Эдгар Кейси Смерти нет Другая дверь Бога




НазваниеЭдгар Кейси Смерти нет Другая дверь Бога
страница1/14
Дата публикации10.08.2013
Размер1.83 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

www.biblioteka-tain.ucoz.com

Хью-Линн, Эдгар Кейси
Смерти нет
Другая дверь Бога


В наш век невиданного технического прогресса человечество обладает невероятными знаниями об устройстве Вселенной, о сложнейших машинах и высоких информационных технологиях. Но, как ни удивительно, пока нет никакого однозначного знания о жизни после смерти, хотя это - самая неотвратимая реальность, которая ждет всех нас. Что же на самом деле происходит после смерти? На этот вопрос пытались дать ответ тысячи лучших представителей человечества - пророки, святые, ученые. Каждый вносил свою крупицу в сложнейшую мозаику реальности жизни после смерти. Эта книга ценна тем, что все, что изложено в ней, не является плодом воображения или результатом чьих-либо логических выводов, а является непосредственным опытом, который переживал один из самых выдающихся провидцев всех времен - Эдгар Кейси. В этой книге он делится своими представлениями о жизни после смерти, которые он получал в необычном состоянии сверхсознательного транса. Пророческий дар Эдгара Кейси совершенно неординарен, и его можно сравнить разве что с пророческим даром великого Нострадамуса.
^ Вступительное слово

Эдгар Кейси, могущественный мистик первой половины двадцатого века, был уникальной личностью, намного опередившей свое время. Он бескорыстно помогал всем, кто обращался к нему, даже ценой собственного здоровья и в конечном итоге ценой собственной жизни. Его откровения помогли бесчисленному количеству людей, и важность и значимость его слов продолжает поддерживать и помогать миллионам людей и сегодня. Самый популярный и широко известный мистик всех времен, он вместе с тем был скромным, смиренным человеком, пребывающим в постоянном контакте со вселенской истиной.
Его способность подключаться ко «Вселенскому банку данных» и извлекать оттуда точную и исчерпывающую информацию о любом человеке, изумляет и интригует. Книги, опубликованные его издательством ARE, и выпущенные в России издательством «Будущее Земли», написаны либо самим господином Кейси, либо его непосредственными последователями на основе сеансов его медиумической связи. Его «считывания» открывают истины, не ограниченные ни философскими концепциями, ни пространством, ни временем. Каждый читатель, который внимательно прислушается к его словам и мудрым рекомендациям и воспользуется ими в своей жизни, несомненно, получит великое благо.
Hari (Роберт Кампаньола)
ПРЕДИСЛОВИЕ
В конце пятидесятых, когда велась работа над первой версией книги «Другая дверь Бога», у Хью-Линна Кейси было мало времени на литературную деятельность. Он постоянно находился в пути и в каждом штате выступал с лекциями о Кейси. Исследовательско-просветительская ассоциация (ИПА), которую Хью-Линн пытался развивать и поддерживать более десяти лет после смерти своего отца, в то время включала в себя несколько тысяч членов. Тем не менее, Хью-Линн сумел написать ставшую классикой небольшую книгу о смерти и сферах, существующих за ее пределами.
Я сознавал, что пересмотр и дополнение такой книги другими материалами Хью-Линна — это колоссальная задача. Первые несколько недель я собирал все материалы, которые могли иметь к ней отношение: я отыскивал в ИПА-Пресс стенограммы «считываний», переписывал рассказы с аудиозаписей, отмечал нужные места в других книгах Хью- Линна. Но когда я действительно начал выражать это в словах, я наткнулся на камень преткновения.
Я робел, приходил в отчаяние, чувствовал неуверенность и подавленность. Я задавал себе вопрос: «Какое слово употребил бы Хью-Линн — это или другое?», «Как мне внести дополнительный материал, не добавляя к словам Хью-Линна ничего своего?», «Как мне осуществить редакцию, не отступая от оригинальной версии Хью-Линна?». Я постоянно хватался за голову, кусал губы и пил кофе чашку за чашкой.
Прежде всего, я не был сыном Эдгара Кейси, и с материалами Кейси-старшего познакомился не через Хью-Линна, а самостоятельно. Всю свою сознательную жизнь я проработал редактором, а не администратором ИПА и никогда не читал лекций о мире душ.
Хью-Линн, как глава ИПА, был для меня внушительной фигурой. Порой он даже казался мне суровым и неприступным. Тем не менее, я знал, что многие члены ИПА буквально боготворили его и всегда говорили о нем с любовью. Я беспокоился, что посягнул на большее, чем был способен осилить.
И вдруг я увидел сон. Хью-Линн сидел со мной за столом, смеялся и болтал. Беззаботный и веселый, в рубашке с короткими рукавами, он сидел, откинувшись на стуле, и оживленно жестикулировал. Он соглашался со мной, что книга «Другая дверь Бога» требует пересмотра. Он выразил свою уверенность в том, что я — именно «тот парень», которому это дело по плечу.
Он сказал мне, что в 1958 году, когда он начал работу над книгой, у него, разумеется, не было компьютера, не говоря уже о CD-ROM, и он надеялся, что я смогу дополнить ее многими считываниями, которые он в то время не успел в нее поместить. Он пришел ко мне на помощь именно в тот момент, когда я более всего в ней нуждался. Чтобы подтвердить свою убежденность в моей способности, он назвал мне свой «секретный код» доступа ко всей компьютерной системе ИПА. Я воспринял это как знак особого доверия и повторял этот код во сне, чтобы не забыть. Размышляя об этом наутро, я понял, что могу сдаться!
Просыпаясь, я почувствовал, что меня как будто кто-то похлопал по плечу, протянув руку из Запредельного. «Спасибо, Хью-Линн, за то, что Вы появились в моем сне», — сказал я.
После этого мне стало легче редактировать «Другую дверь Бога».
Грэхем Л. Макгилл
ВВЕДЕНИЕ
^ КТО ТАКОЙ ЭДГАР КЕЙСИ?
Эдгар Кейси «спящий» был диагностом заболеваний. В период своей жизни (1877–1945) он помогал тысячам людей излечиваться от болезней, начиная от нарывов, и заканчивая умопомешательством. Многие считают, что он либо спас им жизнь, либо в корне изменил ее, когда казалось, что уже все потеряно. Он до сих пор помогает людям своими советами, содержащимися более чем в 14000 текстах «считываний», которыми располагает Исследовательско-просветительская ассоциация (ИПА).
Многие книги, такие как There is a River, Many Mansions и The Sleeping Prophet, рассказывают его историю. «Спящий» Кейси хорошо известен по этим книгам. Как его сын, я буду рассказывать об Эдгаре Кейси бодрствующем.
Временами (внешне) он казался вполне обычным человеком. Он обожал ловить окуней в прудах Кентукки и рыбачить у берегов Флориды. Ему нравились игры: шашки, боулинг, крокет, гольф (хотя, если говорить о гольфе, то он был самым плохим из всех известных мне игроков).
Как человек, он умел многое.
Занимаясь фотографией, он не только делал снимки, но и проявлял пленки, печатал фотографии, вклеивал их в альбом и вставлял в рамки. Мама помогала ему ретушировать некоторые из ранних снимков. Родители привозили к нему своих детей со всей Алабамы, и он, в конце концов, стал известен как хороший детский фотограф. Его фотография цветущего хлопчатника завоевала много призов.
Где бы мы ни жили, у моего отца всегда была своя мастерская. Он мог починить, что угодно. Он был хорошим плотником. Когда мы достаточно подросли, он обучил меня и моего брата пользоваться инструментами (тогда это для нас было достижением). Семья постоянно производила какие-то изменения или достройку в доме: покраска, бетонирование, обшивка и штукатурка. Как вы знаете, отец вырос на ферме и никогда полностью не забывал те навыки, которые он там приобрел. Он гордился своими садами — многообразием деревьев в нашем дворе и ягодными кустами, которые он разводил, проявляя по отношению к ним удивительную заботу.
Он также делал консервы, желе и вина, часто в больших количествах. Во время «сухого закона» его преследовали не как медиума, но как потенциального самогонщика, поскольку он покупал в больших количествах сахар. Иногда мама ездила в Хопкин- свиль, чтобы навестить родню и наполнить кладовую персиками в бренди, желе, инжиром и бочками вин. За всю свою жизнь он раздарил тысячи банок консервов.
Когда мы росли, родители любили, когда мы с братом приглашали в наш дом друзей. У мамы всегда было чем их угостить, а отец легко находил общий язык с людьми всех возрастов. После нашего переезда в Вирджинию-Бич он поддерживал мое участие в деятельности местного отряда бойскаутов.
Мы построили скаутскую хижину на Линкхорн- Бэй, на территории, которая в то время была незастроенной и покрытой лесами. Отец одного из скаутов пробурил колодец, но, к сожалению, вода в нем оказалась солоноватой. Когда я сказал об этом отцу, он настоял на том, чтобы мы пошли туда. По дороге он срезал персиковую ветвь, напоминающую по форме букву «Y». Направляясь к хижине, он держал «Y» перед собой и ходил вперед-назад, пока «указатель» не отклонился вниз. В конце концов, он воткнул кол и сказал мне, что здесь, на глубине тридцати двух с половиной футов, мы найдем хорошую воду. Очевидно, отец обладал еще и даром лозоискательства.
В хорошую погоду он каждый день некоторое время проводил за рыбалкой на небольшом озере позади дома. Он соорудил себе пирс, уходящий в глубь озера, и на краю его установил удобное сидение. В просмоленный ящик, наполненный землей, он посадил небольшую иву и привязал к нему веревку, чтобы в жаркие дни можно было подтягивать к себе это плавучее дерево, создающее тень.
Когда мы с братом росли, у нас было много домашних животных, в чем папа с мамой поддерживали нас. У нас были собаки — целая свора (отец всех их любил), а также кролики, канарейки, золотая рыбка и попугай. Попугай любил садиться отцу на плечо и нежно поклевывать его ухо. Мы все видели, как этот попугай своим мощным клювом раскрошил графитовый карандаш, и поэтому не без ужаса наблюдали происходящее. Несмотря на этот «мощный клюв», «он» впоследствии свил из клочков газет гнездо, отложил яйца и стал «наседкой».
Отец был великим рассказчиком. Особенно мы с братом любили его истории о свирепой овчарке, которая была у него на ферме в Хопкинсвилле, Кентукки. Как он утверждал, эта овчарка однажды задрала насмерть нескольких собак, которые пытались напасть на хозяйских овец.
В нашей семье зачастую возникали проблемы с деньгами. Их было либо слишком мало (в течение длительных периодов), либо слишком много (в течение коротких периодов). Иногда отец тратил деньги так, будто их запас был неистощим. Затем он мучился по поводу содеянного. Для своей бурной заготовочной деятельности он покупал банки, фрукты и сахар, и иногда оказывалось так, что из еды у нас оставались лишь консервы и хлеб. Если ему случалось сделать большую закупку, то наш кошелек на некоторое время оказывался пуст. В то же время, отец был щедр в отношении своего времени и своих денег, и проявлял щедрость к семье, друзьям и людям, с которыми он работал.
Кроме того, у отца был вспыльчивый характер, над которым он пытался работать всю жизнь. В проявлении эмоций его обуревали крайности: он бывал то чересчур счастливым, то мрачным, как туча, то слишком разговорчивым, то подозрительно молчаливым, то полным оптимистом, то законченным пессимистом. Зачастую он бывал унылым и сентиментальным. Когда он смеялся, мир вокруг становился светлым и беззаботным; когда он хмурил брови, все вокруг становилось серым и мрачным. Он доверял каждому, и часто друзья сбивали его с толку. Он легко прощал другим, а к себе относился сурово.
Мой отец излучал заботу и любовь. Эта позиция прослеживалась в его желании помогать людям посредством считываний, в его доброте к детям, в его внимании к слугам. Его терпение по отношению к молодым людям играло важную роль в успешной работе с группами. Когда он путешествовал, он быстро находил общий язык с каждым, кого встречал. Насколько я помню, отец никогда не раздражался на горничных и официантов. К нему тянулись самые разные люди.
На протяжении своей жизни отец занимался самой разнообразной церковной деятельностью: в возрасте десяти лет он служил сторожем в деревенской церквушке, позднее стал учителем воскресной школы, затем главой Общества усердных христиан, дьяконом и, наконец, возглавил курсы для взрослых по изучению Библии. В Хопкинсвилле, Луисвилле Боулинг-Грин и Сельме он помогал членам церкви в их работе с заключенными. Он лично раздавал Библии заключенным. Он пользовался большой популярностью как учитель воскресной школы. Одно время его класс в Сельме был самым большим во всей Алабаме. В те годы он был членом общества «Ученики Христа». Когда мы переехали в Вирджинию-Бич, мы присоединились к пресвитерианской церкви.
Насколько я помню, Эдгар Кейси читал Библию каждый день. Я также помню его постоянство в молитве, его погруженность в нее. Можно поистине сказать, что он молился «беспрестанно». Я думаю, что именно через молитву к нему постепенно пришло озарение, положившее начало более сложным переживаниям, которые пришли к нему позднее и послужили настройкой на Безграничную Щедрость, проявляемую им в служении.
Помню, что для меня, как для сына Эдгара Кейси, детские годы были постоянным приключением. Еще маленьким мальчиком я начал сознавать, что никогда не смогу обмануть своего отца, никогда не смогу солгать ему ни в чем.
Однажды, когда мы еще жили в Сельме (Алабама), я ослушался отца, и отправился с друзьями купаться нагишом. Когда я пришел домой, он остановил меня на лестничной площадке и озабоченно спросил: «Где ты был?». Я солгал.
Он нахмурился, недоверчиво посмотрел на меня, а затем рассказал мне все в точности про то, где я был: он рассказал о новом месте, которое мы в тот день нашли, обо всем, что я там делал, и даже о том, как один мальчик поранил ногу и ковылял домой, истекая кровью.
Это обстоятельство напугало меня чуть не до смерти.
Еще был случай, когда я попытался уговорить папу поиграть с нами в бридж. Я поймал его сразу после ленча: он пришел, чтобы несколько минут отдохнуть. Я сидел за столом для игры в бридж, разложив карты на четырех игроков:
— Отец, почему ты не любишь играть в бридж? — спросил я его. — Ведь ты играешь во все другие игры, только не в бридж? — и он ответил:
— Когда человек играет в бридж, он вынужден усиленно сосредоточиваться, и поэтому легко прочесть, что у него на уме.
— Что ж, продолжай, — сказал я. — У тебя это прекрасно получается в состоянии сна. Но я никогда не видел, чтобы ты делал такие вещи, когда бодрствуешь. Не могу представить себе, что ты можешь прочесть карты у меня в руке.
— Не веришь? — мое сомнение привело его в неистовство. — Так, возьми карты и держи их перед собой! — приказал он.
— О, нет, забудь об этом, — пытался я унять его. — Все в порядке, забудь об этом.
— Возьми карты!
Я взял карты, и он назвал все тринадцать карт, которые были у меня в руке, затем встал и недовольно сказал: «Именно поэтому я не люблю играть в бридж», и вышел из комнаты.
Больше я никогда его об этом не просил.
Хью-Линн Кейси
^ ОДА «НАМЕКИ НА БЕССМЕРТИЕ»
ИЗ «ВОСПОМИНАНИЙ О РАННЕМ ДЕТСТВЕ»
«Наше рождение — лишь сон и забвение: Душа, восходящая с нами, нашей жизни звезда, Зашла в другом месте И приходит издалека: Не в полном забвении, И вовсе не нагая, Но стелющимися облаками славы приходим мы От Бога, который есть наш дом…»

Уильям Вордсворт
ГЛАВА 1
^ ОПЫТ ПРЕБЫВАНИЯ ВНЕ ТЕЛА
В 1927 году, когда я учился на первом курсе Университета Вашингтона и Ли, у меня было переживание, связанное со второкурсником Гасом Элиасом. Гас был подающим надежды интеллектуалом, который решился нас «исправить», то есть, меня и моего соседа по комнате Тома Сёрджи, и разъяснить нам, невеждам, во что мы, по его мнению, должны верить. Гас был агностиком, Том — католиком, а я постоянно рассказывал об Эдгаре Кейси. Гас считал, что если ты умер, то ты умер, и он пытался разубедить Тома в католической вере, а меня во всем, что касается медиумизма.
Однажды после занятий мы пошли на почту, взяли корреспонденцию, уселись на ступеньках и проспорили несколько часов, забыв даже про обед. После этого Гас отправился на вечеринку в Нейчурал-Бридж, Вирджиния (курорт неподалеку от Лексингтона), а мы с Томом, как и полагалось первокурсникам, вернулись в общежитие, сделали уроки и легли спать.
Во сне у меня было странное переживание. Я почувствовал, что сижу в кровати, в то время как мое тело продолжало лежать. Я начал осознавать, что пребываю вне тела, и что могу выходить из него и возвращаться обратно. Я начал проделывать это одним усилием воли. Раньше я слышал, что в тело нужно входить через одно из его отверстий, например, через рот. Оказывается, это не так. Ты можешь войти в тело через макушку, а также снизу или сбоку. Я входил, совершал «посадку на три точки», проходил сквозь матрас и возвращался в тело. Я наслаждался поистине великим чувством свободы: это было восхитительно! Мое тело блаженно похрапывало в постели. Вдруг я почувствовал, что коснулся лепнины, украшающей потолок. Даже сейчас, закрыв глаза, я могу живо вспомнить ощущение пыли на этом лепном украшении. Это было удивительное восприятие.
Я кружил по комнате, стараясь не слишком удаляться от тела, и вдруг почувствовал, что комнату начинает наполнять световое облако. В комнате было совершенно темно, но, благодаря этому световому облаку, я мог отчетливо видеть. Мое тело находилось на кровати, а мое сознание переместилось на пол посреди комнаты. Комната была небольшая, и всю ее заполняло облако. Вдруг из облака появилась рука Гаса Элиаса и послышался его голос: «Кейси, поднимайся! Поднимайся! Я сейчас тебе что-то покажу. Это потрясающе!» Рука отдернулась. Я подвинулся, встал и попытался следовать в направлении руки, чтобы установить контакт с Гасом. Все расплывалось, но я пытался следовать его указаниям. Я коснулся облака и почувствовал, какое оно холодное. Мне стало страшно. Я запрыгнул в свое тело и проснулся, в этот раз проснулся на самом деле, проснулся полностью: мое тело и мое сознание были вместе. Дрожа от холода, я сел и включил свет.
Было два часа. Мне стало интересно, что за безумный и абсурдный сон мне приснился. Затем кто-то постучался в дверь и сказал: «Кейси, вставай и отправляйся в больницу. Туда привезли тело Гаса Элиаса. Он погиб в автомобильной катастрофе. Это случилось около двенадцати — такое время показывали часы в его машине, которые остановились в момент аварии».
Что случилось? Неужели я в этом состоянии осознаваемого сна смог узнать о смерти Гаса и каким-то образом вступить с ним в контакт? Вот что я об этом думаю: Гас продолжал наш спор! Он продолжал думать и говорить о том, что мы обсуждали весь день, и этот случай явно подтвердил мой аргумент, что «когда ты умер, — ты, на самом деле, не умер!»
Это случилось много лет назад. Я отношу это событие не просто к некоему очевидному факту или доказательству, но, скорее, к личному опыту. Я ни в чем не пытаюсь убеждать вас. В то время я не мог это объяснить и не уверен, что смогу объяснить сейчас, но я много думал об этом и у меня есть ряд теорий на этот счет.
Подобные истории я слышал от многих. Быть сыном Эдгара Кейси — это все равно, что иметь в своей комнате мощный микроскоп или телескоп. Это позволяло мне воспринимать то, что обычно скрыто от нас. Я начал осознавать, что мир гораздо сложнее, чем полагают многие люди, то есть, чем тот мир, который мы различаем посредством пяти чувств.
Когда я путешествовал по стране и обсуждал свои переживания с отцом, ко мне приходили разные люди, чтобы поделиться своими переживаниями. Вот один из таких примеров:
После лекции в Сакраменто ко мне подошла одна женщина и сказала:
«Я была здесь, в Калифорнии, а моя дочь осталась рожать в Орегоне. Я хотела поехать посмотреть на ребенка. Я говорила с ней по телефону, и она сообщила, что роды прошли благополучно. Я собиралась поехать к ней, но почему-то не поехала.
Однажды вечером я ждала возвращения мужа и готовила ужин. Вдруг мне захотелось прилечь. Я легла на кровать, так и не сняв кухонный передник, и впала в полусознательное состояние». (Состояние, которое бывает между бодрствованием и сном. Его часто называют гипногогическим.) «И вдруг я оказалась в доме своей дочери в Орегоне. Я видела свою дочь и ее мужа, который в тот момент пришел с работы, взял на руки младенца и начал укачивать его. Тут они оба обернулись, словно увидели меня в дверях. Они были очень удивлены. И, как я догадываюсь, их удивление побудило меня вернуться в свое тело, в Калифорнию, то есть, туда, где я в тот момент находилась.
Через несколько минут зазвонил телефон. Моя дочь желала знать, где я нахожусь и все ли со мной в порядке. Они думали, что я умерла! Они видели меня в Орегоне! Забавным было то, что они увидели меня не в переднике, но в моем самом нарядном платье, в том, которое я совсем недавно купила для поездки в Орегон. Словно я только что надела его и приехала к ним!»
Я спросил:
— Вы хотите сказать, что оба эти человека видели Вас в Орегоне, в то время как Вы были в Калифорнии?
Она ответила:
— Да. Моя дочь здесь и вы можете поговорить с ней об этом.
Ее дочь это подтвердила. Тогда я спросил ее:
— Вы утверждаете, что Ваш муж также видел ее?
— Да — сказала она.
— Можно я поговорю с вашим мужем?
— Разумеется — ответила она.
Я направился к телефону, чтобы сделать междугородний звонок.
Я не стал вдаваться в подробности, но просто попросил его рассказать эту историю. И он без каких- либо напоминаний с моей стороны поведал мне в точности то, что рассказали мне мать и дочь.
Вот еще один пример. После лекции в Питтсбурге один мужчина поднялся с места и поведал мне следующее:
«Хью-Линн, у меня проблема. Некоторое время назад в магазине электротоваров, где я тогда работал, я схватился за оголенный провод. Меня обожгло и ударило током. Все решили, что я умираю, и срочно отвезли в больницу. Но в больнице-то я не был! Я вернулся домой к жене! Я видел, как она сидит за столом и болтает с соседкой за чашечкой кофе. Я был там! Я стоял прямо перед ними и смотрел на них. Однако они, по всей видимости, не замечали меня. Я услышал, как зазвонил телефон: им сообщили, что я в больнице, и что они должны туда немедленно приехать. Я видел, что моя жена в истерике. Я видел нашу соседку. Они тотчас сели в машину и поехали. По идее, я должен был их поддержать, но я запрыгнул на заднее сидение машины и стал пытаться привлечь внимание своей жены. Однако каждый раз, когда я пытался прикоснуться к ней, моя рука проходила насквозь. Я хотел дать понять ей, что я не в больнице, а здесь, на заднем сидении машины. Но она не обращала на меня никакого внимания.
Когда они пришли в больницу, я вдруг почувствовал, что меня затягивает обратно в тело, а также ощутил сильную боль от ожога и удара.
Теперь меня беспокоит не это. Я рассказал об этом жене и нашей соседке. Я знаю, что все было в точности так, как я это видел. Но с тех пор, где-то раз в месяц, я ощущаю, что стою и смотрю на свое тело, хотя на самом деле, сплю.
Я хочу знать, как мне остаться в своем теле? Я еще не готов с ним расставаться!»
В считывании от 8 июня 1937 года, проводившемся в Вирджинии-Бич для одного сорокатрехлетнего юриста, который спрашивал, действительно ли он временами покидает свое тело и отправляется в различные места, Эдгар Кейси отвечал:
Действительно.
(В): С какой целью и каким образом я могу развить эту способность и научиться целесообразно использовать ее? Ответ: С той же целью, с какой ты погружаешься в медитацию.
Каждая душа покидает тело, когда оно отдыхает во время сна. Что касается целесообразного использования этой способности, то вспомни о том, как ты используешь свой голос. Это, по сути, то же самое, понимаешь? То есть, это дар, это опыт, это развитие своего «я» в отношении духовного, материального и ментального. 853–8.
Опыт пребывания вне тела подобен измененному сознанию, в которое мы входим в процессе перехода, называемого нами смертью. У нас есть некое тело, которое путешествует, как путешествовал Гас Элиас, как путешествовала эта женщина в Орегон, как путешествовал этот мужчина из Питтсбурга, — тело, которое продолжает жить независимо от плоти. Это часть плотского тела, объединенная с ним и перемещающаяся с ним и в нем, но гораздо быстрее.
Вот как Эдгар Кейси объяснил это в считывании, касающемся общения с духами, которое проводилось 17 марта 1927 года в Вирджинии-Бич:
Во-первых, поймите, что каждое явление, происходящее на материальном плане, в структуре своей отражает явление, происходящее на космическом или духовном плане, ибо духовное и материальное — это не что иное, как одинаковые явления, только имеющие разный уровень вибраций. То есть, это разные вибрации одного и того же элемента, ибо в основе любых сил лежит одна и та же сила. 5756–4.
«Ты — душа; у тебя есть тело», говорил Эдгар Кейси.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Эдгар Кейси Смерти нет Другая дверь Бога iconЭдгар Эванс Кейси Из предисловия После кончины Эдгара Кейси
Вместе с соответствующими записями, письмами и отчётами они снабжены индексами в тысячах тематических рубрик, что и делает их доступными...

Эдгар Кейси Смерти нет Другая дверь Бога iconЧарльз ледбитер по ту сторону смерти
Другая сторона смерти – это та область, которую человек в своем невежестве боится признать, потому что данные науки не могут заставить...

Эдгар Кейси Смерти нет Другая дверь Бога iconПредставьте кошмары всех терроров. Потом
Бедствия постигнут дома, в которых нет Бога, нет церкви, нет духовного наставления, нет Библии…

Эдгар Кейси Смерти нет Другая дверь Бога iconРаньо неро
Не только Нострадамус, Ванга, Авель, Распутин, Малахия, Эдгар Кейси были великими провидцами истории. Был ещё один великий провидец,...

Эдгар Кейси Смерти нет Другая дверь Бога iconРик Риордан Сын Нептуна
Хейзел, дочь бога Плутона, и Фрэнка, сына бога Марса. От них-то Перси и узнает, что Гея, богиня Земли, и ее сыновья, гиганты, пленили...

Эдгар Кейси Смерти нет Другая дверь Бога iconЭдгар Аллан По Похищенное письмо
Морг и тайну, связанную с убийством Мари Роже. Вот почему, когда дверь распахнулась и в библиотеку вошел наш старый знакомый, мосье...

Эдгар Кейси Смерти нет Другая дверь Бога iconЯ верую я тоже нет (Je crois Moi non plus)
Диалог между влиятельным католическим иерархом и убежденным атеистом, между опытным “адвокатом Бога” и непримиримым критиком всех...

Эдгар Кейси Смерти нет Другая дверь Бога iconИнструкция для аборигенов: "Когда инопланетяне выйдут за дверь: "Кивок...
Основной принцип тренинга – освоение активного стиля общения; совершенствование умений эффективного общения; формирование стиля доверительного...

Эдгар Кейси Смерти нет Другая дверь Бога iconПоложение о церкви ингрии на территории россии
Библии, на свидетельстве Ветхого и Нового Завета о триединстве Бога: Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святого. Эта вера исповедуется...

Эдгар Кейси Смерти нет Другая дверь Бога iconТимоти Лири Семь языков бога Тимоти Лири. Семь языков бога
Неужели два полушария нашего мозга и вдвое большая, чем необходимо, продолжительность жизни это ошибка переходного процесса? Неужели...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов