Милош Губачек Титаник ««Титаник», 2-e издание»: Попурри; Минск; 2000; Перевод: И. Мачульская




НазваниеМилош Губачек Титаник ««Титаник», 2-e издание»: Попурри; Минск; 2000; Перевод: И. Мачульская
страница20/53
Дата публикации03.08.2013
Размер6 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   53
Фотография айсберга, сделанная 15 апреля 1912 года старшим стюардом немецкого парохода «Принц Альберт» вблизи места гибели «Титаника» Стюард в тот момент не знал о катастрофе, но его внимание привлекла большая бурая полоса у основания айсберга, свидетельствовавшая о недавнем столкновении с каким-то судном. Считают, что именно этот айсберг стал причиной гибели «Титаника»


При огромных размерах «Титаника» удар правой носовой части корпуса об айсберг сказался на отдельных частях судна по-разному.

В офицерской каюте на шлюпочной палубе второй помощник капитана Лайтоллер только засыпал, когда сквозь сон почувствовал толчок и услышал скрип. Он сразу понял, что судно с чем-то столкнулось. Минуту он лежал и прислушивался, но ничего не происходило. Сначала он подумал, что удар пришелся по гребному винту. Потом услышал, что остановились машины, и это подтвердило его догадку, что, вероятно, сломаны лопасти винта. Он встал, набросил поверх пижамы пальто и вышел на шлюпочную палубу. Посмотрев в сторону мостика, он увидел силуэт первого помощника Мэрдока, который спокойно нес вахту, как будто ничего не произошло. Лайтоллер между двумя спасательными шлюпками прошел к релингу, посмотрел на воду и установил, что судно существенно замедлило ход. Оно шло со скоростью около шести узлов, и вода, разрезаемая форштевнем, обычно пенившаяся, сейчас медленно струилась вдоль борта. Он перешел на другой борт и увидел капитана Смита, стоявшего на правом крыле мостика так же неподвижно, как и Мэрдок на левом, и смотревшего вперед. В эту минуту на палубе появился третий помощник Питман, как и Лайтоллер спавший после вахты и проснувшийся от толчка. Он тоже был в пижаме и пальто, наброшенном на плечи, и сонным голосом спросил у Лайтоллера, не столкнулись ли они с чем-нибудь.

– Похоже, – ответил второй помощник.

Он еще раз посмотрел на мостик, где стоял капитан Смит, и, поскольку ничто не свидетельствовало об опасности, а на палубе было очень холодно, вернулся в свою каюту. То же сделал и Питман. Пятый помощник Лоу вообще не проснулся и продолжал спать, «утонув» в одеялах. В ходе лондонского расследования Лайтоллер так объяснил свое поведение лорду Мерси:

– Я расценил положение как нормальное, поэтому и ушел.

Такое спокойствие второго помощника вывело лорда Мерси из равновесия.

– Боже мой, что же вы делали? Вы спокойно лежали в постели и прислушивались к шуму, доносившемуся снаружи? – спросил он раздраженно.

– Не было никакого шума. Я вернулся в каюту, лег и ждал, что кто-нибудь придет и скажет, что я нужен, – ответил Лайтоллер.

Лорд Мерси, допрашивая Лайтоллера, знал, насколько серьезно был поврежден «Титаник» в результате столкновения и к каким катастрофическим последствиям это привело. Но второй помощник, вернувшийся в свою каюту после того, как увидел на мостике спокойного вахтенного офицера и капитана, этого не знал. Разумеется, Лайтоллер чувствовал, что что-то случилось, но он был свободен от вахты, и о судне в это время заботились другие; он не намерен был вмешиваться в их обязанности или решения, пока его не позовут. Если его присутствие окажется необходимым, они знают, где его искать. Так приказывал действовать холодный рассудок опытного офицера, и это соответствовало законам железной дисциплины, которой отличались именно офицеры трансатлантических быстроходных судов. Итак, второй помощник капитана «Титаника» снова лег в постель, но заснуть уже не мог.

Прошло пять, пятнадцать, тридцать минут. Лайтоллер лежал с открытыми глазами, глядя в темноту, и прислушивался. Он слышал рев стравливаемого пара, выпускаемого из труб; громкие голоса и звуки свидетельствовали о суете на палубах. Но он все еще ждал. По его глубокому убеждению, он должен был находиться там, где его могли найти капитан и вахтенный офицер и где ему и надлежало быть после вахты, – в своей каюте. В десять минут первого ночи, решительно постучав, в каюту вошел четвертый помощник Боксхолл. Он зажег свет и сказал неожиданно тихим голосом:

– Мы врезались в айсберг.

– Я так и полагал, что мы на что-то наткнулись, – ответил Лайтоллер, встал и начал одеваться.

– В почтовом отсеке вода дошла до палубы F, – добавил Боксхолл.

Лайтоллер только кивнул головой и через минуту был готов к выходу. Холодный, невозмутимый, точный.

Когда на заседании следственной комиссии в Лондоне Лайтоллер повторил слова Боксхолла о поднявшейся в почтовом отсеке воде, лорд Мерси спросил:

– Это было тревожное сообщение или нет?

Лайтоллер ответил:

– Больше уже ничего не надо было добавлять, сэр.

Не спал, возвратившись в каюту, и третий помощник капитана Г. Дж. Питман. Приближалась полночь, время его заступления на вахту, и он начал медленно одеваться. Он был уже наполовину одет, когда вошел Боксхолл и сообщил о воде, поступающей в трюм. Увидев, что Питман готов, он не стал задерживаться и поспешил дальше. Питман вышел на шлюпочную палубу, где матросы снимали со спасательных шлюпок брезент. Там он встретил шестого помощника Муди, несшего вахту в момент происшествия, и спросил его, на что наткнулось судно.

– На айсберг, но я его не заметил, – ответил Муди.

Питман спустился на прогулочную палубу III класса – открытую часть палубы С между надстройками в носовой и средней части судна, образующими палубу В, – и увидел, что она покрыта кусками льда. Оттуда он поднялся на носовую надстройку, но нигде не увидел никаких повреждений. На обратном пути он заметил, что из люка, ведущего в трюм, вылезают кочегары с матросскими мешками, в которых они хранят свои личные вещи. Удивленный Питман спросил одного из них:

– Что случилось?

Ему ответили, что жилые матросские помещения затапливает. Все еще не верящий Питман заглянул в отверстие грузового люка № 1, расположенное на палубе в носовой части судна. Внизу клокотала вода.

С опозданием появился на палубе и пятый помощник капитана Лоу, которого ни столкновение, ни треск ломающегося о корпус судна льда, ни остановка машин не разбудили.

– Когда вы проснулись? – спросил Лоу в ходе расследования, проводившегося в Нью-Йорке, сенатор Смит.

– Не знаю, – ответил пятый помощник. – Меня разбудили голоса. Я подумал, что это несколько странно, и понял, что что-то случилось. Я выглянул и увидел вокруг много людей. Спешно оделся и вышел на палубу.

– Что вы обнаружили, придя туда? – продолжал Смит.

– Я увидел, что все пассажиры в спасательных жилетах, – сказал Лоу.

– В спасательных жилетах? – переспросил сенатор.

– Да, сэр. Я увидел также, что они готовы к посадке в спасательные шлюпки.

– И никто не пришел в каюту вас разбудить? – вновь недоверчиво спросил сенатор.

– Нет, сэр, – ответил Лоу. – Господин Боксхолл, четвертый помощник, утверждает, будто он сказал мне о том, что мы врезались в лед, но я не помню… Вероятно, он говорил это, когда я спал. Вы должны понять, мы не очень-то высыпаемся, а потому когда засыпаем, то спим как убитые.

– Итак, – продолжал спрашивать сенатор, – что же вы делали потом, придя на палубу и обнаружив, что судно тонет, и увидев все, что происходит?

– Прежде всего, я пошел за пистолетом, – признался Лоу.

– Зачем? – спросил удивленный сенатор.

– Но, сэр, человек никогда не знает, в какую минуту он ему может понадобиться, – пожал плечами Лоу.

– Хорошо, продолжайте, – сказал сенатор.

– Потом я вернулся и помогал всем вокруг. Перейдя на правый борт, начал спускать шлюпки.
В курительном салоне на палубе А, прямо под шлюпочной палубой, до позднего вечера – а была уже половина двенадцатого – развлекалось многочисленное общество. Мужчинам в вечерних костюмах явно не хотелось идти спать. За одним из столов адъютант президента Тафта майор Арчи Батт, известный знаток охотничьих собак Кларенс Мур, два дня назад купивший в Англии пятьдесят специально обученных для охоты на лисицу собак, двадцатисемилетний коллекционер редких изданий Гарри Уайднер и мультимиллионер Уильям Картер говорили о политике. Рядом играли в бридж три француза и американец Люсьен П. Смит, чуть поодаль играла в карты еще одна компания веселых молодых людей, среди них были Хью Вулнер и лейтенант шведского флота Х. Б. Стеффансон. Уютно устроившись в кресле, читал книгу молодой коммерсант большого торгового дома из американского города Сент-Луиса Спенсер В. Силверторн.

Неожиданно раздался скрипучий звук, сопровождаемый слабым толчком. Первым вскочил Силверторн и, сопровождаемый стюардом, через «пальмовый дворик» выбежал на палубу. Он еще успел заметить айсберг, возвышавшийся над шлюпочной палубой и скользивший вдоль правого борта. Обламывавшиеся куски льда падали в воду. Через две секунды айсберг скрылся в темноте за кормой судна. Из курительного салона через вращающиеся двери торопливо выходили другие пассажиры. Привлеченный криком Хью Вулнер успел заметить вздыбившуюся глыбу льда, уплывавшую назад и на мгновение мелькнувшую на фоне звездного неба. Мужчины еще с минуту стояли на палубе и гадали, что же, собственно, произошло. Но поскольку «Титаник» продолжал двигаться вперед, всей своей величавостью внушая доверие, и нигде не было видно никаких изменений или волнений, они, подгоняемые холодом, поспешили назад в теплый салон, к виски, сигарам и бриджу.

В носовой части палубы В ночное дежурство нес стюард Альфред Кроуфорд. Услышав по правому борту скрип, он обернулся и успел заметить «большой черный предмет», быстро скользивший вдоль борта. С минуту Кроуфорд пристально вглядывался в темноту, окружавшую судно, но айсберг уже скрылся из виду. Он медленно вернулся на свой пост, а в это время из кают уже начали выглядывать и выходить пассажиры, обеспокоенные странным звуком. Каюту В-47 занимали молодожены Бишоп из штата Мичиган. Миссис Элен уже спала, а Диккинсон Бишоп еще читал. Отложив книгу, он вышел на палубу, но ничего не увидел. Он вернулся в каюту, разбудил жену, они быстро оделись и вместе вышли на палубу, надеясь узнать, что же произошло. Прогуливаясь туда и обратно и жалуясь на неослабевающий холод, они наконец встретили стюарда Кроуфорда. Тот рассмеялся в ответ на их расспросы и сказал:

– Не надо ничего бояться. Мы всего лишь ударились о небольшой кусок льда и пошли дальше.

Бишопы ушли в каюту и снова разделись. Диккинсон продолжил чтение, но ненадолго. Его прервал стук в дверь. Открыв, он увидел перед собой Альберта А. Стьюарта, пышущего энергией пожилого мужчину, владельца значительной доли всемирно известного цирка «Барнум энд Бейли». Тот сказал:

– Пойдемте, вы хоть развлечетесь!

Обещанное развлечение ожидало их на межнадстроечной открытой части палубы С, на которую с айсберга, чиркнувшего о борт судна, упало множество осколков льда. Поскольку эта часть палубы была местом отдыха пассажиров III класса, те из них, кто вышли посмотреть, что произошло, весело перекрикиваясь, начали играть большими кусками льда в футбол или кидать ими друг в друга.

Семнадцатилетний Джек Тэйер только что пожелал доброй ночи своим родителям, с которыми делил апартаменты миллионеров на палубе В. Переодеваясь в пижаму, он неожиданно заметил, что свежий и пахнувший морем ветер перестал задувать в полуоткрытое окно. Вероятно, судно замедлило ход или остановилось. Любопытство не давало юноше покоя. Сказав родителям, что пойдет посмотреть «на эту штуку», молодой Тэйер набросил поверх пижамы теплое пальто и вышел на палубу. К его огорчению, ничего интересного увидеть не удалось. «Титаник» неподвижно стоял на маслянисто-гладкой водной поверхности, и юный Тэйер тщетно пытался выяснить, в чем же причина остановки. Вместе с ним были и несколько других пассажиров I и II классов, тоже покинувших свои теплые каюты. Через минуту они уже дрожали от холода и один за другим стали возвращаться назад, в свое уютное жилище. Большинство из тех, кому не хотелось выходить на холод, собрались в прекрасном холле палубы А, над которым возвышался стеклянный купол и где показывали время роскошные часы, украшенные бронзовыми фигурами Чести и Славы. Вряд ли кто из присутствовавших предполагал, что они неумолимо отсчитывают время, оставшееся жить самому большому судну в мире и многим из его пассажиров. Наоборот, все были убеждены и какое-то время их еще в этом уверяли, что оснований для беспокойства нет.

– Не пройдет и двух часов, как мы вновь двинемся в путь, – успокаивал один из стюардов пассажира I класса Джорджа Хардера.

– Похоже, мы повредили винт, ну что ж, будет больше времени для бриджа, – весело заключил Говард Б. Кейс, директор лондонского филиала нефтяной компании «Вакуум ойл», обращаясь к своему знакомому, нью-йоркскому юристу Фредерику К. Сьюарду.

Некоторые пассажиры были информированы лучше, но даже они не считали ситуацию серьезной, поскольку об истинном положении дел им до сих пор никто ничего не сказал. Так, мультимиллионер Джон Джейкоб Астор, вернувшись в свои роскошные апартаменты, спокойно объяснил молодой жене, что судно наскочило на айсберг, но ничего страшного нет. И пассажир II класса Харви Коллир, придя в каюту, сообщил жене, что «Титаник» столкнулся с большим айсбергом, но, как заверил его один из офицеров, опасность им не грозит. Сонная миссис Коллир только спросила, обеспокоены ли другие пассажиры, и, услышав, что нет, успокоилась и вновь уснула. Некоторые именитые пассажиры I класса даже не вышли из своих роскошных кают, а ощутив слабый толчок и заметив остановку судна, вызвали стюардов. Супруге сталелитейного магната Артура Райерсона стюард объяснил:

– Поговаривают об айсберге, мадам. А остановились мы, чтобы не наскочить на него.

Это было замечательное объяснение! Мадам Райерсон с минуту колебалась, разбудить ли ей мужа. Несмотря на максимум удобств, предоставляемых «Титаником», он не очень хорошо переносил плавание и впервые за весь рейс уснул. Она решила пока его не беспокоить.

Среди пассажиров I класса был и известный английский журналист Уильям Т. Стид, бывший издатель влиятельных лондонских журналов «Пэлл-мэлл газетт» и «Ревью оф ревьюз». Когда этот человек находился на вершине славы, к его голосу внимательно прислушивались как правительство, так и общественность, его позиция определила ряд очень серьезных и далеко идущих решений. Сейчас, в свои шестьдесят четыре года, он увлекался спиритизмом, некоторые считали его шарлатаном, другие – гением, но как бы то ни было, он был интереснейшим собеседником и не пропускал ни одной дискуссии в курительном салоне. На «Титанике» он плыл в Соединенные Штаты по личному приглашению президента Тафта и собирался сделать доклад на конференции в защиту мира, назначенной в нью-йоркском Карнеги-холле на 21 апреля. Он вышел на палубу позже других.

– Что говорят, какие трудности?

– Айсберги, – коротко объяснил ему стоявший неподалеку американский художник Фрэнсис Миллет, друг майора Батта.

Стид пожал плечами:

– Подумаешь, ничего серьезного. Пойду-ка я назад в каюту читать.

На кормовом мостике палубы В нес вахту еще один рулевой «Титаника» – Джордж Томас Роу, бывший унтер-офицер военно-морского флота. Когда судно находилось в море, этот мостик, расположенный поперек 32-метровой палубы кормовой надстройки, служившей днем прогулочной палубой для пассажиров III класса, был весьма спокойным местом. Основные обязанности вахтенного заключались здесь в обеспечении связи с ходовым мостиком при швартовке или выходе в море. На этой пустынной части палубы ночные часы тянулись особенно долго. Вокруг было тихо и спокойно, только звезды над головой, черный безбрежный океан и пронизывающий холод. Вдруг Роу услышал слабый скрип и тут же отметил сбой в до сих пор размеренном ритме работы судовых машин. Позднее он говорил, что это напомнило ему ситуацию, когда судно уверенно идет к причалу. Он посмотрел на часы – до полуночи оставалось еще двадцать минут. Через несколько секунд из черноты по правому борту показался объект, который Роу в первое мгновение принял за парусник, идущий под всеми парусами. Однако приглядевшись, он понял, что это айсберг, возвышающийся над водной поверхностью более чем на тридцать метров, причем он был так близко от борта судна, что почти касался его. В следующую секунду он исчез за кормой.

Хотя полночь была уже близко, в курительном салоне II класса на палубе В было так же оживленно, как и в курительном салоне I класса на палубе А. За двумя столами играли в карты, несколько человек наблюдали за игрой, тут и там разместились компании, увлеченные разговором. Легкому толчку при столкновении судна с айсбергом все это общество вряд ли придало значение. Когда один из присутствовавших вдруг увидел в иллюминатор айсберг, возвышающийся над палубой, он тут же сообщил об этом остальным. Несколько секунд все смотрели на ледяную глыбу, прежде чем она исчезла из виду, затем попросили стюарда Джеймса Уиттера сходить узнать, что случилось, а сами спокойно продолжили свои развлечения.

В столовой для команды, расположенной по левому борту в носовой части палубы С, сидели и отдыхали Эдвард Булли, Фрэнк Осман, У. Брайс, Фрэнк Эванс и еще несколько человек. Час был поздний, и работы у них было немного. Поэтому они сидели, покуривали, беседовали, кто-то читал. Вдруг до них донеслись три удара колокола из «вороньего гнезда», расположенного прямо над столовой. В следующее мгновение Булли услышал слабый скрип, будто что-то потерлось о корпус судна. Брайсу показалось, что судно качнулось. Фрэнк Осман и еще двое матросов выбежали на межнадстроечную палубу и увидели, что она покрыта осколками льда. Минуту они постояли, осматриваясь, а потом вернулись в столовую. Один из них принес большой кусок льда и показал его остальным.

В каюте С-116 пассажиры I класса супруги Стенджел уже спали. Мистеру Стенджелу снился какой-то сон, он ворочался и стонал. Позднее он рассказывал:

– Жена говорила мне: «Проснись, тебе что-то снится!» Я проснулся и сразу почувствовал слабый толчок. Я не придал этому значения, пока не услышал, что машины остановились. Тут я сказал: «Что-то серьезное, что-то не в порядке. Пойду наверх на палубу, посмотрю».

На той же палубе каюту С-51 занимал полковник Арчибальд Грейси. Его разбудили толчок и скрипучий звук, донесшийся спереди, с правого борта судна. Полковнику тут же пришло в голову, что могло произойти столкновение, возможно, с каким-то другим судном. Он вскочил с постели, зажег свет и посмотрел на часы, лежавшие на ночном столике. Вчера он сверял их с судовыми часами. Теперь они показывали полночь, значит, точное судовое время должно быть 23 часа 45 минут. Грейси открыл дверь каюты, посмотрел в коридор – никого. С минуту все было тихо, а потом послышалось сильное шипение стравливаемого пара. Хотя полковник чутко вслушивался, он совершенно не слышал, чтобы работали судовые машины. Без сомнения, что-то случилось, раз судно остановилось и стравливает пар. Он снял пижаму, переоделся в спортивный костюм, вышел из каюты и поднялся по лестнице на две палубы выше, на шлюпочную палубу. Она была пуста, только с озабоченным видом прохаживался молодой Джек Тэйер, пытавшийся разузнать что-то более достоверное. Оба напрасно напрягали зрение, вглядываясь в темноту, но так и не увидели, на что же мог наскочить «Титаник». Ни судна, ни чего-либо другого. Полковнику даже в голову не пришло, что это мог быть айсберг. Мучимый неизвестностью, он решил обойти всю палубу. Грейси направился в носовую часть к каютам офицеров, полагая, что если произошло столкновение, то он увидит кого-то из них на палубе. Но там тоже никого не было, и не у кого было спросить, что собственно, произошло.



1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   53

Похожие:

Милош Губачек Титаник ««Титаник», 2-e издание»: Попурри; Минск; 2000; Перевод: И. Мачульская iconАлександр Терехов. Немцы монстра привезли в октябре; или в понедельник...
Эбергард плавал, нырял и мерз с новой женой под пластмассовыми пальмовыми ветками аквапарка «Титаник» и бегал в турецкую баню согреться;...

Милош Губачек Титаник ««Титаник», 2-e издание»: Попурри; Минск; 2000; Перевод: И. Мачульская iconМинск попурри
Авторы дают 10 жизненно важных уроков для любого предпри­нимателя, желающего создать свой бизнес стоимостью в миллионы долларов

Милош Губачек Титаник ««Титаник», 2-e издание»: Попурри; Минск; 2000; Перевод: И. Мачульская iconМинск попурри
Авторы дают 10 жизненно важных уроков для любого предпри­нимателя, желающего создать свой бизнес стоимостью в миллионы долларов

Милош Губачек Титаник ««Титаник», 2-e издание»: Попурри; Минск; 2000; Перевод: И. Мачульская iconМинск попурри
Авторы дают 10 жизненно важных уроков для любого предпри­нимателя, желающего создать свой бизнес стоимостью в миллионы долларов

Милош Губачек Титаник ««Титаник», 2-e издание»: Попурри; Минск; 2000; Перевод: И. Мачульская iconМинск попурри
Авторы дают 10 жизненно важных уроков для любого предпри­нимателя, желающего создать свой бизнес стоимостью в миллионы долларов

Милош Губачек Титаник ««Титаник», 2-e издание»: Попурри; Минск; 2000; Перевод: И. Мачульская iconМинск попурри
Авторы дают 10 жизненно важных уроков для любого предпри­нимателя, желающего создать свой бизнес стоимостью в миллионы долларов

Милош Губачек Титаник ««Титаник», 2-e издание»: Попурри; Минск; 2000; Перевод: И. Мачульская iconМинск попурри
Авторы дают 10 жизненно важных уроков для любого предпри­нимателя, желающего создать свой бизнес стоимостью в миллионы долларов

Милош Губачек Титаник ««Титаник», 2-e издание»: Попурри; Минск; 2000; Перевод: И. Мачульская iconErich Fromm "To Have Or to Be?"
Эрих Фромм, 1997 © Войскунская Н., Каменкович И., Комарова Е., Руднева Е., Сидорова В., Федина Е., Хорьков М., перевод с английского...

Милош Губачек Титаник ««Титаник», 2-e издание»: Попурри; Минск; 2000; Перевод: И. Мачульская iconВнутри вас
Э18 Художник внутри вас / Пер с англ.; Худ обл. Б. Г. Клюйко.— Мн.: Ооо «Попурри», 2000.— 256 с.: ил. Isbn 985-438-491-8

Милош Губачек Титаник ««Титаник», 2-e издание»: Попурри; Минск; 2000; Перевод: И. Мачульская iconКнига предназначена для широкого круга читателей
Эрих Фромм, 1997 © Войскунская Н., Каменкович И., Комарова Е., Руднева Е., Сидорова В., Федина Е., Хорьков М., перевод с английского...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов