Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско




НазваниеХорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско
страница11/12
Дата публикации31.07.2013
Размер2.44 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Информатика > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
каждого была тайная интрижка на стороне, да и явно они кокет­ничали направо и налево на глазах друг у друга. И при этом они сердились на Лауру каждый раз, когда та намекала на возможность расстаться, пусть даже временно.

Они вторили друг другу, произнося избитые фразы о том, что «мы слишком любим друг дру­га, чтобы расстаться», и пытались убедить Лау­ру, что их брак имеет право на существование, потому что «я знаю, что она женщина (или муж­чина) моей мечты...», а также «когда женщина любит, она должна до конца бороться за люби­мого», «я не смогу без него (без неё) жить» и т.д. Лаура поначалу сопротивлялась, потом смири­лась и приняла их ограничения. А когда заня­тие заканчивалось, спрашивала себя: кто был не прав? Они или она? Или вся наука вместе с ней, подвергая ненужному анализу отношения муж­чины и женщины?

— В конце концов, — размышляла она про се­бя — кто поручится, что расстаться лучше, чем продолжать жить вместе? Разве всегда справедли­во утверждение, что лучше быть одному, чем вме­сте с кем попало?

Возможно, Армандо и Карла правы, и Лаура должна пересмотреть свою теорию.
Она поднялась со скамейки в саду с твёрдым намерением быть сегодня внимательнее на сеан­сах. Ситуация затрагивала её лично и, вероятно, этот нюанс заставлял её думать, что случай этой пары безнадёжен.

Она должна быть настороже, чтобы не перекла­дывать их проблемы на себя, и наоборот.

Отчасти она была сейчас одинока именно пото­му, что не соглашалась на заурядные отношения. Она никогда не соглашалась быть с кем-то про­сто потому, чтобы не оставаться одной, она всегда стремилась к чему-то большему.

Остаток дня не принёс никаких неожиданно­стей, а сеанс с проблемной парой оказался на ред­кость интересным и плодотворным.

Лаура вернулась домой, довольная выбранной профессией и своим занятием в жизни.

В ящике электронной почты её ждало следую­щее сообщение:
Лаура,
С каждым днём в моих глазах ты становишься просветлённей и мудрее.

Я хотел бы приобщить тебя к своим размышле­ниям над некоторыми мыслями, вычитанными из книг, которые сейчас всецело владеют мной.

Кастильехо полагает, что существуют три фак­тора, препятствующих «встрече». Первый из них — когда мы находимся на разных уровнях сознания. Ничего нового — два взгляда, две жизненные пози­ции. Одной характерно сфокусированное сознание, другой же - рассеянный, обобщённый подход.

Первая напрямую связана с логикой и аналити­ческим мышлением.

Вторая — с восприятием мира как единого цело­го, где есть место эмоциям и переживаниям, жиз­ненному опыту.

Когда два человека пытаются найти общий язык и один говорит с точки зрения логики, а другой общается на уровне ощущений, сталкиваются две жизненные установки и «встреча» становится невоз­можной.

Это всё равно, что пытаться понять друг друга, говоря на разных языках,

Огромное значение имеет то, с какой позиции к нам обращается партнёр: как он видит себя, другого и происходящее.

Если один из них привык рассматривать явления сквозь призму интуиции, то попытки достичь гармо­нии с человеком, который руководствуется рассуд­ком, обречены на провал.

Для настоящей «встречи» с любимым надо при­нять другое видение мира, это позволит открыть для себя новый образ жизни. Важно уловить отли­чительные особенности каждого и принять их за отправную точку будущей «встречи».

К счастью, в наши дни женщины стараются раз­вить в себе некоторые мужские черты, а мужчины — женские.

Как ты правильно говоришь, если я принимаю и уважаю твой взгляд и включаю его в свою повсе­дневную жизнь, я внутренне расту. Если я отрицаю его, пытаюсь убедить тебя в своей правоте, я не меняюсь, оставаясь прежним. И даже если я прав, я одинок...

И как это ни странно, гораздо чаще мы пытаемся заставить другого поступать по-нашему, не заду­мываясь о том, что этот человек может предложить нам новый, лучший вариант.
Что касается других факторов, которые затруд­няют «встречу», Кастильехо говорит о трудности оставаться самим собой. Если мы прячемся за мас­ками, то вряд ли можем с кем-то установить контакт, потому что никто не может быть по-настоящему близким с вымышленным персонажем.

Другим распространённым способом избежать «встречи» является самообман: люди не хотят осоз­навать, что с ними происходит, и почти всегда у них наготове убедительное объяснение своим страдани­ям. Некое либретто, оправдывающее происходящее, на самом деле не имеющее никакого отношения к причине их боли. Если я сам заблуждаюсь по пово­ду своих истинных потребностей и того, что меня ранит, как может кто-то меня понять и мне помочь?

Третья тема — неспособность слушать. Терпеливо ждать, пока партнёр закончит говорить, чтобы получить возможность высказаться самому... Это не всегда диалог, чаще это наложение двух монологов с проблесками по-настоящему услышан­ного и понятого... Монолог же характерен тем, что не обязательно вникать в сказанное другим, люди не слышат друг друга, так как каждый заранее уверен в своей собственной правоте и ждёт лишь момента, чтобы изложить свои аргументы и дока­зать, что он прав.

Я в восторге от этих «причин невстречи», а ты? Шлю тебе миллион поцелуев. До скорого.

Фреди
P.S. Ты так и не написала о своих впечатлениях

от сказки...
Сообщение, пришедшее с адреса trebor, про­яснило трудности Лауры в работе с проблемной парой. Она взывала к рассудку, чтобы принять вер­ное решение. Она использовала логику, в то время как два других человека обращались исключитель­но к чувствам и выражали свои страхи, нужды своих «внутренних детей» и неудовлетворённые потребности. Чем более логичной была она, тем более иррациональными казались ей их высказыва­ния. Неспроста, когда Лаура перестала навязывать свою точку зрения, они стали охотнее принимать её помощь.

Лаура подошла к письменному столу и приня­лась за ответ:
Фреди,
Две вещи:

Во-первых, спасибо, — ты не представляешь, как своевременно пришёл твой е-мейл и как он мне помог.

Во-вторых, я перечитала сказку, и она приве­ла меня в такой же восторг, как и в первый раз, несколько недель тому назад. Шлю комментарии, о которых ты мне напомнил.

Если эта легенда соответствует жизненной исто­рии Роберто, то он представляется мне личностью с большим потенциалом и, прежде всего, с трезвым взглядом на жизнь.

По-моему, здравый смысл как раз и заключается в том, чтобы открыть двери и окна настежь, навстре­чу новому. Эта сказка перекликается с моими мыс­лями о том, что мосты и дороги — средства, кото­рые помогают людям «встретиться», дойти до нас другому человеку (с психологической точки зрения). Позволяют герою получить желаемое. И, бесспорно, нужны для того, чтобы принц мог отправиться на поиски мечты, исследовать окружающий мир, брать что-то и отдавать частичку себя.

Если рассматривать эту историю с позиции «оби­женного ребёнка», я бы постаралась помочь ему присмотреться к качеству построенных им мостов и дорог. Ещё ему следовало бы поработать над тем, чтобы поискать то, что ему нужно, внутри стен крепости, а обретя необходимую «драгоценность», поделиться с внешним миром своим богатством и приобретённым опытом...

Мне кажется, что автор этой сказки — чело­век, который постоянно возвращается к прошлому и хочет найти там событие, которое так и не про­изошло. Я не говорю, что решиться дожидаться любимого человека — признак нездоровья. Я только хочу подчеркнуть, что чудо может произойти когда угодно, даже тогда, когда его совсем не ждёшь... И сердце выскакивает из груди от неожиданности, когда на горизонте появляется тот, кого так хотел увидеть, но уже не ждал. Может быть, это поможет принцу не быть столь требовательным к людям, при­ближающимся к дворцу.

Потому что если я жду парада с белыми флага­ми и золотыми штандартами, а вижу кавалькаду с зелёными знамёнами и без штандартов, я рискую не узнать «своё» войско, которое направлялось ко мне, и остаться без праздника. А потом всю жизнь лить слёзы по тому, что не произошло, хотя я всего-навсего не смог его разглядеть, находясь в плену выдуманных грёз...
Лаура
Она отправила письмо и задумалась о написан­ном: о риске не разглядеть в происходящем или надвигающемся на нас долгожданное событие, потому что оно выглядит не так, как мы себе это представляли...
Она ведь тоже вела себя, как Ехрох.
Большую часть своей жизни она провела, не сводя глаз с горизонта, а теперь перестала ждать. Но не это её тревожило. Её беспокоило другое... Узнает ли она победителей, когда те появятся на горизонте?
Каждый раз, когда её охватывало смятение, она звонила своей подруге.

— Как дела? — жизнерадостно спросила Нэнси.

— Так себе, — кратко ответила Лаура.

— В чём дело?

— Похоже, я отождествила себя с одним персо­нажем, и это меня очень расстроило, — пояснила Лаура, зная что Нэнси, её коллега, поймёт всё с полуслова.

— Как скверно! — прокомментировала подру­га. — А о чём речь?

— Ты ведь знаешь, что я давно оставила мысль о серьезных отношениях, и вот я сталкиваюсь с одной парочкой, которая ходит ко мне на приём, а также с е-мейлом коллеги с вложенной в него сказ­кой, всё это заставляет меня переосмыслить свою позицию. И самое ужасное, я не могу парировать их аргументы, даже наедине с собой.

— Просто ты всегда придерживалась слишком косного взгляда на свою личную жизнь, как щит выдвигала его вперёд, и пряталась за ним.

— Почему ты мне это говоришь?

— Послушай. Я много раз направляла к тебе мужчин, женщин, влюблённые пары. Я знаю, что ты настоящий энтузиаст своего дела. Каждого человека, обращающегося к тебе, ты выслушива­ешь, обучаешь новому, пытаешься убедить в важ­ности личных отношений, способствующих лично­стному росту и являющихся идеальной средой для духовного развития. Рассказываешь о неоспори­мых достоинствах совместной жизни, но похоже, что сама ты живёшь по другим законам. Ты оста­ёшься со своими мечтами о несбыточном, своими условностями и одиночеством...

— Довольно! Я не одна...

— Ты знаешь, о чём я, Лаура. По-моему, наста­ло время трезво взглянуть правде в глаза и пере­смотреть некоторые решения. В конце концов, — постановила Нэнси, — возраст обязывает! Ты этого достойна! Или я не права?

И обе долго смеялись в телефонную трубку.

ГЛАВА 13

Фреди,
Ты просмотрел список литературы, который я тебе отправила?

Есть тема, которая практически не затронута ни в одной из этих работ. Я называю это «парадоксом любви» или «болью невстречи». В общих чертах это то, что любовь немыслима без страданий. Это очевидно для многих, и поэтому мы остаёмся в одиночестве. И всё ждем, и ждём, до тех пор пока не появится идеальная пара (а она не существу­ет вследствие своей идеальности). Но страдание, вместо того чтобы исчезнуть, постоянно даёт о се­бе знать.

Личные отношения, в которых мы можем откры­то общаться и достичь «встречи» и самоотдачи, являются самой большой роскошью нашей жизни. В них мы обретаем любовь, близость, это состояние обогащает нас больше всего, даёт ни с чем не срав­нимое ощущение полноты жизни, придаёт нам силы и жизнелюбие.

Парадокс в том, что мы понимаем, что именно они и причиняют нам самую сильную боль.
Когда мы открыты, мы уязвимы.

Природная сила, заставляющая нас повиновать­ся эмоциям и стремиться к другому человеку, стал­кивается с врождённой осторожностью и нежелани­ем страдать. Совершенно справедливо предчувст­вие, что, открываясь, мы даём другим возможность нас ранить.

Все мы когда-то потрудились над тем, чтобы создать броню, за которой прячемся от партнёра, и боимся её повредить.

Ребёнок нуждается в любви и стремится сделать всё возможное, чтобы добиться её от родителей. Всё просто: если я вижу, что на меня обращают внима­ние, когда я плачу, я сделаю слабость своей основной чертой. Если взрослые гордятся, когда я демонстри­рую свою независимость, постараюсь сформировать в себе сильный характер. Буду убеждать себя, что я всё могу и не нуждаюсь в посторонней помощи. Мы лепим себя для того, чтобы быть успешными и добиться того, чего хотим. Мы надеваем маску и ото­ждествляем себя с ней, постепенно забывая о том, кто мы на самом деле и к чему стремимся.

Любовь и близость возможны лишь тогда, когда мы снимем маску и предстанем перед партнёром такими, какие мы есть. Но это невозможно, если мы «носим доспехи» и прячемся в них, как в неприступ­ной крепости.

Просто понаблюдайте за собой, не отказывай­тесь сразу от созданной тяжким трудом «личности»: мы создали её, чтобы справляться с жизненными трудностями. Смысл в том, чтобы посмотреть на неё со стороны и понять, когда она играет против нас, препятствуя настоящему общению.

Это и будет нашим советом: проследить за нашей особенной манерой поведения, чтобы понять роль, которую за нами закрепила прошлая жизнь.
Но это не всё, парадокс ещё и в том, что нет ничего лучше деструктивных отношений меж близ­кими людьми, для того чтобы вновь «встретиться» с самими собой и избавиться от привычной маски.

Но как часто мы решаем избавить себя от стра­даний, запрещая любить и лишая себя возможности «встречи» с любимым человеком.

В своей попытке сказать «нет» боли, мы гово­рим «нет» любви. И, что хуже всего, самим себе — настоящим.
Когда мы влюбляемся, неподконтрольность чувств заставляет нас вначале открыться и объе­диниться с нашей подлинной сущностью. Именно поэтому влюблённость так волшебна, ведь она даёт нам возможность узнать и показать себя такими, какие мы есть.

Мы исполняли роли, действовали, как запро­граммированные роботы, и вдруг случилось чудо... Мы сняли маски и начали делиться лучшим, что в нас есть с любимым человеком.

К сожалению, это не длится долго. Рано или поздно появляются препятствия из привычек и за­щитных реакций.

Хорошо бы усвоить, что единственный способ преодолеть препятствия — увидеть их на своём пути.

Проблемы возникают тогда, когда мы отождест­вляем себя со своей бронёй и ревностно оберега­ем границы безопасности. Защищаясь от неприят­ных эмоций, мы теряем контакт со своими потреб­ностями, перестаём чувствовать. А наши защитные реакции становятся частью нашего образа, отде­ляющей нас на огромные расстояния от возмож­ности любить и быть любимым.

В паре намного заметнее, когда и где мы ставим блоки, защищаясь от партнёра, и тогда проще найти способ, который даст возможность раскрыться.

Нередко человек переносит на возникшие отно­шения свой внутренний спор с внешним миром или «закрытые» для себя темы. И тогда нам кажется, что это наш избранник закрыт от нас, что именно он не допускает к себе.

Если же мы пойдём по этой дороге вместе, любя друг друга, то сможем, вместо того чтобы реаги­ровать на эмоциональные срывы, объяснить, что с нами происходит в эти моменты (хотела написать — моменты истины). Необходимо прислушаться к парт­нёру, чтобы понять, какие мои поступки его ранят и заставляют отойти в сторону.

Проблемы в паре начинаются, когда мы прячем­ся от самих себя и от партнёра за раз и навсегда выученной ролью, за экраном, на котором крутится кино с кадрами нашего собственного отчуждения.

Я с каждым днём всё больше убеждаюсь, что дело вовсе не в тех конкретных проблемах, на кото­рые сетуют семейные пары. Если вникнуть в суть каждой ссоры, нетрудно обнаружить недостаток открытого общения.

Если я могу выразить свою боль, связанную с какой-то проблемой, и мой спутник делает то же самое, все трудности отходят на второй план. Самое важное, что мы вместе, не прячемся друг от друга и открыты для диалога. И это создаёт ощуще­ние комфорта.

Поверить в то, что партнёр принимает нас таки­ми, какие мы есть, — это новая стадия зрелости, ведущая к любви.

Не следует притворяться сильной, чтобы меня полюбили. Если я буду так себя вести, то никогда не узнаю, смогу ли быть любимой, оставаясь собой: ранимой, слабой или ещё какой угодно.

Иначе всё опять вернётся к тому образу, который был навязан мне в процессе воспитания. Родители сумели внушить мне, что я должна быть той или иной, чтобы меня любили.
Нелегко отважиться на этот шаг и предстать «обнажённой» перед партнёром; нас пугает, что нас могут принять за чересчур ранимых. Но если это так (а в действительности все люди ранимы), нам обоим необходимо это принять, чтобы дальше выстраивать свои отношения.

Это непросто сделать, потому что в этой игре два участника, и, если я открываю душу, а мой партнёр не хочет меня понять, это причиняет мне острую боль. Именно поэтому близкие отношения доставляют такие страдания.

Возможно, эта информация окажется востре­бованной и подвигнет читателей на то, чтобы пона­блюдать за своими отношениями и вывести пробле­мы на сознательный уровень, что само по себе и будет первым шагом к преодолению трудностей.

Мы должны разглядеть в себе внутреннюю борьбу между той частью, которая хочет развиваться и про­явить себя во всей красе, и той, которая старательно прячется, потому что боится, что её с негодованием отвергнут, и шепчет на ухо своему владельцу: «Не высовывайся. Иначе тебя не полюбят или бросят. Видел плакаты "Не влезай — убьет!"? То-то же».

Конкретные конфликты, которые возникают у нас с любимым человеком, — это то, что лежит на поверхности. Но они выявляют и глобальные проблемы, которые лежат в основе всего. Мелкие повседневные конфликты — путь, чтобы постигнуть глубинные проблемы, которые всё время вмешива­ются в наши отношения. Как ни тяжёл бывает этот путь, но идя по нему, можно увидеть много нового... а стало быть, стать богаче, наполнить свою жизнь разнообразными впечатлениями и проявлением сво­его «я» в различных жизненных ситуациях. А при­близиться к самому себе — единственный способ чувствовать себя комфортно: испытывать любовь, спокойствие и радость. В конце концов, все мы хотим одного и того же, хотим, чтобы нам было хоро­шо. Просто иногда мы выбираем неверный путь...
Иногда влюблённые спрашивают меня:

— Как мы можем быть вместе, если всегда хотим разного?

И я отвечаю, что, по большому счёту, все мы хотим любить и быть любимыми, слиться с близким человеком, сложить оружие и отдаться своим чув­ствам.

Возможно, выход в том, чтобы смириться с тем, что заранее продуманный маршрут привёл не туда. Нужно перестать оглядываться на старые ориентиры и искать новые дороги. Другими словами, шагнуть навстречу страху, смятению и пустоте. Мы не можем ждать, пока наш страх перед будущим исчезнет. Мы должны двигаться вперёд с этим страхом. И лучше этот путь прокладывать вместе.

У всех есть проблемы, нерешённые вопросы. Не стоит стремиться устранить все трения или пытаться последовательно справиться поотдельности с каждой из возникающих проблем, пото­му что, если мы посвятим весь сегодняшний день решению одной проблемы, завтра появится дру­гая, и так до бесконечности. Смысл в том, чтобы отстраниться от раздражающих факторов и пона­блюдать за собой в новой обстановке: взглянуть на разногласия под иным углом, не отождествляя себя с «джентльменским» набором черт. И оста­вить нелепые попытки самому уладить дела, чтобы избавиться от груза одной проблемы и тут же погрязнуть в другой...

Следует обращать внимание не на то, что броса­ется в глаза, а на то, что глубоко спрятано, на истин­ную причину ссоры, которая проявляется в каждом частном случае.

Непросто изменить угол зрения, потому что это против нашей природы, так как привычней справ­ляться с проблемами, «прогибая» под себя внеш­ний мир.

А так как внешних изменений никогда не бы­вает достаточно, нам привычнее переложить вину на обстоятельства, несовместимость характеров, на отсутствие понимания и подходящего чело­века...

Парадокс любви...

(Кстати, если тебе нравится это выражение, оно могло бы стать названием нашей книги.)
Лау
Она не стала перечитывать написанное, потому что знала, что оправдываться — значит только под­твердить сказанное. Скорее всего, Нэнси права, и она добровольно отказалась от серьезных отноше­ний, разрешив таким образом для себя парадокс любви, и, видимо, совершила ошибку.

Несмотря на некоторое чувство неловкости, Лаура испытала облегчение, выплеснув на бума­гу размышления из своего жизненного опыта. Ей нетерпелось узнать мнение Фреди. Она практиче­ски не сомневалась, что коллега догадается о лич­ном характере её рассуждений. Предугадать, когда Фреди ответит на сообщение, было невозможно.

Лаура удивилась самой себе, когда на следую­щий день заглянула в свой почтовый ящик в поис­ках ответа от trebor. Но больше всего её поразило то огорчение, которое она испытала, не обнаружив ответа. Прежде Лаура не замечала за собой при­вычки от чего-либо зависеть, особенно от какого-то письма.

Удивление уступило место злости. Терпеливое ожидание сменилось нервозностью, а расстрой­ство — раздражением.

Прошла неделя, а в её ящике было только одно сообщение: приглашение на следующий конгресс.

Может быть, Фреди согласится снова составить ей компанию. Лаура поняла, что ей хотелось про­водить больше времени рядом с этим человеком, на которого она так злилась и которым так восхи­щалась.

— Спокойствие, Лаура! — обратился к ней внутренний голос, в котором она узнала интонации своей матери. Но, несмотря на это, в этот раз она его ослушалась.

Она испытывала возбуждение. Без всякого сомнения, для беспокойства были основания...

Наверное, ей следовало позвонить Фреди и спросить, когда он сможет ответить на её сообщение. Ну и что, что она ему никогда не звонила, в её телефонной книжке записан номер, который Фреди продиктовал ей в Кливленде. Почему бы и нет?
Она нашла номер и набрала его. На том конце провода уже послышались первые гудки, когда она вспомнила, что Фреди сообщил ей, что уехал до понедельника.

Она повесила трубку, не дожидаясь, когда включится автоответчик.

Прошло четыре долгих дня, прежде чем на мониторе Лауры высветилось сообщение от trebor@hotmail.com.
Лаура!
Я очень рад, что написанное мною пригодилось тебе лично. Веришь ты или нет, для меня это было огромным комплиментом. Я настолько ценю твои знания и твой опыт, что твоя похвала значит для меня очень много. Это всё равно, как если бы Паваротти положительно отозвался о моём пении в ванной или что-то в этом роде.
Но что происходит с тобой?

Я-то думал, что у тебя в личной жизни дела обстоят лучше, чем у кого бы то ни было. Но получив твоё последнее сообщение, понял, что ты принадлежишь к большинству и, как и прочие, удач­нее справляешься с чужими проблемами, чем со своими собственными. Как мне повезло! Теперь я не буду ощущать себя одиноким в моменты бес­силия, которые до сегодняшнего дня заставляли меня усомниться в своём профессионализме.

С твоего позволения, скажу больше...

Я уверен, что с твоей стороны малодушно счи­тать себя «вышедшей в тираж». Уверен, что най­дётся не один мужчина, который пошёл бы на всё (даже на убийство), чтобы оказаться рядом с такой женщиной, как ты. Не могу поверить, что ни один из них не может тебе понравиться.

Мой совет выглядит следующим образом: отправься навстречу приключениям.

Разреши первому встречному приблизиться к тебе и позволь себе понаблюдать за развитием событий. И как знать? А вдруг...

Я приношу извинения, если мой совет недосто­ин высококлассных специалистов, таких как мы с тобой, но у меня порой создаётся ощущение, что простые решения самые верные.

Ещё я думал над названием книги. Перечитал твоё письмо, взяв за отправную точку понятие парадокса, и вспомнил стихотворение Маргерит Юрсенар, которое звучит приблизительно так:
Любить тебя с закрытыми глазами

Значит любить слепо.

Любить, глядя на тебя в упор,

Было бы безумием...

Я бы хотела, чтобы меня любили безумно...
Я размышлял над этими строчками, и хочу пред­ложить тебе назвать нашу книгу так: «Любить с открытыми глазами».

Подумай над этим. Мне кажется, что это назва­ние также имеет отношение к нам с тобой...
И наконец, о том, что не имеет отношения к твоей личной жизни и нашей книге. А может, и имеет...

Ты помнишь моего друга Роберто? Да, того самого, написавшего сказку про Ехроха. В общем, я прочитал ему твой комментарий, и его восхитил (даже больше, чем меня) твой ум. И он захотел про­консультироваться с тобой и разобраться в своих любовных отношениях. Не могла бы ты провести с ним хотя бы несколько сеансов?

Я не прошу никаких одолжений. Мне бы про­сто хотелось, чтобы ты приняла его, как остальных пациентов, взяла с него установленную плату, а потом, если захочешь, поделилась со мной своими впечатлениями.

Если твой ответ будет положительным, напиши номер телефона, по которому ему можно к тебе обратиться.

Заранее благодарен.
Фреди
Лаура сразу же ответила коротким сообщени­ем. Она пришла в восторг от такого поэтического названия. И как это бывает только в стихах, одна-единственная фраза вобрала в себя большую часть того, что ей так хотелось передать.

И она, несомненно, могла проконсультировать Роберто.


ГЛАВА 14
Алло. Лаура? — прозвучал в телефонной трубке приятный мужской голос в понедельник утром.

Да, — ответила она.

Вас беспокоит пациент, о котором Вам гово­рил доктор Даей.

Ах, да! Как дела, Роберто?

Как приятно, что Вы помните моё имя...
На секунду Лаура замешкалась. Ответ звучал слишком интимно для человека, который не был с ней знаком. А может быть, она сгущала краски, и Роберто был искренне удивлён и признателен, не наткнувшись на официальное приветствие авто­ответчика.

Лаура вспомнила, как сама впервые решила обратиться к психотерапевту. Несколько дней она собиралась с духом, наконец, позвонила, и ей от­ветил металлический голос: «Это кабинет докто­ра Н. Мы не можем ответить на Ваш звонок. Сразу же после сигнала оставьте Ваше имя, фамилию и номер телефона. Мы позвоним Вам, как только появится возможность».

«Сразу же после сигнала...» она повесила труб­ку и оставила мысль о том, чтобы записаться к доктору Н.
— Алло, Лаура, — снова послышался голос Роберто. — Вы меня слышите?

— Да, Роберто, извините. Чем я могу Вам помочь?

— Мне Вас рекомендовал Фреди, то есть док­тор Даей, и я хотел бы записаться к Вам на приём.

— Одну секундочку, — ответила Лаура, откры­вая свой ежедневник, — Вам с девушкой удобно подъехать в четверг... в шесть?

На том конце провода воцарилось молчание, и спустя несколько секунд послышались короткие гудки.

— Алло? — Лаура попыталась продолжить раз­говор, хотя знала, что это бесполезно. — Алло! Алло!
Она нажала на серую кнопку радиотелефона и с трубкой в руках отправилась на кухню, чтобы зава­рить апельсиновый чай.

Наслаждаясь чаем, она с удивлением отметила, что прерванный разговор вывел её из равновесия. Ей казалось чрезвычайно странным, что пациент не перезвонил сразу же.

В течение утра она два раза подходила к теле­фонному аппарату, чтобы проверить, что с линией всё в порядке.

— Ещё позвонит, — сказала она себе, чтобы закрыть тему.

В продолжение дня она не вспоминала об инци­денте, но вечером, придя домой, подумала, что надо бы написать Фреди и рассказать о неудавшей­ся попытке его друга записаться на приём.

К счастью, она этого не сделала, потому что во вторник, около полудня, зазвонил телефон:

— Алло.

— Я могу поговорить с Лаурой?

— Здравствуйте, Роберто, — ответила Лаура с неподдельной радостью, узнав его голос. — Что с Вами стряслось вчера?

— Ничего особенного, связь оборвалась, а потом за весь день у меня не было времени пере­звонить. Я очень извиняюсь.

— Да нет, всё в порядке.

— Вчера, когда нас разъединили, я собирал­ся сказать, что мы с Кристиной хотим записаться к Вам на приём.

Я Вам предложила четверг, шесть часов. Вас это устраивает?

— Да, конечно!

— Хорошо, тогда увидимся послезавтра в моём кабинете. Вы знаете адрес, правда?

— Разумеется. Спасибо!

— Тогда до четверга, — попрощалась Лаура.

— До четверга, — повторил Роберто.
Во многом Кристина и Роберто были зауряд­ной парой, «немного непарой», как сказала бы мать Лауры, но, в конце концов, это было не прин­ципиально. В четверг они пришли вовремя, сеанс продолжался два часа. К концу сеанса Лаура при­шла к выводу, что их отношения уже давно исчер­пали себя, и единственным, что их ещё объединя­ло, были воспоминания, привычка или что-то ещё, чего она пока не знала. Перед Лаурой, на первый взгляд, была пара, которая совершенно очевидно «давно умерла» и в сущности пришла на консуль­тацию, чтобы получить одобрение на своё расста­вание.

Высказывания мужчины и женщины были впол­не обычными для первых сеансов с парами. Тем не менее Лауре казалось, что в данном случае она исполняет не свойственную ей роль.

Настолько необычную, что в пятницу она реши­ла выкроить свободный час, чтобы увидеться с Нэнси и обо всём ей рассказать. Они встретились в баре.
— Это очень странно, — начала Лаура. — На протяжении всего сеанса у меня было ощуще­ние, что партнёрша для него не существует. Па­рень вёл беседу исключительно со мной, не по­боюсь сказать, что он ни разу не переглянулся с Кристиной.

— Скорее всего, отношения с ней его уже совсем не интересуют, — выдвинула гипотезу Нэнси.

— Всё может быть, но тогда, Почему он про­сил о консультации для себя и девушки? Почему взял у Фреди мой телефон? Почему договорился со мной о следующем приёме? Нелогично.

— Послушай, — бойко ответила Нэнси. — По своему опыту я знаю, что многие мужчины согла­шаются на эти консультации, чтобы их жёны или любимые оставили их в покое, они хотят в очеред­ной раз доказать, что уже ничего не поделаешь. Судя по всему, бедняга чувствует давление со стороны девушки и стремится продемонстриро­вать, что сделал всё возможное, чтобы спасти их отношения, «даже нашёл психотерапевта». Классический случай.

— Нет, этот случай не укладывается в схему. Во-первых, Кристина, на мой взгляд, не относится к типу женщин, которых принуждают к подобным поступкам. Интуиция подсказывает мне, что как раз девушка пошла на этот шаг ради него. Во-вто­рых, они уже не встречаются. Из их рассказов я поняла, что это он позвонил ей и пригласил прийти на консультацию. Нет, здесь дело в чём-то другом.

— Ладно, положимся на твою интуицию, — предложила Нэнси. — Она согласилась на кон­сультацию ради него. А он? Для чего пришёл он?

— Как раз этого я не знаю, и это больше всего меня интригует...

— Хм...

— В чём дело?

— Если Роберто пришёл на приём не ради своей девушки... принимая во внимание, что на сеансе было ещё два человека, я делаю вывод, что он при­шёл ради одного из них... Ради себя самого... Или ради тебя.

— Ради меня? — Лаура мысленно воссоздала картину вчерашнего сеанса, — интересно. Ты зна­ешь, в отчете о сеансе я отметила, что часто ощу­щала, что парень пытается произвести на меня впе­чатление.

— Вероятно, так это и было, — подтвердила Нэнси.

— Я интерпретировала это как обычное поведе­ние пациента, который пытается завоевать симпа­тию психотерапевта, чтобы в будущем, при разбо­ре проблем в паре, тот выступал на его стороне.

— Может быть. Разгадка должна содержаться в твоём собственном отчёте. Ты чувствовала, что тобой манипулируют или пытаются обольстить?

— Не знаю, не знаю, — ответила Лаура. — Ты знаешь, у меня сейчас сложный период в жизни. Я боюсь серьёзно ошибиться, разглядев в этой ситуа­ции то, что хотела бы увидеть. Принять желаемое за действительность.

— Секундочку, подожди-ка. Сейчас психоана­литик здесь я. Скажи мне, не тот ли это пациент, который написал сказку о принце? Его привёл в восторг твой комментарий, и тогда он попросил твой номер телефона?

Лаура кивнула и добавила:

— Знаешь, когда он позвонил первый раз, что­бы записаться, я предложила ему определённый день и спросила, как обычно, смогут ли они прий­ти вместе с подругой. После повисшей вслед за этим вопросом странной тишины связь оборвалась, и Роберто перезвонил мне только на следующий день...

— В общем... Всё понятно. Он мечтал прийти к тебе на приём один, и твой вопрос привёл его в заме­шательство. Потом он позвонил Кристине и предло­жил ей пойти с ним на сеанс к психотерапевту.

Нэнси протянула руку, чтобы взять круассан и, перед тем как поднести его ко рту, довольная своей проницательностью, постановила:

— Я уверяю, что Роберто приходил ради тебя.

— Ты думаешь?... — задумчиво произнесла Лаура, глядя в окно бара.

Лаура так бы и не заметила, что улыбается, если бы ей на это не указала Нэнси.

В субботу с утра Лаура села за компьютер. Её охватило желание писать.
^ Дорогой Фреди,
Как люди сочиняют сказки, придумывают разные небылицы и сами начинают в них верить?

Тебе не кажется странным, что люди сходятся и расстаются, страдают и отдаляются друг от друга и сами не знают, почему?

«От мужчин одни неприятности». «Мне нужен сильный мужчина, а всё время попадаются слаба­ки». «Моё время уже прошло». «Меня, такую, никто не полюбит». «Мужчины хотят только переспать со мной» — «Все женщины ищут только спонсора», «Я бы никогда не связался с таким человеком, как она» и т.д. и т.п…
Каждый руководствуется набором условностей, пытаясь подогнать под них свои отношения с други­ми людьми. Сказки, которые выдумывают люди, не были бы столь опасны, если бы, в конце концов, не сбывались.

Например, женщина постоянно боится быть бро­шенной. И когда она замечает, что её избранник постепенно отдаляется, она изводит его упрёками: «Видишь, ты меня совсем не любишь, ты всё время оставляешь меня одну».

Если мужчине требуется кратковременная пауза, чтобы передохнуть, своими упрёками женщина толь­ко подкрепляет его намерение уйти «в даль свет­лую», а когда ему слишком надоест давление с её стороны, он — неизбежно — её оставит.

Вот и сбудется пророчество женщины о том, что мужчины её бросают, что им нельзя доверять и т.д.
В этих ситуациях главное — осознать проис­ходящее. Как только мы поймём, что участвуем в воссоздании схожих ситуаций, это станет первым шагом к тому, чтобы перестать их повторять.

При любовных отношениях сценарий, по ко­торому живёт каждый из партнёров, раз от раза всё больше влияет на их отношения и воспри­ятие одного человека другим. Каждый закрепляет за своим объектом страсти определённую роль в их личной жизни, и так оба создают искажённую реальность.

Люди привносят в свои отношения сложившиеся представления о том, что должно произойти, и ведут себя так, будто это происходит на самом деле. И так до тех пор, пока не доживаются своего, т.е. собст­венных предсказаний.
Я говорила с парой, которую ты ко мне напра­вил: Роберто и Кристиной. Каждый из них пришёл, впрочем, как и всегда, с багажом собственных убе­ждений. Она — с уверенностью, что любимый для неё — приоритет, а он с мыслью о том, что пробле­мы в отношениях обусловлены различиями людей, потому что «в паре самое важное — это иметь общие взгляды».

Следует развенчать миф о том, что если два человека любят друг друга, они должны придержи­ваться одного мнения. Это не так, любить другого человека не означает думать так же, как он, или ставить его превыше самого себя. Смысл — во вза­имном уважении. Главное — «любить с открытыми глазами».
Если у нас это получится, станет не так сложно прийти к общему знаменателю, потому что мы уже достигли самой важной договорённости: я принимаю тебя таким, какой ты есть, ты принимаешь меня.
Это взаимное принятие освобождает нас от пут, даёт нам ощущение свободы, позволяет дать волю чувствам. Как только жизненные ценности наше­го партнёра приобретают значение и для нас, мы уже можем проникнуться уважением к его образу жизни.
Когда один из них говорит: «Мне бы хотелось, чтобы ты изменился в ту или иную сторону», — он не подозревает, что если другой предпримет эту попытку, это станет пыткой для них обоих, т.к. затро­нет всю систему взаимоотношений в целом. Более того, никто не гарантирует, что тот, кто требует перемен, будет продолжать испытывать те же чувст­ва к своему спутнику. Потому что, изменившись, тот превратится в другого человека!

Мы знаем, что любим кого-то таким, какой он есть, но не можем знать, полюбили бы мы его, если бы он был другим.

Каждый человек — это целый мир, и любить — значит быть способным принять другого вместе с его системой ценностей, чертами характера, при­вычками, странностями... не пытаясь изменить. А это труд. Тяжкий... Труд, в котором может не ока­заться помощников, так как принятие другого начи­нается с принятия самого себя.

Принятие другого — я буду повторять это до изнеможения — вовсе не означает смирения или отказа от возможности измениться в лучшую сто­рону. Как раз наоборот: мы убеждены, что только движение по направлению к гармонии приводит к лучшим результатам.

Всему своё время, и что-то непременно изме­нится естественным образом. Надо только отдаться своим чувствам без страха, понимая, что жизнь — не стоячая вода, а стремительный поток. Во всяком случае, хотелось бы в это варить.

Как это ни парадоксально звучит, желание что-либо насильно изменить тормозит естественный процесс изменений. Принять — значит позволить свершиться закономерному, оно всё равно произой­дёт вне зависимости от нашего решения.

Быть живым — значит меняться, постоянно нахо­диться в движении, но мы не всегда в силах управ­лять этим движением.

Если объединить две последние темы (неприятие и привязанность к нашим убеждениям), мы получим причину девяноста процентов проблем у влюблен­ных пар.

Мы завязываем отношения, полные иллюзий относительно того, какими они должны быть. Мы знаем наперёд, как обязана вести себя женщина, а как — мужчина. Как должен поступать любящий человек, чем можно и чем нельзя делиться, сколько раз и как нужно заниматься любовью, что мы долж­ны делать вместе, а что порознь, и т.д.

Ни для двоих, ни для каждого из них не суще­ствует закона, определяющего, что для них лучше всего. Лучше всего оставаться собой.

Правда в том, что можно развиваться и преодо­левать трудности, только если мы приняли самих себя — здесь и сейчас. «Никто не может соорудить мост над рекой, которую не видит».

Принятие друг друга не предполагает отказа от стремления к совершенству, это просто означает «встречу» с реальностью. Это значит относиться к своему партнёру с любовью и примириться с сами­ми собой, не расстраиваться из-за происходящего.

Если же мы продолжаем терзать себя, стараясь быть тем, кем в действительности не являемся, это закончится возложением вины за своё недовольство на кого-нибудь другого. Обычно сначала это доста­ётся родителям. Но затем мы перекладываем ответ­ственность за собственную неудовлетворенность на партнёра: «Он (или она) виноват(а) в том, что у меня нет профессионального роста, что я не развлека­юсь, что я несчастна (или несчастен)».

Ещё раз напомню про труд... И про радость.

Ведь принять себя — значит жить с самим собой в согласии и радости. Одним словом, расслабиться и получать удовольствие.

Целую,

^ Лаура
P.S. Когда ты возвращаешься? Мне нужно с тобой встретиться.
Лаура закончила своё бесконечно длинное сочинение и скопировала его, чтобы перенести в почтовый ящик.

Она открыла страничку почтового серве­ра и машинально нашла опцию «Редактировать новое сообщение». Сделала клик. «Кому...» Клик. Открылся список адресов, и она выбрала Альфредо Даей... Клик. «Продолжить». Клик. В окошке «Тема сообщения» она написала: «Убеждения». Нажала на «Вставить» и на мониторе высветилось длинное послание. Она подняла курсор к кнопке «Отправить». Клик.

На экране появилось подтверждение:
«ваше сообщение было отправлено Альфредо Даей по адресу: rofrago@yahoo.com».
Лаура уже собиралась выключить компьютер, когда поняла, что ошиблась. Она поискала письмо среди отправленных сообщений, щёлкнула мыш­кой на «Убеждениях», и, когда перед её глазами появился текст, спустилась к последней строчке и добавила:

P.S. Я только что отправила это письмо на твой прежний адрес. Там оно будет ждать твоего воз­вращения. А пока я пересылаю его на trebor. Ещё раз целую.

Лаура
Должна ли она была поведать Фреди подробно­сти встречи с Роберто и Кристиной? Возможно. Но в данный момент она пребывала в замешательстве. Разговор с подругой окончательно сбил её с толку. А если Нэнси была права?

Лаура гордилась тем, что ни разу не изменила своему принципу: у неё ни разу не было романов с пациентами.

В то же время, как она сама утверждала, следо­вало принять себя, перестать с собой бороться.
Она понимала, что для неё сейчас «принять себя» означало допустить, что обольщающее пове­дение Роберто, разговор с Нэнси и сообщение Фреди, призывающее её «отправиться навстречу приключениям», вызвали в ней ряд фантазий, кото­рые уже давно её не посещали.

Она не могла отрицать факт, известный ей бла­годаря профессии: смятение влечёт за собой уве­ренность, если позволить себе пребывать в смя­тении долгое время. Ей было непросто самой себе расставлять ловушки.

Как это ни тягостно, придётся ждать.
Сообщение, которое Фреди прислал ей в ответ, прояснило некоторые её сомнения.
^ Дорогая Лаура,
Крайне важно найти баланс между сдержанно­стью и выражением своих эмоций.

Мне кажется, что наши советы очень хороши для людей, которые испытывают трудности с самовыра­жением, но мы не должны забывать, что некоторые люди, наоборот, не могут держать в себе то, что чувствуют.

Многие, начитавшись разных журналов, которые рекомендуют активно себя выражать, позволяют себе говорить, что угодно, только потому, что так чувствуют и уверены, что если что-то ощущают, то непременно должны это выразить.

Никак не могу с этим согласиться, особенно когда люди несут полную чушь, а потом ещё и заяв­ляют: «Я такой исключительный, я ощущаю нечто и я должен поведать об этом миру». Увы-у вы, это не так. Порой чрезвычайно важно уметь сдерживать свои эмоции.

Я ничуть не сомневаюсь, что отдавать себе отчёт в своих чувствах, не заниматься самообманом, понимать, что с нами реально происходит, — это здóрово, и ещё — здорóво. Это трезвый подход к жизни: «С сегодняшнего дня и впредь я буду сле­дить за тем, как реагирую на происходящее».

Мы должны быть готовы не обнаруживать про­исходящее с нами до тех пор, пока не наступит подходящий момент для того, чтобы это выразить. А ещё постараться найти подобающую форму, чтобы другой человек воспринял наши душевные пережи­вания.

Возьмём в качестве примера Роберто. Встреча с тобой его заворожила. На следующий день он напи­сал мне и поблагодарил за рекомендацию.

Он признался (я рассказываю это тебе как кол­леге), что через пять минут после начала разговора он ощутил, что был влюблён в тебя ещё до того, как увидел. Говорит, что едва справился с желанием попросить Кристину уйти и посвятить время тому, чтобы поговорить о своих делах, а не об их отно­шениях.

Мне кажется, что только благодаря здравому смыслу, Роберто сдержался. Оставив за собой право на эмоции, он счел необязательным сразу же давать им волю — нельзя же безответственно болтать языком, это в дальнейшем может только навредить.

Нас может заворожить «путешествие» вглубь себя, когда мы двигаемся от эмоции к эмоции, исследуем их до тех пор, пока не увидим, что таится в глубине души, а не лежит на поверхности. Та, что «сверху», обычно скрывает от нас все остальные.

Я не доверяю людям, которые в своих поступках руководствуются только чувствами. Нужно проде­лать огромную работу, чтобы разобраться, что мы действительно ощущаем, и только потом делать выводы и действовать. В том числе и в том, пришёл ли момент рассказать о них кому бы то ни было.

Люди зачастую не осознают, что с ними происхо­дит. Тогда разве можно требовать, чтобы они были разумными в выражении своих чувств?

Признаюсь тебе, что подчас, когда люди гово­рят глупости, вроде: «Хосе умер для меня» или«Я люблю его как человека», — я просто недоуме­ваю, что же они на самом деле хотели сказать.

Фреди
P.S. И... пожалуйста, не шли мне больше сооб­щения на предыдущий адрес. Я никогда тебе не прощу, если потеряю хотя бы одно твоё письмо.
Начиная с абзаца, где говорилось о признаниях Роберто, Лаура ускорила темп чтения. Она чита­ла письмо, и в то же время проглядывала текст, чтобы найти ещё одно упоминание о Роберто. Добравшись до постскриптума, она ещё раз верну­лась к фрагменту, связанному с Роберто, и с жад­ностью перечитала его шесть раз. Затаив дыхание, оставив столь взволновавшие её слова светиться на экране, она сняла трубку, чтобы записать сооб­щение на автоответчик подруги:

— Нэнси, ты никогда не ошибаешься!
ГЛАВА 15
Лаура открыла шкаф, выбрала блузку и с осо­бой придирчивостью взглянула на себя в зеркало. Она отметила про себя, что с удовольствием позво­лила себе сегодня прихоть наряжаться чуть дольше обычного.

Звонок Роберто был необычным: он хотел запи­саться на индивидуальную консультацию. Он моти­вировал это тем, что бессмысленно продолжать посещение сеансов вместе с Кристиной, пока он хотя бы раз не поговорит с Лаурой тет-а-тет.

Следуя профессиональной этике, Лаура поин­тересовалась, была ли Кристина в курсе происхо­дящего?

Роберто заверил, что она не только знала, но и была с ним полностью согласна. Кристина нико­гда не горела желанием обращаться к психотера­певту.
В три часа дня Лаура распахнула перед Роберто двери своего кабинета и предложила ему устроить­ся в кресле.

— Хотите чаю? — поинтересовалась она.

— Да, спасибо, — ответил Роберто.

Когда Лаура подносила ему чашку, она замети­ла, какие у него красивые карие глаза, и пожалела, что не обратила на это внимание раньше.

— Я хочу признаться, что выдумал предлог, чтобы обратиться к Вам, — начал мужчина. — Мне кажется, наши отношения с Кристиной уже давно себя исчерпали.

— И что же?

— Как говорит Фреди, иногда сложно осознать, что правда — единственный путь. Я создаю альтер­нативную действительность и пытаюсь в ней жить, а это приводит к нелепым ситуациям. Я обратился к Вам в надежде на то, что Вы поможете мне разо­браться с некоторыми нерешёнными вопросами.

— Я полагаю, что именно для этого Вы ходите на занятия к Фреди.

— Фреди — мой друг, хотя он часто и помогает мне увидеть то, что мне сложно разглядеть самому. С тех пор как я услышал ваш комментарий к моей сказке про Ехроха, в моей голове засела мысль, что я должен с Вами познакомиться. Я не совсем пони­мал, хочу ли я обратиться к Вам как к врачу или просто поболтать за чашкой кофе, но точно знал, что не могу упустить эту возможность. Я позвонил, чтобы записаться, и, когда Вы спросили, удобно ли «нам с девушкой» подъехать в четверг, понял, что предполагается, что я должен быть не один. Тогда я подумал, что разумно пригласить Кристину, так я убил бы сразу двух зайцев: познакомился с Вами и поставил точку в отношениях с ней.

— А теперь?

— Теперь я прочитал некоторые ваши материа­лы к книге...

— Как это так? — перебила его Лаура.

— Я попросил Фреди, чтобы он познакомил меня с некоторыми набросками, и по мере того как я его слушал, моя уверенность, что Вы — «мой» человек, всё больше крепла.
Приём продолжался гораздо дольше положен­ного времени. Роберто показался Лауре инте­ресным, умным и чутким собеседником, творче­ским, лёгким в общении и привлекательным муж­чиной.

Они говорили о своей работе, о волнующей их теме — отношениях в паре, о любви и угасании романтики в современном мире, о сексе и о закре­пившихся в обществе предрассудках, о мужчинах н женщинах.

За время беседы Лаура ни разу не почувствова­ла себя врачом. Периодически возникали моменты, когда она ощущала себя учительницей, имеющей богатый профессиональный опыт. Она поймала себя на мысли, что была просто женщиной рядом с мужчиной, который рассказывал ей истории из своей личной жизни и отстаивал позицию, ко­торая отличалась от её собственной, но заворажи­вала её.

В десять минут шестого в кабинете зазвонил телефон, и Лаура минуты три была занята разго­вором Едва повесив трубку, она подошла к креслу

Роберто.

— Ну, что же, — сказала она, не садясь рядом с ним. — Я думаю, на сегодня достаточно.

— Четверть шестого! — воскликнул он, взгля­нув на часы.

Роберто поспешно встал.

— Сколько я должен? — спросил он.

— Нисколько, — ответила Лаура.

— Нет, пожалуйста, это Ваша работа, — насто­ял Роберто.

— Это не было работой, — честно призналась она.

— Мне безумно понравилась наша беседа, — сказал Роберто.

— Мне тоже, — подтвердила Лаура. Роберто подошёл к двери и только тогда спро­сил:

— Мы ещё увидимся? Мне бы очень хотелось пригласить Вас на чашечку чая.

Лауре вдруг показалось, что её разоблачили. В какой-то степени она ждала подобного шага с его стороны. И не знала, чего она хотела на самом деле... Лаура ответила так, как всегда, когда её одо­левали сомнения:

— Не знаю... — промолвила она, открывая дверь.

Они простились поцелуем в щёку, а когда Роберто поднял руку в знак прощания, она бросила вдогонку:

— Позвони мне.
В тот вечер Лаура вернулась домой, включила компьютер и набрала:
Фреди,
В самом начале мы с тобой договорились, что в книге развенчаем мифы о любви, об отношениях в паре, о сексе. Мы собирались писать, не впа­дая в предрассудки, не навязывать своего мнения, осторожно приближаться к реальной жизни. Думаю, поначалу читателя может встревожить такой подход, но, надеюсь, мы не ошиблись и они непременно будут нам признательны за это.
Романтическая любовь умерла. Мы должны уточ­нить, что имеем в виду, когда сегодня говорим о любви. Я считаю, что это крайне важный вопрос, которого мы обязательно должны коснуться в нашей книге. Ты говоришь: «Любовь — это когда тебя вол­нует другой человек. Если он меня волнует, значит, я его люблю, а если он уже меня не волнует, значит, я его не люблю».
Мне кажется, ты что-то упустил... я полагаю, что любовь всё же включает и физический компонент. Не знаю, как это описать. У меня это происходит со всеми людьми, которых я люблю. В моменты особенной интенсивности чувств мне кажется, что они переполняют грудь, пытаясь вырваться наружу, а в повседневных ситуациях это проявляется в ощущении физического благополучия. Я испытываю это со своими друзьями, семьёй, бывшим мужем и даже с некоторыми пациентами. Я раду­юсь, когда их вижу или с ними разговариваю. Но это чувство возникает не со всеми: с некоторыми людьми это случается, а с другими нет. Разумеется, это не противоречит твоему утверждению: есть люди, которые меня волнуют.

А ещё есть люди, которые проникают в душу. При расставании с Эстелой, или с Наной, когда она уезжает в Чили, моя грудь разрывается от тоски, которая не возникает при расставании с другими людьми.

Мне не нравится это определение, потому что оно не совсем ясное, но я не вижу другого способа выразить свои ощущения.
Любовь связана с решением человека позволить другому войти в его жизнь, а самому сложить ору­жие, отказаться от подозрительности, отважиться выйти из жёсткой скорлупы своих представлений о жизни. Любовь связана с намерением выявить, каков другой человек на самом деле, чем он дышит, каков его образ мыслей, и не пытаться заставить его думать так же, как я, или делать то, что я счи­таю нужным. Любовь не принуждает меняться в соответствии с понятием партнёра о том, каким мне надлежит быть.

Любовь это нечто неизбежное. Но, чтобы прий­ти к ней, нужно преодолеть предрассудки, которые мешают нам любить, и один из таких штампов — сложившиеся в нашей культуре представления о «паре».

Что такое пара? Что делает из двух людей пару? Ты всегда говоришь об этом, как о совместном проекте. Мне бы никогда не пришло в голову подоб­ное определение, мне кажется, это что-то иное, но, несмотря ни на что, прислушиваюсь к тебе.

Удовольствие от совместного времяпрепровож­дения — вот другое определение.

Если я ценю в мужчине только красоту, его мате­риальное положение или силу его любви ко мне, я не могу разобраться в том, что происходит со мной, когда нахожусь рядом с ним.

Другими словами, когда мы наслаждаемся общением с другим человеком, мы склонны делать выбор в пользу того, чтобы разделить с ним боль­шинство занятий, и это бессознательное решение. Это ощущение порой не имеет отношения к чело­веку, с которым мы живём под одной крышей, и, к сожалению, это не всегда добровольный выбор.

Это скорее нечто, что СЛУЧАЕТСЯ, когда мы чувствуем необычайное единение с другим чело­веком.
Находиться здесь и сейчас — возможно, наибо­лее важная часть этого понятия. Необходимо при­нять без ложной скромности, что именно мы делаем настоящее столь особенным и отличным от прошло­го, — это бесспорно. Главное — наше присутствие, потому что это происходит прежде всего со мной. Находиться здесь и сейчас и осознавать происхо­дящее, это и есть «непрерывность осознания». Это техника, своего рода метод. Овладеть им в повсе­дневной жизни — всё равно, что научиться кататься на велосипеде: поначалу тебе нужны четыре колеса, чтобы не упасть; ты всё время заботишься о равно­весии, и это очень непросто. Но путём практических занятий мы доводим до автоматизма свои действия и необъяснимым образом передвигаемся как бы сами по себе, не занимая мозг заботой о поддержа­нии равновесия.

Наш совет заключается как раз в том, чтобы дви­гаться самим по себе, не перегружая себя мыслями о том, как мы выглядим. Какое движение следует за предыдущим. Присутствуйте в своей жизни! И не забывайте о работе над собой, над своим духовным развитием.

Наше прошлое «я» всячески препятствует нам и не даёт ключ доступа к нашей истинной сущности. Поэтому разбить скорлупу, разрушить эту структу­ру — значит встать на путь, ведущий к открытию истины. Как это ни парадоксально, но главное пре­пятствие на пути к этому — наше отсутствие для самих себя.
Как находиться там, где мы не хотим присутст­вовать? Как можно быть там, откуда хочется бе­жать? Это те моменты нашей жизни, к которым мы испытываем отвращение, те места, где не хотим находиться, ситуации, с которыми нас никто не научил справляться, и мы искренне стремимся их избегать.

Мы должны развить в себе способность нахо­диться там во что бы то ни стало, иначе в нашей жизни ничего не изменится.

Нам кажется слошным мучением находиться в этих мрачных «местах», и посему одни полагают, что лучший выход — это атаковать. Для менее сме­лых — обвинять или скрываться.

Многие годы жизни мы избегаем попадания в эти «места», они оказываются заброшенными, и из-за этого запустения внутри нас образовывается свое­го рода «чёрная дыра», неизведанная территория со входом — «только для пауков».
Наши заблуждения произрастают из уверенно­сти, что если мы заглянем вглубь своего горя, мы оттуда не выберемся, если мы отдадимся своей гру­сти, то окажемся в ловушке.

Мы считаем, что возвращаться туда опасно, а в действительности там нет ничего страшного, там только нет нас.

Как только мы заглянем в этот уголок души, с этого момента и начнётся процесс выздоровления.

Если мы сможем пережить боль, мы вновь обре­тём силы. И тогда «встреча» с другим человеком снова станет возможной благодаря «встрече» с самими собой. Мы оба будем
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Похожие:

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconКнига никогда
Аргентинский психолог Хорхе букай за годы практики нашёл ответы на многие вопросы, которые волнуют каждого из нас

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconЭдема Джон Стейнбек к востоку от Эдема часть первая глава первая
Долина Салинас‑Валли находится в северной Калифорнии. Лежит она между двумя цепями гор, и река Салинас, прежде чем влить свои воды...

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconСильвия Дэй Наслаждения ночи Наслаждения ночи 1 Сильвия Дэй наслаждения ночи
С благодарностью посвящаю эту книгу суперагентам Памеле Харти и Дейдре Найт. Их добровольно принятая на себя миссия заключалась в...

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско icon16+ 9 суббота 18. 00 Альберт Герни сильвия

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconЭрик Фром. Искусство любить
В культуре, где эти качества редки, обретение способности любить обречено оставаться редким достижением. Пусть каждый спросит себя,...

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconЭрик Фром. Искусство любить
В культуре, где эти качества редки, обретение способности любить обречено оставаться редким достижением. Пусть каждый спросит себя,...

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconЗолотой фонд мировой классики – Искусство любить
В культуре, где эти качества редки, обретение способности любить обречено оставаться редким достижением. Пусть каждый спросит себя,...

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconЗолотой фонд мировой классики – Искусство любить
В культуре, где эти качества редки, обретение способности любить обречено оставаться редким достижением. Пусть каждый спросит себя,...

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconДжулиана Маклейн Цвет небес "Вся жизнь проносится перед глазами, когда умираешь "
Когда кажется, что хуже уже быть не может, машину Софи заносит на обледенелой дороге, и она падает в замерзшее озеро. Там, в холодной...

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconДамс Хельмут Гюнтер Франсиско Франко. Солдат и глава государства
Генералиссимус Франко в исторической ретроспективе: либеральный диктатор или консервативный реформатор?

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов