Глазами русских и иностранных путешественников




НазваниеГлазами русских и иностранных путешественников
страница1/23
Дата публикации25.07.2013
Размер3.74 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23


СЕВЕРО-ОСЕТИНСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ

ОСЕТИНЫ ГЛАЗАМИ РУССКИХ И ИНОСТРАННЫХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

(XIII-XIX вв.)

СЕВЕРО-ОСЕТИНСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ОРДЖОНИКИДЗЕ * 1967

Составление, вводная статья и примечания

Б. А. Калоева. Перевод части текстов И. С. Зевакиной.

ВВЕДЕНИЕ

Интерес к изучению истории осетинского народа, его языка, фольклора, этнографии и археологии про­являли многие русские и западноевропейские ученые и путешественники. Широко известны имена таких круп­ных ученых, как Шегрен, Шифнер, Миллер, Ковалев­ский, посвятивших осетинам монументальные труды. Однако подлинное научное изучение Осетии началось только в советское время, в результате создания науч­но-исследовательских учреждений и появления нацио­нальных кадров научных работников. Осетинскими учеными написана история Северной Осетии, изданы ценные труды, особенно по языку и некоторым вопро­сам истории и экономики осетинского народа. Для более глубокого и всестороннего изучения прошлого народа в области экономики, хозяйства, материальной и духовной культуры необходимо выявление новых источников. Одним из таких источников являются за­писки путешественников по Кавказу и югу России. Их впечатления и исследования, написанные на немецком, французском и других языках, оставались до сих пор малодоступными для исследователей Осетии.

Многие путешественники побывали в отдаленные времена в самых труднодоступных горных селениях Осетии и имели возможность непосредственно наблю­дать жизнь ее народа. Материал, содержащийся в их трудах, является ценным источником для характери­стики многих сторон жизни осетин по таким малоизу­ченным периодам их истории, как средние века, XVIII и первая половина XIX века.

Настоящий сборник включает в себя как труды путешественников XIII—XVII вв., в к'оторых наиболее ярко отражен период истории северокавказских алан, так и материалы путешественников XVIII—XIX вв.

Следует отметить, что некоторые сведения средне­вековых путешественников, вошедшие в данный сбор­ник, были переведены на русский язык частично еще в первой половине XIX в. и печатались в разных изда­ниях, ставших в наши дни библиографической редко­стью. Включение подобного рода источников в сборник облегчит возможность пользования ими при изучении соответствующего периода истории осетинского наро­да. В отношении материалов XVIII—XIX вв. заметим, что большинство путешественников этого периода в своих записках отражало интересы колониальной по­литики русского самодержавия, поэтому сообщаемые ими сведения требуют строгого критического под­хода.

К числу наиболее интересных источников о северо­кавказских аланах относятся сведения, сообщаемые в записке доминиканского миссионера Юлиана, совер­шившего путешествие по Восточной Европе в 1231 г. В этом документе содержится ценный материал, харак­теризующий некоторые стороны жизни средневековых алан, их социальные отношения, занятия, быт.

Важные сведения об аланах XIII в. даны также в «Путешествии в восточные страны» Вильгельма де Рубрука.

Известно, что аланы оказали упорное сопротивле­ние монголам. По свидетельству восточных авторов, некоторые города и крупные населенные пункты алан, блокированные полчищами завоевателей, держались годами, а многие горные районы алан вовсе не были завоеваны монголами. В этом отношении ценно свиде­тельство Рубрука, который отметил, что «аланы на этих горах все еще не покорены». Заслуживают боль­шого внимания также сведения Рубрука о религиозных верованиях алан, их нравах и обычаях.

Оттесненные в горы Центрального Кавказа сначала монголами, а затем феодальной Кабардой, осетины с XV по вторую половину XVIII в. оставались вне поля

зрения ученых. За этот период ни один из исследовате­лей не вступал на территорию Осетии.

Широкое знакомство русских с жизнью горцев Се­верного Кавказа, в частности, осетин, началось только с XVIII в.

Изучение Кавказа, как впрочем и других окраин Рос­сии, осуществлялось главным образом русской Акаде­мией наук, организовывавшей экспедиции под руковод­ством русских и западноевропейских ученых. Из пяти крупных экспедиций, проведенных Академией наук с 1768 по 1774 г., три экспедиции во главе с академиками П. С. Палласом, С. Г. Гмелиным и И. А. Гюльденштед-том обследовали многие районы Кавказа и собрали большое количество сведений о населении края, его занятиях, промыслах, быте, культуре, верованиях, памятниках материальной культуры.

Сведения о Кавказе и его населении принадлежат не только путешественникам, совершавшим поездки с научной целью, но и выходцам из других стран, нахо­дившимся на службе в русской армии или занимавшим административные посты на Кавказе (Штедер, Рей-неггс и др.). Материалы, собранные иностранцами, жившими годами среди местного населения, отлича­лись от сообщений путешественников большей объек­тивностью и более богатым содержанием.

Но следует отметить, что все помещенные в настоя­щем сборнике сообщения требуют строгого критиче­ского подхода. Нельзя забывать, что авторы их нередко выполняли задания царского правительства и его став­ленников на местах. Отсюда порой пренебрежительное отношение к горцам, стремление представить их «дика­рями» и «разбойниками», как они именовались на язы­ке колонизаторов.

Одним из первых иностранцев, совершивших путешествие по Осетии, был подполковник русской армии Штедер, давший ценные этнографические и историче­ские сведения об осетинах. Сообщаемые Штедером сведения по разным вопросам быта и культуры осетин нередко можно встретить и в трудах некоторых путе­шественников более позднего времени. Заимствуя нужный им материал у Штедера, они обычно даже не

ссылались на него. Труд Штедера отличается много­образием и богатством содержания; он характеризует многие стороны жизни осетин. Важное значение имеют сообщаемые Штедером сведения, касающиеся хозяй­ственной деятельности осетин, их общественного строя, материальной и духовной культуры, религии.

Описывая материальную культуру осетин, Штедер останавливается на их поселениях, жилищах, оборо­нительных сооружениях, одежде и пище. Весьма инте­ресные сведения он сообщает о боевых доспехах осетин, которым придавалось в то время исключитель­но важное значение. Они состояли из крымского или черкесского ружья с двумя дулами, привязанными ремнями к стволу, легкой сабли, кинжала и ножа на ремне. Газыри на груди черкески служили не только украшением костюма, но и пороховницами.

Характеризуя культурный уровень осетин того пе­риода, Штедер отметил, что они «не умеют ни читать, ни писать...» Штедер критически относился к Моздок­ской осетинской духовной школе и ее воспитанникам, с которыми он встречался в горах Осетии. Он предла­гал открыть школы непосредственно в горах, в самой Осетии.

В труде Штедера большое место отводится выступ­лению дигорских крестьян против своих притесните-лей-баделят.

Важным источником для изучения многих сторон жизни осетин являются сведения известного путеше­ственника по Кавказу, академика И. А. Гюльден-штедта.

Гюльденштедту принадлежит, в частности, теория происхождения осетин от половцев, потомками кото­рых, как известно, являются нынешние балкарцы и карачаевцы. В подтверждение своей теории автор при­водил осетинские мужские имена (Саба, Кусток, Gyp-бар, Качин и др.), которые, по его мнению, совпадают с именами древних половцев. Теория эта получила поз­же правильную критическую оценкуКлапрота и других ученых.

Среди иностранных путешественников, посетивших Осетию, был и знаменитый немецкий .натуралист ака-

демик П. С. Паллас. Он очертил границы Осетии и определил, что территория у осетин делится на «ком» (округа) и «кау» (селения). Дигорское ущелье состав­ляет два таких округа — нижний, граничивший с Большой Кабардой, и верхний—высокогорный район, где жила основная масса дигорцев. Вслед за другими авторами Паллас отмечал, что осетины относятся по языку к индоевропейской группе народов. «Их язык,— писал он,— имеет много общего и похожих слов с пер­сидским, немецким и славянским». У Палласа встреча­ются упоминания о дигорских феодалах. Он сообщает также о языческих верованиях дигорцев.

Следующим по времени иностранцем, оставившим сведения об осетинах, был Якоб Рейнеггс.

Уже на первой странице своего труда Рейнеггс до­пускает ошибочное толкование самого названия осетин и повторяет некоторые положения, приводимые в труде Гюльденштедта по Осетии. Но у него можно найти ценные этнографические сведения о быте осетин, их занятиях, материальной и духовной культуре, обычаях и нравах. Однако некоторые из них нуждаются в по­правках. Так, Рейнеггс ошибочно утверждал, что «тор­говля и ремесла совершенно незнакомы осетинам». Известно, что осетины, оказавшиеся в силу историче­ских обстоятельств в горах, не могли там существовать в течение многих веков без торговли и ремесла. Осети­ны торговали с Грузией, позднее с Кабардой и русски­ми на Кавказской линии, главным образом в Моздоке и Кизляре. Ремесла были широко развиты почти во всех горных ущельях. Из ремесел наибольшее распро­странение имели кузнечное дело, обработка дерева и камня. Из железа горцы изготовляли все виды сель­скохозяйственных орудий и различные предметы домашнего обихода. Из камня они строили прекрасные жилые и хозяйственные помещения, а также велико­лепные в архитектурном отношении боевые оборони­тельные сооружения, главным образом башни.

Описывая поселения и жилища осетин, Рейнеггс подчеркивал различие между домами бедных и бога­тых горцев.

Ценные сведения Рейнеггс сообщает о религиозных верованиях, кровной мести и похоронных обрядах осетин.

Особое место в изучении осетин занимает немецкий лингвист-ориенталист Генрих-Юлиус Клапрот, давший в начале XIX в. первое научное обоснование происхож­дения осетин. Пользуясь данными языка, он открыл осетинский нартскийзпос. Собранный им фактический материал представляет большой научный интерес. Клапрот довольно подробно описывает основные заня­тия населения горной Осетии—земледелие и скотовод­ство. Но земледелие в горах Осетии играло второсте­пенную роль. «Обрабатывать землю в горах,— пишет Клапрот,— очень трудно, так как скалы лишь в редких местах покрыты тонким слоем желтой глины, которая нуждается в ежегодном унавоживании. Поля почти всегда расположены на крутых и обрывистых склонах, так что возделывание их очень затруднительно». На этих крохотных участках, по сведениям Клапрота, осе­тины сеяли ячмень и овес, реже — пшеницу, просо, кукурузу, горох, фасоль, табак и огурцы.

Таким образом, уже в начале XIX в. осетины знали не только кукурузу, ставшую у них позже основным хлебным злаком, но и ряд огородных культур, в част­ности, огурцы, культура которых проникла к ним, судя по названию, из соседней Грузии.

Большой интерес представляет описание сельскохо­зяйственных орудий горной Осетии, отличавшихся чрезвычайной примитивностью. Почти все названные Клапротом сельскохозяйственные орудия, как и опи­санные им способы обработки земли и уборки урожая, сохранялись у осетин вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции.

По словам Клапрота, главным богатством осетин в горах были овцы. Однако из-за недостатка пастбищ и скотоводство у осетин, за исключением жителей Ди-горского ущелья, развивалось слабо. Осетины Дигор-ского ущелья пользовались часто пастбищными угодь­ями князей Малой Кабарды. В свою очередь, князья Малой Кабарды почти ежегодно летом перегоняли свои стада на пастбища в Дигорское ущелье.

Большой интерес представляют сведения Клапрота о торговых связях осетин со многими районами Гру­зии, а также с Кабардой и городами Кизляр и Моздок.

В конце XVIII — начале XIX в. во многих районах Осетии торговля была меновая; здесь население не бы­ло знакомо с деньгами и оплату за свой труд получало обычно натурой. Клапрот, например, платил сопровож­давшим его осетинам не деньгами, а рубашками и по­лотном.

Интересны сведения Клапрота об осетинской нацио­нальной одежде и обуви. Он так же, как и его пред­шественники, отмечает сходство многих элементов осетинского костюма с черкесским.

Большой этнографический интерес представляет данное Клапротом описание поселений осетин, их жи­лища, внутреннего убранства помещений и домашней утвари.

Говоря о семейно-брачных отношениях, Клапрот от­мечает, что многоженство наблюдалось только у бога­тых, исповедовавших ислам. Брак у осетин заключали при согласии родственников с обеих сторон и обяза­тельно с уплатой ирада (калыма). Ирад состоял из большого количества скота и ценных вещей. Развод у осетин был редким явлением. Если развод совершался по вине мужа, то он терял приданое, а если жена ухо­дила от мужа, то ее родители обязаны были вернуть калым.

Большой интерес представляют сведения Клапрота об осетинских похоронных обрядах, сохранивших мно­го архаических черт, сходных, как известно, во многом с похоронными обрядами скифов.

Вдова выходила замуж за брата умершего, «хотя он уже и имел другую жену». Обычай левирата сохранял­ся у осетин частично еще и во второй половине XIX в., он бытовал и у соседних кавказских народов. Сохране­ние левирата у осетин было связано главным образом с уплатой большого выкупа за невесту, а также со стремлением иметь дополнительную рабочую силу в семье.

Любопытные сведения сообщает Клапрот о госте­приимстве.— одном из традиционных обычаев осетин, о почитании старших и особенно стариков, пользовавшихся огромным авторитетом в общественной и семей­ной жизни. «Молодые люди,— отмечает Клапрот,-— никогда не садятся в их присутствии; сын также не садится в присутствии отца, младший брат — в присут­ствии старшего и т. д.»

Большое внимание уделил Клапрот описанию обще­ственного строя осетин, который у дигорцев и тагаур-цев характеризовался довольно развитыми феодаль­ными отношениями, тогда как в других ущельях горной Осетии наблюдались пережитки патриархально-родо­вого быта. Наиболее подробно Клапрот описывает общественный строй дигорцев, которым он уделил ос­новное внимание. В работе Клапрота впервые сооб­щается предание о происхождении баделят, говорится о классовом делении дигорцев и т. д.

Крупной заслугой Клапрота является научное опре­деление происхождения осетин, изложенное им в работе «Осетинский язык» и вошедшей во второй том его «Путешествия по Кавказу и Грузии». Указывая, что осетинский язык относится к индоевропейской группе языков, Клапрот первым высказал мнение, что осетины являются непосредственными потомками алан.

Значительный вклад Клапрот внес и в изучение осетинского языка.

Особенно большой приток иностранных путешест­венников наблюдался во второй четверти XIX в. Это были преимущественно немецкие и французские уче­ные, проявлявшие огромный интерес к жизни народов этого края. Из всех сообщений этого периода особен­ного внимания заслуживают материалы немецкого ученого К. Коха. Он с большой тщательностью описал горную Осетию, дав о ней ценные географические, то­пографические и статистические сведения. Однако Кох, как и некоторые его предшественники из числа немец­ких ученых, не был свободен от тенденциозного подхо­да, приписывая осетинам, на основании сходства внеш­него вида и некоторых обычаев и нравов, немецкое происхождение.

Значительное внимание Кох уделял описанию обще­ственного и семейного быта осетин, их нравов и обы­чаев. Путешествуя по Осетии, он встречал повсюду

радушный прием; в его честь горцы устраивали обшир­ные пиршества с участием большого числа людей. О гостеприимстве осетин Кох писал: «Последнюю овцу убивают в честь гостя и один пир следует за другим... Осетин скорее проведет много времени в страшной нужде, чем будет упрекать себя в том, что плохо уго­стил своего гостя». Кох со всеми подробностями описал осетинское пиршество.

Интересны сведения Коха о религиозных верова­ниях, поселениях и жилищах осетин, их одежде. По свидетельству Коха, одежда осетин имела большое •сходство с одеждой соседних народов, в частности, кабардинцев.

Кох был одним из первых зарубежных путешествен­ников, проникших в самые отдаленные горные районы Осетии, поэтому его сведения имеют особенную цен­ность.

Из всех путешественников второй половины XIX в. наибольшего внимания заслуживает венгерский ученый Е. Зичи, совершивший в 90-е годы путешествие • по Кавказу и оставивший ценные этнографические и антропологические сведения об осетинах. Небольшая по объему работа Зичи охватывает вопросы, касаю­щиеся происхождения осетин, их исторических судеб, материальной и духовной культуры.

Надеемся, что настоящий сборник, содержащий много интересных сведений, собранных путешествен­никами непосредственно на территории Осетии, ока­жет большую помощь исследователям при изучении прошлого осетинского народа.

Известно, что из-за отсутствия достаточного мате­риала очень слабо разработана история не только аланского периода, но и история Осетии XVIII в. Пуб­ликуемые в настоящем сборнике материалы в значи­тельной мере помогут восполнить эти пробелы.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Глазами русских и иностранных путешественников iconМ инистерство образования и науки федеральное государственное бюджетное...
Секция Круглый стол “Тенденции развития экономики, образования и права глазами студентов” (на иностранных языках)

Глазами русских и иностранных путешественников iconВалентина Полухина Иосиф Бродский глазами современников (1995-2006) Каким его видели
В 1997 году в издательстве журнала «Звезда» вышел первый сборник под названием «Бродский глазами современников»

Глазами русских и иностранных путешественников iconОтчет о горном походе пятой к с., совершенном с 26 июля по 11 августа...
Алтае группой туристов Вильнюсского клуба Путешественников под руководством Леоненко Владимира

Глазами русских и иностранных путешественников iconРоссийской Федерации Ярославский государственный университет имени...
Внимание! Конференция проводится только на иностранных языках (английский, немецкий, французский)

Глазами русских и иностранных путешественников icon«Организация, сопровождение и экскурсионное обслуживание иностранных...
Цель: приобретение теоретических знаний и практических навыков, необходимых для осуществления экскурсионного обслуживания иностранных...

Глазами русских и иностранных путешественников iconКурс венгерского языка
Буквы q, w, X, y не принадлежат венгерскому языку и потому употребляются только в иностранных словах или в некоторых фамилиях. Английское...

Глазами русских и иностранных путешественников iconРассказа «Севастополь – 083: будущее глазами юности»
В рамках фестиваля фантастики «Чумацкий шлях – Летучий фрегат» проводится конкурс детского и юношеского короткого фантастического...

Глазами русских и иностранных путешественников iconПрограмма политической партии «российский общенародный союз»
Российской Федерации. Таким образом, Россия — это, и по праву, и фактически, страна русских. Но русских не столько по крови (великороссов),...

Глазами русских и иностранных путешественников iconКайсаров Андрей Сергеевич Москва, 1810 вступление
Славянские сказки". Потом явилось еще другое собрание их, под именем "Русских сказок". Из них перевел некоторые г. Рихтер на немецкий...

Глазами русских и иностранных путешественников iconПрограмма политической партии «российский общенародный союз»
Российской Федерации. Таким образом, Россия — это, и по праву, и фактически, страна русских. Но русских не столько по крови (великороссов),...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов