочному выводу. Кит прожил с моей семьей лето, а позже мы вместе работали в Палм-Спрингс. Но я сдала его без малейшего зазрения совести. Вообще-то, мне это даже доставило удовольствие. Видя страдание на лице Тома, я поняла, что не смогу сказать ему что-то подобное.

Я сглотнула.

- Ну… Наша работа важна, сэр.

Он с грустью улыбнулся.

- Да. Она важна.

В двери была вставлена клавиатура для ввода пароля. Том набрал около десяти цифр и замок щелкнул в подтверждении. Он толкнул дверь и я последовала за ним внутрь. Комната была слабо освещена, так что я не сразу заметила троих людей в ней. Я точно поняла, что они Алхимики. В противном случае, не было никаких причин, по которым им следовало здесь находиться. И, конечно же, они имели явные признаки, по которым я смогла бы их узнать даже на оживленной улице. Деловой наряд невзрачного цвета. Блестящая татуировка золотой лилии на их левых щеках. Это было частью однородности, которую мы все разделяли. Мы - тайная армия, скрывающаяся в тени наших собратьев-людей.

Вся троица держала в руках блокноты и смотрела на одну из стен. Именно тогда я поняла, чем являлась эта комната. Окно в стене выходило в другую комнату, которая была освещена гораздо лучше, чем эта.

И Кит Дарнелл находился в той комнате.

Он бросился к отделяющему нас стеклу и начал бить по нему. Мое сердце пустилось вскачь и я сделала несколько испуганных шагов назад, уверенная, что он пришел за мной. Лишь через мгновенье я поняла, что он не мог меня видеть. Я немножко расслабилась. Совсем чуть-чуть. Окно по другую сторону являлось зеркалом. Он прижал ладони к стеклу, глядя отчаянно туда-сюда на лица, которые он не мог видеть, но знал, что они находились там.

- Пожалуйста, пожалуйста, - он вопил. - Выпустите меня. Умоляю, выпустите меня отсюда.

Когда я видела Кита в последний раз, он не выглядел таким растрёпанным. Его прическа была неопрятной и,казалось, что он не стриг волосы больше месяца. На нем был простой серый комбинезон, вроде тех, которые носят заключенные или психически больные пациенты, что напомнило мне о бетоне в коридоре. Наиболее заметным из всего был отчаянный, испуганный взгляд в глазах, а точнее - в глазу. Кит потерял свой глаз в вампирском сражении, которое я тайно помогла организовать. Никто из Алхимиков не знал об этом, как и никто из них не знал о том, что Кит изнасиловал мою старшую сестру Карли. Я сомневаюсь, что Том Дарнелл похвалил бы меня за мою «преданность» если узнал бы о моем акте возмездия за его поступок. Видя, в каком состоянии, теперь находился Кит, я ощутила жалость к нему - и особенно жалость к Тому, чье лицо наполнилось неразделенной болью. Как бы то ни было, но я все еще не жалела о том, что я сделала с Китом. Не из-за ареста или из-за глаза. Попросту говоря: Кит Дарнелл - плохой человек.

- Уверена, ты помнишь Кита, - сказал один из Алхимиков с блокнотом. Ее седые волосы были закручены в тугой, аккуратный пучок.

- Да, мэм, - сказала я.

Кит в новом припадке ярости замолотил по стеклу, тем самым спася меня от необходимости отвечать дальше.

- Пожалуйста! Я серьезно! Все, что хотите. Я расскажу все. Я буду верить всему. Только прошу, не отсылайте меня обратно!

Мы с Томом вздрогнули, а Алхимики только смотрели с бесстрасной отрешенностью и нацарапали несколько заметок в своих блокнотах. Женщина с пучком посмотрела на меня сново так, будто нас ничего не отвлекало.

- Младший мистер Дарнелл провел некоторое время в одном из наших Центров Переподготовки. Безуспешное действие - но необходимое. Его незаконный оборот товаров это, конечно, плохо, но его сотрудничество с вампирами непростительно. Хотя, он утверждает, что не имеет привязанности к ним... но мы действительно не можем быть уверенными. Даже если он говорит правду, есть вероятность, что это преступление может перерасти в нечто большее - не только сотрудничество с Мороями, но и со Стригоями. Своими действиями мы держим его подальше от этой скользкой дорожки.

- Это ради его же блага, - сказал третий Алхимик с блокнотом. - Мы оказываем ему услугу.

Чувство ужаса охватило меня. Главной целью Алхимиков было держать подальше от людей секрет существования вампиров. Мы верили, что вампиры - неестественные существа, не имеющие ничего общего с подобными нам людьми. Особое беспокойство вызывают Стригои – зло, убийцы вампиров, – которые могли заманить людей в рабство обещаниями бессмертия. Даже на мирных Мороев и их получеловеческих коллег - дампиров - смотрели с подозрением.

Мы много работали с группой двух последних, и хотя нас учили относиться к ним с пренебрежением, было неизбежно, что некоторые Алхимики не только выросли рядом с Мороями и дампирами... но и на самом деле начали любить их.

Сумасшедшей вещью Кита было - не включая его преступления по продаже вампирской крови - что он один из последних людей, о которых я подумаю, когда речь зайдет о дружбе с вампирами. Он несколько раз слишком очевидно проявлял свою неприязнь к ним. Действительно, если кто-то заслуживает быть обвиненным в привязанности к вампирам...

... ну, тогда это буду я.
Один из других Алхимиков, мужчина с искусно лежащими на его воротнике зеркальными солнцезащитными очками, поднял доклад.

- Вы, мисс Сейдж, являетесь замечательным примером кого-то, кто может полноценно работать с ними и сохранять объективность. Ваша самоотверженность не осталась незамеченной теми, кто над нами.

- Спасибо, сэр, - я сказала беспокойно, думая сколько уже раз я слышала слово «преданность» за эту ночь.

Несколько месяцев назад, когда я попала в беду за помощь в побеге дампира беглеца, сначала все складывалось ужасно. Позже ее признали невиновной, а мое участие было признано как «надежда на повышение в должности».

- И, - продолжал Солнцезащитные Очки, - учитывая Ваш опыт с мистером Дарнеллом, мы предположили, что Вы превосходный человек для предоставления нам отчета.

Я обратила свое внимание обратно на Кита. Он продолжал стучать и кричать почти без перерыва все это время. Остальным удавалось игнорировать его, так что я тоже постаралась.

- О чем отчет, сэр?

- При сложившихся обстоятельствах, мы думаем отправлять его или нет в Реабилитационный Центр, - объяснила Серый Пучок. - Здесь у него был значительный прогресс, но некоторые считают, что ему лучше быть в безопасности и нам следует убедиться, что все шансы на привязанность к вампирам будут уничтожены.

Если текущее поведение Кита звалось «значительный прогресс», то я не могла себе представить, как выглядел незначительный прогресс.

Солнцезащитные Очки занесли ручку над своим блокнотом.

- На основании чего вы были свидетелем в Палм-Спрингс, мисс Сейдж, каково ваше мнение о состоянии ума мистера Дарнелла, когда речь заходит о вампирах? Являлась ли связь с вампирами, которую Вы видели, достаточно серьезной, чтобы оправдать дальнейшие меры предосторожности?

Предположительно, «дальнейшие меры предосторожности» означают еще больше Переподготовки.

В то время как Кит продолжал стучать, все в комнате уставились на меня. Алхимики с блокнотами смотрели задумчиво и пытливо. Том Дарелл явно потел, смотря на меня со страхом и ожиданием. Я знаю по какой именно причине. Судьба его сына в моих руках.

Противоречивые эмоции боролись во мне, когда я смотрела на Кита. Я не просто не любила его - я его ненавидела. А я не многих людей ненавижу. Я не могла забыть, что он сделал с Карли. Точно так же, воспоминания о том, что он сделал для других, и для меня в Палм-Спрингс еще свежи в моей памяти. Он оклеветал меня и сделал меня несчастной, пытаясь прикрыть свою аферу с кровью. Он также ужасно относился к вампирам и дампирам, за которыми мы должны были присматривать.

Я задалась вопросом о том, кто же на самом деле был монстром.

Я не знаю, что на самом деле случилось в Центре Переподготовки. Судя по реакции Кита, что-то ужасное. Часть меня хотела с удовольствием сказать Алхимикам, отправить его туда обратно и не видеть его до конца света. Его преступления заслуживают сурового наказания - и все же, я не уверена, что он заслуживает именно это наказание.

- Я считаю... я считаю, что Кит Дарнелл безнравственный, - произнесла, в конце концов, я. - Он эгоистичен и аморален. Ему нет никакого дела до других и он причиняет боль людям, способствуя своим собственным целям. Он готов лгать, обманывать и воровать, чтобы получить желаемое. - Я колебалась, прежде чем продолжить. - Но ... я не считаю, что он обманут вампирами. Я не считаю, что он близок с ними или он может стать ближе с ним в будущем. Как было сказано раннее, я также не считаю, что ему может быть разрешено исполнять работу Алхимиков в ближайшем будущем. Независимо от того, заперете ли вы его или просто дадите ему испытательный срок, все зависит только от вас. Прошлые действия показывают, что он не принимает наши миссии во всерьёз, но это из-за его эгоизм. А не из-за неестественной привязанности к ним. Он... что ж, буду прямой, он просто плохая личность.

Молчание обрушилось меня, не было слышно ничего, кроме неистового писания ручками в блокнотах, делающими заметки Алхимиками. Я осмелилась взглянуть на Тома, боясь, что я увижу после полного уничтожения его сына. К моему удивлению, Том выглядел... облегченно. И смотрел на меня с благодарностью. На самом деле, он, казалось, готов разреветься. Поймав мой взгляд, он пробормотал: «Спасибо тебе».

Удивительно. Я только что объявила Кита плохой личностью. Но ничего из этого не имеет значение для его отца, до тех пор, пока я не скажу о сговоре Кита с вампирами. Я могла бы назвать Кита убийцей, но Том наверно все еще будет благодарен, если это будет означать, что его сын не водил дружбу с врагом.

Это обеспокоило меня и снова заставило меня задаться вопросом, кто настоящие монстры во всем этом. Группа, от которой я уехала, была в сотню раз моральнее чем Кит.

- Спасибо, мисс Сейдж, - сказала Серый Пучок, заканчивая делать заметки. - Вы были чрезвычайно полезны, и мы будем принимать это во внимание, когда будем принимать решение. Вы можете идти. Когда войдете в коридор, то увидите Зеке, ожидающего, чтобы вывести Вас.

Внезапное освобождением так типично для Алхимиков. Эффективно. К слову.

Я отвесила вежливый прощальный кивок и последний раз взглянула на Кита, прежде чем открыть дверь. Как только она закрылась за мной, я оказалась в милостливо молчащем коридоре. Я больше не могла слышать Кита.

Зеке, как оказалась, был Алхимиком, который изначально провожал меня.

- Все готово? - спросил он.

- Кажется, да, - сказала я, все еще ошеломленная из-за только что произошедшего.

Теперь я знаю: предыдущий отчет о ситуации в Палм-Спрингсе был просто выгодой для Алхимиков. Я находилась в этом районе, так почему бы не назначить личную встречу? Она не была необходимой. Это - встреча с Китом - было реальной целью моей поездки.

Когда мы шли обратно по коридору, что-то привлекло мое внимание, этого я раньше не заметила. Одна из дверей изрядно охранялась – сильнее, чем в той комнате, в которой я только что побывала. Вместе с светом и клавиатурой, был также считыватель карт. В верхней части двери был засов, который запирался снаружи. Ничего особенного, но все эти предострожности были явно для того, чтобы кого-то надежно держать взаперти.

Я остановилась, несмотря ни на что, и стала изучать дверь в течении нескольких минут. Потом я пошла, зная, что лучше осмотреть, но молчать. Хороший Алхимик не задает вопросов.

Зеки, видя мой взгляд, остановился. Он стрельнул взглядом на меня, потом на дверь, а потом снова на меня.

- Ты хочешь... хочешь посмотреть, что там внутри?

Его взгляд быстро метнулся к двери, из которой мы вышли. Он был низкого ранга. Я знала и, очевидно, боялась неприятностей с другими. В то же время было рвение, что означало, что он был взволнован из-за секретов, которые он хранил, секретов, которыми он не мог поделиться с другими. Я была безопасным выходом.

- Думаю, это зависит от того, что там внутри, - сказала я.

- Это причина нашей работы, - сказал он загадочно. - Посмотри, и ты поймешь, почему наши цели так важны.

Решив рискнуть, он блеснул картой и провел ее по счетчику, а потом вбил другой длинный код. Свет на двери стал зеленым, и он скользнул открыть засов. Я почти ожидала увидеть еще одну темную комнату, но свет внутри был настолько ярким, что у меня глаза заболели. Я положила руку на лоб, дабы защитить себя.

- Это тип световой терапии, - Зеки объяснил извиняющимся тоном. - Ты знаешь, что у людей в облачных регионах есть солнечные лампы? Тот же вид лучей. Есть надежда, что эти лучи сделают таких людей как он немного более человечными – или хотя бы будут удерживать их от мысли, что они Стригои.

Сначала я была слишком ослеплена, чтобы до меня дошло, что же он имел в виду. Затем, через пустую комнату, я увидела тюремную камеру. Большие металлические прутья были вместо входа, который был заблокирован с другим считывателем и клавиатурой. Это казалось излишним, когда я увидела человека внутри. Он был старше меня, лет двадцати, и имел потрепанный вид, что заставляло Кита выглядеть опрятнным и аккуратным. Этот человек был тощим и, свернувшись калачиком в углу, закрывал руками глаза от света. На нем были наручники и на руках, и на ногах, так что он явно никуда не сбежит.

При нашем входе, он осмелился взглянуть на нас, а затем раскрыл большую часть своего лица.

Холодок пробежал по мне. Мужчина был человеком, но выражение его лица было таким холодным и злым, как у любого Стригоя. Его серые глаза были глазами хищника. Бесчувственность, как и у убийц, у которых отсутствовало сопережевания людям напрочь.

- Ты принес мне обед? - спросил он поддельным скрипучим голосом. - Вижу маленькую милую девочку. Тоньше, чем хотелось бы, но уверен, что ее кровь все еще сочная.

- Лиам, - сказал Зеки с большим спокойствием. - Ты знаешь, где твой обед. - Он указал на нетронутый поднос с едой в камере, похоже он остыл давно. Куриные наггетсы, зеленая фасоль и сахарное печенье. - Он почти ничего не ест, - пояснил мне Зеки. - Поэтому он такой худой. Продолжает настаивать на крови.

- Что... что он такое? - спросила я, не в состоянии оторвать глаз от Лиама. Глупый вопрос, конечно же, он человек и пока... было в нем что-то неправильное.

- Искаженная душа жаждет стать Стригоем, - сказал Зеки. - Несколько охранников нашли его прислуживающим этим монстрам и прислали его к нам. Мы пытались исцелить его, но пока безуспешно. Он продолжает трепаться о том, насколько хороши Стригои и как он вернется к ним и заставит нас отплатить. Тем временем, он делает все возможное, чтобы продемонстрировать нам, что он один из них.

- О, - сказал Лиам с глупой ухмылкой, - Я стану одним из них. Они наградят меня за мою преданность и страдания. Они пробудят меня и я стану мощнее за пределами ваших незначительных смертных мечтаний. Я буду жить вечно и приду за вами – за всеми вами. Буду пировать вашей кровью и смаковать каждую каплю. Вы, Алхимики, тяните обманываете себя и думаете, что все контролируете. Вы ничего не контролируете. Вы пустое место.

- Видишь? - спросил Зеки, качая головой. - Жалкое зрелище. И, тем не менее, вот что могло бы случиться, если бы мы не делали свою работу. Другие люди могли стать как он – продали бы их души за обещание бессмертия.

Он провел пальцев по плечу, изображая крест, это Алхимический жест против зла и я повторила за ним.

- Я не люблю находиться здесь, но иногда… это - хорошее напоминание того, почему мы должны держать Мороев и других в тени. Того, почему мы не можем позволить нам общаться ближе.

Я знала из своего опыта, что была огромная разница в способе, которым Морои и Стригои взаимодействовали с людьми. И всё же в присутствии Лиама я не могла сформулировать ни одного аргумента. Он заставил меня онеметь – и испугаться. Было легко поверить в каждое сказанное Алхимиками слово. Это было тем, против чего мы боролись. Это было кошмаром, мы не могли позволить этому случаться.

Я не знала, что сказать, но Зек, казалось, не ожидал много.

- Давай. Пойдем. - А Лиаму он сказал: - А тебе лучше съесть эту еду, так как ты не получишь больше ничего до утра. Мне все равно, что она холодная и твердая.

Глаза Лиама сузились.

- Зачем мне заботиться о человеческой пище, когда скоро я буду пить нектар богов? Ваша кровь будет теплой на моих губах, ваша и вашей симпатичной девушки.

Тогда он начал смеяться, звук, гораздо более беспокоящий, чем любой из криков Кита.

Тот смех, продолжался, когда Зек выводил меня из комнаты. Дверь захлопнулась за нами, и я, стоя в коридоре, онемела. Зеки посмотрел на меня с беспокойством.

- Прости... Наверное, не стоило тебе это показывать.

Я медленно покачала головой.

- Нет... ты был прав. Нам полезно такое видеть. Чтобы понять, чем мы занимается. Я всегда знала... но не ожидала ничего подобного.

Я попробовала думать о чем-то более повседневном и стереть эти ужасные воспоминания из моей головы. Я посмотрела на свой кофе. Он был нетронут и уже остыл. Я скривилась.

- Можно мне ещё кофе, пока мы не ушли? - мне нужно было хоть что-то нормальное. Что-то человеческое.

- Конечно

Зеки провел меня обратно в гостиную. Кофейник был все еще горячим. Я вылила холодный кофе и налила себе новый. После этого дверь распахнулась, и вошел обезумевший Том Дарнелл. Он, казалось, удивился, увидев здесь кого-то и протолкнулся мимо нас, садясь на диван и закрывая лицо руками. Зеки и я обменялись неуверенными взглядами.

- Мистер Дарнелл,- начала я. - С вами все в порядке?

Он не сразу мне ответил. Он продолжал закрывать лицо, его тело сотрясалось тихими рыданьями. Я уже собиралась уйти, когда он посмотрел на меня, хотя у меня создалось впечатление, что он меня не видел.

- Они решили, - сказал он. - Они решили по поводу Кита.

- Уже? - Испуганно спросила я. Мы с Зеком провели всего пять минут у Лиама.

Том мрачно кивнул.

- Они решили вернуть его назад... назад в Центр Переподготовки.

Я не могла в это поверить.

- Но я... я говорила им. Я говорила им, что он не был в сговоре с вампирами. Он верит... в то же, что и все мы. Он просто принял неправильные решения.

- Я знаю. Но они сказали, что мы не можем рисковать. Даже если Кит не проявляет интерес к ним - если он считает, что не проявляет - факт остается фактом: он всё-таки заключил сделку с одним из них. Они обеспокоены тем, что готовность идти на такое партнерство может подсознательно влиять на него. Лучше позаботиться сейчас. Они... наверное, они правы. Это к лучшему.

В моей голове пронеслась картинка Кита, бьющего в стекло и умоляющего не возвращать его обратно.

- Я сожалею, мистер Дарнелл.

Обезумевший взгляд Тома сосредоточился на мне немного больше.

- Не извиняйся, Сидни. Ты очень много сделала... сделала для Кита. Из-за того, что ты сказала им, они собираются сократить время его пребывания в Переподготовке. Это многое для меня значит. Спасибо.

Мой желудок сжался. Из-за меня Кит лишился глаза. Именно из-за меня Кит попал в Центр Переподготовки. Опять же, на меня нахлынуло это чувство: он заслуживал страданий, но не таких.

- Они были правы на твой счет, - добавил Том. Он попытался улыбнуться, но безуспешно. - Ты - пример для других. Ты так предана делу. Должно быть, отец гордится тобой. Я не знаю, как ты можешь проживать каждый день с этими существами и сохранять свою голову чистой. Другие Алхимики могли бы многому у тебя научиться. Ты понимаешь, что такое ответственность и долг.

С тех пор как я прилетела из Палм-Спрингс вчера, я действительно много думала об этой группе, которую я оставила - когда Алхимики не отвлекли меня заключенными, конечно. Джилл, Адриан, Эдди, и даже Ангелина... разочаровывали меня временами, но, в конце концов, они те, о ком я знаю и за кем должна ухаживать. Несмотря на всю беготню, они заставляют меня действовать.

После отъезда из Калифорнии я почти сразу начала скучать по этой пестрой группе. Что-то внутри меня становится пустым, когда их нет рядом. Теперь, подобное чувство ставило меня в замешательство.

Неужели я стирала границу между дружбой и долгом? Если Кит попал в беду за одну маленькую связь с вампиром, то, что тогда ждет меня? И насколько близок каждый из нас к тому, чтобы стать как Лиам?

Слова Зеки прозвучали в моей голове: «Мы не можем им позволить забрать нас».

И слова Тома: «Ты понимаешь, что такое ответственность и долг».

Он выжидающе смотрел на меня. Я выдавила улыбку, пытаясь подавить свои страхи.

- Спасибо, сэр, - сказала я. - Я делаю всё, что в моих силах.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Большинство людей побоялись бы следовать за кем-то в подземный бункер дождливой ночью. Но не я iconАлек маклеллан подземный мир
Подземный мир Агхарти: Тайна энергии вриль / Перев с англ. — М.: Ооо издательство «София», 2007. — 288 е

Большинство людей побоялись бы следовать за кем-то в подземный бункер дождливой ночью. Но не я icon«Большинство людей в действительности не хотят свободы, потому что...
Большинство людей в действительности не хотят свободы, потому что она предполагает ответственность

Большинство людей побоялись бы следовать за кем-то в подземный бункер дождливой ночью. Но не я iconЧто такое шутка?
Что такое шутка? Это когда смешно, скажете вы. Большинство людей скажут, что шутка это что-то, сказанное кем-то, что заставляет других...

Большинство людей побоялись бы следовать за кем-то в подземный бункер дождливой ночью. Но не я iconВячеслав Николаевич Козляков Лжедмитрий I жизнь замечательных людей
Так кем же был этот человек и что таило в себе его недолгое пребывание на троне? Об этом рассказывает в своей новой книге постоянный...

Большинство людей побоялись бы следовать за кем-то в подземный бункер дождливой ночью. Но не я iconРазведывательной группы в засаде ночью
Если на изучение темы отведено, скажем, 8 часов, то целесообразно провести три следующих занятия: подготовка к действиям в засаде...

Большинство людей побоялись бы следовать за кем-то в подземный бункер дождливой ночью. Но не я iconТак ли это просто следовать своему Предназначению?
Предназначение. Так ли это просто – следовать своему Предназначению? Использовать ресурсы своего тела… Увидеть и осознать, найти...

Большинство людей побоялись бы следовать за кем-то в подземный бункер дождливой ночью. Но не я iconЛорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck:...
Аст, Астрель, вкт; Москва, Владимир; 2012; isbn 978-5-17-075392-5, 978-5-271-37533-0, 978-5-226-04797-8

Большинство людей побоялись бы следовать за кем-то в подземный бункер дождливой ночью. Но не я iconВступление
Знаете ли Вы, что сдерживает большинство людей от того, чтобы прожить такую жизнь, о какой всегда мечтали? Деньги, ничего, кроме...

Большинство людей побоялись бы следовать за кем-то в подземный бункер дождливой ночью. Но не я icon-
Барьеры это линия, отделяющая вашу личную собственность от всего остального. За то, что происходит внутри ваших барьеров, отвечаете...

Большинство людей побоялись бы следовать за кем-то в подземный бункер дождливой ночью. Но не я iconVii дом. И вообще, о браке
Луна, для родившихся ночью, и Венера, для родившихся днём; у женщин первый брак и обстоятельства, связанные с ним, показывают Солнце,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов