Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная




НазваниеШаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная
страница12/26
Дата публикации11.08.2013
Размер4.09 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   26

Духовное рождение шаманов
^ Даниил Никифор 59 лет

3-го Мальжегарского наслега.

Январь 1925 года.


  1. Сумасшествие шамана и обновление его тела.


Душу человека («сюрюн, кутун»), который должен стать шаманом, берут (духи) и уносят в подземный мир. Там, говорят, есть особый дом, где заключаются эти (похищенные) души. Душа хорошего шамана заключается в продолжение трех лет, а плохого на один год. В это время сам человек сходит с ума и бессознательно воспевает, пока длится заключение его души. Во время сна он бывает в указанном доме.

Эти злые духи (абаасылар) и есть источники зарождения шаманов. («Ойун тёрдё»). Описанный дом принадлежит им, там они воспитывают и обучают похищенную душу человека. По истечении определенного срока (смотря по качеству шамана), они должны разрезать, разрубить на кусочки тело будущего шамана.

Рассекание тела производится так: сначала отрезают голову и кладут (садят) ее на верхнюю полку своей юрты. Говорят, эта голова видит своими глазами всю процедуру разрубания своего тела. Все тело шамана разрезают на мелкие кусочки и делят между всеми трижды девятью юёрями. (Души обыкновенных людей, причиняющих болезни). Тело лучшего шамана должно хватить на всех злых духов. Тогда этот шаман будет знать пути, дороги всех духов, причиняющих болезни, и будет полезен при всяких заболеваниях. Если же тела не хватит при дележе и останутся обделенные, то он не сможет вылечить те болезни, которые причинены этими юёрями.

Во время разрезания тела будущий шаман у себя дома лежит тяжело болен, ни жив и ни мёртв. Духи, изрезав и разделив мясо, говорят, наделяют кости новым мясом и садят прежнюю голову на место.

Со слов рассказчика записано по-якутски Семеном Даниловым, а перевод мой.
^ Слепцов Кузьма 62 лет,

4-го Мальжегарского наслега

Зап.-Кангаласского улуса

Январь 1925 года


  1. Обмирание шамана на три дня перед призванием.


В Немюгинском наслеге не особенно давно был шаман Бётюрюю. Про него рассказывали: перед тем как стать ему шаманом, духи привели его на гору около местности Тураахтаах-Аана и там рассекли его тело на части. Голову, отделив, повесили на одну лиственницу, а четыре конечности на другую. Все это он сам видел во сне. В эту пору он лежал дома в течение трех суток в обмороке.

По рассказам, кровь шамана, подвергнутого рассеканию, собирают и, завернув, в свежесодранную бересту, поручают чистому отроку или старцу, который не спит с женщиной, повесить на ветви большой лиственницы.

^ Устинов Константин Прокопьевич 82 лет,

5-го Мальжегарского наслега

Зап.-Кангаласского улуса.

27 января 1925 г. Остров Хатын-Арыы.
3. Трехдневная смерть и воскресение шаманов перед призванием.
Человек, который должен стать шаманом, сначала в течение 3-4 лет сходит с ума, поэтому запирают его в амбар. Затем, при становлении великих шаманов из его кровной родни умирают люди по числу его главных костей. Эти мертвецы и дают ему возможность стать шаманом.

Рассекаются при этом будто бы только те шаманы, которые имеют своих домашних (родных?) злых духов («джиэ абаасылаах ойун эттэнэр»)… По рассказам, ушедши резать ветви тальника для корма скоту, они пропадают на три дня… Находят его лежащем в снегу – всего окровавленного. Они сами говорят, что их тело разрезают и разбрасывают по тем дорогам, по которым они ходят (при совершении камлания).

В нашем наслеге была одна женщина (жена Устинова), которая умерла, готовясь стать шаманкой. Про нее рассказывали, что она будто бы сказала:

«Настала пора, когда (духи) изрежут мое тело: - на три дня я умру, а потом воскресну. Мое тело положите тогда в свежесодранную бересту, а затем разыщите семь девиц, положите мне в рот три ягоды.

Ёя люди будто бы пригласили только шесть девиц, а седьмого мальчика. Поэтому она пролежала мертвой только одни сутки и ожила.

Во время болезни она попросила изготовить для нея бубен.

Стать ей шаманкой помешал будто бы какой-то шаман, который запрудил ея воду смерти. («Елюютюн уутун бобон»).

Данилов Иннокентий Иванович, 71 г.

3-го Мальжегарского наслега

Зап.-Кангаласского улуса.

17 января 1925 г. Джобулга.
^ 4. Смерть и воскресение шамана перед призванием.
В древности, по преданиям, рассекание тела шаманов при их становлении совершалось воочию.

О том, как стал шаманом Бюкэс-Юллэйээн, который позже служил наслежным князем, рассказывают так. Отец его - легендарный шаман Бигэк-Джаарын. Кроме Бюкэс-Юллэйээна у последнего был еще сын Багарах. Оба брата жили на острове Тиит-Арыы.

Однажды Бюкэс-Юллэйээн, который до того был обыкновенным человеком, в сопровождении одного товарища отправился на ветке на остров Тоён-Арыы на сенокос. В пути, когда они доплыли до устья речки Улахан-Аан (впадает в Лену между селениями Еланским и Тоён-Аринским), с запада поднялась темная туча, сопровождаемая громом и молнией. Заволокло все небо и пошел проливной дождь с градом. Поэтому они вытащили свои ветки на берег в местности Барчах и, накрывшись ими, стали пережидать погоду. Но в это время разразился страшный гром и упавшей молнией Бюкэс-Юллэйээн был разбит и искрошен на мелкие кусочки. Голова его отделилась от туловища, но однако была цела. Товарищ, оставшийся цел и невредим, собрал и скупил в одно место искрошенные части тела. Положив тут же голову, он накрыл веткой, а сам на своей ветке переправился на остров к одному сенокосчику – Буорках, чтобы позвать людей и положить на арангас тело убитого товарища.

Когда он, спустя некоторое время, в сопровождении одного человека прибыл обратно, в той самой местности, где оставил тело убитого молнией, заметил дым от костра. Вышли на берег и видят перед собой убитого, который был совершенно здоров. Он даже поставил котел к огню и поправлял костер. Пришедшие от изумления и страха, что может быть это – тот злой дух, который причинял смерть, стали пристально вглядываться, потом попятились назад. Но стоящий у костра заговорил:

«Что же ты стоишь, подойди! Разве ты не мой спутник Юкэс (имя)»?

Последний ответил:

«Я прибыл, чтобы собирать и сохранить тело убитого»!

«Нет, я воскрес! С неба спустился Сююлэ-Хаан (обычно говоря, что С. Х. – особый бог грома и молнии, но, по-видимому, это – иное наименование бога неба Уордаах-Джёсегёйя, т.н., - предка конного скота) и подверг мое тело рассеканию. Теперь я восстал уже шаманом и вижу вокруг все то, что совершается на расстоянии 30-ти верст. Моего брата Багарах’а одновременно подвергли рассеканию в местности Куогал и мы оба стали шаманами».

С тех пор оба брата, действительно, стали шаманами. Шамана Багарах зовут еще «Тимир Чарапчылаах» (носящий над глазами железный козырек). Он носил козырек потому, что его взора не переносили ни люди, ни скот. (Умирали).

Бюкэс-Юллэйээн перешел к Бёртюнскому наслегу (2-ой Мальжег.) и считается предком рода Джараас, а Багарах к Тиит-Аринскому (4-ый Мальжег. нас.), где он является предком фамилии Аркадиевых.

Оба шамана и их отец Джаарын похоронены на aрангасах. Apaнгас последнего возведен на 9-ти столбах, а Бюкэс-Юллэйээна на 12-ти столбах, из которых шесть обделаны из растущих деревьев, а шесть вкопанные столбы. Арангас Б. Ю. покрыт тесом и имеет разное украшение.

Этот арангас был «поднят» (т. е. возобновлен) два раза. В дальнейшем он должен быть поднят еще раз, а на четвертый, когда могила сгниет и свалится, кости шамана погре­баются в земле.

Егоров Семен Алексеевич 70 лет.

1-го Чочуйского наслега

Верхне-Вилюйского улуса.

28 февраля 1925 г. г. Вилюйск

^ 5. Шаман, воскресший после смерти.
В Дюллюкюнском наслеге, по существующим рассказам, когда-то жил один шаман, которого называют Юктюччю. Про него говорят, что он умер и воскрес. Подробностей рассказов о нем я не удержал в своей памяти. Наверное, там на месте, на его родине рассказали бы об этом подробнее. Я слышал мельком и, насколько помнится, было не похоже на обычные рассказы о шаманском «эттэнии». Дюллюкюнский наслег в Удюгэйском улусе. В той стране шаманов много.

Марков Николай Васильевич 59 лет,

1-го Мальжегарского наслега,

Зап.-Кангаласского улуса.

12 января 1925 г. Джобулга.
^ 6. Шаманская болезнь

(Рассказ больного, одержимого «шаманскими духами»).
У меня в роду шаманов нет. Моя болезнь приключилась так. Месяц тому назад я поехал через реку в лес на восточный берег (Лены) — срубить и привезти дров. На обратном пути сильно продрог и едва добрался до дома. С этого момента захворал и лежал на постели. Сначала лихорадило, а потом 5—6 дней продолжался сильный жар. В эти дни мне казалось, что я куда-то качусь колесом в одну сторону, а потом стал перекатываться в обратную сторону. Видимо, сильно кружилась голова.

Затем я помню: стою на восточном рукаве Лены (зимой на льду). В старину в нашем Джобулгинском наслеге жил шаман Сюёдэркэ. Вдруг вижу — является он в сопровождении однойй старухи «мэнэрээчки» (истерически воспевающая от имени духов); у них продольная пила. Поймали меня. Шаман Сюёдэркэ говорит:

«Мы прочищаем дорогу, ведущую в нижний (подземный) мир, гд. ты будешь помогать нам в этой работе»!

Я отказываюсь и говорю им:

«Я постоянно держу в мыслях мое божество («ыйыыбын, тангарабын саныы сылльабын») и быть шаманом не желаю»!

Но они помимо моей воли насильно вручили ручку пилы и заставили работать. Мы пилили будто лед {торчащий торос) и прокладывали по льду дорогу к северу. В восьми верстах севернее от нас на правом берегу Лены есть начало проезжей дороги, под названием «Еспёрююн аартыга». Как мне казалось, прочищая глыбы тороса, мы добрались до этого места.

Здесь шаман Сюёдэркэ сказал:

«Теперь мы пойдем на остров Тарагай». (Соседний остров, недалеко от местожительства рассказчика).

Пошли мы на тот остров. Там, вместе с шаманом поднялись на одну ель…впереди меня стоит шаман (тот же), на нем камлальный плащ, в руках держит бубен. Стоит, обратившись лицом на восток, а я стою сзади. Шаман говорит мне:

«Я те6я сделаю шаманом, уведу на верх на расстояние трижды девять «олохов»! (Шаманские переходы и места остановок).

В этот момент над нашей головой раздался какой-то шум и треск. Я поднял глаза и вижу: валится звезда «чолбон» (передвигающиеся звезды). Я спрашиваю у шамана:

«Что это валится»?

Он отвечает:

«Это валится шаман Кюстэх»!

Последнего я помню: он был из Бегтюнского наслега и умер давно.

Кюстэх шаман спустиляс как раз у основания той ели, где стояли и мы. Оказывается, он был верхом на горной козе (чубуку), у которой копыта были обращены назад.

Спустившись, шаман Кюстэх подозвал к себе Сюёдэркэ и сказал ему:

«Я девять веков простоял, превратившись в звезду-чолбон, и весь высох. Ты не вправе взять этого человека, который предназначен для меня. Я сам принимал участие в его зарождении, воспитал его с малых лет»!

Мы оба спустились с ели. Кюстэх сказал другому шаману:

«Отдай спутнику свой камлальный плащ и бубен»!

Сюёдэркэ, не возражая, снял свое облачение и передал мне. Я облачился в его одежду.

После этого Кюстэх сказал мне:

«Ну, теперь поднимись на круп вот этого животного»!

На спине животного был какой-то черный и мягкий нарост. Я стал позади этого нароста.

Дальше я помню: с шаманом Кюстэх мы очутились на вершине скалы, что на западном берегу Лены. У шамана тоже оказался камлальный плащ и бубен. Он, обращаясь ко мне, сказал:

«Теперь мы поднимемся наверх – на трижды девять олохов»!

Обернувшись назад, я заметил: за нами стоял шаман Тотто, тоже в камлальном облачении. (Семен Митрофанов – живой шаман из одного наслега с рассказчиком).

Кюстэх обратился к последнему с вопросом:

«Ты, шаман Семен, разве в силах добраться через трижды девять олохов? Стоишь с намерением подняться»?

Но Семен в ответ не издал ни звука. (Дословно – «не сказал ни белое, ни черное»).

После этого Кюстэх подошел к самому обрыву скалы и перешагнул через Лену на гору восточного берега. Там, как я заметил, начал плясать на горе Ёспёрююн-Аартыга.

Дальше, по-видимому, я и по следам шамана перешагнул через Ленские острова и очутился около Кюстэха… Вот мы оба с пляской стали подниматься в верхнюю страну, сначала как будто по земле… Я то и дело пытаюсь опередить шамана, заходя то с правого, то с левого боку. Спрашиваю у него:

«Разве ты не в силах идти быстрее этого»?

Мне кажется, что он двигается медленнее чем мог бы я.

Шаман ответил:

«Моя побежка не больше этого. Если хочешь, заходи вперед и держись впереди огней моего зрения»!

Я опередил шамана. Далеко впереди сияли два огня. Едем, пляшем. (Пляска в шаманской символике означает езду)… Кажется, что мы летим. Вот я добрался до девятого «олоха». До того пролетел через темную страну и очутился в райски светлой стране. С разных сторон подошли люди и вопрошают:

«Куда это ты направляешься»?

Я им говорю:

«Меня ведет Кюстэх-Шаман до трижды девятого олоха, чтобы вместо себя сделать шаманом. Там он хочет испросить согласия своих людей».

Эти люди хвалят меня и говорят:

«Едешь – ты отменный человек»!

Обернувшись назад, вижу – приближается и Кюстэх шаман, его глаза сияют и сверкают будто огни, величиною небольшой горшок. Он подошел и сел около меня. Затем сказал, обращаясь к собравшимся:

«Вот этого, издавна воспитанного мною ребенка, хотел отобрать шаман – Сюёдэркэ. Я взял его и вот веду с собой. Согласны ли вы»? (т.е. сделать его шаманом).

Те люди все отвечают:

«Проезжайте дальше, как же мы не одобрим человека, который превосходит тебя самого»?

Мы с пляской продолжаем путь. Тоже пролетели девять «олохов» и добрались до чистой и светлой страны. Похоже на нашу землю, кругом снег и дороги. Опять отовсюду подошли люди, все, как на подбор, высокого роста. Снова вопрошают – куда мы едем.

Шаман им отвечает:

«Эй, это человек, родившийся в средней земле! Я хочу оставить его вместо себя»!

Люди говорят ему:

«Тебе следует добраться с ним до места, где ты зародился»! («Туруу дойдугар тиий»)!

Опять стали подниматься на одну девятку «олохов». Когда приблизились (к конечному пункту), показалась обширная изгородь, переполненная конным скотом столь многочисленным, что листья на деревьях. Одни из них были молодые («новые»), а другие обветшавшие, точно с девятого века до нас.

Я спросил шамана:

«Это что за конный скот стоит тут»?

Кюстэх ответил:

«Разве ты не слышал, что в верхней стране (на небе) со времен седой старины живет Кюннээс-Шаман? Это его скот, который в качестве священного «ытыка» возносится сюда шаманами»!

Весь скот сплошь был голубой масти с темной, крыловидной отметиной на оплечиях. («Сур-джагыл». «Сур» - масть не совсем определенная – сероватая с голубоватым оттенком или темно-голубая).

Проехав эту изгородь, мы добрались, наконец, до трижды девятого «олоха», местожительства шамана Кюстэх. Страна была чрезвычайно светлая. Там была большая куча сложенных книг. Во множестве подошли к нам люди, неясные как тени, и тоже спрашивают про меня:

«Что это за человек»?

Кюстэх ответил им:

«Я привел его, чтобы испросить от вас согласия (на то, чтобы сделать его шаманом в качестве своего преемника»)!

Собравшиеся сказали (нам):

«Грехи и преступления на средней земле умножились до бедственных размеров. Там вплоть до нижнего девятого «олоха» царит густая тьма. Средняя земля исказилась, испортилась до неузнаваемости («орто дойду джююлюттэн джюсюнюттэн аасан турар»).

Вы оба возвращайтесь назад и остановитесь на ступени девятого «олоха»! Мы пошлем великое множество шаманов. Они, стоя на девятой ступени, очистят ее (среднюю землю), алтысами (молитвами) от грехов и преступлений и обновят землю, ибо ея исконное предначертание разрушилось так, что там не восходят солнце и луна»!

Мы оба вернулись. Проезжая мимо изгороди, Кюстэх сказал мне:

«Открой ворота этой изгороди, пусть этот конный скот спустится на среднюю землю»!

Я открыл ворота и весь загнанный конный скот вышел из изгороди.

Сделав это, я говорю шаману:

«Ты пустил их врассыпную. Старец, не наделал ли ты великой беды»?

Он ответил:

«Ничего, они раньше тебя спустятся и доберутся до средней земли»!

Мы с шаманом спустились на самую нижнюю ступень и остановились над средней землей. Она была окутана густым мраком, точно находилась среда облака дыма, исходящего от дымокуров.

Когда я (стоя тут) бросил взгляд наверх, увидел великое множество идущих шаманов.

Они все говорили:

«Мы заклинаем и молитвой освящаем среднюю землю, изгоняем ея порчу (джайын джалбарытабыт), очищаем кору ея грязи («кирин, хагын ыраастыыбыт»)»!

После этого вид и цвет средней земли стали как будто проясняться. Тогда мы спустились.

Все упомянутые шаманы стали в средней земле шаманами, врачующими болезни. Они говорили:

«В награду за наши труды должны давать один фунт масла или кусок мяса, а кто не имеет их, может давать и голову годовалого теленка. Вообще мы должны удовлетворяться всяким даром, не выражая недовольства. Пусть больные приносят нам даже клочок шерсти»!

Они не должны шаманить тем людям, которым предстоит неминуемая смерть, оздоравливают лишь тех, кому не надлежит еще умирать.

Дальше помню: когда я спустился на землю, заставили меня (духи шаманов) обойти всю среднюю землю... Видимо я летал…

Однажды, когда я пришел в себя, попросил пригласить к себе Петра Иванова (хорошо грамотный и интеллигентный якут) и рассказал ему все это.

(Дальше рассказывает мало интересные бредовые видения - путешествие в Америку, где — большие корабли, в Китай и проч.).

По словам моих домочадцев, во время болезни я, лежа, все время бормотал, как будто с кем-то разговаривал.

(По словам Петра Иванова, больной, признав его, рассказал свои видения и говорил, что он должен стать шаманом вместо давно умершего известного шамана Кюстэх, что будто бы в средней земле утюжились грехи и что он должен их очистить. Затем говорил, что на небе для него приготовлена шаманская одежда с золотыми побрякушками и бубном. Общий вид его был ненормальный, зрачки расширенные.

Чтобы успокоить больного, он посоветовал сыну его найти шаманскую одежду. Потом больной пытался шаманить, чтобы вознестись на небо за шаманской одеждой. Но домашние уложили его на постель и пригласили шамана совершать над ним камлание, как над больным.

В настоящее время (через месяц) навязчивые идеи как будто прошли и он производит впечатление здорового человека).

Ноев Лука 74 лет

1-го Мальжегарского наслега

Зап.-Кангаласского улуса.

Джобулга. Июль 1921 года.
^ ЛЕГЕНДА О ВОСКРЕСШЕЙ ЖЕНЩИНЕ

(Идея трехдневной смерти).
В старину в Качикатцах, как гласит о том предание, жил один богатый человек. У него неожиданно умерла жена. Он положил в ея гроб четыре безмена масла («безмен»-мера веса) и похоронил через день после смерти. В старину якуты имели обыкновение хоронить мертвеца через день после смерти.

У богача был бедный сосед. Когда богач похоронил жену, бедняк стал ночью разрывать ея могилу, чтобы взять поло­женное туда масло. Вот, раскапывая, что было мочи, он добрался до гроба и лишь только протянул руку, чтобы взять масло, как покойница вдруг схватилась за полы его ровдужного пальто. Страшно испуганный бедняк пустился 6ежать. Оказывается, женщина, ожив в гробу, ела масло, положенное сбоку в ея изголовии.

Женщина, поднявшись из гроба, пошла к воде, умылась, привела себя в порядок. Она боясь напугать мужа, не решилась идти к нему и стала поджидать случая встречи со своими детьми. Действительно, скоро показались ея дети. Она сказала им:

«Идите к отцу и скажите, что наша мать воскресла, что ее, мол, вырыл один человек».

Но муж был человек опрометчивый и скоропалительный: он вообразил, что это должно быть тот самый бес, который причинил (дословно – «пожрал») ей смерть, шляется, приняв ея образ. Схватив лук и колчан, он тотчас же пошел . Видит – пред ним его жена. Обрадовавшись, поцеловались. Муж спрашивает:

«Кто это мог догадаться разрыть твою могилу? Не заметила ли ты на нем какую-либо особую примету»?

Жена отвечает:

«Он был в ровдужном пальто, я замасленными пальцами схватилась за его полы. Наверное, на полах пальто остались следы моих пальцев»!

Услышав рассказ жены, муж пошел к соседу и спрашивает:

«Не ты ли разрыл могилу моей жены»?

Когда тот стал отпираться, он произвел обыск и разыскал его ровдужное пальто со следами замасленных пальцев. Поблагодарил его за то, что он воскресил умершую и тут же выдал ему половину своего богатства. Тогда лишь бедняк повинился и сказал:

«Я решился на это потому, что мне было очень обидно: у меня, живого человека, нет ни крупинки масла, а у мертвой так много»!

С той поры, говорят, якуты завели обычай – всякого мертвеца хоронить только через три дня после смерти (ибо до этого срока не исключена возможность воскресения).


Идея богоотцовства
Ильин Николай 73 лет,

2-го Одунинского наслега

Зап.-Кангаласского улуса.

Август 1921 года.
^ 1. Сын бога Улуу-Тойона. (Великого повелителя).
Когда-то в глубокой древности в Атамайцах (Намский улус) жил человек громадного роста и неимоверный силач, по имени Лукапыар. Однажды он ехал верхом. Вдруг с запада поднялась темная туча и оттуда послышались слова песни. Судя по голосу пела женщина:

«Иччилээх кыыннаах,

Идэмэрдээх бысахтаах.

Сыалаах эт сымысахтаах,

Хааннаах эт бэлэнниктээх –

Лукапыар обурту!

Айбыт аганг,

Улуутуйар Улуу Тойон,

Аналлаах-минэллээх,

Асылык онгостор быагын

Аганг ыытта»!
Перевод:

О, Лукапыар-великан!

Ты – имеющий одухотворенные ножны

И, всегда жадный до крови нож!

Ты – держащий во рту кусок жирного мяса,

С рукавами, всегда окровавленными!

Создавший отец твой,

Величайший и Грозный – Повелитель

Шлет тебе эту веревку,

Которая добудет пищу,

Для тебя одного припасенную
Лукапыар поднял глаза наверх и видит: извиваясь в небесах, летит конский недоуздок с длинными поводом, свитые из волоса с ярко-красной дорожкой. Лукапыар, протянув руки, поймал это в свои ладони. Прикрепив полученный дар к торокам, поехал дальше.

Была весенняя пора, снег уже таял и по ложбинкам речек струилась первая вода. Вот подъехал он к одной речке и видит: на том берегу пасется табун с жеребцом. Тотчас же соскочил он с лошади и помахал в воздухе тою веревкой, издавая призывные крики:

«Хору, хору, хору»!...

(Так призывают якуты конный скот).

Услышав его крики, весь табун неожиданно встрепенулся и сгрудился в одно место, а затем бросился переплывать речку. Все подбежали к нему. Тотчас же набросил он на круп головной кобылицы полученный с неба повод с недоуздком. Та послушно дала вдеть на себя недоуздок; пристегнул ее к коню и повел. Весь табун последовал за ним.

Рассказывают, Лукапыар с тех пор постоянно возил с собой этот заветный недоуздок и промышлял конокрадством. Никогда он не ведал, что такое неудача, не мог никто и поймать его. Но из потомков теперь никого не осталось.

Козлов Василий 34 лет,

1-го Мальжегарского наслега

Зап.-Кангаласского улуса.

Малтанцы.

Июль 1921 года.
^ 2. Сыновья бога белого и черного.
Давно в старину в Намском улусе жил, как рассказывают, один очень богатый старик, по имени Юёдэй Угаалаах. Он имел девять сыновей, из которых восемь были уже женаты. Одни из последних выделились от отца и жили самостоятельно, другие – при нем. Младший из них, последний плод матери, был самым любимым сыном. Он был ещё холост.

В том же Намском улусе, но далеко от упомянутого богача, жил другой богатый старик, который в своем наслеге был князем и одновременно слыл за конокрада. Тот имел сына и дочь. Юёдэй Угаалаах младшему сыну сговорил дочку этого старика за очень дорогую плату и подарки. Хотя весь договоренный калым был выплачен сполна, но старик-тесть медлил свадьбой и выдачей своей дочери, выдумывая разные дополнительные подношения-подарки «разжатия челюстей» и тому подобное, которые тоже аккуратно доставлялись ему.

Однажды весной у Юёдэй Угаалаах ожеребилась молодая, перворожавшая кобылица. Жеребенок-самец бело-пегой масти имел гриву, которая росла по хребту вплоть до основания хвоста. Жеребенок был настолько слаб, что не мог подняться на ноги. Старик-хозяин, получив первую весть о появлении такого особенного жеребенка, сказал:

«Я родился по предопределению самого Юрюнг-Айыы-Тойона и считался его сыном. («Юрюнг Айыы Тойон ыйан, кэрдэн биэрбит уола этим»). Это, наверное, он сам нарочито даровал мне, как мы наделяем невесту приданным имуществом с живым скотом, идущим на поводу. Этот слабый («оккуранг») жеребенок вплоть до поздней осени пока не пожелтеет и не засохнет трава, не поднимется на ноги. Старательно ухаживайте за ним, на руках подносите к матке»!

Слуги поступили так, как было приказано: целое лето нянчились с жеребенком, на руках поднося к матери. Как предвидел сам старик, он поднялся на ноги поздней осенью и стал отменным «убаса» (однолеток). Жеребенок вырос и был оставлен табунным жеребцом. Замечательно рослый и плодовитый, он стал известен во всем ближайшем околотке под именем Мюллю Босхонг (неподвижный калека). Он брал с собой только шесть кобылиц. Когда он ржал, казалось сама земля в ответ дрожала, а небо откликалось шумным эхом. Когда Юёдэй Угаалаах сговорил сыну невесту, этот жеребец уже был у него.

Однажды сам старик с сыном поехали к свату, чтобы окончательно сговориться о переезде невесты. Два старца завели беседу о том, о сем. Но вдруг старик домохозяин завел такую речь:

«Мы ведь с тобой оба – люди известные и именитые! По моему мнению, последний подарок, который полагается по нашим обычаям при переезде невесты к мужу, должен соответствовать нашему положению. Я слышал, что у тебя есть именитый жеребец Мюллю Босхонг. В качестве заключительного подарка взамен моей дочери я жду от вас половину туши этого жеребца. Заколи его, одна половина останется у тебя, а другая мне»!

Слова свата настолько поразили Юёдэй Угаалаах, что он сразу замолчал и прервал беседу. Он подумал про себя:

«Смотрите-ка, каков он! Приманивая своей белоликой дочерью, заставил меня перетаскать все мое богатство, а теперь ему не хватало лишить меня и жеребца Мюллю Босхонг? Нет, этому не бывать!»

Старик не дал слова и, прекратив дальнейший разговор на этот предмет, вернулся домой, а сын остался ещё у невесты.

После отъезда свата домохозяин сказал зятю:

«Твой отец уехал, не дав решительного слова по поводу моего предложения. Это его дело, но и ты сам, улучив ветреную погоду, можешь привести ко мне жеребца Мюллю Босхонг! При этом условии я не стану отсрачивать ещё на лишний день отъезд твоей жены. Будучи человеком именитым, я хотел бы отведать мясо знаменитого коня»!

Будучи зятем, парень не захотел нарушить слов своего тестя. (По старинным обычаям якутов авторитет жениной родни стоял выше отцовской). И, действительно, выбрав один очень бурный день, он пригнал ему просимого жеребца с табуном – шестью кобылицами. Всех семерых тотчас же закололи. Оказывается, в юрте тестя комелек на особой оси поворачивался и под ним был вырыт большой погреб. Все туши склали в тот погреб.

У этого старика был подручный парень-любимец, который заменял ему руки и ноги. С быстротой летящей птицы он исполнял все его поручения. Однажды старик услышал молву, что где-то в Мегинцах (другой улус на противоположном, правом берегу Лены) есть знаменитый конь. Он приказывает упомянутому парню тотчас же отправиться и привести ему этого коня. (Дословно – «привести на поводу или на крыльях по воздуху», - обычная манера якутов характеризовать быструю езду). Парень не медлил и скоро привел коня. Прикрутили его к коновязи. Родной сын старика вышел с топором и с размаха ударил, метясь в лоб коня, но удар просвистал по воздуху и угодил в другого парня, который держал конец повода. Обух пришелся в голову и вдребезги разбил череп. Старуха-мать, увидев несчастье, стремглав побежала в юрту и сказала мужу:

«Старик, случилась страшная беда: сын убил человека»!

Но, однако, старик был совершенно спокоен и возразил ей:

«Ничего, успокойся, мы найдем способ избавиться»!

Выйдя на двор, он обратился к сыну:

«Ну, паренек, этот конь, наверное, имеет в себе духа покровителя, божество! («Айыылаах, тангра лаах»). При новой попытке заколоть его, пожалуй. Случиться другое несчастье? Подвяжи хвост коню («чюёрчэлээн»), а убитого парня, спутав ремнем за кисти, пусти волоком за конем»!

Сделав так, как советовал старик, коня отпустили на свободу. Он, волоча за собой труп убитого, примчался домой. Там решили, что какой-то конокрад, поймав коня, убился…Произвели в этом смысле маленькое расследование и труп человека предали земле. Тем и делу конец.

Вернемся теперь к Юёдэй Угаалаах. Когда обнаружилась пропажа жеребца Мюллю Босхонг с его табуном, девять его сыновей пустились на тщетные розыски. Наконец, отец приказал им прекратить дальнейшие розыски и при этом сказал:

«Я не представляю себе, чтобы кто-нибудь из имеющих десять пальцев решился протянуть их на мое добро, чтобы кто-нибудь из имеющих пять пальцев осмелился что-либо взять у меня? Само божество Юрюнг-Айыы даровало мне этот конный скот, оно же само, наверное и распорядилось убрать их»!

Наступила весна, стало теплее, а дни длиннее. В эту пору один старик-нищий из родичей Юёдэй Угаалаах пошел попрошайничать в тот район. Где жил сват последнего. Придя во двор его, он остался ночевать в юрте, отведенный для скотников. Ему почему-то очень долго не спалось, но однако, он лежал на постели, прикинувшись сонным. В это время вошла в юрту одна женщина и вступила в беседу с той, которая жила там. Домохозяйка вдруг среди разговора сказала гостье с упреком:

«Что же ты не поделилась со мной с изобилием наступившего года, совершенно забыла меня»?

Другая женщина возразила:

«О чем ещё думала говорить? Я попыталась было взять в ведро потроха одной кобылицы и спрятала это в телячьи ясли. Моя хозяйка, обнаружив это, так разбранилась, что и сама не рада осталась! И за такой пустяк»?

Женщины продолжали беседу.

«Ныне вы закололи знаменитого жеребца вашего свата Мюллю Босхонг с шестью кобылицами. Вероятно, у вас такое изобилие пищи, подбрюшного жира и прочее?»…

«Ну, что значит закололи скотину, это ещё пустяки! А вот нынче они убили человека. Знаешь, приказали своему парню привести из Мегинцев коня… Привязали его к коновязи. Хотели топором в лоб, но хлопнули в голову бедного парня, который держал коня. Труп убитого привязали к хвосту коня и отпустили с ним. Вот какие дела они творят»!...

«Ну а пищи той много запасено у вас, наверное лежит»?

«Давным-давно все съели, неужели у нас будут хранить по сию пору? Лишь одно стегно Мюллю Босхонг запасли для лета. Положили в холлогос с таром («холлогос» - большое ведро из бересты; «тар» - скопы скисшего, снятого молока) и вывезли в летник».

Старик нищий, услышав разговор женщин, на следующее же утро поспешил домой и обо всем услышанном подробно рассказал Юёдэй Угаалаах. Последний в то время ослеп на оба глаза. Тотчас же, взяв провожатого, он поехал в город. Уезжая, сказал сыновьям:

«Я вывезу из города начальство, к этому времени дом приведите в порядок»!

Через несколько дней он вернулся с представителем власти, который имел приказ произвести по его указанию обыск. Переночевав одну ночь, проехали прямо к свату. Под комельком обнаружили погреб, который был пуст. Поехав в его летник, в холлогосе с таром обнаружили одно стегно Мюллю Босхонг. Приказали привести ту самую женщину, которая была свидетельницей убийства человека и строго допросили. Та, не утаив ничего, обо всем подробно рассказала – как было. Сына арестовали и увезли в город судить.

Старик отец стал таскаться по судам и начальству. Для уплаты уворованного и на взятки властям того времени, жадным до денег, он промотал почти все свое богатство. Под конец сына сослали на каторгу, отец и мать остались одни дома.

Однажды старик сказал жене:

«Я был человек – созданный по произволению самого Хара-Суоруна. («Черный-Воронов» - древнее божество якутов). Родился я с предопределением судьбы – не ведать, пока живу в этой средней земле, какой-либо неудачи, не подвергаться случайному несчастью. А Юёдэй Угаалаах родился по произволению самого Юрюнг Айыы (Белого, святого творца) и потому, будучи выше по указу судьбы, одержал верх надо мной. Видимо, сказалось его исконное превосходство»!

Старуха возразила ему:

«Случившегося не вернешь и никакая сила за нас не отомстит. Наша песенка уже спета»!

Старик встрепенулся и добавил:

«Нет, погоди, не все ещё кончено! Вот у меня есть сосед Кутуйах-Шаман, который силою своих духов проходил сквозь иголье ушко. («Иннэ бюргэс юютюнэн кыырар» - поговорка). Надо бы его попросить совершить камлание и пожрать Юедэй Угаалаах со всем семейством. Ну их к чертям!... Эта одна белоликая дочь, родившись, довела нас до несчастья»!

Пригласил он шамана и заставил совершить камлание. Тот проплясал три дня и три ночи и совершенно напрасно молили своих духов. Погубить Юёдэй Угаалаах никак не не удавалось. Вернувшись со своих полетов, шаман сказал:

«Его дух-покровитель, его божество преграждало дорогу и не впустило к нему»!

«Если так, то значит они – люди с прочным назначением и никакая сила их не одолеет. Но тем не менее, не откажи ещё раз потрудиться! Вознесись к создавшему меня Хара-Суоруну! Я создан был с твердым назначением не попадать в беду в течение всей своей жизни в этой средней земле».

Шаман согласился и ещё одну ночь совершил камлание, отправился к Хара-Суоруну. Добравшись, он говорит ему:

«Созданный самим Юрюнг Айыы, сын его Юёдэй Угаалаах созданного тобою сына довел до несчастья»!...

Хара Суорун ответил:

«Правда, он был создан мною со счастливым уделом – избегать беды земли. Если же он терпит ныне разные неудачи, то это происходит потому, что его противник создан более высшим чем я божеством, Юрюнг-Айыы-Тойоном. Но тем не менее, возьми с собой вот эту веревку и брось ее около изгородей Юёдэй Угаалаах! Если кто-нибудь из них найдет эту веревку, то все они станут конокрадами и будут не выводиться из темниц».

С этими словами Хара Суорун вручил ему окровавленную веревку, длиной в девять маховых сажен. Шаман, спустившись на землю, ту веревку бросил около жилища Юёдэй Угаалаах. Она пролежала там очень долго. Люди Ю. Уг. часто проходили мимо того места, но с открытыми глазами не видели ее. Только много лет спустя собственный внук того старика (по просьбе которого веревка была брошена), сын его дочери, увидел веревку и принес домой. С тех пор он стал неисправимым конокрадом, день и ночь, не сидя у себя дома, промышлял воровством. Часто попадался и садился в острог. Каждый раз родные освобождали его, неся большие расходы, но он опять попадался. Благодаря этому его семья промотала весь свой скот. Сам Юёдэй Угаалаах со старухой умерли, сыновья обеднели и все постепенно превратились в конокрадов.

Другой старик был ещё долго жив и при получении каждой новой вести о несчастьи в семье своего врага радовался и говорил:

«Ну, хорошо, значит, и они пошли по моему пути и разделят мою участь»!

Вот таким то путем Намские якуты, как рассказывают, стали конокрадами.

Этот рассказ я слышал от Афанасия Корякина. Он умер лет шесть или семь тому назад.

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   26

Похожие:

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconИзбранные психологические труды Под редакцией Б. Ф. Ломова
Труды действительных членов и членов-корреспондентов Академии педагогических наук СССР

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconШаманизм: Архаические техники экстаза
Шаманизм в средней и северной Азии: II. Магическое исцеление. Шаман проводник душ

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconИзбранные философско-психологические труды. Основы онтологии, логики и психологии
Марбургском университете Когена и глубоко уважал его как одного из своих учителей

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconАбалкин Л. И. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. Избранные труды
I. Состояние и конъюнктуры мирового хозяйства во время войны 1914-1918 гг. 47

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconПериодизация психического развития в детском возрасте фундаментальная...
Из книги: Эльконин Д. Б. Избранные психологические труды. М.: Педагогика 1989. С. 60-77

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconПервый пятилетний план развития народного хазяйства Украины 20 января 1929
Октябрь 1929 – в газете «Правда» опубликована статья Сталина «Год великого перелома» (переход к форсированной индустриализации)

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconМаркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. 3
По изданию: Маркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. М.: Политиздат, 1986, 639 с

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconМаркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. 3
По изданию: Маркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. — М.: Политиздат, 1986, — 639 с

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconА. В. Запорожец «Основные проблемы онтогенеза психики» // Хрестоматия...
Хрестоматия по возрастной психологии. Часть Предмет и методы возрастной психологии. / Ред сост. Карабанова О. А., Подольский А. И.,...

Шаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная iconПравила оформления рукописи статьи и условия публикации
Для публикации в журнале, принимаются оригинальные (не опубликованные ранее в печатном и/или электронном виде) статьи, подготовленные...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов