Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова»




НазваниеДоклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова»
страница2/6
Дата публикации13.08.2013
Размер0.54 Mb.
ТипДоклад
zadocs.ru > История > Доклад
1   2   3   4   5   6
А вот если формируется рынок, то недостаток зерна в одной губернии компенсируется за счёт перевоза с другой, и цены будут колебаться синхронно. Соответственно, нужно было сделать серию корреляционных моделей по ценам. Собрать эти цены было, само по себе, огромной и очень сложной работой. Но такая работа была сделана и зафиксирована в книге 1974 года «Всероссийский аграрный рынок», в которой было совершенно чётко установлено, что российского рынка нет в 18-м веке. В самом конце начинают формироваться региональные рынки. А о всероссийском рынке можно говорить, - очень осторожно говорили авторы, - не ранее самого конца 19-го века. Т.е. буквально накануне революции, да и то, стоило случиться сколь-нибудь крупному неурожаю в стране, как все вот эти рыночные структуры, выравнивающие цены, мгновенно рассыпались.
Этот результат был, уже сам по себе, очень серьёзным ударом по концепции возникновения капитализма в России в 17-м веке.
Затем, за этой работой последовали другие, в которых Леонид Васильевич более внимательно исследовал, что, это за форма крупного производства, которые возникают в русском обществе 17-го века.
Действительно, аргумент у его противников, - сторонников раннего генезиса капитализма - казался совершенно не пробиваемым.
Посмотрите. Голландский купец приезжает в Россию. Получает концессию на строительство завода под Тулой. Строит его. Если, как говорится, Марселис не капиталист, то кто капиталист? У него наёмные рабочие. Бывают случаи, когда там преобладает принудительный труд, т.е. ему приписывают крестьян, но бывают и случаи, когда труд вольнонаёмный. Производство крупное, труд вольнонаёмный, - чем это Вам не капиталистическая мануфактура?
Леонид Васильевич этот вопрос разобрал, и получилась неожиданная вещь. Эти голландцы удивительно много платят своим рабочим и мастерам. Довольно сложные расчёты показывают, что человек, скажем, квалифицированный кузнец, нанявшийся молотовым мастером на завод Марселиса, получал в несколько раз больше, чем он мог бы получать, работая в собственной кузнице. Но ведь суть капиталистической эксплуатации состоит в том, что потому человек и идёт на завод, что он утратил собственные средства производства, ему больше ничего не остаётся, как податься на завод. И ему там не доплачивают. Т.е. такой механизм извлечения прибавочной стоимости, если упрощать. Так вот, получается, что эти голландцы никак не эксплуатируют собственных рабочих. И затем. Если посмотреть на их товар, которым они заканчивают производственный цикл, то получается, что его себестоимость выше, чем его же рыночная цена. Т.е. они произвели оружейные стволы, и вышли на рынок с этой партией. И выяснилось, что в частной маленькой кузнице производят эти стволы лучше и по более низкой цене. Выясняется, что причина существования этих тульских заводов совершенно не та, о которой обычно говорилось. Речь не о том, что крупное производство начинает побеждать мелкое в конкурентной борьбе, а попросту в том, что государству для вооружения армии нужны однотипные оружейные стволы, заряжающиеся стандартными пулями. Соответственно, они должны быть расточены на одном и том же станке, - тогда стволы сверлились, а не отливались, - и только за однотипность государство существенно переплачивает этим мануфактуристам. Оно покупает стволы намного дороже.
Более тяжёлым аргументом в пользу генезиса капитализма в 17-м веке были астраханские рыбные промыслы, потому что тут никакой государственной поддержки нет. А между тем рыбопромышленник строит на собственные деньги баркасы, нанимает ловцов, нанимает людей, которые будут ему на Баскунчаке ломать соль. Словом, этот астраханский рыбный лов тоже имеет все признаки крупного капиталистического предприятия, - наёмный труд, крупное производство, - всё на месте. Но более внимательный анализ показал, что это только кажется капиталистическим производством. Почему? Потому что себестоимость выловленной сельди встаёт промышленнику дороже, чем стоимость этой самой сельди на астраханском рынке. А заводить этот рыбный промысел его заставляют совершенно другие причины. Основную прибыль он получает не от лова сельди, а от доставки её из Астрахани в Макарьев, по Нижней Волге на Макарьевскую ярмарку.
В Астрахани сельдь практически не имеет цены. Каждый, кто желает, как говорится, полакомиться селёдкой, имеет полную возможность наловить её самостоятельно. А вот в Макарьеве цена есть. И каждую весну, как только начинается лов, на Волге и на Северном Каспии разыгрывается, видимо, увлекательнейшее для участников соревнование: кто первый загрузит свои баржи, и кто первый довезёт их до Макарьева. В день открытия ярмарки рыбные тузы соберутся в одном из трактиров, будут определять цену и принимать оптовых покупателей. И вес каждого из них за этим столом будет зависеть от того, сколько барж у него в этот момент у пристани уже стоит. Соответственно, те, кто успевает вовремя, к открытию ярмарки, получают такие прибыли, что они перекрывают их потери на производственном цикле. Производственный цикл у астраханских промышленников планово убыточный. Если же у астраханца своего лова нет, - такие случаи описаны в литературе, - то эта фирма становится крайне уязвимой для конкурентов. В Астрахани, повторяю, цена сельди такова, что купить даже всю сельдь на рынке, - это погрешность эксперимента. Только промышленник-купец поставил свою баржу и намерен её грузить покупной на рынке сельдью, как перед ним прошёл по рынку конкурент и всю её скупил, - и буквально, выкинул в море. А баржа у него стоит, баржи конкурентов уже ушли наверх. И делать ему практически нечего. Такие горе купцы не долго остаются в этом бизнесе. Соответственно получается, что крупное производство возникает совершенно по другим причинам, - не потому, что оно выгоднее мелкого, а по каким-то внешним входящим моментам.
Ещё один существенный момент, связанный с историей хозяйства, характеризуется спецификой найма в том феодальном обществе. И здесь есть очень интересный материал по уральским заводам 18-го века.
Петровские уральские заводы 18-го века никто не называл капиталистическими предприятиями, потому что всем хорошо известно, что основная масса труда там была принудительная. Завод - это небольшое количество мастеровых, работающих непосредственно у домны или у молота, и огромное количество чёрной работы. Нужно валить лес, сушить его, пережигать в уголь, - заводы работали на древесном угле, - ломать руду, возить её подводами, - всё это делали приписные крестьяне, которые отправлялись на завод в принудительном порядке. К заводу их приписало государство. Но вот есть интересный материал. Если мы посмотрим на уровень оплаты мастеров. Т.е. самой, что называется, элиты уральского общества. Мастера бывали крепостные и бывали вольные. Вот если мы посмотрим на уровень оплаты вольных,- там сначала преобладали иностранцы, потом они постепенно вытесняются русскими, - то мы увидим две вещи.
Во-первых, чудовищный разброс, не тό что в разы, на несколько порядков различается уровень оплаты мастера. И, во-вторых, если, всё-таки посчитать среднюю по этому очень неровному графику, то получается, что в длительной перспективе, через весь 18-й век, медленно-медленно уровень оплаты мастеров падает.
Объяснение, которое нашёл Леонид Васильевич, состоит в следующем.
Найм в 18-м веке на Урале - это не совсем капиталистический найм. В капитализме, согласно марксистской схеме, рынок должен снижать уровень оплаты рабочей силы к уровню простого воспроизводства (другое дело, что это, видимо, не очень подтверждается в XX веке). На уральских же заводах все немного другое. От личности мастера, от его умения в 18-м веке зависит очень многое. Нет какой-то общепринятой технологии. Мастер должен «на глаз» определить, в какой момент останавливать домну, в какой момент брать металл, - словом, тысячу вещей, которые ему необходимо знать, не говоря уж о том, что это металлургическое дело, особенно в 18-м веке, окружено всяческими тайнами, легендами, дедовскими секретами и т.д.
Речь идёт о том, что в данном случае, говорит Леонид Васильевич, мастер выступает как владелец одного из условий производства. Если угодно, можно сказать, что они с хозяином завода производят нечто на паях. Если присутствие этого мастера, как собственника своего мастерства, увеличивает выход домны на 50%, то соответственно, он, договариваясь с владельцем завода, имеет возможность говорить с ним не как один из наёмных рабочих, а как дольщик,
Вопрос: собственник интеллектуального капитала.
Да. И соответственно требовать не просто оплаты наёмного рабочего, а определённую долю прибыли. И именно от этого, - от того, что были очень различны уровни этих мастеров, - такой вот разброс их оплаты.
Что же касается длинного тренда, длинного медленного падения среднего уровня оплаты, то ему тоже нашлось интересное объяснение.
Дело в том, что на протяжении 18-го века, - число вот таких главных мастеров заводов стабильно и жёстко зависит от числа заводов, - но вопрос в том, что среди них становится всё больше крепостных. В принципе, такой мастер, как правило, наверное, будет учить одного ученика в жизни, и, скорее всего, сына. Довольно сложно поставить в учение человека, которого не хочет мастер. Но при прочих равных условиях, всеми правдами и неправдами, владельцы пытаются к вольным мастерам пристроить в ученики своих крепостных. И постепенно баланс вольных и крепостных начинает сдвигаться в сторону крепостных. А большее количество крепостных постепенно начинает оказывать и угнетающее воздействие на уровень оплаты вольных.
Третий большой сюжет связан с изучением русского общества позднефеодальной эпохи. Общество это было, конечно, очень не похоже на наше, но, может быть, это имеет какой-то особый интерес с точки зрения того, чем занимается семинар, на котором я имею честь делать доклад.
Нужно сказать, что всегда в разговорах, в беседах Леонид Васильевич подчёркивал своё решительное неприятие той позиции, согласно которой можно воспринимать развитие общества, как нечто непротиворечивое. Можно найти такой подход, при котором в обществе не будет противоречий. Напротив, он всегда сам подчёркивал, что общественное развитие России предельно противоречиво, и даже трагично.
Дело в том, что у крестьянина, живущего на грани голодной смерти, необходимо забрать часть продукта, - уже не прибавочного, - а необходимого. Крестьянин реально будет голодать. И это порождает самые жёсткие формы принуждения, определяет во многом характер государственности. С одной стороны, государство не может не иметь много людей, занимающихся сельским хозяйством. Даже перед революцией в сельском хозяйстве было занято порядка 90% населения, а уж в 18-м - 19-м веках эта цифра сильно переходит за 95% . И с другой стороны, поскольку нажим на крестьянина по необходимости всегда очень жёсткий, то из этого проистекает и очень жёсткая форма государственности. Леонид Васильевич указывал, что эти формы государственности напоминали во многих своих чертах азиатскую деспотию.
С другой стороны, на низшем уровне при общей слабости государственного аппарата, присутствует община, которая ему как бы противостоит.
Община, - это установлено нашей наукой уже давно и прочно, - существовала на протяжении всего исторического развития России. Некогда в этом сомневались, - в том, что община существовала в 18-м веке, сейчас это можно считать доказанным, - и такая классическая крестьянская община исчезла только в ходе коллективизации. Надо понимать дело так, что общинное устройство, видимо, было неизбежным спутником нашего крестьянства по массе причин. Потому что множество работ требуют совокупных усилий в деревне, например, таких как строительство дома или сенокос. Кроме того, Леонид Васильевич, - это не его не материал, - но он очень любил на него ссылаться, - есть ещё и такой момент, я думаю, Вы, наверное, знаете, что в старой деревне был принят такой институт, как кусочки.
Вопрос: какой институт?
Институт «кусочки», он называется. Крестьянская изба. Хозяйка режет ковригу хлеба, приходят люди, крестятся, становятся у притолоки. Кто-то говорит: «Подайте, Христа ради», кто-то просто стоит молча, - хозяйка режет и отдаёт эти кусочки. Момент, который зачастую теряется - это не совсем милостыня. Во всяком случае, это не так, как в современном обществе. В старой деревне, наверное, практически любой, когда-то через это проходил. Потому что тот, кто пошёл в «кусочки», это не обязательно нищий человек. У него может быть дом, корова, и вообще хозяйство, но просто в данный момент закончился хлеб.
И важнейший императив крестьянского сознания состоит в том, что нельзя отказать. В «Письмах из деревни» известного народника 19-го века А.Н.Энгельгардта этот социальный институт описан так. В деревне он нанял кухарку и в какой-то момент увидел, как она режет эти кусочки, и спросил её, даже не то, что запрещая, а просто заинтересовался. И она так нервно отреагировала, что он немедленно понял, если он откажет, она сейчас же уйдёт, и больше вообще с ним никто разговаривать никогда в деревне не будет. Даже если краюха последняя, она будет резать и отдавать кусочки пришедшим. Они сами дорежут её и пойдут. Так вот этому есть, помимо общего объяснения, что это общинная взаимопомощь, есть ещё и объяснение более тонкое.
Чаянов накануне революции проводил такие исследования.
Известно, что до революции в крестьянской среде было огромное расслоение. Действительно, официальная статистика его фиксирует. У некоторых - десятки коров, по пять, по шесть лошадей, у них даже и деньги имеются свободные. Другие голодают, у них очень мало запашки. На эту статистику очень любили ссылаться революционные публицисты. В частности, на ней построены самые известные главы работы Ленина «Развитие капитализма в России».
Но материал Чаянова оказался немножко неожиданным. Как было дело? Чаянов со своими сотрудниками приезжает в деревню и описывает двор за двором. Вот столько запашки, столько скота, столько людей. Следующий двор, следующий и т.д. Затем они приезжают через пять лет, и снова описывают двор за двором. И ещё через пять лет. Материал получился вот какой. Ленин считал, да и вообще все так считали, что в рамках крестьянства уже выделился класс сельской буржуазии, кулаков, которые эксплуатируют своих односельчан, и класс сельскохозяйственного пролетариата, людей, практически утративших своё хозяйство.
Как бы не так. Мы приезжаем первый раз, и видим, что этот двор самый бедный в деревне. У них хлеба хватает, дай бог, до конца ноября. После этого они все надевают холщёвую суму и идут за кусочками.
Приезжаем через пять лет, и видим, двор - самый богатый в деревне. Десять коров, пять лошадей,- всё, что угодно. Огромная запашка. Приезжаем ещё через пять лет, - двор средненький.
И это не единичное явление, а массовое. Вот такие колебания касаются большинства крестьянства.
Объяснение, предложенное Чаяновым, состоит в том, что это жёстко связано с составом семьи. Первый раз, когда мы приехали, он был один работник, и у него было семеро маленьких по лавкам. Соотношение едоки-работники - девять[1] к одному, и он их не может прокормить. Второй раз мы приехали, он сам ещё в силе, все его сыновья встали на ноги. Старшие уже работники, младшие подростки полуработники, и у него соотношение едоки-работники, может быть девять к шести. Третий раз приехали, - старшие отделились, у третьего, четвёртого дети появились. Соотношение где-то пополам, скажем, девять к четырём.
И это - постоянное дыхание крестьянского двора. Оно просто зависит от состава семьи. Соответственно, речь идёт о том, что если в первую зиму им не помочь, они все перемрут с голоду, и через пять лет не будет того локомотива, который будет тащить всю деревню, и к которому вся остальная деревня будет ходить за кусочками.
Но это, конечно, не отменяет традиционные функции общины. Община смягчает налоговый гнёт потому, что когда Пётр ввёл эту бесконечно жестокую и очень примитивную систему, - примитивную, но зато работающую, - подушного обложения, которая сменила куда более мягкую и гибкую подворную, существовавшую раньше, то у того самого двора в первый приезд Чаянова, у них не было никаких шансов расплатиться с подушной. Подушная, естественно, платится таким образом, что общине, всей деревне предъявляется общая сумма, сколько у Вас мужчин записаны в ревизии, а затем они сами собираются и раскладывают, кто и сколько будет платить по дворам.
1   2   3   4   5   6

Похожие:

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconПрограмма курса
История как наука. Методология и методы исторического исследования. Формационный и цивилизационный подход к изучению истории. Понятие...

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconДоклад: «табачная эпидемия в россии: причины, последствия, пути преодоления»
Потребление табака – причина демографического кризиса и экономических потерь в России

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconДоклад на тему: Голод 1932-1933 г г. в Украине
Сталинское руководство накладывало табу на эту тему. Про страшную беду не разрешалось говорить открыто, а тем более упоминать в газетах...

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconДоклад по информатике на тему: «Методы и средства создания и сопровождения сайта»

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconДоклад по Кубановедению на тему
Памятник воинам, принимавшим участие в освобождении города от немецко-фашистских захватчиков, 1965 г

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconДоклад на тему «Ювенальная юстиция инструмент уничтожения»
Татьяна Сергеевна Кучер, заместитель председателя Донецкой областной общественной организации «Научный совет»

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconПроект программы молодежной научной конференции
Доклад Посла по особым поручениям мид россии, заместителя Представителя Президента России в "Группе восьми", координатора в мид россии...

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconМилов Л. В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса
России. Строительного камня в стране было очень мало. А в условиях суровой и долгой зимы каменное строение потребовало бы столь большое...

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconДоклад по дисциплине: История На тему: Культурные
Достижения в области культуры в эпоху Петра очень незначительны, хотя по его приказу и было переведено с иностранных языков около...

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconДоклад. На тему : История вычислительной техники
Естественно, сама по себе, производительность и скорость счёта современных вычислительных устройств давно уже превосходят возможности...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов