Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная




НазваниеШаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная
страница1/26
Дата публикации11.08.2013
Размер4.09 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26




Г. В. Ксенофонтов
ШАМАНИЗМ
Избранные труды (Публикации 1928 — 1929 гг.)




Творческо-производствеиная

фирма «Север-Юг»

1992 год



ШАМАНИЗМ

Избранные труды

В настоящий сборник включены работы известного якутского этног­рафа и фольклориста Г. В. Ксенофонтова, посвященные шаманству якутов и других народов Сибири, опубликованные в конце 1920-х годов.

После репрессий 30-х годов его имя надолго исчезло из историогра­фии Сибири. Исчезло, но не было забыто — вклад Г. В. Ксенофонтова в исследования историко-этнографических и фольклорных проблем, рас­крывающих самобытность культур народностей Севера, трудно переоце­н и т ь.

Издание сборника работ Г. В. Ксенофонтова приурочено к междуна­родной конференции «Шаманизм как религия: генезис, реконструкция, традиции» в г. Якутске. Право на издание и переиздание настоящего сборника принадлежит исключительно Музею музыки и фольклора наро­дов Якутии.
Выпуск издания приурочен

к международной конференции

«Шаманизм как религия:

генезис, реконструкция, традиции
Якутск, 1992 год


Утверждено к печати научным советом международной конференции «Шаманизм как религия: генезис, реконструкция, традиции».

Составитель и автор предисловия А. Н. Дьячкова. Музей музыка и фольклора народов Якутии

Оформление В. Ю. Ангерова.

Спонсор издания — Якутский филиал «АЭРОФЛОТБАНКА»
Сборник подготовлен к публикации творческо-производст­венной фирмой «Север-Юг»,

K 1805030000-009

073(02)-91 23-91
ISBN 5-07-001317-3

ПРЕДИСЛОВИЕ
Гавриил Васильевич Ксенофонтов - представитель первой плеяды якутских интеллигентов, ученый-этнограф фольклорист, научное наследие которого представляем огромный интерес не только как яркая страница якутской и сибирской историографии, но и как явление якутской культуры. Его судьба, как и судьбы большинства представителей этого по­коления интеллигентов, сложилась трагично. В 1938 г он был репрессирован и вскоре ушел из жизни.

Труды, оставленные Ксенофонтовым, представляют боль­шую ценность для изучения истории и культуры народов Якутии и Сибири и давно стали библиографической ред­костью. Помимо изданных работ он оставил богатое руко­писное наследие, которое хранится в архиве Якутского на­учного центра (ЯНЦ) РАН.

В 20—30-е годы имя ученого было широко известно в на­учных и общественных кругах Сибири. Его труды издава­лись в основном в Иркутске, являвшемся в те годы научным центром Сибири. Здесь он продолжительное время жил, здесь же он начал свой путь в науку. После репрессии его имя исчезает из якутской и сибирской историографии. И только после его реабилитации в 1958 г. появилась воз­можность восстановить доброе имя талантливого якутского ученого, вернуть науке его труды.

Начало этому благородному делу было положено известным якутским фольклористом Г.У. Эргисом. В 1963 году к 75-летию со дня рождения Г.В. Ксенофонтова он подготовил доклад о жизни и деятельности исследователя, который лёг в основу статей, вышедших в начале 1960-ых годов. Полностью он был опубликован лишь в 1978 году, после смерти автора1.

Сотрудниками Института языка, литературы и истории Якутского филиала СО АН СССР (И. М. Алексеевым, П.Е. Ефремовым) во главе с Г.У. Эргисом была проведена большая работа по розыску и возвращению на родину рукописного наследия Г.В. Ксенофонтова. Огромная роль в систематизации и изучении материалов архива ученого принадлежит Г.У. Эргису. Большую помощь в научно-технической обработке оказала опытный архивариус Архива ЯФ АН СССР А. Л. Новгородова.

В 1963 г. в вышеупомянутом докладе о составе архива Г.У. Эргис раскрыл его содержание. И с этого времени начался новый этап в изучении творчества Г.В. Ксенофонтоваэтап освоения собранных им материалов, ценнейших источников для изучения шаманизма и культуры народов Сибири мимо которых не прошел ни один исследователь. Его творческое наследие получило широкое признание в нашей стране. Это сопровождалось неослабевающим интересом к незаурядной личности самого ученого, к его биографии. Вы­шедшие в эти годы в периодической печати небольшие пуб­ликации о жизненном и творческом пути ученого только уси­ливали интерес. В его личном фонде сохранилась автобио­графия, которая помогла восстановить отдельные факты жизни и деятельности Г. В. Ксенофонтова.2

Г. В. Ксенофонтов родился 15 января (4 января по старо­му стилю) 1888 г. в урочище Тит-Арыы на р. Лена, в 180 км выше г. Якутска, в зажиточной семье якутов 4-го Мальжагарского наслега Западно-Кангаласского улуса (ныне Орджоникидзевского района) Василия Никифоровича и Екатерины Максимовны Ксенофонтовых. Как человек грамотный и состоятельный, отец пользовался авторитетом, определенным влиянием у себя в улусе и избирался на разные выборные должности в улусной управе, в том числе на должность улус­ного головы. Семья была большой: шесть сыновей и три до­чери. Гавриил был старшим сыном в семье, однако, сразу после рождения был отдал на воспитание в бездетную, средне­го достатка семью Ионы Слепцова, где прожил до поездки в г. Якутск на учёбу. В семье его очень любили. Он рос живым, подвижным и любознательным мальчиком. С детства испытывал любопытство ко всему, что его окружало. Детские годы оставили неизгладимые впечатления на всю жизнь. Он был очень привязан к своим приемным родителям и после отъезда на учёбу навещал их во время летних каникул. Впоследствии он с большой теплотой отзывался о них.

Как знать, может именно тогда зародился у него стойкий интерес к жизни простых людей, переросший позднее в глубочайший интерес к духовной культуре и историческим судьбам своего народа.

Чтобы дать детям образование, Василий Никифорович с семьёй переехал в Якутск на постоянное жительство. Здесь он приобрёл двор и поступил на службу в Якутскую агентуру Ленских приисков. На операциях по зимней доставке грузов и по скупке продуктов для приисков он очень скоро нажил капитал и сделался богатым человеком. Это позволило ему занять почечное место среди богатых людей города и оказывать на них определенное влияние.

Получив начальное образование сначала в сельской шко­ле затем, до переезда родителей, в Мариинском приюте в г. Якутске Гавриил в 1899 г. поступил в Якутское реальное училище. Жил он теперь в доме отца, но уюта и тепла, ка­кие он испытывал в семье приемных родителей, здесь не было. Особенно это ощущалось в отношениях с матерью, ко­торая к нему была особенно требовательна и сурова. Отец, напротив, был ровен и строг со всеми детьми, особенно с мальчиками. Как человек, добившийся многого в жизни бла­годаря своей образованности, он стремился дать образова­ние всем своим детям и не жалел на это средств. Отец поль­зовался непререкаемым авторитетом в семье и уважением своих детей. Он оказывал на всех, особенно на старшего сы­на, огромное влияние.

В последних классах училища Гавриила застали револю­ционные события 1905 г., докатившиеся и до Якутска. Все­общая волна демократического подъема не могла не кос­нуться и Ксенофонтова. Он принимал участие в движениях мчащихся, посещал митинги с участием политссыльных. В ап­реле 1905 г. среди учащихся реального училища возник не­легальный марксистский кружок «Маяк». В этот кружок был вовлечен своими товарищами молодой Ксенофонтов, Организатором и руководителем этого кружка был ссыльный социал-демократ С. Котиков. На занятиях кружка чита­лись лекции и рефераты по вопросам политэкономии, истории рабочего движения, аграрной политики. Здесь Г.В. Ксенофонтов впервые познакомился с идеями марксизма. Позднее, вспоминая об этих днях, он писал: «Эта эпоха оставила неизгладимые впечатления, хотя вопросы политической программы большевиков и меньшевиков для меня были мало понятны и не особенно привлекали3».

Учёба давалась ему легко. Он резко выделялся знаниями среди своих сверстников, особенно преуспевал в математике, за что был прозван «Архимедом». Его больше тянуло к точным наукам, и он хотел поступать в технологический институт. Но отец был против. Опасаясь, что техническая специальность сына не найдёт здесь своего применения, он настаивал на поступлении на юридический факультет Томского университета. Когда встал вопрос о дальнейшей учёбе, Гавриил выбрал юридические науки. Здесь сказалось влияние отца и зависимость от него в материальном отношении.

Проработав после окончания училища один год учителем в 1-ом Мельжахсинском наслеге Мегинского улуса, в 1908 г. он едет продолжать образование в г. Томск. С поступлением на юридический факультет, он начинает принимать активное участие в работе студенческого научного кружка «Сибиреведение», организованного и действовавшего при активном участии учеников известного сибирского этнографа и путешественника Г. И. Потанина. Кружок объединял вокруг себя талантливую молодежь Сибири. Занятия этнографией и фольклором, изучение духовной культуры, быта и нравов на­рода увлекли и заинтересовали Ксенофонтова. Работа в этом кружке подготовила его к будущей этнографической рабо­те. В годы учебы, находясь летом на каникулах у себя дома, он предпринимал первые попытки по собиранию фольклор­ного материала, которые закончились неудачей. Сказалось отсутствие опыта. Это привело к разочарованию и приос­тановило на несколько лет занятия этнографией.

В стенах Томского университета Ксенофонтов испытал сильное влияние областничества, на базе которого позднее формировались его политические взгляды. Основоположниками этого буржуазного и мелкобуржуазного общественно-политического течения были представители сибирской интеллигенции Г. И. Потанин и Н. М. Ядринцев. Они являлись сторонниками автономии Сибири, добивались её культурной и экономической самостоятельности. Основную задачу своего движения они видели в создании условий ускоренного развития Сибири по пути буржуазных реформ, в устранении причин укоренения в Сибири российских полуфеодальных традиций помещичьего хозяйства. Создание этих условий они связывали с обособлением края в рамках отдельной области, с областным самоуправлением.

В 1912 г. Гавриил Васильевич, успешно закончив университет, после годичной стажировки возвратился в Якутск. Здесь с 1913 по 1917 г. Он работал в адвокатуре, занимаясь юридической практикой, в которой немало преуспел. В своей адвокатской деятельности он сталкивался с рутиной и формализмом царского суда, выступал за справедливое решение дела, защищая интересы простых людей. «Юридическая работа в центре Якутии, - вспоминал Г.В. Ксенофонтов, - дала возможность ближе столкнуться с якутами разных улусов и наслегов, которые обращались за помощью4». По своим передовым общественно-политическим взглядам он выгодно отличался от коллег и пользовался популярностью среди широких слоёв якутского населения. Впоследствии это обстоятельство сыграло немалую роль в научно-исследовательской работе, помогало при сборе этно­графических материалов. Люди, с которыми он вел беседы, охотно делились с ним своими знаниями.

В те годы наряду с юридической работой он активно за­нимался культурно-просветительной деятельностью, высту­пая против забитости, темноты и невежества народа. «Чем образованнее народ, тем он лучше живет5» — писал Г. В. Ксенофонтов. В 1916 г. на. страницах местной печати он выступил со статьей о необходимости сбора пожертвований для открытия университета в Иркутске, где подчеркнул большое значение будущего научного центра Восточной Си­бири для научного изучения Якутии, для решения задач культурно-просветительной работы, подготовки квалифици­рованных кадров врачей, учителей, юристов6. Его деятель­ность в этом направлении сыграла положительную роль: Якутия внесла свою лепту в открытие университета, и через 4 года, в 1918 г., он впервые открыл свои двери. А спустя несколько лет волею судьбы и Ксенофонтов свяжет с ним свою дальнейшую судьбу.

В эти годы Г. В. Ксенофонтов принимал активное участие в работе местного отдела Русского Географического Обще­ства. Большое значение для его научной деятельности в бу­дущем имело знакомство с Емельяном Ярославским состо­явшим консерватором музея Географического Общества. В первые дни Февральской революции Е. Ярославский возглавил антирелигиозную работу в Якутске и живо интересовался вопросами шаманизма. «Интерес к основным темам моих работ, - вспоминал Ксенофонтов, - а именно к вопросу об умирающих богах – шаманах, к изучению библей­ских мифов, зародился во мне, главным образом под влиянием тов. Ярославского»7.

Бурные события Февральской, а затем и Октябрьской революций, всколыхнувшие все слои якутского общества, на некоторое время отодвинули на задний план все другие занятие, в том числе и занятие наукой.

Февральская буржуазно-демократическая революция имела исключительное значение для таких отсталых окраин как Якутия, т.к. в ходе её осуществления происходило соединение буржуазно-демократических задач революции с задачами национально-освободительского движения. В ходе решения этих задач на передний план выдвинулась национальная интеллигенция. Ярким представителем её демократически настроенной части был Г.В. Ксенофонтов. Он и стал её бесспорным лидером. Его фигура как никакая другая больше подходила для выполнения этой роли: авторитетный, широко известный в общественных кругах и среди населения своими передовыми взглядами. Национальная интеллигенция развернула активную работу по организации своего союза с тем, чтобы встать во главе национально освободительского движения.

В создании в марте 1917 г. такого движения как «Свобода» и в других политических мероприятиях принял деятельное участие Г.В. Ксенофонтов. Позднее, в июне этого же года, этот союз был переименован в «Якутский трудовой союз федералистов». Программа союза носила ярко-выраженный буржуазно-демократический характер и испытывала сильное влияние программных требований сибирских областников: для Сибири – автономия во главе с Сибирской областной думой8. Социальный состав союза был довольно пёстрый. В него входили представители буржуазной интеллигенции, интеллигенты-демократы и либеральные тойоны и купцы. Ксенофонтов являлся представителем левого крыла союза. Был избран делегатом на Всероссийское Учредительное собрание и дважды – на сессию Сибирской Думы в г. Томске. Функций делегата ему так и не удалось осуществить из-за победы Октябрьской революции и смены власти. И он вынужден был отойти от политической деятельности.

Летом 1919 года Ксенофонтов возвращается в г. Якутск с твёрдым намерением вернуться на юридическую работу и сочетать её с изучением шаманизма. Но отдел народного образования ревкома направляет его учителем начальной школы в Мегинский улус, где он пробыл до конца мая 1920 г. Вернувшись в Якутск, он участвовал в проведении Судебной реформы. Но от дальнейшей работы в судебных органах он отказался, ссылаясь на старую школу. И хотя у него было все для блестящей карьеры адвоката: образование, ум, отличное владение русским языком, убедительность и строгая логика его речей на суде, со своей основной профессией ему пришлось расстаться. Но всё, чему он научился здесь, он использует в будущем.

После окончания реформы Ксенофонтов в 1920 г. добился командировки в Иркутский государственный университет для получения медицинского образования. Но волею судьбы он был зачислен на факультет общественных наук. Он быстро увлёкся историей Сибири и был поглощён учёбой. Учитывая его общую университетскую подготовку, правление университета предложило ему место ассистента на кафедре восточных языков. Затем, по просьбе Б. Э. Петри, его перевели на кафедру археологии и этнографии, где он специализировался по этнографии и истории кочевых на­родов Азии. С этого момента и до конца своей жизни Г. В. Ксенофонтов, не отрываясь, занимается научной дея­тельностью. В университете он получил глубокую теорети­ческую подготовку. На формирование Ксенофонтова как ученого повлияла научная среда в Иркутске, где с энтузи­азмом изучали историю, быт и культуру народов Восточной Сибири. Иркутск с открытием здесь университета стал круп­ным научным центром. Здесь работали профессора-истори­ки В. И. Огородников, Н. Н. Козьмин, Б. Э. Петри, фольк­лорист и литературовед проф. М. К. Азадовский, литерату­ровед и историк проф. М. П. Алексеев, молодые начинающие историки П. П. Хороших, Ф. А. Румянцев и др. К кругу ир­кутских ученых примыкали и бурятские профессора Г. М. Ци­биков, Б. В. Барадин, фольклористы П. П. Баторов, С. П. Балдаев и др.9

В университете он проработал два года. Принимал дея­тельное участие в работе студенческого кружка «Народове­дение», руководителем которого был Б. Э. Петри, а также в работе Восточно-Сибирского отдела Русского Географиче­ского Общества. В кружке им было прочитано два доклада. «Происхождение якутов» и «Эволюция кумысного праздника – ысыах10».

Летом 1921 г. в качестве члена экспедиция проф. Б. Э. Петри Ксенофонтов получил командировку в Якутскую область, где наряду с изучением веровании якутов им зарисованы и описаны наскальные изображения на реке Лене11. Собранный им этнографический материал включал в себя исторические предания, героический богатырский эпос якутов – олонхо, материалы по шаманству. Лето 1992 года он пробыл в Аларском аймаке Бурятии, знакомясь с шаманской верой бурят.

Для обстоятельного и систематического сбора этнографических материалов Ксенофонтов в 1923 г. уволился из университета и выехал в Якутию. Здесь он встретил определённые трудности. В то время в Якутске не было научной организации, в штате которой мог бы числиться исследователь. Для собирания этнографический материалов по шаманству и фольклору северных якутов он поступил на службу секретарём Северного отделения Якутского наркомата торговли и промышленности. Находясь в низовьях р. Лены, в с. Кюсюр, он совершил двухмесячную этнографическую поездку к устью реки Оленек. Пробыв на Севере в общей сложности год, он в октябре 1924 г. возвратился в Якутск12.

Живя на Севере, в Булуне, он не порывал связей со своими товарищами по работе в Иркутске. Особо дружест­венные отношения у Гавриила Васильевича сложились с П. П. Баторовым, бурятским фольклористом.

После поездки Ксенофонтова на Север Якутское прави­тельство все же нашло средства и формы финансирования интенсивной научной деятельности ученого. По приезду в Иркутск он установил связь с якутскими организациями, которая не прекращалась до конца его жизни. В декабре 1924 г. Г.В. Ксенофонтов стал научным сотрудником отдела Наркомпроса ЯА ССР. А в феврале 1925 г. ученый предпринял самое большое путешествие по маршруту Якутск – остров Тойон Арыы – через таежные наслега Западно-Кангаласского улуса и Средневилюйский улус – Вилюйск – Верхневилюйск – Марха – Нюрба – Шея – Сунтур – Хочинский улус – Брангатский наслег – Чона Эрбогаче – Ново-Туруханск – Красноярск. Путешествие завершилось в середине 1926 г. поездкой в Хакасию и западную Бурятию13.

Длительность и трудность путешествия не могли не сказаться на его здоровье. По возращении из Хакассии он заболел и через некоторое время по совету врачей поехал отдыхать в Сухуми. Осенью того же года после лечения он приехал в Ленинград. Здесь Ксенофонтов прожил год, работая в музеях и библиотеках и обрабатывая собранные материалы.

Как научный сотрудник Наркомпроса ЯАССР, он должен был постоянно информировать его о программе своего исследования. На совещании ответственных работников ЯА ССР при Якутпредстве в Москве Г.В. Ксенофонтов 23 мая 1927 г. сделал доклад. Это был своеобразный отчёт о проделанной работе перед правительством республики. На совещании присутствовал П. А. Ойунский. Отчет был заслушан с большим интересом и утвержден. А с сентября 1927 г. правительство установило ему заработную плату в размере 200 р. в месяц14.

Живя и работая в Москве, Г. В. Ксенофонтов принимал активное участие в работе «Союза воинствующих безбож­ников». Председателем его центрального совета являлся Е. Ярославский. Он высоко оценивал работы якутского уче­ного по шаманизму и оказывал ему всяческую помощь в публикации трудов. В марте 1928 г. по рекомендации В. Ярославского он выступил в научно-методической секции «Союз воинствующих безбожников» с докладом о результатах изучения им шаманской веры у якутов15.

Побывав в Казани, Ксенофонтов в 1928 г. возвратился в Иркутск и приступил к публикации своих работ. Так, в жур­нале «Бурятоведение» были опубликованы его статьи: «Изображения на скалах р. Лены...», «Происхождение якутов», «Кочевой быт и религия». В том же году через издательст­во Якутской секции Восточно-Сибирского отдела Русского Географического Общества, в Иркутске вышла книга «Легенды и рассказы о шаманах у якутов, бурят и тунгусов». В 1929 г. увидели свет работы «Хрестес. Шаманизм и хри­стианство», «Культ сумасшествия в урало-алтайском шама­низме», «Пастушеский быт и мифологические воззрения классического Востока». В эти же годы он подготовил к из­данию основной итог своих исследований по фольклору и мифологии якутов - «Эллэйада». Все предпринимаемые по­пытки к ее изданию кончались при жизни автора безрезуль­татно. «Эллэйада» была издана только в 1977 г.

Наряду с историко-этнографическими и фольклорными проблемами Г. В. Ксенофонтов занимался вопросами языкознания и литературоведения. Так в 1933 г. в сборнике «Язык и мышление». Была напечатана статья «Расшифровка двух памятников орхонской письменности из Западного Прибайкалья16. В ней автор предпринял попытку расшифровать эти памятники на основе грамматического строя якутского языка. Такая же попытка была предпринята в статье «Письма Эллэя». Она была включена в сборник трудов Института языка и культуры, но в сентябре 1936 г. сгорела при пожаре в типографии в Якутске17.

В области литературоведения им были написаны две работы о произведениях А. С. Пушкина, где автор привлёк большой и разнообразный материал18.

В 20-30-ые годы Г.В. Ксенофонтов был почти единственным учёным, занимавшимся проблемой происхождения якутского народа. Он неоднократно выступал с докладами по этому вопросу. В 1932 г. он получил заказ от Якутского книжного издательства на подготовку книги о происхождении и древней истории якутов. Был заключён договор19. В процессе работы Якутиздат оказывал Ксенофонтову постоянную поддержку и помощь. С его директором С.Г. Потаповым он был связан давней дружбой.

После заключения договора Г. В. Ксенофонтов вплотную приступил к написанию монографического исследования. Жил он тогда в Иркутске. Условия договора предусматривали командировку в Якутию для сбора дополнительного материала и работы в архиве. Летом 1933 г. он совместно с директором Якутского областного музея М. А. Ковыниным вершил археологическую поездку по Кангаласскому улусу для раскопки дохристианских погребений якутов. Однако из-за отсутствия специальной подготовки раскопки велись не на высшем уровне.

В июне-августе 1935 г. Г.В. Ксенофонтов по приглашению якутских научных организаций принял участие в языковедческой конференции, состоявшейся в г. Якутске. К этому времени относится и открытие Института языка и культуры при СНК ЯАССР. Его директором стал П. А. Ойунский20. Ксенофонтов был принят в штат института в качестве старшего научного сотрудника. Вопрос этногенеза якутов, которым занимался Гавриил Васильевич, был предметом особенного пристрастия Ойунского, и его взгляды по древней истории якутов формировались в
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconИзбранные психологические труды Под редакцией Б. Ф. Ломова
Труды действительных членов и членов-корреспондентов Академии педагогических наук СССР

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconШаманизм: Архаические техники экстаза
Шаманизм в средней и северной Азии: II. Магическое исцеление. Шаман проводник душ

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconИзбранные философско-психологические труды. Основы онтологии, логики и психологии
Марбургском университете Когена и глубоко уважал его как одного из своих учителей

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconАбалкин Л. И. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. Избранные труды
I. Состояние и конъюнктуры мирового хозяйства во время войны 1914-1918 гг. 47

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconПериодизация психического развития в детском возрасте фундаментальная...
Из книги: Эльконин Д. Б. Избранные психологические труды. М.: Педагогика 1989. С. 60-77

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconПервый пятилетний план развития народного хазяйства Украины 20 января 1929
Октябрь 1929 – в газете «Правда» опубликована статья Сталина «Год великого перелома» (переход к форсированной индустриализации)

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconМаркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. 3
По изданию: Маркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. М.: Политиздат, 1986, 639 с

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconМаркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. 3
По изданию: Маркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. — М.: Политиздат, 1986, — 639 с

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconА. В. Запорожец «Основные проблемы онтогенеза психики» // Хрестоматия...
Хрестоматия по возрастной психологии. Часть Предмет и методы возрастной психологии. / Ред сост. Карабанова О. А., Подольский А. И.,...

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconПравила оформления рукописи статьи и условия публикации
Для публикации в журнале, принимаются оригинальные (не опубликованные ранее в печатном и/или электронном виде) статьи, подготовленные...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов