Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная




НазваниеШаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная
страница10/26
Дата публикации11.08.2013
Размер4.09 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   26

^ Моление и жертвоприношение


Главное жертвоприношение духу шамана заключается в заклании овцы. Но до этого совершается предварительное моление духу, разделенное на два отдельных акта, сопровождаемые брызганием молочных продуктов и тарасуна. Первое брызгание совершается на общей площадке около коновязи «сэргэ». Здесь присутствуют все прибывшие, не исключая женщин и детей. Второе моление совершается немного в стороне, к югу от общей площадки, под большой развесистой березой, которая и является настоящим «сэргэ» духа. Здесь имеют право присутствовать только немногие, избранные лица во главе с шаманом; женщинам и детям вход туда строго воспрещается. Это как бы святое святых, место ближайшего пребывания чтимого духа. К этому святилищу, отстоящему от места общих сборищ в 30-40 саженях, ведет узенькая тропинка.

На чтимой березе, по словам бурят, висит маленькая модель железного стремени, которое умерший шаман при жизни носил на своих конных тростях («сорби»), но я, при всем усилии, не мог разглядеть на березе эту священную реликвию бурятского святого. На главной березе и на двух, растущих около, навешены белые и синие лоскутки материи.

В старину бурятские шаманы сжигались на кострах; кости собирали в мешочек и клали в особое углубление, выдолбленное в стволе растущей толстой сосны. При этом кору дерева не ломали, а осторожно снимали. Положив мешочек с мощами шамана, отверстие плотно закрывали дощечкой, поверх которой накладывали снятую кору, и забивали ее гвоздями. На месте сожжения на растущих деревьях развешивали знаки шаманского достоинства и другие предметы. (См. Прекрасную работу Н. Н. Агапитова и М. Н. Хангалова – Шаманство у бурят Иркутской губернии. Изв. Вост.-Сиб. Отд. Имп. Русс. Геогр. Общ., т. 14, И 1-2, 1883 г., с. 53-57).

Поэтому с течением времени, когда разрешенные предметы истлевали, сгнивали или растаскивались, а дерево, принявшее прах шамана, падало, исчезали, конечно, всякие наружные признаки древнего шаманского погребения. Так и в отношении шамана Богдана, умершего, по преданиям бурят, девять поколений тому назад (т.е. почти 300 лет тому назад): никаких очевидных следов шаманской могилы не сохранилось, и никто из бурят не может показать ту сосну, в которую была положена урна-мешочек с костями Богдана.

В результате – почитание душ древнейших, следовательно, и наиболее чтимых, шаманов адресуется просто к растущим деревьям, притом, по преимуществу, к березам. У бурят строго запрещается рубить какое бы то ни было дерево в шаманской роще. Таким образом, в связи с почитанием шаманских душ, рождается как бы самостоятельное, культовое почитание деревьев. Бурят-шаманист должен привыкнуть угощать своих духов через ветви деревьев, растущих на могиле, а потом и через каждое березовое дерево, если нет возможности ехать на место погребения. По-видимому, таково происхождение шаманистических обычаев – постоянного употребления срубленных берез или их веток при всех обращениях к богам и духам, а также, само собой разумеется, и растущих берез. Замена сосны (хвойных) березой, вероятно, появилась позже, в связи развитием культа белых духов. У якутов, у которых культ светлых (небесных) и черных (подземных духов) – дав полярных полюса, береза имеет отношение к первым, а ель и лиственница – к последним.


  1. ^ Первое обращение к духу


На задах общей площадки горят два костра, где поставлены две большие чугунные чаши для варки мяса. По приезде сразу приступают к кипячению в них воды. Этим делом занимаются мужчины; женщинам вообще воспрещается участие в приготовлении жертвенного мяса.

Все прибывшие, числом около 60-ти человек, уселись полукругом около сэргэ, обратившись лицом к югу. Мужчины образуют верхний, первый, внутренний ряд, а женщины поместились сзади их. Впереди на разостланном войлоке – посуда с жертвенными напитками (молоко и тарасун). Около сэргэ втыкается срубленная березка – «залма», от которой ломают веточку и втыкают перед войлоком с жертвенной пищей. Позади войлока садится один почетный старец – «туургэ убугун» - в качестве представителя молящегося улуса и для разливания жертвенной пищи. На залма навешены кисточки из материи. Впереди сидящих один бурят держи товцу, предназначенную на заклание, обратив ее голову на юг или юго-восток.

В две чашечки наливают «саган» из молочной пищи, в третью - тарасун. Чашечку с молоком берет шаман, а две прочие — два бурята, которые вместе с шаманом произносят слова молитвы и брызгают. Перед «сэргэ» духа шаман снимает шляпу и становится на колени, за ним повторяют тоже два бурята; произнося слова молитвы, капают из чашек на «сэргэ». Затем, обратившись лицом к востоку и держа в вытянутой правой руке жертвенную чашу, шаман говорит молитву. Двое других в той же позе повторяют слова шамана; произносят в конце «сээк», широким взмахом брызгают из чаш. Брызгание повторяется три раза. После третьего обращения бросают вперед чаши со словом «тюёрэк», гадая о счастье. В это время туургэ убугун молится, двигая правой рукой. После молитвы шаман, снова наполнив чашу, каплет на костер, обмакивает в жидкости веточки березы «залма» и концы повешенных кисточек. Затем, приложившись к чаше, сам передает пить туургэ убугун. Дальше, чаша передается с рук на руки всем сидящим. Пьют тарасун, подливая из посуды.

Потом приступают к закланию жертвенной овцы. Шаман предварительно освящает и очищает овцу молитвой, курением можжевельника, подносит к ее губам «саган» в чаше и кропит по спине. Двое бурят, взяв овцу за передние и задние ноги, валят на спину, сохраняя ее обращение на юг. Убивают обычным жертвенным способом: сделав надрез в животе, бурят просовывает руку и разрывает аорту. Свежуют но­жом, не ломая костей. Мясо жертвенной скотины всегда режется вдоль ломтями, а затем варится в котле. С головы шкура не снимается; часть горла, языка, легких и сердца от головы не отделяют.


  1. ^ Второе обращение к духу


Пока варится жертвенное мясо, шаман в сопровождении человек направляется к главному «сэргэ» умершего шамана, к священной березе с его реликвией. Один из сопровождающих исполняет обязанности туургэ убугун, другие восемь садятся полукругом под березой, обратившись лицом на юго-восток. Шаман обычным порядком совершает троекратное моление и брызгание, обращаясь лицом к березе, также гадает чашей. Мочит концы веток березы, капает на костер, пьет и передает чашу другим, которые тоже угощаются тарасуном. Во время молитвы не разрешается проходить с восточной стороны.

Каждое обращение к отдельному духу заключается таинственным возгласом «сээк». Упоминая и угощая одного духа, нельзя забывать его неизменную свиту. В данном случае угощение Богдана сопровождается, видимо, и пониманием имен его потомков – шаманов (Тангарана, Балихая и др.).

Пока представители нашего улуса молились у священной березы, на общей площадке началось предварительное моление Богдану другого улуса. У них почему-то совместно с шаманом брызгают четверо.


  1. ^ Угощение духа мясом


Угощение духа жертвенным мясом у бурят также сводится к актам коллективной трапезы самой улусной общины, а на долю духа достаются голые кости, которые сжигаются тут же всеми собравшимися.

В данном случае духу в качестве почетной закуски преподнесли сваренную голову овцы. Предварительно со лба вырезали треугольный кусочек мяса с кожей. Это голова носит особое наименование – «туулэй». Двое бурят держат корыто с мясом перед костром. Шаман подходит и три раза говорит молитву; по окончании ее буряты с корытом кружатся посолонь. Шаман в деревянную ложку кладет маленькие кусочки мяса и несет на жертвенник, где на старой куче разложен огонь. Угощение духа мясом сопровождается и выпивкой, т.е. брызганием тарасуна на жертвенник, на сэргэ, залма.

Голову овцы – «туулэй» - преподнесли с особой торжественностью. Шаман без шляпы, держа «туулэй» высоко обеими руками, говорит слова молитвы. В это время подходит другой бурят, берет у него голову овцы и бережно кладет на жертвенник, где она и сгорает.

Мясо в двух корытцах после угощения духа приносят в круг одноулусников, которые тут же закусывают, бросая кости на ширэ. Трапеза сопровождается обильной выпивкой.

По словам бурят, молитвенное обращение шамана к духу сводится к благодарению его за попечение о них, к просьбе даровать приплод скоту и детей.
^ 5. Сообщества духа умершего шамана
Наиболее интересным моментом во всей этой церемонии является заключительная сцена – разыгрывания шаманом-распорядителем сошествия на него духа древнего шамана. Но, к сожалению, по незнанию бурятского языка и в виду отсутствия переводчика, я не могу восстановить текст и содержание диалогов от имени духа.

Так как моление длилось почти около трех часов, и за это время все участники успели уже основательно наугоститься молочной водкой, в особенности сам шаман, эта сцена происходит в приподнятом настроении и всеобщем возбуждении.

Все участники моления сидят полукругом, допивая остаток привезенного тарасуна. В это время шаман, сделав ряд возлияний наружу и во внутрь около коновязи предка, подходит к сидящим и начинает быстро, безостановочно и возбужденно говорить. По громкому голосу, по строгой позе можно подумать, что он находится в запальчивости и раздражении. Взоры всех обращены на шамана, все как-то насторожились и очень внимательно слушают. Некоторые старики обраща­ются к духу, видимо, с какими-то вопросами... Временами по грозным окрикам и порывистым жестам можно полагать, что сошедший дух шамана за что-то ругает и распекает своих потомков.

На мои вопросы о том, что говорит дух, буряты отвечают неохотно и ограничиваются общими фразами: дух говорит, что все идет хорошо и благополучно.

Когда снялись с табора и двинулись обратно, солнце уже склонилось к закату.

^ Следы культа умерших шаманов у якутов
Алексеев Иван 42 лет.

Сюльского наслега, Нюрбинского улуса.

12 марта 1925 года.


  1. «Мэнгэ» - могила шамана


Старинные якуты могилы шаманов называют «ойун мэнгэтэ». Урочище, где был похоронен предок Сюльского наслега, называют «Мэнгэ».

Про шамана Джаарын'а существует такой рассказ. Когда его труп хотели похоронить около какого-то места, то шаман по имени Ардах будто бы сказал: «манна мэнгэлээмэнг (здесь не делайте могилы), так как он был человек зловред­ных мыслей». Но, несмотря, на это, кажется, там и похорони­ли. Это место известно под именем «Мэнгэ».

Ефремов Кирилл Иванович 27 лет.

3-го Мальжегарского наслега,

Западно-Кангаласского улуса.

20 декабря 1924 г. Якутск.
^ 2. Необходимость установления постоянного культа умершего шамана
Когда-то давно в Багарахском роде 4-го Мальжегарского наслега, по рассказам, жил шаман по имени Тимир-Чарапчылаах.

Он был похоронен на «арангасе» на острове Харыйалаах. Во время сильного наводнения на Лене этот арангас снесло водой и прибило к изголовью острова Тарагай.

Когда шаманы совершают свое священнодействие, то душа этого шамана – «юёр» -вселяется в них и говорит будто бы:

«Лежу без призора и почитания моими потомками, потому и насылаю на них разные несчастья, уничтожаю их». («Ытыктаабаттарын исин аймахтарым ыччаттарыи барыыбын»).

Его родичи вымирают. Люди говорят, что после его смерти на ихнем острове умножились всякие случайные несчастья, неожиданная смерть людей и т.п.

Когда камлает шаман, то являющийся к нему дух, его «тангара» (божество), обязательно бывает дух – «юёр» давно умершего шамана, указывая ему дорогу. Поэтому всякое камлание обязательно начинается с призывания юёр’ей умерших шаманов.

Алексеев Гавриил Тихонович 53 л.,

1-го Мальжегарского наслега

Западно-Кангаласского улуса.

11 января 1925 г. Тойон-Арыы

^ 3. Шаман Тимир Чарапчылаах
В древности среди Бёртюнских якутов жил один человек, который на 52-м году жизни неожиданно превратился в шамана. Однажды он, неся на себе две кожаные сумы с тааром (кислое молоко), отправился косить траву на остров. Дойдя до берега реки (Лены), спустил с плеч свои суммы и присел отдохнуть. Сидя тут, он неожиданно впал в обморочное состояние и пролежал без движения семь суток. Придя в себя, он обнаружил, что стал шаманом необычайной силы. Когда обращал свой взор на людей, они умирали, когда смотрел на скот, погибал и скот. Поэтому он сделал себе железный козырек над глазами.

Но однако этот шаман в течение всей жизни не совершал камлания. Когда приглашали его к больному, он посылал ему тальник, перевязанный пучок волос конской гривы. Этот тальник должны были положить на ночь под одеяло к больному и только.

Когда он умер, труп его, положив в долбленый гроб, прикрепили на большой лиственнице, привязав у основания бокового ответвления, («арангастаабыттар улахан тиит самагар»). Перед смертью шаман сказал своим родичам:

«Когда мой гроб свалится, пригласив большого шамана, совершите обряд поднятия (моих останков)»!

Дерево это долго стояло в целости и гроб шамана был на месте. Но вот однажды «абаасы» (юёр-дух) этого шамана полетел на север к одному тунгусскому шаману. В это время жители Жиганского края видели над горизонтом огонь, появляющийся с того пункта, откуда в летнее время восходит солнце. Огонь появлялся уже семь суток, когда тунгусский шаман пустился преследовать его. Этот огонь прилетел и исчез у корня того самого дерева, где висел гроб шамана Чарапчылаах. Тунгусский шаман сел на ту самую развилину, к которой был привязан гроб шамана. Развилина, не выдержав тяжести птицы, отвалилась вместе с гробом.

Вот тогда то, по рассказам, собрался народ трех наслегов, пригласили трех шаманов и, с убиением трех голов конного скота, совершили обряд поднятия. Останки шамана вложили в обрубок дуплистого дерева и снова прикрепили к большому дереву.

Данилов Петр Данилович 58 лет,

3-го Мальжегарского наслега

Западно-Кангаласского улуса.

Остров Тиит-Арыы.

30 января 1925 года.
^ 4. Древний обычай похорон шамана.
(Из рассказов о шамане Бигэк-Джаарын)
В древности среди предков Бёртюнского наслега (2-го Мальжегарского) был знаменитый шаман по имени Бигэк-Джаарын. Сына его, тоже шамана, звали Бюкэс.

Однажды Бюкэс с одним человеком по имени Сэллик-Мыыкыра поехал в лес, на восток от реки (Лены), охотиться на медведя, обнаруженного ими в берлоге («олгуйдаах эсэни»). Им удалось вызвать его из берлоги. Бюкэс напал с пальмой, но ему никак не удавалось поразить зверя насмерть. Оба стали кружиться на одном месте. Сэллик-Мыыкыра, видя что дело принимает плохой оборот, уловил момент и выстрелил в медведя. Стрела поразила медведя насмерть и вылетев насквозь, пригвоздила в самую печень и боровшегося с ней Бюкэса. Последний тут же испустил дух. Делать было нечего, Сэллик-Мыыкыра один возвратился домой и рассказал людям, что медведь задавил его товарища.

Старик отец, Бигэк-Джаарын, в эту самую пору совершал камлание. Вдруг в него вселилась душа-юёр его собственного сына и спела:

«Вот там-то и так-то меня убил стрелой Сэллик-Мыыкыра»!

Таким образом, заранее узнав о случившемся, шаман спрашивает у Мыыкыра о судьбе своего сына. Тот говорит ему:

- Его задавил медведь!

Тогда старик сказал:

- Ну, если так, то выезжай в тайгу, вырежь из трупа мясо, а все кости, собрав, привези, чтобы я имел возможность здесь почтить их («ытыгылыахпын»)!

Мыыкыра так и сделал, привез старику кости его сына. В те времена имели обыкновение кости умершего хоронить в большом лиственничном дереве. (Очевидно, речь идет о похоронах шамана). Старик попросил Мыыкыра поднять кости на большую лиственницу. Когда он спускался обратно, старик направил в него свое копье. Но один человек, бывший тут, отвел его руку, сказав:

- Неужели нам нужно лишиться их обоих?

После этого Мыыкыра, избегая мести шамана, переселился в наш Харыйалахский наслег. (3-й Мальжегарский).

^ Данилов Иннокентий Иванович 71 года,

3-го Мальжегарского наслега,

Западно-Кангаласского улуса.

Тойон-Арыы.

17 февраля 1925 года.
Вторая вариация.
^ 5. Древние похороны членов шаманского рода
(Из рассказов о шамане Бигэк-Джаарын).
Предком Бёртюнцев (якутов 2-го Мальжегарского наслега) был известный шаман Бигэк-Джаарын. Он имел брата – Хонгхо-Окойокоон. Оба имели по одному сыну. Сына шамана звали Бэрт-Кюннэк (Славный К.), а сына второго брата – Сэллик-Мыыкыра.

Однажды два (двоюродных) брата отправились в лес охотиться. Сын шамана Бэрт-Кюннэк набрел на медведя и стал с ним бороться. В это время подоспел Мыыкыра и с криком:

- Ах, этакий «сыптаранг»! ругательное слово - имя сущ. от глагола «сыптарыйар» - испражняться жидким). Он ведь собрался пожрать моего брата!

Прицелился из лука и выстрелил. Стрела поразила насмерть и медведя и брата. Медведя освежевал, а труп брата тут же сжег на костре. Все кости собрал и вложил в дорожную сумку-батанга.

В это самое время старик-шаман возносил небесным духам конный скот пестро-буланой масти в качестве «ытыка» - для постоянного почитания. Вдруг, на пути (в небеса) он повстречался с душой юёр своего сына, которая вселившись в него, плакала и рыдала:

- Мой почтенный старший брат Мыыкыра упромыслил меня вместе с обитателем черной тайги, пригвоздил стрелой в мою черную печень!..

Шаман тотчас же спохватился и сказал:

- Ютюгэн юрэйдин, Сах сарайдын! - Тугу, тугу тылласан кэбистим, хайдах, хайдах сылльар аджарайдарый?

(Перевод):

«Пусть рассеет дух земли Ютюгэн, да будет покровом само божество Сах! Скажите мне, что, что сболтнул я? Как-то они там ходят, промышляют?»

Через несколько дней Мыыкыра вернулся один. Старик шаман вопрошает у него:

- А где же брат твой, зачем он там остался?

Тот отвечает:

- Обитатель темного леса сгубил его! Священный кости его – («кырамтатын» – осторожное, почтительное наименование человеческих костей) вот, я привез с собой, чтобы их тут сохранить-прищемить!

Шаман возразил:

- Как же ты лжешь так грубо? Когда я на днях возносил священный конный скот, его душа пролетала с плачем и жалобой:

- Мой брат убил меня, пригвоздив стрелой в черную печень!

«Но что станем делать, если так случилось? Поднимись на дерево и прикрепи там его кости, сложив предварительно в гроб»!

Когда Мыыкыра, укрепив на дереве кости брата, спускался обратно, старик, стоя снизу, направил в него свое копье. Увидев это, старший сын шамана одним ударом сшиб его копье со словами:

- Ах, как у этого старика глубоки черные мысли, неужели нам нужно лишаться их обоих?

Мыыкыра, соскочив на землю, пустился бежать подальше от старика.

С тех пор старый шаман не переставал питать вражду к нему. Каждый раз, когда приходилось ему шаманить, его духи искали Мыыкыра, чтобы убить, но однако это им не удавалось. Однажды шаманский дух, превратившись в ястреба, стал караулить у самого прохода на пути к небесным духам — «Айыы аартыга». В эту самую пору дух Мыыкыра, превратившись в жеребца небесно-голубой масти («кюёх-кёгёлчёр, толбонноох курбусахтаах») с блестящей, лоснящейся шерстью по хребту, поднимался по этому проходу к небесным Айыы. Ястреб тотчас сел на его высокий круп и тут же сходил по естественной надобности, сказав при этом:

А, наконец-то, я настиг тебя! В течение всей жизни я гнался (ёнгнёсё сатаатым) за тобой. Бедняжка, долго ли будет длится твое счастье? Да пусть в продолжение девяти человеческих поколений вашим уделом будет смерть от чахотки!

Мы все, принадлежащие к роду Хосой, происходим от этого Сэллик-Мыыкыра (Чахоточный-Мыыкыра), который и был прозван «Сээлик» потому, что его потомки часто умирают от чахотки.

Говоров Михаил 61 года,

1-го Ольтекского наслега

Борогонского улуса.

23 декабря 1925 года.
^ 6. Дух мертвого шамана — покровитель потомков
Когда-то в древности в Курбусахском наслеге Борогонского улуса жил шаман по имени Басыллай. Имел он двух братьев, одного из них звали Ниргиэрдээх, а другого Джэндэгэ. Эти братья шамана имели жительство на самой границе с Бахсытским наслегом Мегинского улуса. Покосы их находились вокруг известного в Борогонцах озера Дэбилиттэ. В летнюю пору на этом озере линяет масса перелетной дичи. Шаман Басыллай умер.

Однажды ранней осенью, когда все озера уже замерзли, князь Бахсытского наслега Дэллэнгэ приехал с 20-ю людьми к озеру Дэбилиттэ, заставил начисто скосить весь камыш, росший вокруг озера, и на сорока подводах намеревался увезти скошенный камыш.

В то время один из братьев — Джэндэгэ лежал при смерти. Какая-то старуха увидела, как Бахсытский князь со своими людьми приступил к косьбе камыша, и поспешила сообщить об этом Ниргиэрдээх, одному из братьев-владельцев озера, в таких выражениях:

— Ну, мой голубчик, Бахсытский князь уже очищает весь камыш на Дэбилиттэ, видимо, бесповоротно отнимет!

В это время Ниргирдээх стоял у проруби с пешней в руках. Услышав слова старушки, он с пешней в руках поспешил к озеру. Действительно, люди уже работали, на 20 возов успели накласть скошенный камыш. Сам Дэллэнгэй – Князь в волчьей дохе и шапке из рыси, заложив руки за спину, прогуливался, давая своим людям распоряжения. Ниргиэрдээх, прямо и стремительно направился к нему. У Дэллэнгэйя в руках была пальма. Увидев бегущего с пешней человека, совсем не думал бежать, а пошел к нему навстречу. Ниргиэрдээх, подойдя к нему вплотную, сказал:

- Бёрёлюю тэллэх! (Выражение непонятное, дословно – «по волчьи постель». Рассказчик поясняет: «Ниргиэрдээх сравнивает себя с волком, а словом «постель» он хотел сказать, что пришел свалить наземь»).

С этими словами, он, направив острие пешни в его черную печень, ткнул. Но Дэллэнгэй был на стороже и одним ударом пальмы переломил древко пешни. В этот момент сбежались работники князя и напали на Ниргиэрдээха. Повалили его на землю, избили, истоптали как следует, а затем свитыми из кожи ремнями привязали его к саням.

Но вскоре Дэллэнгэй приказал своим людям:

— С него, собаки, довольно и того, что его так проучили. Снимите с него веревки и продолжайте свою работу!

Развязали ремни. Тот, бедняжка, весь избитый, израненный, с синяками и кровоподтеками, на четвереньках, ползком направился к западному берегу озера. Там он поднялся на высокий мыс, где на лабазе в долбленом гробу лежали кости умершего шамана Басыллаай'я. Вскарабкался на арангас (мо­щный помост, лабаз) и лег на него поперек. Деревянный стержень пешни он принес, оказывается, с собой. Стуча этой палкой по гробу, он обратился к духу умершего шамана с такими словами:

- О, мой старший брат! Имеешь ли ты уши, чтобы слышать, имеешь ли глаза, чтобы видеть? Оттого, что ты лежишь мертвый, со мной стряслась вот эта беда! Пришел к тебе потому, что пролилась моя густая кровь, изрезано мое цельное тело. Во что обратили меня, воззри!

Довел меня до такого состояния Бахсытский князь Джэллэмэй. Желая отнять в свою пользу обширное Дэбилиттэ, он прибыл сюда, имея 20 человек и 40 подвод, силой отобрал весь озерный камыш. Защити, помоги и спаси!

С такими речами он стал стучать по могильному лабазу. Лишь только он успел промолвить эти слова, как с самого грунта земли под арангасом взвился вихрь, скрутился прах и тотчас же образовался столб величиной с урасу. С громоподобным шумом и со страшной силой вихрь налетел на озеро. Сначала закрутило самого князя Джэллэнгэй’я. Последний видя наступающий ураган, поднял было свою пальму, махал ею как будто дрался. Но вихрь опрокинул его вниз головой и вверх ногами и завертел. Затем, закрутил наваленный на воза камыш и людей. Наступила тьма, все очутились среди непроницаемого крутящегося облака. Рассказывают, что тот ураган целые воза камыша перебросил через леса в соседние елани. Шапку самого князя нашли потом вдали на расстоянии 20 верст от того места.

Разбросав камыш и людей, ураган прекратился. Дэлленгэй был не в силах стоять на ногах. Увезли его домой, посадив на сани. С того времени, как рассказывают, он в продолжении девяти лет впал в сумасшествие и от той болезни умер. До сих пор дух этого сумасшедшего князя считается среди якутов страшным юёр‘ем («злой дух или дух-пожиратель», как принято называть в этнографической литературе). Озеро же Дэбилиттэ осталось за Курбусахским наслегом, а Бахсытцы туда ни ногой.

Так-то рассказывают, тот шаман после своей смерти помог своим людям.
^ 7. Правление шаманов
У нас в Борогонцах, вокруг озера Табын-Ибэ похоронены кости девяти шаманов. В древности около этого района по-видимому, шаманов было очень много.

По преданиям, в те времена никто из людей не осмели­вался в чем-либо противоречить шаманам (Дословно: «не смотрел в упор им»), боясь, чтобы они не причинили вреда и смерти людям и скоту. (Дословно — «чтобы они не «пожрали»)... По рассказам, в древности, когда мы были якутами-саха, люди жили под началом и управлением шаманов. («Былыр саха сагана ойун басыылыктаан олороро юсю»). Покосы же вокруг озера Табын Эбэ находились в их ведении также, как если бы они были головами и князьями (староста наслега).

У нас, когда якуты хотят обратиться к шаманам в случае болезни, то иногда говорят — «сахатыйаары гынныбыт» - т.е. хотим объякутиться, поступить по якутской вере.

^ Данилов Петр Данилович 53 лет,

3-го Мальжегарского наслега,

Западно-Кангаласского улуса.

Тиит Арыы.

30 января 1925 года.
8. Кунньаас-шаман
Про древнего шамана Кунньаас говорят у нас так «Айыы Буодбут» (ставший божеством, духом-покровителем), что служит заменой его имени. Также именуют «Сур-Джагыл-Атыырдаах», («имеющий жеребца серой масти с крыланом» грамматический перевод. Житейский смысл этого имени, конечно, - «требующий жеребца»), или еще сокращеннее – «Джагыл-Атыырдаах» или просто — «Атыырдаах».

Ефремов Николай Григорьевич 55 лет,

2-го Мальжегарского наслега,

Западно-Кангаласского улуса.

Джобулга.

17 января 1925 года
^ 9. Из легенд о шамане небожителей Юёлэн-Кунньаас.
В глубокой древности жил князь по имени Чёмчёй; сына его звали Юёлэн-Кунньаас. Последний был шаман.

Однажды летом, во время праздника «ысыах», шаману

Юёлэн-Кунньаасу подали первую почетную чашу с кумысом (вслед за угощением богов и духов). В тот самый момент, когда он пил кумыс, злой дух дева Ырыа — Дуйаак (Певица-Дуйаак, живущая наверху, в багровых облаках, спустила аркан. (Рассказчик поясняет: «старинные люди в данном случае «арканом» называют дыхание злых духов». Ырыа-Дуйаак — одна из девяти небесных дев — шаманок, духи которых наводят на людей сумасшествие, требуя посвящения им конного скота разной масти).

Тотчас же шаман Юёлэн-Кунньаас вскочил на своего серого жеребца с крыланом и помчался. (Куда, об этом рассказчик не пояснил). Сняв со своего жеребца пестрый волосяной повод (свитый из белых и черных конских волос), он повесился на одной наклоненной березе. Люди, разыскав его труп, похоронили.

Ырыа-Дуйаак духа этого шамана вознесла наверх и сделала своим мужем. С тех пор дух этого шамана требует от людей по сей день посвящения ему серых жеребцов с крыланом на оплечьях. Если не находится жеребец с такими приметами, то можно посвятить ему и кобылицу такой же масти с крыланом и с особой отметиной на шерсти бедра («эмэгэттээх бууттаах». По-видимому, и жеребец должен иметь ту же отметину на бедре. Г. К.).

Из всех верхних духов, требующих посвящения конного скота, Юёлэн-Кунньаас считается самым старшим. (т.е. грозным и страшным). К нему обращаются в случаях болезни головы (мозга), иногда горла или спины (спинного мозга?)

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   26

Похожие:

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconИзбранные психологические труды Под редакцией Б. Ф. Ломова
Труды действительных членов и членов-корреспондентов Академии педагогических наук СССР

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconШаманизм: Архаические техники экстаза
Шаманизм в средней и северной Азии: II. Магическое исцеление. Шаман проводник душ

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconИзбранные философско-психологические труды. Основы онтологии, логики и психологии
Марбургском университете Когена и глубоко уважал его как одного из своих учителей

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconАбалкин Л. И. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. Избранные труды
I. Состояние и конъюнктуры мирового хозяйства во время войны 1914-1918 гг. 47

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconПериодизация психического развития в детском возрасте фундаментальная...
Из книги: Эльконин Д. Б. Избранные психологические труды. М.: Педагогика 1989. С. 60-77

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconПервый пятилетний план развития народного хазяйства Украины 20 января 1929
Октябрь 1929 – в газете «Правда» опубликована статья Сталина «Год великого перелома» (переход к форсированной индустриализации)

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconМаркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. 3
По изданию: Маркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. М.: Политиздат, 1986, 639 с

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconМаркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. 3
По изданию: Маркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. — М.: Политиздат, 1986, — 639 с

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconА. В. Запорожец «Основные проблемы онтогенеза психики» // Хрестоматия...
Хрестоматия по возрастной психологии. Часть Предмет и методы возрастной психологии. / Ред сост. Карабанова О. А., Подольский А. И.,...

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconПравила оформления рукописи статьи и условия публикации
Для публикации в журнале, принимаются оригинальные (не опубликованные ранее в печатном и/или электронном виде) статьи, подготовленные...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов