Дэвид Гордон Терапевтические метафоры




НазваниеДэвид Гордон Терапевтические метафоры
страница9/18
Дата публикации11.07.2013
Размер2.6 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   18
Раздел 4

Дитя метафоры Сэмюэля

Обозначения систем репрезентации:

В - визуальная, А - аудиальная, К - кинестетическая.

В Англии во времена знаменитого "Круглого Стола" короля Артура жил-был

рыцарь чести и доблести, известный как сэр Ланселот. Без сомнения, вы слышали

о нем.. Возлюбленной Ланселота была королева Гиневра. Ланселот и Гиневра

разделили много радостей и печалей, были ближайшими друзьями и очень

любили друг друга. Они во многом были похожи, а в других отношениях были

совершение различны. Оба получали много удовольствия от одних и тех же блюд,

и оба любило беседовать. Обычно Ланселот как-то тушевался во время этих бесед,

предпочитая увидеть, что же такого имеет сказать Гиневра. Конечно, на поле

битвы он был непобедим, но с Гиневрой было как-то иначе. Не то, что бы ему

было мало что сказать - просто Гиневра бывала такой непреодолимо

искушенной. Бывало, Ланселот говорил самому себе: "Очевидно, она была бы

рада услышать о моих взглядах, если бы это было важно". Поскольку один был

рыцарем, а другая - королевой, у обоих было много обязанностей и функций, за

которые они были ответственны. Они смотрели за всем этим так, чтобы вещи,

которые нуждаются в том, чтобы за ними смотрели, были соответственно

обслужены. Каждый по своему они заботились о людях, и во многих отношениях

люди заботились о них. Ланселот с великой гордостью наблюдал за своими

обязанностями, и был вознагражден за свою бдительность уважением,

привязанностью и поддержкой людей.

(А - слышали А - беседовать А - бесед В - увидеть А - сказать К -

непреодолимо искушенной В - очевидно А - говорил В - смотрели В -

смотрели В - наблюдал В - бдительность)

Эти обязанности занимали у Ланселота много времени, но когда он мог, то

проводил время с Гиневрой. Во время его визитов в замок, когда он хотел

повидать Гиневру, обычно она была тем, кто захватывал инициативу и решал за

них, как они будут занимать себя. Это нравилось Ланселоту, потому что он был

счастлив просто побыть рядом со своей подругой и возлюбленной. Эти времена

были совершенно особыми для них обоих, поскольку оба понимали, что такие

тесные и нежные связи между людьми достигаются огромными усилиями, а

потому редки.

(В - повидать К - захватывать К-достигаются усилиями)

И вот пришел день, когда Ланселот был призван к королю Артуру. Король

посмотрел на Ланселота усталым тяжелым взором и сказал: "Вновь Англия

требует твоей службы. Ты знаешь, что мы вовлечены в конфликт с Францией; это

и есть те берега, к которым я и Англия просим тебя теперь сейчас же отправиться

и принять там командование на поле битвы".

(А - призван В - посмотрел К - усталым, тяжелым А - сказал)

Ланселот поехал, и был рад сделать так, потому что видел, что у него есть

обязанности перед королевством и перед собой, которые во многих отношениях

затмевают другие его обязанности. Больше всего он жалел о том, что теперь он

меньше будет видеться с Гиневрой.

(В - видел В - затмевают В - видеться)

Так часто, как мог, Ланселот возвращался домой, чтобы увидеться с Гиневрой.

Но ей становилась все более горько от того, что она была покинута и одинока.

(В - увидеться К - горько)

Вместо радостей и удовольствий прошлых времен их свидания омрачались

спорами и напряженностью. Поскольку ситуация продолжала вести к разрыву,

Ланселот пытался делать все, что мог вообразить, только бы угодить ей. Но

Гиневра становилась даже более злой, когда он пытался ублажать ее и угождать

ей, нежели когда он этого не делал. Обычным язвительным замечанием Гиневры

было что-то вроде: "Почему ты не прекратишь мяукать, а? Всякий раз, когда ты

становишься таким скучным, тебе просто следует направить свои стопы обратно

во Францию". Обоим становилось очень неуютно.

(В - омрачались К - напряженностью К- разрыву В - вообразить К -

язвительным А - мяукать К - направить стопы К - неуютно)

Конечно, Ланселот возвращался во Францию. Он продолжал приезжать,

чтобы увидеть Гиневру, когда только мог, но всякий раз, когда он это делал, его

страстное предвкушение визита немного уменьшалось перед лицом растущего

дискомфорта. Он знал, что если они будут продолжать этот путь, то вскоре он и

Гиневра будут разлучены.

(В - увидеть В - перед лицом растущего)

Однажды Ланселот утомился от войны во Франции и уехал, чтобы нанести

еще один визит домой. Он был измучен и устал, и надеялся, что сможет найти

покой в обществе Гиневры. Однако, когда они вновь были вместе, он мог видеть,

что ситуация та же самая, старая и неуютная. Давление все нарастало и нарастало,

пока в конце концов он больше не смог этого вынести. Вдруг он, Сэмюэль, встал,

ткнул в нее пальцем и заревел; "Хватит! Теперь пора это прекратить! Сейчас,

именем Мерлина, ты будешь тихой и будешь слушать меня. Оглядываясь в

прошлое, я вижу, что ты говорила бредни, декламации и хмурила брови. Теперь

моя очередь! Посиди-ка там минуту и открой свои уши, потому что у меня есть что

сказать тебе".

(К - утомился К - измучен, устал К - покой К - давление нарастало К -

вынести К - встал, ткнул А - заревел А - слушать, тихой В - оглядываясь А -

говорила бредни К - хмурила брови)

Гиневра отпрянула назад при этом неожиданном взрыве Ланселота и покорно

сидела, пока он говорил. Ланселот продолжал расхаживать и жестикулировать,

восклицая: "Я совсем не счастлив от того, что разлучен с тобой. Но я также знаю,

что то, что я делаю - важно. И в результате мы находимся в кутерьме несогласия".

Ланселот положил руку на голову и продолжил: "У меня чуть не свихнулись мозги

при попытке прийти к способу пролить немного света на эту проблему, и я

совершенно не знаю, что делать".

(К - отпрянула, взрыве, сидела А - говорил, восклицая А - несогласия К

- свихнулись К - пролить В - свет)

Затем он сел рядом с ней, положил свою руку на ее руку, посмотрел ей в глаза,

и ровным, полным силы голосом сказал: "Единственное, что я знаю, что надо

делать, это сказать тебе, что ты очень важна для меня, что я люблю тебя, и что

то, что я бываю вдали, не значит, что я не думаю о тебе, потому что я думаю.

Здесь ли, там ли, я часто о тебе думаю. И если бы я мог иметь тебя рядом с

собой, я бы сделал это".

(К - положил руку В - посмотрел А - сказал К - ровным, полным силы А

- сказать)

Когда Гиневра услышала это, ее глаза наполнились слезами, и она обняла его.

- "Все это время, - прошептала она, - я говорила себе, что ты никогда не

посвящаешь мне ни одной мысли, когда ты вдали... Что, возможно, ты был рад

избавляться от меня на время. Теперь я знаю, что это не так". Затем Гиневра,

казалось, на мгновение задумалась, а затем щелкнула пальцами. Улыбаясь, она

сказала: "Ланселот, ты помнишь, как бывало мы... " - "Конечно, - прервал он

ее. - Это было так долго! " - "Ну тогда, во имя Бога, чего ты ждешь? Пошли! Ты

знаешь, Ланселот, ты одряхлеешь раньше времени, если не обстругаешь себя. В

прошлом году... " И они вышли: Гиневра - разглагольствуя, а Ланселот - смеясь.

(А - услышала К - обняла А - прошептала, говорила себе В - казалось К

- щелкнула К - обстругаешь)

Конечно, с тех пор их любовь и дружба росли. В самом деле, Ланселот мог

видеть, что они теперь ближе, чем когда-либо раньше, потому что оба научились,

что никогда нет никакой причины для того, чтобы один воздерживался от того,

чтобы сказать другому точно, что он видит, или что она чувствует. Вновь их

жизни были в гармонии. И хотя они не были вместе столько времени, как это

случилось однажды, теперь, когда они оказывались вместе, они извлекали выгоды

из своего времени для того, чтобы радовать друг друга больше, чем когда-либо.

(В - видеть А - сказать В - видит К - чувствует А - гармония)


* Часть 5 *

^ ДОБАВЛЯЕМ СУБМОДАЛЬНОСТИ
пролог

по роману В. Годдмена "Солдат под дождем"

... Слоуотер сделал большой глоток пива, и поставив бокал обратно, начал

поигрывать мокрыми четками, лежавшими на стаде. Клей подпер подбородок

рукой и приготовился слушать. Слоутер оглядел его и очень грустным голосом

начал рассказывать.

- В Тихом океане... - сказал он. - Есть одно местечко в Тихом океане. Я

был там один раз. Во время войны. Небольшой остров. Буйные тропики. Полно

зеленой листвы. Длинный белый пляж под солнцем. Голубые водны, набегающие

на берег. Клочья белой пены, играющей на песке. Над головой - ничего, кроме

голубого неба, огромного, бесконечного. Это - место для меня, Джастис. Это -

то самое место, куда я собираюсь поехать, когда надумаю покончить со всем этим.

На мой собственный островок под солнцем.

- Ты это вправду?

- Я так решил. Там все люди - твои друзья. Добрые, благородные, честные.

Все девушки - стройные и искренние. С такой кожей... И с такими глазами... И с

улыбками, от которых тает сердце. С длинными ногами, гладкими животами, и

твердыми круглыми грудями торчком.

- Торчком?

Слоутер кивнул.

- А во что они одеты?

Слоутер раскинул руки по столу.

Ни во что. Абсолютно ни во что... Я разделю с тобой этот остров прямо

сегодня, Джастис. Закрой глаза. Зажмурься. Зажмурился?

Клей кивнул.

- Отлично. А теперь ты должен услышать музыку. Вновь загремела

пластинка. Заиграл саксофон. Клей покачал головой.

- Не эту, - сказал Слоутер. - Эту не слушай, выбрось ее из головы. Та, о

которой я говорю, нежная. Прелестная спокойная музыка. Приходящая откуда-то

издалека.

Слышишь?

- Нет.

Слоутер вздохнул.

- Я слышу только этот автомат. Максвелл, и это все.

- Тогда представь себе какой-нибудь цвет. Например, голубой. Голубой для

воды и неба. Видишь? Темно-голубой для воды, светло-голубой - для неба. Верх

и низ.

Клей нажал пальцами на веки.

- Я не вижу ничего, кроме ничего.

- Постарайся еще чуть-чуть, Джастис. Темно-голубой для воды, светло-

голубой для неба... Темно-голубой для воды и светло-голубой для неба... А теперь

жди. Кусочек чего-то белого... Это - пляж, Джастис, оживающий перед тобой.

Лежащий вдоль воды. Белый, как снег. А вдали за ним - зеленая листва, густая и

темная. А затем - вон там, вон там - сбегающие к пляжу девы... Разве они не

чудесны? Разве они не прекрасны?

- Есть! - закричал Клей. - Показались!

- Разумеется. И посмотри, как они бегут! Чтобы встретить тебя, Джастис. Ты

видишь? Широко размахивая руками...

- У них цветы в волосах, - прошептал Клей, откидываясь на спинку стула.

- И они зовут меня по имени.

Сложив руки, он уткнулся подбородком себе в грудь.

Эй, Максвелл, сказал он затем. - Посмотри-ка, что они делают теперь...
Раздел 1

Основания

Опыт, который мы, как человеческие существа, имеем о себе и об

окружающем мире, формируется посредством "ворот" наших пяти органов чувств.

Мы все время видим, слышим, чувствуем телом, обоняем и ощущаем на вкус наше

окружение, и потому являемся объектом колоссального количества сенсорной

информации. Но лишь ничтожная часть этой информации различным образом

отражается нашей нервной системой, позволяя в каждый отдельный момент

времени проникать в наше сознание только нескольким битам сенсорной

информации. Без этих неврологических "ворот" сознания мы были бы полностью

захлестнуты потоком ненужной информации.

Впоследствии наш сознательный опыт ограничивается числом различений

восприятия, производимых нами в любой данный момент времени, что

совершенно очевидно свидетельствует об ограничениях осознания восприятий и о

том, что способность центральной нервной системы к координированию и

запоминанию прецептуального опыта в любой данный момент времени во много

раз превышает способность одновременного осознования потока информации,

обрушивающегося на нас в действительности. В этом процессе по организации

нашего перцептуального опыта в "удобоваримые" части огромная доля

поступающей информации неизбежно пропадает.

Попробуем теперь применить эту концепцию для понимания того, как люди

приходят к появлению проблем в отношении различных аспектов своего опыта.

Одним из способов, посредством которых люди организуют свой опыт в

типичных случаях, является их зависимость от той или иной сенсорной системы в

качестве первичной системы репрезентации. Независимо от личностных

факторов, вовлеченных в выбор и развитие первичной системы репрезентации,

эта опора на какую-либо специфическую модальность, как на посредника для

большинства переживаний, является у людей характеристическим паттерном

познавательной организации, и таким образом, имеет как свои преимущества, так

и недостатки в применении к нашему жизненному функционированию.

Главным преимуществом в развитии первичной системы репрезентации

является то, что это дает нам возможность перехода к более высоким ступеням

функционирования, которыми мы пользуемся не так часто. Чем больше

используется какая-то отдельная система репрезентации, тем большее количество

различений мы обучаемся производить. Для частных систем репрезентации это

означает, что вы овладеваете более высокой разрешительной способностью, если

вы визуальны, большей чувствительностью, если вы кинестетичны, и более

высоким разрешением "сигнал-шум", если вы аудиальны. Предпочтение

разрешительной способности в визуальной области наиболее выгодно в тех

случаях, когда задача имеет визуальный характер, но в области восприятия это

может явиться недостатком.

Существуют три способа, посредством которых сужение области восприятия

может способствовать индивиду в создании ситуации, в которой он переживает

либо полное отсутствие, либо ограниченное число выборов относительно того,

что он чувствует и/или делает - что и составляет "проблему". Первый состоит в

том, что по мере нарастания зависимости от одной определенной системы

репрезентации как средства организации опыта, человек все меньше склоняется к

использованию. других систем репрезентации, которые, возможно, более уместны

в отношении какой-либо задачи или ответа. В результате некоторые люди

начинают буквально "видеть", как они "чувствуют". Аналогично человек,

репрезентирующий опыт в основном визуально, будет иметь значительно больше

трудностей, например при настройке гитары, чем человек с высокоразвитой

аудиальной системой.

Второй способ, посредством которого репрезентация большей части опыта

через одну сенсорную модальность может привести к образованию проблем,

заключается в том, что важная информация, поступающая через иную сенсорную

систему, может быть опущена (не репрезентирована). Часто эта упущенная

информация имеет иную природу, чем относящаяся к первичной модальности, и

во многих случаях содержит как раз то, что нужно данному человеку для

понимания и изменения процесса, превратившегося в проблемный. Например, к

терапевту для консультации обратилась супружеская пара. Проблема заключалась

в том, что муж - Джой - не верил, что жена - Труди - его любит. Первичной

системой репрезентации Джона была визуальная. И он, и Труди не оспаривали,

что она много раз говорила ему, что она его любит, но Джон никогда не верил в

это. В ходе сеанса обнаружилось, что когда Труди выражала Джону свою

привязанность, она "делала лицо", которое Джон "видел", как лживое. Тогда

терапевт привлек внимание Джона к теплой искренней интонации, которую

использовала Труди, и к выражению привязанности, заключавшемуся в

прикосновениях. При виде этих позитивных переживаний недоверие Джона

растаяло, и он вдруг начал вспоминать из прошлого многие из кинестетических и

аудиальных способов, посредством которых Труди "показывала" ему свою

привязанность. (Способ, при помощи которого метафоры могут использоваться

для содействия клиенту в увеличении его выбора при подключении и

использовании других систем репрезентации, был описан в части 4. )

Третьим, и, возможно, наиболее невыгодным следствием сужения области

осознания систем репрезентации является склонность к опущению значимых

внутренних аспектов опыта. Проблемы с обращением с чем-либо основаны

обычно на прошлом обучении. В то время, когда возникал каждый из этих

способов опытов обучения, они были репрезентированы и запомнились во всех

сенсорных системах, даже если человек мог сознательно оценить этот опыт только

в одной или двух модальностях. Каждый раз, когда человек вновь вспоминает

этот внутренний опыт в форме изоморфного переживания - будь то посредством

сознательных попыток или посредством извлечения "намеков", присутствующих

в окружении - внутренний опыт будет сознательно или подсознательно им

репрезентирован. Эта репрезентация ассоциируется с "поведением"

определенного рода, которое также может быть названо "эмоцией" (например,

яростью, расстройством, приподнятым настроением, страхом, любопытством и т.

д. ) Часто люди не осознают репрезентацию, с которой связано их

"эмоционирование". И тогда в кабинет терапевта приходит клиент и сообщает по

секрету: "Я всегда чувствую себя таким образом, когда попадаю в такую ситуацию;

и я хочу, чтобы этого не было, но не вижу другого выбора". Или: "Я просто

выбрасываю на ветер кучу времени, и не знаю, почему". Или: "Я каждый раз

пытаюсь сказать ему это, но не могу - что-то меня останавливает".

Приводимая ниже таблица описывает процесс "формирования проблемы",

которую мы обсуждали. Заметьте, что для извлечения первоначального опыта

требуются репрезентации и последовательности только значимых событий в

изоморфном опыте. Обратите также внимание на то, что дополнительные

параметры изоморфного опыта могут и не продуцировать "эмоции-поведение",

конгруэнтные "эмоциям-поведению" первоначального опыта, и что каждые из

этих "эмоций-поведений" могут не перекрывать явное выражение другой).

Предположим, что модель, которую мы разработали для генезиса проблем,

точна. Тогда в этом процессе существуют три типа выборов для осуществления

изменений.

Первый выбор заключается в такой перемене параметров опыта, (то есть, в

таком изменении окружения), что соответствующие события либо более не

происходят, либо группа событий не происходит одновременно. Тогда, если

участвующие в проблеме "Событие" есть некий человек, то решение заключается

в том, чтобы избавиться от него или избегать его. Если же соответствующая

группа событий есть "возбужденная речь" и "принятие особого выражения лица"

(как в случае Джона и Труди), то решение состоит в такой "страховке", чтобы ни

одно из событий не возникало одновременно с другим. Перемена окружения

может быть эффективной стратегией для изменения, но она строго ограничена

двумя следующими допущениями: во-первых, что соответствующие события

известны или их можно контролировать (предвидеть); во-вторых, что человек

может в достаточной степени контролировать свое окружение. Например, в

случае с недоверчивым мужем (вроде Джона) одно из "проблемных" событий

может не быть очевидным для мужа, жены или терапевта, или жена может просто

отказаться делать то, что предлагает терапевт или хочет от нее муж.

Второй выбор состоит в таком изменении последовательности опыта, что

клиент больше не будет "чувствовать" проблему тем способом, каким он всегда

пользовался, сталкиваясь с определенной группой событий. При использовании

этой стратегии клиент-алкоголик может быть изменен так, что будет чувствовать

себя тяжело больным, принимая спиртное. Или клиента можно обучить

чувствовать релаксацию или эйфорию при встрече с тем событием в окружении,

которое раньше его раздражало. Или даже уметь не видеть, не слышать, не

чувствовать это. событие (отрицательно галлюцинировать).

Третьим выбором при оказании клиенту помощи в изменении является

изменение способа, которым он репрезентирует опыт так, что соответствующие

события "проблемы" будут вести к различным последовательностям "эмоции-

поведение". В качестве стратегии для вызывания изменений перемена

репрезентации имеет по крайней мере одно громадное преимущество перед двумя

первыми, поскольку оба первых способа ограничивают количество выборов,

относящихся к поведению или окружающей среде, в то время как третья стратегия

увеличивает число доступных выборов. Изменяя способ репрезентации опыта,

мы уходим от необходимости игнорировать или дробить на части наш опыт, от

удаления из эмоционально-поведенческого репертуара того, что может в другие

времена доказать свою ценность. Мы достигаем новых выборов, реагируя на

"старый" набор событий. Для описания того, как наилучшим образом

использовать в метафорах эту стратегию, нам нужно опуститься в мир

субмодальностей.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   18

Похожие:

Дэвид Гордон Терапевтические метафоры iconДэвид Гордон Терапевтические метафоры
Как в письменной истории, когда она возникла, так и в мифах, ведущих в самые далекие и сокровенные глубины воспоминаний человека...

Дэвид Гордон Терапевтические метафоры iconКроули Р. Ф 60 Терапевтические метафоры для детей и "внутреннего...
Миллс Дж., Кроули Р. Ф 60 Терапевтические метафоры для детей и "внутреннего ребенка"/ Пер с англ. Т. К. Кругловой. — М.: Независимая...

Дэвид Гордон Терапевтические метафоры iconРуководство по исправлению своей жизни Лесли Кэмерон-Бэндлер, Дэвид Гордон, Майкл Лебо
Превосходная книга, Ноу-Хау заслуживает самых высоких похвал. Значительный вклад в серию по самосовершенствованию, обязательно выдержит...

Дэвид Гордон Терапевтические метафоры iconДэвид Митчелл «Облачный атлас»
Мануэль Бери, Эмбер Берлингтон, Сузан М. С. Браун, Макникс Верпланке, Лейт Джанкшен, Дэвид Кернер, Родни Кинг, Сабина Лаказе, Дженни...

Дэвид Гордон Терапевтические метафоры iconДэвид Митчелл «Облачный атлас»
Мануэль Бери, Эмбер Берлингтон, Сузан М. С. Браун, Макникс Верпланке, Лейт Джанкшен, Дэвид Кернер, Родни Кинг, Сабина Лаказе, Дженни...

Дэвид Гордон Терапевтические метафоры iconДэвид Митчелл «Облачный атлас»
Мануэль Бери, Эмбер Берлингтон, Сузан М. С. Браун, Макникс Верпланке, Лейт Джанкшен, Дэвид Кернер, Родни Кинг, Сабина Лаказе, Дженни...

Дэвид Гордон Терапевтические метафоры iconМетафоры
Я глубоко убежден, что данная попытка представляет важную возможность для всех, кто заинтересован как в увеличении своего кругозора,...

Дэвид Гордон Терапевтические метафоры iconАнкерсмит Ф. Р. История и тропология: взлет и падение метафоры. 1994
История и тропология: взлет и падение метафоры./ пер с англ. М. Кукарцева, Е. Коломоец, В. Катаева М.: Прогресс-Традиция, 2003. 496...

Дэвид Гордон Терапевтические метафоры iconНой Гордон Шаман Серия: Коул 2 Scan, ocr, ReadCheck: 15tetris15 «Шаман: роман / Ной Гордон»
Ооо «Книжный клуб “Клуб семейного досуга”»; Белгород; 2012; isbn 978-5-9910-1953-8

Дэвид Гордон Терапевтические метафоры icon39 ключей. Книга Фальшивая нота / Гордон Корман
«39 ключей. Книга Фальшивая нота / Гордон Корман»: Издательство: Астрель; Москва; 2011

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов