Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким




Скачать 495.62 Kb.
НазваниеБыло пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким
страница2/3
Дата публикации27.07.2013
Размер495.62 Kb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Информатика > Документы
1   2   3
он снова появится…

— Успокойся, отец, — перебил его я. — Тот, кто убил тебя, был наказан за преступление. Он находится в самой лучшей тюрьме на свете. Поверь, он не посмеет причинить еще один вред потомкам Кларков. Даже тем, в которых течет только одна капля крови.

Фредерик посмотрел в пол, сделанный из силуэтов древнегреческих богов, при помощи маленьких кусочков кафеля. Казалось, он любуется всей этой красотой под своими ногами, но не тут-то было – Фред, о чем-то старательно размышлял. Внезапно гримаса мыслителя сошла с его лица, и он вновь улыбнулся своей беззаботной улыбкой, как пятилетний мальчик.

— Знаешь, мне не вериться, что ты так просто решил навестить меня, — промолвил Фредерик. — Я-то знаю, что ты никогда не приходишь просто так.

— Действительно, — подтвердил я. — У меня есть к тебе дело.

Я высказал ему все те обстоятельства касавшиеся жены Костейна.

— Ясно, — пробормотал он, когда я закончил рассказ. — То, что ты называешь «вызовом призраков» я могу назвать только «показом».

— Это не важно, — проронил я. — Главное покажи хорошее шоу.

Внезапно я осознал, что отец уже давно меня не слушает. Он сжал кулаки, и, посмотрев в его глаза, я понял, что они полны тревоги.

— За нами следят, — коротко изрек Фредерик.

Я вздрогнул. Стрелок? Неужели опять?

Жилка на моей шее забилась от волненья. Я сглотнул и молча, смотрел в полотно, не поворачивая голову к Фреду.

— Сколько их? — спросил я, чувствуя мелкую дрожь.

— Один человек. Женщина, — ответил он.

Я принялся успокаивать себя. В галереи слишком много зрителей, для тихой смерти, скорее всего Стрелок даже не имеет при себе оружия. Он (а точнее она) только выслеживает меня.

— Идет к нам…— предупредил Фредерик, что было совсем не обязательно т.к. я итак отчетливо слышал постукивание маленьких каблучков за своей спиной.

Стук становился все громче, и направлялся ко мне. С каждым соприкосновением каблука и плитки, сердце разрывалось на части.

На плечо мне легла рука… Я вздрогнул от страха и резко обернулся. Передо мной стояла Аида.

— Твою мать! — выругался я, будучи весь взволнованным.

— И тебе доброе утро, — поздоровалась она.

Не знаю, какого черта Аида вдруг решила посетить именно эту галерею, а не быть зрительницей каких-нибудь других тридцати музеев и картинных выставок, что находились в этом городе, но я был немного зол на нее.

— Что ты здесь делаешь? — напрямую спросил я, отложив в сторону все привычные вопросы, к примеру: «Как дела?» или «Что нового?».

Аида молча, достала телефон из кармана простоватого бежевого пальто и вывела на экран нарисованную каракулю, а затем показала мне.

— Что это? — спросил я, всматриваясь в убогий рисунок.

— Эта карта, по которой можно добраться от колледжа до Бульвара Минувших Дней, — ответила Аида. — Мне ее нарисовал один прохожий.

— Так этот бульвар находится в совершенно противоположной стороне от галереи…— проронил я, узнавая в «карте» знакомый путь. — Как ты умудрилась попасть сюда?

Аида пожала плечами.

— Сначала, я села не в тот вагон метро, а потом вышла на незнакомой мне остановке…— рассказывала она. — Я долго бродила по улицам, пока не заметила тебя.

— И ты решила проследить за мной, пока я сам не поеду в колледж?

Аида смущенно кивнула.

— Ну, не совсем… Я хотела только уточнить, — сказала она. — А ты чего испугался, когда я к тебе подошла?

— Не важно, — огрызнулся я и начал «рисовать» путь в телефоне Аиды.

Фредерик стоял рядом, но, слава богам, Аиде не дано было его увидеть.

Отец склонился над моим ухом и прошептал:

— Для призыва нужно тело…

Я окинул его беззвучным взглядом, а затем посмотрел на Аиду. От нее как всегда веяло девичьей наивностью и простотой.

Я вновь отдал свой взгляд Фредерику и отрицательно замотал головой. Аида была слишком впечатлительна для вызова, а тем более вселения в тело приведений. Я вспомнил, как сильно она была перепугана в день нападения тигра.

— Вот, — сказал я, протягивая Аиде «карту» в телефоне. — Сейчас идешь по правой стороне улицы Ньютона, затем сворачиваешь подле библиотеке имени Гейне, после доходишь до метро Миллиньерг, а там, почти на любом поезде доезжаешь до колледжа. Все поняла?

— Да, — кивнула Аида. — Иду по правой стороне улицы Миллиньерг, затем сворачиваю около библиотеке имени Ньютона, а после дохожу до метро Гейне. Все правильно, да?

— . .... — я молчал. — Да, все правильно, иди. Только когда дойдешь до другого конца вселенной обязательно привези мне сувенир.

— Франсиско, а ты сейчас тоже едешь в колледж? — спросила Аида, игнорируя мою нелепую шутку.

Я заметил, что она уже в какой раз являлась со знакомым блестящим тубусом в руке.

— Нет, — ответил я. — Мне нужно навестить могилу отца, здесь неподалеку.

— А можно я с тобой пойду? — смущенно спросила, она, прижимая футляр для ватманов к себе.

— На кладбище? — уточнил я.

— Да, — подтвердила Аида, лукаво смотря на меня. — Я не буду мешаться, честно. Просто я очень боюсь ехать до колледжа одна… Путь такой длинный и запутанный.

— Ладно, — согласился я, делая задумчивый вид, будто еще раздумываю над ее предложением. — Только в колледж я вернусь поздно, но если что посажу тебя в нужный вагон метро, а сам пойду по делам.

— Угум, — кивнула Аида.

Мы вышли из картинного зала, хотя еще в проходе я видел белую фигуру Фредерика, прощающуюся со мной глазами.

«Ничего, Фред, — подумал я, мысленно разговаривая с отцом. — Нам еще предстоит встретиться вечером, так что не скучай».

— Что такое? — спросила Аида, наблюдая за тем, как я пристально смотрю в глубину зала.

— Ничего, — ответил я. — Просто задумался…

Мы шли по улице в сторону, старого кладбища. Аида весело напевала какую-то песенку, чей текс показался мне слишком глупым.

— Зачем тебе понадобилось ехать на Бульвар Минувших Дней, тем более таким раннем утром? — спросил я.

— Не знаю, — легкомысленно ответила Аида, швыряя листья носком сапога. — Просто от одной мысли, что я проведу весь день в колледже, мне стало грустно, и я решила куда-нибудь поехать.

— Так и ехала бы с какими-нибудь своими подругами, — фыркнул я. — Как Кэли. У нее же всегда при себе целая свита тех с кем можно провести время.

Аида лишь недовольно фыркнула.

— Я пока не успела завести себе друзей в колледже, — проронила она. — Тут люди плохие, я не хочу с ними дружить.

— Вот поэтому и ходишь одна, — усмехнулся я.

— Не одна, а с тобой, — поправила Аида. — Ты ведь тоже гулял один, не так ли? Почему же не позвал в галерею своего дружка Питера?

Я рассмеялся.

— Заставить Пита идти в галерею? Оооо, для него это невозможно. Пит - грубиян, он ничего не понимает в искусстве!

— Значит вы не друзья? — удивилась Аида.

— Почему же, — усмехнулся я. — Пит хоть и не воспитанный, но хороший… Поверь на слово, хороший. Не могу объяснить, почему. Просто чувствую вот и все.

— А я его боюсь…— смущенно призналась Аида.

— Да, что ты! Он вообще не страшный, просто вид делает, а на самом деле не отнимет и конфетку у ребенка, — усмехнулся я.

— Значит это все слух, что он убил отчима? — спросила Аида, когда мы с ней завернули за угол.

Мне вдруг стало не по себе, я даже не знал, что и ответить. «Он мамку обежал», — вспомнил я объяснение самого Пита и задумчиво почесал затылок прямо, как он.

Аида уже не ждала от меня ответа. Она понимала, что я не хочу об этом говорить.

Нам осталось идти около дести метров до кладбища, но его было уже отчетливо видно вдалеке. Неподалеку от этого места, располагался какой-то не вызывающий доверия стол, над которым висел плакат: «Мы не верим, что наши родные там», рядом была нарисована стрелочка, указывающая на кладбище.

«Наверняка какие-то сектанты», — подумал я и решил, что лучше пойти обратно той же дорогой, а не встречаться с загадочным столом.

Могилу отца я обнаружил быстро. На экране, а точнее на могильной плите как всегда высвечивались его данные и фотография, нисколечко не поменявшиеся за время.

— Твой папа был так молод…— промолвила Аида, смотря на меняющиеся изображения в могильной плите.

—Почему «был»? Мы заминировали его тело, так что он теперь всегда стоит в нашем доме, в специальном для него гробу. Если хочешь, приходи, как-нибудь в гости, мы иногда используем его вместо стола и всей семьей пьем чай, — сказал я.

— Непременно…— пролепетала Аида.

Я обошел могильную плиту и ограду. Все было цело: экран на плите работал хорошо, лишь только светящиеся цифры на нем немного стали бледнее, а ограда, огораживающая могилу, выглядела, как новая.

У моего отца была очень интересная жизнь пусть, хоть и не очень длинная. Я так и не мог понять, кем точно был он по национальности. Фредерик жил долгое время в России и родился там, но потом начал путешествовать с семьей по миру, тогда-то он и устроился частным детективом и поменял свое настоящее имя на псевдоним – Фредерик Кларк.

Пора было идти. Я окликнул Аиду и осознал, что она уже давно не стояла подле меня.

Я искал ее, и лишь, около выхода на кладбища, увидел рыжее пятно ее волос и белую беретку. Она стояла около стола и разговаривала с теткой, которая видимо и была его хозяйкой.

Я подошел к Аиде.

— Идем, — поторопил я.

— Сейчас, — ответила она, рассматривая фотографии, лежавшие на столе.

— Что это? — спросил я, кивая в сторону них.

— Это фотографии пропавших недавно людей, — ответила хозяйка стола: коротко

стриженная полная женщина, читающая журнал. — Эти люди, чьи-то родственники, дети и даже внуки. Если вы узнали, кого-то из них просьба немедленно сообщить нам, — и она не глядя, протянула визитку.

Аида зачем-то перещелкала все фотографии на свой телефон.

— Зачем тебе это? — спросил я, не ожидая услышать логичного ответа.

— А вдруг я увижу где-нибудь этих людей? Буду знать, что их ищут родные…

— Этими делами обычно занимается полиция, — фыркнул я.

— А вот и не правда, — влезла в наш диалог, пухлая читательница журнала. — Полиции уже давно нет дела до нас. Они говорят: «Если не найден, – значит, мертв» и отказываются искать.

Я заметил, что неподалеку сидела небольшая группа людей с постерами и футболками с изображением пропавших сыновей, внуков или родителей. Видимо они собирались устроить настоящий митинг около кладбища.

Я обратил внимание на стол, где кроме фотографий были и разложены еще и какие-то папки по датам. Видимо в них была информация о людях, что пропали уже давно.

Я взял папку с надписью «50-е года» и открыл ее. Сначала мне не показалось ничего странного, я просто безмолвно просматривал взглядом список совершенно обычных фамилий и имен. Всего их здесь было немного, где-то около четырнадцати. Но вдруг я наткнулся на фамилию «Глорина». «Мария Глорина».

Я сразу же вспомнил, обладательницу тех «чудесных» костей, что мне удосужилось встретить в туннеле. Я попытался вспомнить количество «скелетов», что находили на данный момент там, и мысленно я насчитал где-то около тринадцати. Почти столько же, сколько и в этом списке.

Я прочитал его еще раз и обнаружил в конце приписку: «Череда загадочных пропаж». Кроме этого листка в папке было еще пара фотографий пропавших. Правда выглядели они слегка необычно, на каждой из них присутствовала одна и та же женщина. Хотя, точнее молодая девушка, возраста двадцати лет. Она стояла спиной, так что ее лицо невозможно было рассмотреть, только спускавшиеся, чуть ниже лопаток пепельные волосы.

На одной из таких фотографий я обнаружил ту самую Машу Глорину в компании с этой девушкой. Незнакомка будто бы уводила девочку куда-то и беседовала о чем-то приятном с ней.

Кроме этого, в папке были и другие списки, но они относились к 51-59 годам. Я запомнил всю нужную информацию и положил папку на место.

— Идем? — спросила Аида, копаясь в своем телефоне.

Я кивнул. Внезапно она обратило внимание на журнал, что читала хозяйка стола.

— Ой! Смотри, а не ты ли это?

Женщина, заслышав начала сканировать глазами меня, а потом обложку журнала, на которой был изображен мой силуэт в обнимку с Софией.

— Батюшки! — воскликнула она. — Неужели, ты действительно сын Софии Деленберг-Кларк? Да, вот же точно! У тебя точно такая же улыбка как у нее и темные блестящие волосы!

Я ничего не сказал, только взял Аиду за плечо и увел в сторону. Хозяйка еще, что-то кричала мне вслед, прося передать привет прелестной леди Деленберг-Кларк, утверждая, будто бы она сама, с пяти лет наслаждается ее талантливым пением.

— А кто такая София? — спросила Аида.

Меня немного опешил этот вопрос. Оперную певицу Софию ДеленбергКларк знал каждый ребенок и взрослый.

— Ты что с луны свалилась? — спросил я, хотя это выражение было слегка не подходящим.

На луне уже вовсю строились города и станции, да и она сама была технологически развитой планетой. Так что фраза «Свалился с луны», больше говорила о больших знаниях и деньгах человека, чем о его неведенье.

— Но я действительно не знаю…— проронила Аида, покраснев. — Это актриса?

— Нет, — ответил я. — Певица, хотя, во многих фильмах она действительно играла вместе с моим отцом.

— С Фредериком Кларком? — уточнила Аида.

— Да, — улыбнулся я. — Хоть его ты знаешь.

— А как не знать! — удивилась она. — Мне нравится, как он озвучивает мультики.

— Хм… Знаешь, на самом деле у моего отца есть и намного серьезнее роли, чем озвучивание мультипликационных персонажей…

Но Аида меня не слушала.

— Смотри, там колесо обозрения! — крикнула она, указывая пальцем, на видневшуюся из листвы полусферу. — Там, наверное, парк аттракционов! Пошли, скорей посмотрим!

И прежде, чем я успел ответить «да» или «нет» Аида взяла меня под руку и потащила в сторону того самого парка.

«Парк веселого Энди» - висела потертая вывеска над воротами. С самого первого шага в этот парк, я сразу же понял, что это всего лишь нищее место, обладающее несчастной парой аттракционов, лошадьми и всякими киосками с попкорном и сахарной ватой.

У моей матери было около тридцати парков аттракционов, и были они намного лучше этого.

Я не понимал, зачем Аида притащила меня сюда. Кстати, я вновь потерял ее из виду. Она была через чур, быстрой и всегда молниеносно куда-то убегала, распознавать ее я мог только по длинным рыжим волосам.

На этот раз она, стояла около палатки, и смотрела на крутящуюся центрифугу, которая наматывала на бумажную палочку сладкое облако ваты.

— Эй, Франсиско! — крикнула она. — Ты будешь?

Я с отвращением замотал головой.

Аида подбежала ко мне с большим пушистым «комом», из которого еще не успел выветриться запах горячего сахара.

— А почему, ты не купил? — спросила она, отрывая ртом кусочек ваты. — Может, у тебя денег с собой нет? Я заплатить могу, если что.

— Я просто не люблю ее, — фыркнул я. — В сахарной вате нет ни чего полезного. Во-первых, в ней слишком много сахара, от которого может засахариться кровь, во-вторых, я бы вообще не предпочел покупать в этом конюш…парке аттракционов ничего съестного, в–третьих…

Я не успел договорить, так как внезапно я почувствовал, привкус сахара на языке…

Пока я трандычал про вредность сахарной ваты, Аида умудрилась, сунуть мне в рот небольшой кусочек сей сладости, от которого я тут же заткнулся.

— Вкусно? — спросила она, озаряясь улыбкой.

Я молчал, будучи поражен столь нахальной выходкой.

— Вкусно, — подтвердил, наконец, я, когда мягкое облако, наконец растаяло во рту. — Но не полезно. Мой диетолог сейчас бы меня убил.

Аида расхохоталась.

— Да, ладно тебе, Франсиско! — улыбнулась она.
Мы продолжили гулять по парку аттракционов. Сияло утро, так что народа было не много, да и не сезон вообще был.

Я наслаждался лучами яркого солнца, что так приятно скользило по лицу, и вдыхал свежий осенний воздух, в котором чувствовалось недавнее присутствие дождя и запах попкорна.

Аида рассказывала, что-то и я одним ухом слышал ее, а другим прислушивался к шепоту ветра.

— А ничего, что я затащила тебя в парк? — неловко спросила Аида.

Я лишь улыбнулся.

— Это место хоть и убого, но мне нравится…— ответил я, толи сделав комплимент парку Энди, толи наоборот оскорбив его.

— И ты не торопишься в колледж? — вновь задала вопрос Аида.

Я замотал головой.

— А тебе, туда нужно?

— Нет, нет, нет! Я готова гулять по этому парку, хоть всю жизнь.

— Тебе настолько не нравится колледж?

Аида отвела взгляд.

— Ученики не нравятся…— пробормотала она, смутившись.

— Тебя кто-то обидел? — настороженно спросил я, совершенно не понимая, как такому беззащитному существу, как Аида можно причинить вред.

— Нет… — пролепетала она.

— Говори, не бойся, — потребовал я, более грубым тоном.

Аида, смущенно провела рукой по волосам.

— Просто, недавно… — начала рассказывать она. — Я помогла девочке из Сектора Б добраться до медпункта. В их части, он был закрыт, а ей было очень плохо. Увидев, как я веду ее, пара ребят из Сектора А, начали высмеивать меня и разболтали по всему колледжу слухи…

— Дураки, — коротко сказал я, нахмурившись.

— Вот поэтому я и не могу завести друзей…— вздохнула Аида. — Но с этой девочкой, я все еще продолжаю общаться. Она хорошая, и иногда приходит ко мне, чтобы выпить чай, правда очень редко так как большую часть своего времени она отлеживается в лазарете…

— Но если тебя увидят с ней, то вновь начнут распускать слухи…— заметил я.

— Ну, и пусть, — печально сказала Аида.

— Знаешь, если вдруг тебя опять высмеют, позови меня, я быстро заставлю их заткнуться.

Аида благодарно улыбнулась.

Когда, мы шли, маска тоски еще долго не слетала с ее лица. Но вот… На горизонте появился небольшой загон с лошадьми и Аида сразу же развеялась.

— Смотри, Франсиско! Это же пони! — заулыбалась она, кивая в сторону маленькой пухлой лошадке, с заплетенными в гриву цветами.

Пони стояла за загоном, опустив голову вниз. Компанию ей составляли две стройные лошади черная да коричневая, лениво жевавшие сбрую.

Аида тут же подбежала к маленькой лошадке и обняла ее, как давнюю подругу. Пони недовольно заржала, выпустив из своих широких ноздрей теплый пар.

— Не бойся меня, милая…— прошептала Аида и достала из кармана своего пальто немного печений. Конечно, пони была бы рада больше отведать вкусной насыщенной травки с какого-нибудь поля, но и сладкие печенки, покрытые маковой стружкой, то же пошлись ей по вкусу. Она слизала с ладони Аиды последние крошки и добралась до остатков сахарной ваты на тонком прутике, что был в другой руке девушки. Карамельная лошадка быстро очистила его, а потом, зачуяв сладкий аромат пряного сахара на лице у Аиды, прокатилась влажным языком по ее щеке. Но Аида не испугалась и даже не почувствовала отвращения, а лишь радостно захохотала, подобно трехлетнему ребенку.

Пони облизнула ее в последний раз, с горечью осознав, что на щеках доброй девушки не осталось не грамма сахара.

Аида обняла его на прощанье, запустив длинные пальцы в светлую гриву и поцеловала в белое пятнышко на морде, так что пони вновь заржала, но не с возмущением, а, с благодарностью.

Хозяин лошадей смотрел на эту сцену с лукавой улыбкой и молчал, как и я. Наверное, ему было приятно, за такую большую любовь к его питомице.

Аида подошла ко мне, смущенно извинившись за задержку.

— Покажи-ка руки, — попросил я.

Она с недоумением протянула ладошки. Я достал из внутреннего кармана куртки баллончик с жидкостью и обрызгал ей руки.

— Эй, что это? — с возмущением спросила Аида.

— Дезинфицирующий спрей …— ответил я. — Убивает 99 % микробов.

Я брызнул пару раз на щеку Аиды, что так старательно вылизывала пони, и убрал баллончик обратно.

— Все. Теперь я могу быть уверен, что ты для меня не заразна, — довольно сказал я.

— Я и так не была, — фыркнула Аида, с недовольством почесывая глаз, в который успели попасть брызги спрея. — Куда теперь пойдем?

Я посмотрел по сторонам. Ничего особенно интересного не было. Банальные комнаты смеха и страха, небольшие детские карусели и… тир. Последнее вдруг заинтересовало меня. Я не был любителем милых лошадей и сахарной ваты, ну уж точно любил пострелять из ружья.

— Пошли, — сказал я Аиде, направляясь к тиру.

Та послушно последовала за мной. Как только мы взошли на деревянные ступеньки, ведущие в «вагон» раздался выстрел, Аида испуганно вздрогнула и закрыла уши руками.

— Что с тобой? — спросил я.

— Ружье…— прошептала Аида, дрожа. — Как в тот раз…

Видимо она вспомнила, неприятность, произошедшую в центре. Тогда громкий выстрел из кислотной пушки, до смерти напугал Аиду.

— Перестань, — отрезал я, подталкивая ее к входу. — Тот раз был всего лишь случайностью…

Мы зашли внутрь. Тир оказался достаточно, старомоден: старые потертые ружья, стены с видом на сафари, а вместо мишеней, подвешенные на веревках бутылки, крышки и даже пластиковые ведерки от майонеза.

Но этого скудного комплекта было вполне достаточно, чтобы продемонстрировать мое мастерство. Я заплатил и подошел к столу.

— Смотри и учись, — сказал я Аиде, беря ружье в руки.

Оружие, конечно, было здесь не новое, и даже слово «старое» было для этого куска старья замечательным комплиментом, но я счел лучшем промолчать, дабы не обежать хозяина тира.

Сняв предохранитель и, зарядив ружье, я оперся о поверхность стола и начал прицеливаться в маленькую крышку от бутылки пива шириной не больше трех сантиметров. Первый выстрел – промах. Я попробовал попасть в ту же мишень еще раз, но снова промазал.

— Франсиско, ты показываешь мне как не надо стрелять? — простодушно спросила Аида, наблюдая, как я бранюсь, промазав уже в третий раз.

— Тут просто, ружья плохие…— сказал я, так что хозяин тира кинул глупое «ха-ха» в мою сторону.

— Дай, я попробую, — попросила Аида и забрала у меня ружье.

Я хотел показать ей, как нужно пользоваться оружием, но она отказалась от моей помощи.

— Во что попасть?— спросила Аида.

«Хе. Попасть, — чуть не выронил я. — Ты трясешься от звука выстрела, а еще мечтаешь во что-то попасть».

— Вон в ту.

Я указал Аиде на стеклянную подвешенную за горлышко бутылку. Это была одна из самых больших мишеней, но для Аиды все равно считалась сложной.

Она, молча, прицелилась, и наклонилась, так что ее рыжие кудри коснулись стола.

Аида нажала на курок своими нежными пальчиками и молниеносная пуля тут же вылетела из дула, как ракета и понеслась по направлению к бутылке.

«Промахнется…» — решил я, но нет.

Пуля попало прямо в середину, и осколки зеленного стекла с дребезгом упали на пол, оставив висеть на веревке только безумно качавшиеся горлышко.

— Во что еще попасть? — спокойно спросила Аида.

— Это тебе повезло так…— напыщенно сказал я, вызвав новый приступ смеха у тирщика, наблюдавшего за нами со стороны. — А попади-ка в ту маленькую крышку, в которую целился я!

Аида снова начала прицеливаться. Выстрелила. И попала. Крышку насквозь пробила пуля, проделав в ней дырку.

Тирщик ржал не хуже того пони. Я залился краской.

— Больше не осталось попыток? — с сожалением спросила Аида.

— Нет, — сквозь смех пролепетал тирщик. — Но вы барышня, так хорошо стреляете, что для вас я бы разрешил сделать парочку бесплатных выстрелов! А вот ваш паренек…

Я взял Аиду под руку и потащил вон из тира. Она удивленно посмотрела на меня.

— Франсиско, а ты не хочешь еще пострелять?

— Нет! — огрызнулся я. — Где ты этому научилась?

— Как ты и сказал, случайно, — ответила Аида. — Пойдем в колледж?

Я посмотрел на часы и осознал, что уже было два часа дня. Оставалось целых шесть часов до назначенной встречи с Костейном. За это время я бы мог спокойно вернуться и отдохнуть.

— Ну, что ж пошли, — сказал я, планируя сыграть пару боев в стрелялках. Хотя при слове «стрелялки» мне стало немного не по себе.

— Кстати, Франсиско, — сказала Аида, когда мы шли обратно вдоль аллеи. — Я забыла сказать, тебя же искал Самуил…

Я остановился и с тревогой спросил:

— Он спрашивал что-нибудь?

— Да, — кивнула Аида. — Спрашивал, не видела ли я тебя, когда мы с ним пересеклись у входа. Я ответила, что нет. По-моему он пошел в твою комнату.

Это было не хорошо. Весть о том, что Самуил обнаружил мое внезапное исчезновение, совершенно не радовала. Я был наказан за выходку в центре и должен был еще целую неделю не выходить никуда, кроме занятий, и быть ограниченным в свободе, даже по выходным, а теперь узнав о моем «побеге» Самуил явно будет не в себе.

Я понял, что если сейчас вернусь в колледж, в лучшем случае получу только нагоняй. Самуил, может быть, и простит меня, но уж точно не позволит уйти вновь тем более под предлогом: «Пойду, посмотрю приведений».

Я остановился.

— Послушай, — сказал я Аиде, — Сейчас я посажу тебя в метро и ты спокойно доедешь до колледжа.

— Одна? — с досадой спросила она.

— Ну, да, — кивнул я. — У меня возникло одно срочное дело.

Аида печально вздохнула.

— Ну, ладно…— пролепетала она, опечалившись.

Я подумал: а что будет, если Аида уйдет? Где я смогу взять, ту самую «ловушку» для призрака? В принципе, ей мог быть и я, но Фредерик сказал, что нам нужно «захватить» только призрака недавно умершей женщины, соответственно и тело для него должно быть женское.

Можно было, конечно нанять проститутку для такой цели, но это был бы возмутительный поступок для потомков Кларка. Да и не доверял я всяким уличным девицам.

Я еще раз посмотрел на Аиду: рыжие волосы, бежевое пальто и тубус в руке… Мне было очень неудобно просить ее, тем более что она отличалась большой впечатлительностью, и любое взаимодействие со сверхъестественными существами могло плохо повлиять на нее. Но я все-таки спросил.

— Аида…— сказал я, помня из курса психологии, что если хочешь завести хорошее отношение с человеком, попытайся чаще называть его по имени. — Как ты относишься к оккультизму?

— Ммм…— пробубнила она, поддерживая пальцем подбородок. — Нормально вроде. А ты это к чему?

— Да, так, — небрежно кинул я, пытаясь изобразить равнодушие в голосе. — Мы просто с приятелями вызываем призрака.

— Правда? — удивилась Аида и в глазах ее загорелась искра. — А можно мне посмотреть на это?

Все оказалось намного легче, чем я думал.

— Ну, не знаю…— протянул я, «раздумываю».

— Пожалуйста! — попросила Аида.

— Но это будет поздно…

— Ничего! Я все равно сделала все уроки, так что делать в колледже мне нечего!

— А не боишься?

— Нет! Не капельки!

Я улыбнулся.

— Что ж тогда, ты можешь даже помочь нам…

— Да? И чем же?

— Да так, одной мелочью…

Я не стал рассказывать Аиде, про ее роль в этой «помощи» к тому же узнав о том, что в ее тело, собирается прийти покойная Гертруда Шмидли, она вряд ли бы согласилась.

— Ух, ты здорово! Вызов настоящего призрака! — восхищенно сказала Аида.

Я лишь усмехнулся.

— Пойдем-ка, отыщем здесь какое-нибудь кафе, а то я безумно голодный!

Аида кивнула, наивно размышляя о ловле призрака…
Признаюсь честно, никогда в жизни я еще так хорошо не гулял. Время, проведенное с Аидой, пролетело незаметно. Я даже и не подозревал, что она окажется таким замечательным собеседником.

Аида не была похожа ни на одну из тех, кого я знал раньше. Она была хрупкой и сильной, неуклюжей и ловкой, веселой и одновременно грустной…

Казалось, что в ней слились все те противоречия, которые просто не могли ужиться в обычном человеке.

Мне нравились ее волнистые рыжие волосы, честные карие глаза и даже тот тубус, что она все время носила с собой, мне нравился.

Понемногу я начал замечать, что начинаю влюбляться в Аиду. В каждое слово, что она говорит, я начинаю вслушиваться, как в самую важную на свете информацию, как в самую прекрасную песню…

Возможно, я просто устал, а может быть чем-то болен. Вся эта беготня, начавшаяся еще с утра, достаточно вытрепала из меня сил…

Я был так рад, что скоро вернусь в колледж и лягу спать, однако… Радоваться было рановато, дело с призраками осталось не законченным.

Я посмотрел на часы: семь двадцать. Как раз. Пора.

— Куда мы идем? — спросила Аида.

— В гости к моему отцу, — ответил я.

— На кладбище? — воскликнула девушка. — Но там же страшно, к тому же уже темнеет…

— Не переживай, мы направляемся совсем не в ту сторону.

Я не лгал. Мы направлялись к галерее имени Франсиско Гойя. Уже у ступенек, ведущих к входу, я заметил бело-прозрачную фигуру Фредерика. Он ждал нас.

Дальше мы шли в сторону метро. Аида не понимала, зачем нам понадобилось идти сначала в галерею, я объяснил ей, и рассказал о призраке отца, но она, по-моему, мне не поверила.

Мы сели в вагон метро. Фредерика никто не замечал. Людей было много и они то и дело, толкались, задевали призрака руками и проходили сквозь него, даже не подозревая о существование сего фантастического существа.

— Так мы едем в колледж? — спрашивала Аида через каждые пять минут.

В голосе ее отчетливо слышались нотки волнения.

— Нет, — каждый раз отвечал я. — Мы идем в гости к одной недавно погибшей женщине…

Было видно, что Аида нервничает и хочет поскорее прийти в колледж. Тот пыл, с которым она хотела ловить призраков, с каждой секундой улетучивался, как эфир. Но дороги назад не было. Аида должна была стать ловушкой.
Когда мы приблизились к дому Гертруды Шмидли Геарбит Костейн уже стоял там. Он увидел нас еще издали, и направился навстречу. Геарбит пожал мне руку, затем с недоумевающим взглядом посмотрел на Аиду.

— Кто эта девушка? — спросил он.

— Ее зовут – Аида, она поможет нам призвать призраков, — ответил я.

Аида смущенно улыбнулась Костейну.

— Пошлите, пройдем в дом, — предложил он, и мы согласились.

С сегодняшнего утра в коттедже, совершенно ничего не изменилось, лишь может, только немного утих шум и пропал револьвер, взятый на экспертизу.

— Вызывать будем здесь, — сказал я, останавливаясь посередине гостиной, неподалеку от того места, где виднелся белый силуэт обведенного тела.

Костейн кивнул. Жилка на его шее, дернулась. Он был взволнован.

— Что нам нужно делать, Фред? — обратился я к призраку отца. Со стороны это выглядело, будто я разговариваю со стулом.

— Но здесь же, нет никакого Фреда…— пролепетала Аида.

— В тебя не верят, старик, — усмехнулся я. — Давай, покажи свое истинное обличие.

Раздался шум ветра. Аида и Костейн явно были напуганы. В считанные секунды прямо перед ними появлялось белое полупрозрачное облако, из которого постепенно вылепливался силуэт молодого мужчины.

— Это же Фредерик…— заворожено прошептал Геарбит, не отводя глаз от фигуры призрака. — Мы же играли с ним в одном фильме…

Фред, улыбнулся Костейну еще «не долепленным» лицом.

— Рад видеть, тебя, — сказал он.

Аида смело подошла к Фредерику, хотя со стороны было отчетливо видно, как она дрожит, и сказала:

— Мне очень нравится как вы озвучивали того кота из мультика…

Фредерик усмехнулся и положил прозрачную ладонь на голову девушки.

— До чего милое существо…— сказал он. — Мне даже жалко использовать тебя, как приманку…

Аида вздрогнула. Я быстро потянул ее за руку. Фредерик ляпнул лишнего.

— Приманку?.. — воскликнула Аида, испуганными глазами, смотря на меня.

— Не обращай внимания, — сказал я. — Это шутка. Призраки любят шутить. Но у них не всегда это получается…

Я подтолкнул Аиду к середине гостиной.

— Постой-ка пока что тут…

Аида окинула меня непонимающим взглядом. Мне на минуту стало стыдно, что я так подло скрыл самое главное.

— Итак, сколько призраков мы планируем призвать? — спросил я.

— Гертруду мучили около десяти…— пролепетал Костейн.

— Хмм…— пробубнил я, и незаметно подошел к Фреду. — Быстрее, покажи нам их, — прошептал я. — Больше пафоса. Без него призвание призраков будет выгладить скудно.

Фредерик кивнул.

Он подошел к Костейну и взял его за руку, так что тот вздрогнул, от легкого касания к фантому.

— Выключите свет, — приказал Фредерик.

— Я выключу! — сказала Аида и направилась в сторону выключателя.

Призрак отца тут же преградил ей путь.

— А вы, стойте на месте, девушка, — сказал он, заставив Аиду вернуться на середину гостиной.

Я щелкнул по выключателю. Свет мгновенно погас. В темноте отчетливее виднелся контур белой фигуры Фредерика.

Костейн заворожено смотрел на бывшего сотрудника по съемкам и дрожал. Его рука все еще была зажата в ладони призрака.

— Ну, же Франсиско, — позвал меня отец.

Я подошел к нему.

— А теперь все сделаем небольшой круг, около этой милой дамы, — сказал Фредерик и добавил:

— Не забывайте держаться за руки! Без них связь к умершим слабеет!

Мы все выполнили сказанные им указания.

— А мне что делать? — спросила Аида, чувствую себя не в своей тарелке.

— Ничего, — равнодушно ответил Фред. — Просто стой.

Со стороны наш навязчивый вызов призрака выглядел, как смехотворное ведение хоровода вокруг елочки, а точнее вокруг Аиды.

— Молчите, — приказал Фредерик. — Я буду произносить заклинание».

«Заклинание… — простонал я. — Фред, ну неужели ты не мог придумать ничего оригинальней?»

Фредерик начал. Непонятные слова быстро слетали с его губ, смешиваясь в одну не членораздельную разговорную кашу.

Костейн дрожал. Я чувствовал, как трясется его рука обхваченная моей ладонью. Он ни так хорошо знал Фреда, как я и не мог даже предположить, что все то, что сейчас делает для него призрак – не более, чем хороший спектакль.

Но на этот раз Фредерик превзошел сам себя. Слова, произнесенные его белыми устами, казалось действительно, были пропитаны частичкой магии. Мне самому вдруг стало не по себе, не говоря уже о до смерти напуганной Аиде.

Фредерик повышал голос и все быстрее произносил заклинание. С каждым повышением тембра волнение в темной гостиной нарастало.

Костейн чуть не плакал от страха. Даже сквозь бред Фредерика, было слышно, как он испуганно стучит зубами.

Я осмотрел комнату: в ней хорошо поместятся все девять призраков. Я ждал. Но Фредерик тянул время, продолжая запугивать всех присутствующих.

— Все! — не выдержал Геарбит. — С меня хватит! Я сваливаю!
Но прежде, чем он успел это произнести, с Аидой, что стояла посередине круга, произошло, что-то странное: она как будто внезапно потеряла сознание и опустила голову, как самый тяжелый груз.

Гертруда была поймана. Я проглотил комок слюны, возникший внезапно в горле и молился, чтобы с Аидой было все в порядке…

— Успокойтесь, — сказал Фредерик Костейну, на минуту отвлекшийся от «заклинания» — Один этап пройден. Остался второй.

Затем он начал нести, совершенно другие, непонятные слова, так быстро, будто бы соревновался на всемирном чтение скороговорок.

Внезапно в углу комнаты я заметил какое-то мелькание. Пот градом хлынул по моей спине.

«Я боюсь, как маленький. Призраки все равно не могут нанести вред», — подумал я, пытаясь успокоиться.

Но бесконечное заклинание Фредерика и нытье Костейна, совсем не давали мне такого шанса.

Вдруг, из той стороны, где пару минут назад, что-то мелькало, взметнулся белый комок пара и врезался в противоположную стену, проделам там небольшую вмятину.

Геарбит пришел в ужас. Крик испуга застрял у него в горле. Костейн попытался вырваться из «колдовского круга», но не я, не Фредерик не дали ему такой возможности.

Тем временем «ком» величиной, наверное, с коробку из-под обуви, как попрыгунчик скакал по всей гостиной, разбивая хрупкие предметы и ломая мебель.

«Вандализм, — подумал я, внезапно. — Карается двумя годами тюрьмы. Один из пунктов в статье номер…»

Но додумать свою мысль мне не удалось. Неожиданно белый «шар» врезался мне в коленки. Я потерял равновесие и упал.

Вот тут-то и началась главная суматоха. Как только я «вылетел» из так называемого колдовского круга Костейну, воспользовавшись ситуацией, побежал к выходу, но промелькнувший прямо перед носом шар, внезапно остановил его.

Геарбит был в такой же растерянности, что и Фредерик, чье длинное бесполезное заклинание наконец-то кончилось.

Не от Геарбита, не от призрака отца не было большой помощи. Казалось даже стоящая в ступоре Аида, приносила больше пользы, чем они оба.

Костейн и вовсе был настолько напуган, что своим истеричным поведением доставлял еще больше не приятностей.

Когда он заливался криком, белая сфера приходила в отчаяние. Казалось, это она боялась Костейна, а не он ее.

«Один…— подумал я, смотря на белый туманный шар. — А где остальные девять?»

Из дум меня вывел внезапно возникший звук: это Геарбит случайно опрокинул кресло. Видимо он решил убежать через балкон, но действовал так неуклюже, что ронял предметы на своем пути. Этим он еще больше пугал сферу.

— Замрите! — приказал я Геарбиту. — Разве не видите? Оно боится громкого звука!

Сядьте и успокойтесь!

Но товарищ Костейн меня не слушал. Он упорно пробирался к балкону, круша все на своем пути.

Я знал, что этот эксперимент был организован только ради него, и не мог так просто отпустить своего единственного «зрителя».

«Потом, наверное, я буду об этом жалеть…»— пронеслось в голове у меня, когда я вытаскивал из кармана брюк, электрошокер, стреляющий заряженными током пластинами.

Может быть, я и не был чемпионом мира по стрельбе, но ловко смог попасть прямо в ногу Костейну. Тот сразу же повалился на ковер, уже не имея желания сбежать. Боль притупила чувство страха и в этот момент Костейн, мог только сумасбродно размышлять о здоровье своей ноге.

Фредерику такой выстрел был совершенно не нужен, да и к тому же, он все равно не собирался бежать.

Мы все замерли. Никто из нас не произносил ни звука. Лишь только Костейн, тихо постановыл от боли.

В гостиной настала тишина. Сам призрак, тоже начал медленно успокаиваться. Он уже не бегал, как заведенный по стенам и потолкам, а мирно находился в углу комнаты. Его тело еще не сформулировалось, хотя теперь он был не просто круглым шаром, а уже немного «слепленным» существом с отдельным телом и головой.

Он двинулся. Медленно для призрака, но быстро для человека. Глазами я попытался проследить, куда направляется дух и с ужасом осознал, что он идет к Аиде.

Сейчас, я уже не был так уверен, в доброжелательность призрака. Ноющая коленная чашечка была тому причиной.

Существо подходило (теперь у него прилепились две пары ног) к Аиде. Та все еще находилась в состояние сна. Она была беззащитна.

Я быстро снял куртку, стараясь не издавать лишнего шума. При каждом моем шуршание прозрачный комок вздрагивал и пугливо вертел головой.

Я дождался момента, когда он подойдет ближе к Аиде, и прыгнул на него, накрыв призрака курткой. Тот пришел в такую неслыханную ярость, смешанную со странными воплями и суматохой, что, как бешенный пытался вырваться из моей хватки. Куртка, вздрагивала под ним и шевелилась, так что хрустела ткань.

Мне было тяжело держать дрыгающегося фантома, но не Костейн не Фредерик, не горели явным желанием помочь мне. Лишь только один из них сказал: «Молодец, Франс!»

После долгих попыток вырваться, существо на минуту угомонилось и замерло. Я подождал еще пару минут, ожидая, что оно вновь начнет рыпаться, но ничего такого не произошло. Я осторожно, развернул часть куртки и увидел, что из нее на меня смотрят два желто-зеленых глаза с ромбоподобными зрачками.

В эту же секунду, пока я задумчиво смотрел на призрака, эта благородная скотина, умудрилась наградить меня тремя царапинами на щеке. Она взвизгнула, спрыгнула с рук и недовольно замотала пушистым хвостом.

— Это же Матильда, — сказал, лежавший на полу Костейн. — Наша кошка, что умерла год назад…

Я находился, мягко говоря, в недоумение.

— И это все? — спросил я, Фредерика с досадой.

Тот задумчиво осмотрел гостиную.

— Кроме призрака кошки, тут никого нет, — ответил он.

Матильда, как звали эту пушистую тварь, довольно терлась о ноги Аиды. Ее тело окончательно сформировалось, и теперь в ней действительно можно было рассмотреть кошку.

— Но вы же говорили, что Гертруду Шмидли мучили призраки
1   2   3

Похожие:

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconНаступило утро тридцать первого декабря. В семь часов, когда у Вики...
В семь часов, когда у Вики зазвонил будильник, за окном шел снег. Смуглолицые дворники уже вовсю махали лопатами, но снег валил со...

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconДевушка с татуировкой дракона
Комиссар, знавший о том, что после доставки почты, около одиннадцати часов утра, ему непременно позвонят, сидел и в ожидании разговора...

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconЛи Чайлд Выстрел Джек Ричер 9 Мастера детектива 0
Пятница. Пять часов пополудни. Наверное, самое неподходящее время для незаметного передвижения по городу или, напротив, самое удобное....

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconСтиг Ларссон Девушка с татуировкой дракона Millennium 1 Стиг Лapcсoн...
Комиссар, знавший о том, что после доставки почты, около одиннадцати часов утра, ему непременно позвонят, сидел и в ожидании разговора...

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconСтиг Ларссон Девушка с татуировкой дракона Millennium 1 Стиг Лapcсoн...
Комиссар, знавший о том, что после доставки почты, около одиннадцати часов утра, ему непременно позвонят, сидел и в ожидании разговора...

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconРэй Дуглас Брэдбери Будет ласковый дождь…
В гостиной говорящие часы настойчиво пели: тик-так, семь часов, семь утра, вставать пора! — словно боясь, что их никто не послушает....

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconСердце лисицы
Три минувшие недели Париж захлебывался непогодой. Нормандский ве­тер сослужил дурную службу: с раннего утра за окном томилась ноющая...

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconМигель Руис Четыре Соглашения Книга Толтекской Мудрости Практическое Руководство
Эта маленькая книжка может полностью изменить вашу жизнь. Попытайтесь следовать Четырем новым Соглашениям, изменив старые соглашения,...

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconЗадачи железных дорог в области пассажирских перевозок Структура...
На вокзале в период с 9 до 10 часов утра открыто 10 билетных касс в которых было обслужено λоб = 400 пассажиров. Очередь во все кассы...

Было пять часов утра. За окном шумел дождь. Я спал сладким младенческим сном, пока внезапно, телефон, мирно лежавший на тумбочке, не разразился громким iconКогда дорога пошла в гору, старенький паровоз сбавил ход. Это было...
Когда дорога пошла в гору, старенький паровоз сбавил ход. Это было весьма кстати — за окном откры­лась панорама удивительной красоты,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов