Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско




НазваниеХорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско
страница6/12
Дата публикации31.07.2013
Размер2.44 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Информатика > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

trebor@
ГЛАВА 7
Роберто проснулся счастливым. Он был уверен, что какое-то время Лаура не изменит своего реше­ния писать книгу. Ему была приятна мысль, что он спас этот проект для вечности, даже если невольно помог Фреди, этому дураку, пребывающему в неве­дении, что он в долгу перед Роберто за продолже­ние своего участия в проекте.

В офисе всё шло как по маслу. В то утро он за­кончил рекламный проект, который ему заказал пенсионный фонд.

У него из головы не выходила вчерашняя пере­писка, и он задумал рекламную компанию, основан­ную на закономерности гармоничного перехода от активного образа жизни к спокойному. Он предло­жил концепцию расставания с мечтой о вечной мо­лодости и претворения в жизнь грёз о защищенной и надёжной старости.

В конце рабочего дня по дороге домой в его ушах всё ещё звучали бурные аплодисменты и поздравле­ния, которыми был встречен на собрании директо­ров его предварительный рекламный проект.

«Ещё один повод поблагодарить Лауру», — по­думал он.
Он, запыхавшись, прибежал домой, чтобы вновь перечитать сообщения. У него сложилось впечатле­ние, что вчера он проглядел их слишком бегло.

Роберто терпеть не мог предложений туристи­ческих фирм из серии «галопом по Европам» — по­сетить двенадцать городов за десять дней. Он начи­ная со своего первого путешествия всегда испыты­вал желание задержаться в том месте, куда приле­тел. Ему нужно было время, чтобы основательно всё изучить, запечатлеть в своих глазах, ушах, но­гах, памяти... Такое же ощущение у него вызывали письма Лауры: ему было недостаточно прочитать их один раз, необходимо было вернуться к ним и из­влечь то, что показалось ему важным и впечатляю­щим, или просто то, что задело за живое.
Надо оставить в стороне пустые фантазии, чтобы увидеть то, что произойдёт на самом деле.

Больно расстаться с иллюзиями и принять реальность.

Иллюзии бессильны перед реальностью.

Я отказываюсь в одиночку воплощать в жизнь проект, который мы задумали вместе.

Всё происходит или нет, когда придёт время.

Смысл жизни не сводится к выполнению зара­нее намеченных целей, потому что в таком случае она была бы очень скучна.

Будем, наконец, исходить из того, что одной правильной позиции для всех не существует.
Он вспоминал строки из писем Лауры. Он всё время возвращался к её метафоре: серфингист и машинист поезда. Ещё его не оставляла в покое мысль о том, что каждый устанавливает свои пра­вила игры. Потом он вспомнил о случае из практи­ки Лауры:
«Я как-то работала с тридцатилетним мужчиной, который незадолго до этого расстался с отвергнув­шей его женщиной. Он рассказывал о том, насколь­ко больно терять иллюзии, которые он строил в отношении своей избранницы».
Роберто узнал себя в этом пациенте. Он так же каждый раз рвал связь, почувствовав, что женщи­на не дорожит их отношениями. Он сотни раз ис­пытывал боль от потери надежд, возлагаемых на со­вместную жизнь.
Но одна фраза никак не укладывалась в его го­лове:
«Настоящую боль ему причиняло понимание того, что он дал себя обмануть...»
Неужели именно понимание причин происходя­щего причиняет настоящую боль в любовных отно­шениях? Признание того, что позволяем себя обма­нуть? И он тоже ? Как это возможно — «дать себя обмануть»? И в чём заключался обман женщин, с которыми он встречался? Они были не такими, ка­кими он их себе представлял — желал видеть, меч­тал или требовал, чтобы они были?

Как говорила Лаура: «Когда влюблённость про­ходит, не остаётся другого выхода, как столкнуть­ся с истинной сущностью другого человека».
Эти слова звучали, как приговор. Требовалось время, чтобы всё осмыслить: любовь, отношения, мечты, разочарования, обман...
Наконец, внимание Роберто привлекла следую­щая фраза:
«...мне слишком тяжело двигаться вперёд без твоих слов».
Было очевидно, что Лаура не соглашается про­должать писать в одиночку, она с полным правом претендует на сотрудничество Фреди.

Роберто разбирался в психологии отношений в паре исходя из своего — по большей части — бо­лезненного опыта, а также немногих знаний, при­обретенных во времена своих походов к психоте­рапевту. Что-то из поведенческой психологии он помнил из занятий в университете по специальнос­ти «маркетолог» и из книг, которые когда-то прочи­тал по собственной инициативе.

Он пришёл к выводу, что подобных «знаний» было недостаточно для поддержания эпистоляр­ных бесед с Лаурой.
Роберто посмотрел на часы. До восьми остава­лось пятнадцать минут. Если он поспешит, он успе­ет в центральный книжный магазин до закрытия.
Он проглядел предыдущие сообщения в поис­ках имён авторов и отметил у себя на листке три фамилии:
^ ВЕЛВУД, БРЕДШОУ, ПЁРЛЗ
В десять часов вечера он вернулся домой. С со­бой он принёс сумку с десятком книг3.

Он швырнул пальто на кресло и сразу сел за стол, чтобы как следует изучить свои покупки. Он не поскупился. Для начала десяти книг вполне до­статочно, учитывая, как мало он читал в последнее время.

С той поры, когда его завораживала политиче­ская литература, он никогда не вёл себя, как одер­жимый покупатель книг. Сегодня же книжный ма­газин снова приобрёл для Роберто тот флёр, кото­рым когда-то был окутан: интереса, неутолимого любопытства, очарования каждой книги... Одна манила своим названием, другая — обложкой, тре­тья — именем автора, а следующая просто потому, что при пролистывании показалась интересной.

Рассматривая стопку книг, которые никто до него не открывал и которые ещё пахли типограф­ской краской, он ощущал себя пиратом из приклю­ченческого романа, заворожено глядящим на выры­тый клад.

Прежде чем открыть книгу Велвуда, он подож­дал несколько минут, пытаясь настроиться на тор­жественный лад. Потом он набрал полные лёгкие воздуха и прочитал:
Сегодня благодаря близким отношениям мы можем познать самих себя лучше, чем когда бы то ни было, будучи искренними и сознательными. В наше время близкие отношения с партнёром — это проверка нашей готовности избавиться от старых привычек и слабостей и развить весь по­тенциал, заложенный в нас как в человеческих существах.

В прошлом тот, кто желал посвятить себя таин­ствам жизни, уходил в монастырь или обрекал себя на отшельничество. В наши дни близкие отношения для многих из нас превратились в новую непознан­ную землю, где мы сталкиваемся лицом к лицу с нашими богами и бесами.

Мы уже не можем полагаться на личные отно­шения, как на надёжный источник комфорта и уве­ренности. Они теперь скорее напоминают новый перекрёсток, где мы должны принять ключевое решение.

Мы можем продолжать цепляться за анахронич­ные фантазии и расхожие формулы, хотя они уже не соответствуют сегодняшнему положению дел и неспособны ни к чему привести. Или, напротив, можем научиться использовать трудности на жиз­ненном пути как возможность проснуться и обна­ружить в себе лучшие качества: способность к осознанию, сострадание, юмор, мудрость и привер­женность истине. Если мы выполняем последнее условие, отношения превращаются в путь, который может привести на новый уровень понимания самих себя, а также любимых людей и смысла нашего существования.
Невероятно!

Роберто снова открыл книгу наугад, на этот раз

на странице 132:
Все мы, отправляющиеся в это путешествие, должны усвоить простую истину: дорога меняется естественным образом, на ней неизбежны крутые повороты, шаги навстречу друг другу и отступления в сторону, иногда и возвращение назад, на исход­ную точку пути.

Таким образом, наша уверенность в неспособ­ности разрешить возникающие трудности скорее не проблема, а часть самого пути.

В этом смысле меня воодушевили слова Чогьяма Трунгпы, тибетского мастера медитации, которого как-то спросили, как ему удалось, убегая от китайско­го нашествия, вместе с учениками перейти Гималаи, почти не имея ни подготовки, ни провизии, не зная пути и исхода своего рискованного предприятия. Его ответ был кратким: «Поочерёдно двигая ногами».
Книга обещала стать для Роберто настоящим от­кровением.

Поглощённый чтением, он отправил в микроволновку несколько кусочков пиццы, извлечённых из холодильника, открыл банку пива, вместе со съест­ным добрался до письменного стола, достал блок­нот и карандаш, чтобы делать краткие пометки.

Роберто читал, и его охватывала радость от про­исходящего с ним. Уже много лет его так не захва­тывало чтение. Что его привлекало — тематика? Или просто книги были интересными? А может, его воображение будоражила необычность ситуа­ции? Или фантазии о Лауре? Или всё вместе...?

Роберто не мог остановиться, пока не прочитал «Странствия сердца» до конца, где было написано следующее:
Чем более глубокое чувство связывает двух людей, тем им интересней окружающий мир. Они чувствуют свою связь со всем происходящим на земле, заботятся о планете и обо всех разумных существах, которые нуждаются в их помощи.
Когда-то Роберто посещала шальная мысль изу­чать психологию. Теперь его фантазии возобнови­лись с новой силой, подкреплённые мыслью о стрем­лении быть полезным другим. Роберто не мог не за­метить появившееся в нём новое чувство, не харак­терное для него.

Неделя прошла под знаком литературы. За Велвудом последовали Берн, Пёрлз и Бускалье. Потом Роберто перешёл к Шнаке (поразительная книга), Абади и Пратеру (некоторые книги этих авторов он читал и раньше). Затем осилил Синая и Рохаса. Бредшоу он как-то подсознательно оставлял «на потом». Ему стоило труда одолеть эту книгу (слиш­ком американизированное руководство по психоло­гической самопомощи), но идеи, излагаемые Бред-шоу, были столь заманчивы, что Роберто решил со­ставить компанию автору до последней страницы.

Когда Роберто дошёл до предложения Бредшоу написать рассказ о событиях детства в жанре ле­генды или сказки, он сел за компьютер и на одном дыхании набрал:
Жил-был в тридесятом царстве принц по имени Ехрох.

Принц был зачат в очень нелёгкое для родителей время. Как только родился первенец, королю сразу же пришлось отправиться на войну защищать свою страну и свой народ, которому угрожали враждеб­ные королевства. Шли годы, а принц знал отца толь­ко по коротким письмам и по рассказам матери.

А раз король отсутствовал, кому-то надо было управлять страной и королеве пришлось взять на себя эти заботы. И у неё тоже не было времени на то, чтобы играть с принцем.

Несмотря на то что у Ехроха были самые до­рогие и затейливые игрушки, он всё равно стра­дал — у него не было товарищей для игр.

И он рос одиноким и молчаливым. Большую часть дня он проводил, глядя в окно. Его взор притягивала точка, где дорога к дворцу терялась за рощей. Он представлял себе, как за деревьями видит реющие королевские знамёна. Радостный народ выходит навстречу королевскому войску и празднует побед­ное возвращение своих героев.

Он воображал, как он приветствует короля. Как аплодирует окончанию войны — событию, которое вернёт ему отца и мать.

Каждый вечер, когда солнце садилось, по щекам Ехроха скатывалось несколько слезинок, которые под утро высыхали на его подушке.
Завершая свою сказку, Роберто добавил:
Прошло время, и настал день, когда королева отреклась от престола.

У принца не было другого выхода, кроме как занять трон. Остаток своей жизни он правил спра­ведливо и великодушно.

Он так никогда и не избавился от привычки не сводить глаз с горизонта.

А его правление вошло в историю благодаря многочисленным мостам и дорогам, строительством которых король был одержим.
Это то, чем всю жизнь занимался Роберто: пы­тался построить новые дороги, новые мосты, новые тропинки, чтобы та безграничная любовь, которую он искал, могла его найти и достичь его сердца. Он всё так же с надеждой смотрел на линию горизон­та: на всякий случай.

В какой-то мере отношения с Лаурой были этим новым мостом. Мостом через реальность.

Роберто вдруг понял, что всю неделю был на­столько поглощён работой и чтением книг, что даже не выкроил минутку заглянуть в почту. Он сохранил сказку в файле под именем «Ехрох» и со­здал новый документ в текстовом редакторе.
^ Дорогая Лаура,
Воодушевлённый твоим письмом, я перечитал Бредшоу и предложил одному из пациентов попы­таться превратить рассказ о его детстве в сказку. Результат его работы я тебе посылаю в прикреплён­ном файле. Пожалуйста, поделись со мной своими впечатлениями.

Целую,

Фреди
Затем Роберто открыл страницу почтового серве­ра. Он скопировал письмо из текстового редактора и вставил его в окошко, которое открылось после нажатия клавиши «Создать сообщение». Потом он щёлкнул на кнопку «Добавить» и выбрал «Файл». Нашёл документ под названием «Ехрох» и дал ко­манду «Присоединить». Затем он нажал на «Отпра­вить и получить» и компьютер пропищал, подтвер­ждая отправку письма. Когда операция была выпол­нена, на мониторе появилось сообщение:

«Здравствуйте, rofrago. У Вас четыре (4) новых сообщения».
Он поискал письмо Лауры, передвигая курсор, и дважды щёлкнул на заголовок «Признать по­требности».
Фреди,
Наша «невстреча» заставила меня задуматься. Иногда мне так трудно осознать, что же мне дейст­вительно нужно...

Какой смысл в этой дурацкой игре в прятки с самим собой? Зачем скрываться от себя?

Возможно, нам следовало бы посвятить часть книги объяснению, почему человек теряет связь со своими потребностями.

Мне нравится объяснение, которое ты предло­жил в Кливленде: если в детстве мы осознаём, что нашим родителям не нравится, когда у них просят больше тепла, терпения и внимания, мы учимся скрывать свои потребности. Это не обвинение в адрес родителей. Скорее всего они не в состоянии дать нам то, что нужно, просто потому, что у них нет этого даже для себя.

Но от этого не легче. Мы стараемся загнать боль в самый дальний уголок души... мы стараемся не ощущать нужды в заботе и любви, потому что подобная тактика уменьшает боль.

Годами мы придерживаемся этого плана по выжи­ванию и всеми силами пытаемся не замечать своих нужд. И возможно, однажды мы даже станем таки­ми, какими пытаемся казаться. Тогда это будет уже не тактика, а черта нашей личности. «Мне ничего не нужно, я со всем справлюсь сам». Мы сосредоточим­ся на этой установке и постараемся забыть о том, какие же мы на самом деле и что приносит настоя­щую радость, душевный покой и наслаждение.

Скорее всего, тогда произойдёт то, что описы­вает Эрик Фромм в своей книге «Иметь или быть»: человек начнет исповедовать иную веру. И будет думать, что новая машина, безумно дорогая вещь, внушительный счёт в банке или даже модный дезо­дорант сделают его счастливым.

Общество потребления продаёт нам мысль о том, что обладание — это путь к счастью. Тратить и заменять одну вещь на другую — ключ к процве­танию. Когда эти понятия закрепляются в систе­ме ценностей каждого из нас, нашим поведением становится чрезвычайно просто манипулировать. Но когда мы получаем желаемое, нам становится недостаточно обладать «этим», и реклама услужли­во предлагает другой продукт, чтобы мы не сверну­ли с выбранного пути.

Но... иногда настаёт день, когда мы понимаем, что это не наш путь и он ошибочен. Тогда мы смо­жем заглянуть внутрь себя, прислушаться к своим настоящим чаяниям. Но это непросто.

Идя по неверному пути, мы забыли, как это дела­ется, и зачастую не можем обойтись без помощи близкого или постороннего человека. Мы вынужде­ны просить, чтобы нам помогли вновь узнать, кто мы и какие, вернуть утерянную мудрость и простоту, которой обладали в детстве, когда смеялись и игра­ли целые дни напролёт.
Я думаю, что мы должны подтолкнуть наших читателей поставить перед собой смелую цель вер­нуть себе самих себя. В сущности этот совет имеет первостепенное значение. Только при этом условии наша истинная суть обнаружит себя в партнёрских отношениях.

Давай расскажем о нелёгком труде учиться себя слушать, принимать себя в расчёт, заботиться о себе лучше, чем это делали наши родители. И всё это — рядом с любимым человеком.

Сложность заключается в том, что осознавать неудовлетворённые потребности всегда очень мучи­тельно. Кто добровольно согласится испытывать боль, нуждаясь в чём-то и не имея возможности получить желаемое? Боль как указатель в пути, если возника­ет, то показывает направление, где находятся наши истинные желания. И только выявив их, мы смо­жем — позже! — их удовлетворить.

Если же мы наотрез отказываемся признать себя уязвимыми, то становимся черствее и упус­каем возможность выяснить наши внутренние потребности. И еще, и это очень важно, избрав такую линию поведения, мы теряем способность любить и быть любимыми.
Пожалуй, стоит признать, что «страусиная страте­гия» в детстве была полезна. Тогда, возможно, было более разумно перестать требовать то, чего не могли нам дать, то, что невозможно было удовлетворить.

Но повзрослев, мы сами в какой-то степени можем управлять нашими потребностями, осознать, что нам нужно, а что нет. И постараться найти тех людей, которые помогут нам получить желаемое. Мы уже не зависим от наших родителей.

Меня восхитила одна твоя фраза, которой ты как-то закончил электронное сообщение: «Мы уязви­мые, но не слабые. Многие не понимают разницы».

Не бывает близких отношений, основанных на хорошо продуманной тактике. Она не позволяет чув­ствовать. Мы можем добиться своих целей, испы­тать удовлетворение от подчинения партнёра, своей власти над ним, заставить его считаться с нами. Но это не имеет ничего общего с настоящей «встре­чей», близостью, любовью.

Мы должны оставить место боли и смятению, которые возникают, когда мы складываем оружие и отказываемся от любой тактики, от любой борьбы с близким человеком. Это путь к себе, к дому, путь, ведущий к «встрече» с другим человеческим суще­ством. Путь к любви. Ты согласен со мной?

Лаура
Как он мог быть не согласен?

Лаура говорила с ним на одном языке — он узна­вал свои мысли, свои чувства. Она выражала слова­ми то, о чём ему хотелось бы научиться говорить.

Он знал, в чём нуждался: найти человека, с ко­торым вместе пойдёт по пути к дому.

Разве не было поразительным, что Лаура при­слала ему это письмо в тот момент, когда он только что отправил ей сказку о принце, который строил дороги, чтобы по ним до него смог добраться самый любимый человек?

ГЛАВА 8

Перечитав первые сообщения, полученные не­сколько месяцев назад, Роберто разозлился на себя за то, что не сохранил предыдущие. Может быть, они содержали необходимую информацию о том, как зародилась идея переписки, что позволило бы ему продолжать исполнять роль Фреди с мень­шим риском.

Внезапно ему пришло в голову, что он мог по­просить у Лауры копию тех писем. Судя по всему, Фреди достаточно рассеянный, поэтому потеря ка­ких-то сообщений была вполне в его духе... А Лау­ра, без сомнения, хранит их в компьютере.
Лаура,
Что касается твоего вопроса, не знаю, кто может с этим не согласиться?

Ты замечательно описала защитные поведен­ческие реакции, к которым мы часто прибегаем, чтобы спрятать от мира наши истинные нужды и эмоции.

Читая твоё сообщение, я подумал, что даже если бы совсем не разбирался в психологии, я всё равно бы наслаждался ясностью изложения.

По правде говоря, я решил пересмотреть всю переписку, от которой получаю искреннее удоволь­ствие, и жутко расстроился, когда обнаружил, что самые первые письма куда-то пропали.

Ты не могла бы выслать мне их копию? Мне бы очень хотелось иметь их под рукой (обещаю больше не терять).
Пользуясь случаем, хотел бы попросить твоей помощи. Мне написал коллега, который был в Кливленде, и просил меня посоветовать ему лите­ратуру на тему отношений в паре. Он говорит, что прочитал «Странствия сердца» и все работы Пёрлза и Бредшоу, вышедшие на испанском и английском. Не могла бы ты поделиться своими находками по интересующей его теме, посоветовать какие-то дру­гие полезные книги?

Я же всё больше утверждаюсь в мысли, что наша книга будет просто потрясающей.

Ответь мне поскорее.

Шлю тебе поцелуй,
Фреди
P.S. Что ты думаешь о сказке, написанной моим пациентом?
Роберто по вечерам продолжал чтение приобре­тенных книг, соотнося новые знания с письмами Лауры. Её ответ не приходил в течение недели, но к своему удивлению, он не волновался. В воскресе­нье пришло огромное сообщение на 140 КБ под за­головком «История древних времён».
Фреди,
Твоя просьба выслать копию некоторых писем была замечательным предлогом, чтобы перечитать написанное за четырнадцать месяцев (трудно пред­ставить — прошло уже больше года со времени первого письма).

Я получила истинное удовольствие! Временами наша переписка столь наивна, что трудно поверить, что она принадлежит нам. Кстати, тогда ты всё ещё называл меня «доктор Лаура Хорсил».

Первый е-мейл ты отправил из самолёта, в кото­ром возвращался в Буэнос-Айрес, сразу же после нашего расставания в Соединённых Штатах. Ты возвращался этим рейсом вместе с нашим другом Эдуардо, а я летела в Нью-Йорк, помнишь?

Пересылаю письма, которые ты просил.
^ Доктор Лаура Хорсил,
Как здорово, что мы встретились на конгрессе! Мысль о возможности совместной работы и написа­нии книги не давала мне уснуть до трёх часов утра.

Ты знаешь, — или узнаешь теперь, — насколько я ценю твой труд и твои знания.

Когда ты мне сказала, что тоже давно замышля­ешь книгу об отношениях в паре, у меня мурашки пробежали по телу. Я пишу тебе письмо и не могу отделаться от мысли, что в какой-то степени наши отношения напоминают историю любой влюблён­ной пары.

Создание пары на профессиональной почве мало чем отличается от любой другой.

Вначале меня привлекала наша общность и идея разделить с тобой то, чем я обладаю. Но мы оба знаем: вскоре начинаешь видеть различия.

Это нарушает равновесие в любовных отноше­ниях, вызывая взаимное притяжение или отталки­вание партнёров. Наш случай — какой он? Что про­изойдёт, когда обнаружатся наши различия? Станут ли они ключом, который откроет двери для развития каждого из нас?

Не знаю. Но сейчас мне кажется настолько заман­чивой идея работать вместе, что я предпочитаю оставаться влюблённым в эту мысль, в этот проект, в фантазию о том, как благотворно наша встреча может сказаться на моей личной жизни и карьере.

Самолёт вот-вот взлетит, и стюардесса просила отключить все электронные приборы.

Шлю тебе много поцелуев и огромную призна­тельность за то, что ты пригласила меня выступить с тобой в Кливленде.

^ Фреди
Я ответила тебе, как только получила твоё сооб­щение.
Дорогой Фреди,
Я так довольна нашим выступлением на конгрес­се! Я просто счастлива, что ты приехал.

Презентация нашей работы была похожа на танец. Отвечать на вопросы выходили то ты то я, хотя мы ни о чём не договаривались заранее. Слова лились сами собой, потому что мы были переполне­ны вдохновением.

Я иногда думаю, насколько мы разные, но когда мы начинаем вместе работать, возникает ощущение поразительной гармонии. Я представляю наш проект удивительным приключением, которое может преоб­разить нас обоих и, надеюсь, наших читателей.

Я тоже одержима идеей совместной книги. Представь себе: я в Нью-Йорке! Но вместо того чтобы пойти прогуляться, я предпочла остаться в гостинице и ответить тебе.

У меня комната с восхитительным видом на Гудзон. А я могла бы провести целый день в тишине: писать и глядеть на воду.

Когда ты говоришь, что влюблён в нашу идею, я чувствую, что дышу полной грудью и заражаюсь эн­тузиазмом. Ты как-то очень верно сказал, что слова обладают силой преображения. Я чувствую это, читая твоё сообщение, и поэтому решила ответить тебе не откладывая, чтобы поделиться своими ощущениями.

Мы знаем, как недолго длится влюблённость, что мы и спешим донести до приходящих к нам пар. Потом начинаются сложности, но я готова их преодолеть. Каждый раз, когда мы оказываемся в затруднительной ситуации, мы же сами и должны найти выход. Вероятно, как раз это мы и должны объяснить нашим читателям. С нами происходит то же самое, что и с влюблёнными парами, и всегда мучительно не понимать, что с нами происходит.

Но когда мы превозмогаем препятствия и боль раз­очарования, отношения становятся прочнее, а оба человека сильнее.

Вот и в нашем проекте так. Я, как всегда, заост­ряю внимание на проблемах. А тебе достаётся всё самое приятное и привлекательное. Но это в поряд­ке вещей: так мы дополняем друг друга.

Так было с самого начала. И мне нравится, когда мы действуем сообща. Ты говоришь о том же, но в забавной форме, и люди лучше понимают сказан­ное. Но мне кажется важным добавить, что зачас­тую мы сами портим наши отношения. Я знаю свою главную проблему — я хочу всего и сразу. Я станов­люсь нетерпеливой и начинаю тебя преследовать. Ты отдаляешься, а меня это ещё больше распаляет. Я донимаю тебя всё больше и больше, а ты в ответ увеличиваешь дистанцию.

Когда я понимаю, что происходит, я отстраняюсь, и тогда ты идёшь на сближение. Я немного смягча­юсь, ты приближаешься, я становлюсь ещё податли­вей, и отношения идут на подъём.

Возвращаясь к конгрессу: я даже не ожидала от тебя такой поддержки. Когда ты выступал на закры­тии конгресса с рассказом из нашей презентации, я не поверила своим ушам. И когда я смотрела на тебя стоящим перед полутысячной аудиторией со всех стран мира, восторженно аплодирующей тебе после того, как ты пересказал им свою сказку на английском, у меня по спине пробежал холодок. «Это неслыханный талант», — подумала я тогда... Целую,
^ Лаура
Следующее послание пришло незадолго до моего возвращения в Аргентину:
Как я завидую тебе, Хорсил!
Я уже в Буэнос-Айресе, стоит июньский холод. Мне бы ужасно хотелось на несколько дней задер­жаться в Штатах и отдохнуть, но ты же знаешь: меня ждут люди.

Во вторник, когда я вернулся, один из пациентов упрекнул меня, что я уехал на целую неделю в это время года и не скрывал зависти...

Мы никогда не говорили с тобой на эту тему. Ты не считаешь, что зависть тоже вызывает трения между близкими людьми?

Я сначала хотел написать, что «когда-нибудь тебе расскажу...» А потом подумал, разве существу­ет лучший момент для обсуждения события, чем тот миг, когда оно происходит?

Для меня не существует этого дурацкого деле­ния на «чёрную» и «белую» зависть. Итак, призна­юсь — я тебе завидую. Мне бы тоже хотелось быть в Нью-Йорке и ещё хотелось, чтобы ты могла оста­ваться там, сколько пожелаешь.

Наслаждайся и не веди себя хорошо. Не забы­вай — мы уязвимые, но не обязательно слабые. Целую,
^ Фреди
Я сразу же тебе ответила:
Дорогой Фреди,
Я в аэропорту и вот-вот сяду в самолёт, кото­рый перенесёт меня в Буэнос-Айрес. Мне хочется вернуться.

Это путешествие пошло мне на пользу. Иногда так необходимо отвлечься от привычной жизни, семьи, пациентов... Я возвращаюсь воодушев­лённой.

Я размышляла над теорией разных фаз отно­шений, которая призывает нас уважать стремление друг друга идти на контакт или побыть в одиночест­ве, чтобы потом вновь «встретиться». А также над истинным смыслом слова «relationship»
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Похожие:

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconКнига никогда
Аргентинский психолог Хорхе букай за годы практики нашёл ответы на многие вопросы, которые волнуют каждого из нас

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconЭдема Джон Стейнбек к востоку от Эдема часть первая глава первая
Долина Салинас‑Валли находится в северной Калифорнии. Лежит она между двумя цепями гор, и река Салинас, прежде чем влить свои воды...

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconСильвия Дэй Наслаждения ночи Наслаждения ночи 1 Сильвия Дэй наслаждения ночи
С благодарностью посвящаю эту книгу суперагентам Памеле Харти и Дейдре Найт. Их добровольно принятая на себя миссия заключалась в...

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско icon16+ 9 суббота 18. 00 Альберт Герни сильвия

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconЭрик Фром. Искусство любить
В культуре, где эти качества редки, обретение способности любить обречено оставаться редким достижением. Пусть каждый спросит себя,...

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconЭрик Фром. Искусство любить
В культуре, где эти качества редки, обретение способности любить обречено оставаться редким достижением. Пусть каждый спросит себя,...

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconЗолотой фонд мировой классики – Искусство любить
В культуре, где эти качества редки, обретение способности любить обречено оставаться редким достижением. Пусть каждый спросит себя,...

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconЗолотой фонд мировой классики – Искусство любить
В культуре, где эти качества редки, обретение способности любить обречено оставаться редким достижением. Пусть каждый спросит себя,...

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconДжулиана Маклейн Цвет небес "Вся жизнь проносится перед глазами, когда умираешь "
Когда кажется, что хуже уже быть не может, машину Софи заносит на обледенелой дороге, и она падает в замерзшее озеро. Там, в холодной...

Хорхе Букай Сильвия Салинас любить с открытыми глазами роберто Франсиско iconДамс Хельмут Гюнтер Франсиско Франко. Солдат и глава государства
Генералиссимус Франко в исторической ретроспективе: либеральный диктатор или консервативный реформатор?

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов