Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова»




НазваниеДоклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова»
страница3/6
Дата публикации13.08.2013
Размер0.54 Mb.
ТипДоклад
zadocs.ru > История > Доклад
1   2   3   4   5   6
Естественно, земельные переделы и все другие функции общины, - они тоже остаются на месте.
Но эти два момента, о которых я сказал, - с одной стороны, очень жёсткая государственность, а с другой стороны - существование общины. Они находятся в некотором внутреннем противоречии.
Дело в том, что применительно к крепостному праву (а это вопрос, который очень живо интересовал Леонида Васильевича в течение многих лет) - здесь есть реальное противоречие. Вообще, если говорить отвлечённо, Россия - именно та страна, которая наименее пригодна к установлению крепостного права. Поскольку помещику, приехавшему с жалованной грамотой какого-нибудь Василия Тёмного в середине 15-го века в село, которое теперь стало его, противостоят не отдельные крестьяне, а сплочённая община. Вот он предъявил им эту жалованную грамоту, они покивали головами и разошлись. И сделать-то с ними что-нибудь очень сложно. Тем более что помещик, он ведь получил эту грамоту на село для того, что он хочет здесь обосноваться, завести усадьбу, чтобы здесь пока он на службе, - а они все на службе, - жила его семья, росли его дети и, в частности, завести запашку. Я думаю, сейчас это уже становится общим местом, определённая константа крестьянского сознания, крестьянского взгляда на мир, состоит в том, что традиционное крестьянство совершенно не воспринимает землю, как частную собственность.
Здесь же, если позволите, - я не выбиваюсь за пределы регламента, коллеги?
Есть такой очень интересный английский исследователь Теодор Шанин. В свое время, в начале 90-х, он издал интересный сборник документов, касающийся аграрного движения в России в 1905 году. Традиционные представления об этом аграрном движении: известный взрыв иррациональной ярости, горящие помещичьи усадьбы и т.д. Так вот. Когда он издал этот сборник, - а сборник - статьи, не монография, непритязательный жанр, - то эффект был, конечно, потрясающий. Потому что материалы о том, как это все происходило. Собирается крестьянский сход и обсуждают, - причём не молодёжь, а бородачи, отцы семейств, - в какой день всем будет удобно пойти жечь помещичью усадьбу. «Нет, в пятницу я не могу, у меня тёща именинница». После этого точно так же в очень спокойном режиме выбирают, кто её будет поджигать. Тоже обсуждают: «Ивану нельзя, у него дети маленькие». Принимается это решение, и все целуют крест их не выдавать. После этого оповещают помещика: «Барин, в субботу придём». Барин, естественно, для начала попытается вызвать воинскую команду, но в стране революция, воинскую команду в каждую деревню послать невозможно.
В эту самую субботу, как на праздник, с жёнами, с детьми на телегах они собираются в барскую усадьбу. Если барин умный, то его там не будет. Если барин не очень умён, то он выбежит с берданкой, его свяжут и посадят в сарай: «Посиди, остынь». Причём всячески будут стараться не обидеть ни его, ни членов его семьи. В 1905 году - так. В 17-м крестьяне будут во многом другими. После этого они перепахивают межи, и делят помещичью землю. Шум, гам. Общинное решение, это вообще-то такое по всем описаниям очень шумное мероприятие. Они будут кричать, пока останется хоть один сомневающийся в том, что решение справедливо. Землю разделят. После этого ломают помещичий хлев, выводят скот и тоже делят, и это тоже не быстрый процесс. Нужно каждую коровёнку рассмотреть, решить, кому она достанется. Ломают закрома, высыпают хлеб и тоже делят его, грузят на телеги, отвозят. Уже, естественно, вечер, поскольку операция длительная. Выпускают барина, предлагают ему забрать личные вещи из дома, ему не препятствуют. Вообще, как общее правило, в 1905 году, крестьяне не берут ничего из помещичьей усадьбы. Считается, что личные вещи брать нельзя. Вот инвентарь, скажем, скот, зерно, - да!, это они заберут. Землю заберут. Но сам дом они не тронут. После усадьбу сжигают. Речь идёт о том, что данное действие именно общинное, и действуют с огромным сознанием собственной правоты.
Суть, очевидно, состоит в том, что крестьяне глубоко убеждены в том, что помещичье землевладение в том виде, в каком её сформировала реформа 1861 года, есть страшная несправедливость. Земля должна принадлежать тем, кто её обрабатывает. А если это было не так, значит, это какое-то явное недоразумение. Вот сейчас настал момент, когда все можно исправить. Организованность действия общины, видимо, совершенно определённо говорит о том, что в крестьянской среде эта позиция была общепринятой. Они не считали, что делают что-то плохое.
Речь идёт о том, что в этих условиях помещику, - я возвращаюсь в 15-й век, когда он с грамотой от Василия Тёмного приехал в «свою» деревню завести здесь собственную запашку, собственное хозяйство, - задача на грани невозможного. Потому что ему противостоит сплочённая община, которая считает, что земля Божья и Государева, т.е. не может быть предметом частной собственности.
И вот вопрос о том, как же в стране, настолько неприспособленной к возникновению крепостного права, оно, всё-таки могло возникнуть, был предметом многолетних размышлений Леонида Васильевича.
В последних его работах его концепция выглядит вот каким образом.
Во-первых, следует сразу отвести аргумент, широко распространённый в непрофессиональных кругах, что возникновение крепостничества в России, типологически похоже, скажем, на возникновение крепостничества в Польше или в Восточной Германии. Там всё очень просто. Западноевропейские капиталистические страны, прежде всего, Англия и Голландия, предъявляют большой спрос на зерно. Его становится выгодно производить с использованием принудительного труда. И польское дворянство закрепощает крестьян и организует фольварк, - рыночно ориентированное хозяйство, производящее зерно на рынок. Но проблема в том, что в России закрепощение происходит в конце 16-го века, а в Польше несколькими десятилетиями раньше, но все же в близкое время, из России нет экспорта хлеба. Соответственно, аргумент о том, что это фольвáрк не работает.
Была попытка объяснить это развитием внутреннего рынка, но она явно несостоятельна, потому что если развитого внутреннего рынка нет в конце 18-го века, то что же говорить о 16‑м.
Здесь есть ещё один момент, который важен для этого объяснения. Всё, что мы знаем о том, что происходило в деревне на протяжении 15-го - 16-го веков, мы знаем в основном из актов, разного рода грамот, которые выдавались великокняжеской канцелярией. В частности, среди них, особенно за 16-й век, очень много льготных грамот. Т.е. помещик подсуетился и получил от Великого князя разрешение для своих крестьян не платить несколько лет подати. Эти грамоты 16-го века разделяются на такие три категории.
Во-первых, все крестьяне, которые живут у этого помещика. Им льгота даётся минимальная или вообще не даётся. Во-вторых, крестьяне, которых он может пригласить к себе, - крепостного права ещё нет, а оговаривается, что нельзя сманивать крестьян Великого князя. «Не из моей вотчины Великого княжения», а всех других, - пожалуйста, - и им даётся большая льгота. Лет 10-15 - это постоянное явление, они могут не платить налоги. А между ними находится ещё она группа, не очень ясная, - старожильцы. Обычное объяснение состояло в том, что это люди, которые жили в этой деревне, ушли, и потом, не прижившись на новом месте, решили вернуться. В принципе, этим объяснение ограничивается. Леонид Васильевич подметил интересный момент. Если посмотреть на развитие норм этих грамот в длительной перспективе, то получается, что постепенно положение старожильцев, льготы, которые им дают, становятся всё меньше и меньше. И в конце этого процесса, - где-то к 60-м годам 16-го века, - они окончательно сливаются с теми, что уже живут. Т.е. льготу они больше не получают или получают её самую минимальную.
Здесь, если позволите, ещё одно отступление.
Акты 16-го века и 15-го, да в общем-то и 14-го, кричат постоянно о массовых крестьянских переходах. Буквально в каждом акте говорится о том, что крестьянина можно перезвать, что его можно куда-то пригласить, что он куда-то может уйти. В судебниках, то же самое, во времена и Иване III и Ивана Грозного крестьянин может уйти, если он заплатит пожилое.
Старая наука вставала перед этим, как писал один писатель 18-го века, в пень, потому что совершенно невозможно понять. Картина, которая рисуется, это картина полубродячего населения. Но с другой стороны, достаточно себе представить, что значит для крестьянина в этих веках сняться с места, перебраться на новое, распахать там пашню, поставить избу. Это чудовищный труд многих поколений, не говоря уже о том, о чём я говорил выше: такое землепользование требует от крестьянина исключительного знания территории, - чего ждать от каждого пригорочка. Это тоже не в один год приходит.
Соответственно, объяснить очень сложно тот факт, что в 15-м - 16-м веках фиксируются таким массовые переходы. Леонид Васильевич объяснил это вот чем. В какой-то момент помещики в массовом порядке потянулись в Великокняжескую канцелярию за этими льготными грамотами получать льготы, и они получали их всеми правдами и неправдами. И здесь получился эффект такого снежного кома. Потому что старая налоговая система сошного письма была устроена следующим образом. Грубо говоря, в уезде описано некоторое количество налоговых единиц, - сох. И государство не интересует, что в какой-то момент часть из этих налогоплательщиков оказались освобождены от налогов. На весь уезд придёт, что называется, разнарядка заплатить 300 рублей, и соответственно, если половина населения уезда от налогов освобождены, то просто остальная половина заплатит вдвое больше. Это вызывает взрывной рост налогов на тех, у кого льготы нет. Соответственно, их хозяева тоже, хочешь не хочешь, едут в Москву и правдами и неправдами добывают для себя подобные льготные грамоты. Это, с одной стороны, очень плохо сказывается на финансах государства, что во многом видно в правление Ивана Грозного. А с другой, - получается вот что. В какой-то момент помещики сообразили, что: «Собственно говоря, мы ведь не так уж заинтересованы в тех людях, которые у нас живут сейчас. Потому что эти люди сложные, - они считают эту землю своей. С ними трудно о чём-либо договориться. И вообще, нам было бы интереснее, если бы они ушли, а вместо них пришли другие, которых мы уже сами сюда посадим, и которые будут воспринимать нас, как хозяев земли».
Вот с этим и связана такая резкая диспропорция.
Те, кто живут сейчас, льготы практически не получают, те же, кто пришли, получают очень существенные льготы. Тем, кто живут на своих старых отцовских местах, словно говорят: «Давайте, выметайтесь. Идите вот лучше к соседу. У него там есть десятилетняя льгота. Вы у него будете льготниками, а я лучше на Ваше место найду каких-нибудь других, посговорчивей, чем Вы, и без таких диких представлений, что эта земля Ваша».
С этим же связано и постепенное падение статуса этих ушедших и вернувшихся старожильцев. Им, как говорится, настойчиво напоминают: «Вы ушли, - всё!!! Ваши льготы кончились. Вы, в принципе, здесь особенно не нужны. Лучше бы Вы пошли куда-нибудь ещё. Но если уж вернулись, то помните, земля теперь моя».
Ещё один момент, связанный с этим. Если мы посмотрим на средний размер поселения, то получается, что, насколько можно судить, с глубокой древности до начала 16-го века среднее деревенское поселение довольно крупное. Мелкая деревня варьируется в районе от пятнадцати до двадцати пяти дворов. Село уже в районе 40 - 60-и дворов.
В 16-м веке поселения начинают стремительно мельчать. К концу 16-го века доходя буквально до хуторской системы: один-два двора. А после смуты в 17-м веке снова укрупняются и возвращаются, так сказать, в естественное состояние.
Это связано с этим же. Вот эта вот политика дворянства, - тут даже нельзя это назвать политикой, это, как говорится, кристаллизуется просто как логика действий массовых представителей господствующего класса. Нельзя сказать, что был какой-то целенаправленный замысел. Просто тот, кто не успевает получить эти грамоты, разоряется потому, что от него все уходят. Волей-неволей поедешь и будешь её там добывать.
Соответственно, речь идёт о том, что дворянин, призывающий к себе вот этих новоприходцев, стремится их расселить, как можно более редко, как можно более маленькими поселениями, просто, исходя из той позиции, что чем меньше они будут общаться между собой, тем медленнее сложится заново община. Община же воспроизведётся. Они никуда друг от друга не денутся. Но вот здесь в тот момент, когда население, видимо, было сорвано с мест и задвигалось, был момент, когда община исчезла. И вот в этот-то узенький зазор прошло крепостное право.
Мне эти процессы напоминают такой образ из научно популярных фильмов по физике, бывает такая картинка, когда разрушается и снова складывается кристаллическая решётка.
Вопрос: Но это уже к Петру Первому ближе?
Нет-нет-нет! Речь идёт о второй половине 16-го века. Вот этот момент. Вторая половина 16-го века. Конец правления Ивана Грозного и предвестие смуты.
Другое дело, что в глобальном плане дворянам удалось провести это крепостное право в конце 16-го века.
Но получился побочный результат, которого дворянство никак не ждало. Сорванное с мест население не всё переходило в рамках центрального Черноземья. Масса людей отхлынула на юг. К югу от Оки, где в тот момент было Дикое поле, неосвоенные территории, обращённые, что называется, лицом к Крыму, к крымским набегам. Жить там было сложно: одной рукой за соху, другой за саблю, что называется. Но тем не менее, множество людей этому научилось. И там сформировался тот слой, который формально по сословной принадлежности был очень пёстрым, но, в принципе, это всё были люди, что называется, сами пахавшие землю, и сами научившиеся как-то жить на этой полувоенной окраине. Как совокупность, не будет натяжкой назвать их казачеством. И таким образом, на юге государства, наряду с первым военным сословием, - дворянством, сформировалось второе, вот это, в широком смысле слова, казачество. Люди организованные, владеющие оружием и без большой теплоты вспоминающие центр. Под Московским государством сложился такой пороховой погреб, в который было достаточно кинуть спичку, чтобы всё это взорвалось. Как известно, спичку кинул человек, который объявил себя царевичем Дмитрием Ивановичем. И на протяжении следующих 15-ти лет дворянству пришлось с оружим в руках защищать собственное существование - суть смуты именно в этом: дворянство воевало с казачеством, которое попыталось заменить дворянство в качестве землевладельческого сословия центра России. В истории смутного времени это стремление казачества прослеживается совершенно чётко. Именно от Лжедмитрия казачьи таборы, крупные объединения казаков, получают в приставство, т.е. в управление, целые уезды, и вот такие воинские корпорации управляют этими уездами. Всё это управление сводится в основном к грабежу.
Дворянство, как известно, отбилось, во многом благодаря союзу с крестьянством и городами. Смута завершилась не в пользу казачества. И после смуты крепостное право уже было установлено окончательно.
Голос из аудитории Это же было в центральной части Европейской территории. Северо запад - половина этой части - там не было крепостного права.
Северо-Запад? Нет. Это не совсем так.
Потом за Уралом, в Сибири, был другой уклад, на Дальнем Востоке - третий уклад. Везде по- разному. Разные уклады.
Да. Это совершенно верно. Но о чём идёт речь? Что касается Северо-Запада, т.е. Новгородской и Псковских земель, то это крепостнические районы. Что касается Севера, то, действительно, северней Вологды крепостного права не было. Но северней Вологды очень редкое население. Что касается Сибири, то по первой ревизии 1719 года во всей Сибири 200 тыс. населения - 209 тысяч душ мужского пола, правда. И по оценкам ещё примерно столько же представителей коренных народов на всю Сибирь - исчезающее малая цифра.
Не сложилось, как такового, крепостничества на Урале. Это правда. Действительно, Урал до начала 18-го века был таким, что называется, довольно населённым краем, в котором крепостничества не было. Но это было ровно до Петра. Потому что Пётр ввёл такой институт, как приписка. Крестьяне были формально государственные, но их приписывают к заводам. Они должны уплатить государству 70 копеек подушной подати. Они говорят: «Нет. Пожалуйста, 70 копеек нам с Вас не нужно, - 70 копеек душам мужского пола подушной подати. Вместо этого Вы эти деньги отработаете на заводе. И законом устанавливаются расценки. Расценки очень низкие. Они предпочли бы уплатить деньгами. Но их никто не спрашивает. В сущности, приписка очень напоминает крепостное право, особенно, на практике. Поскольку, конечно, никто не проверял ни директора государственного завода, ни, тем более, владельца частного завода, - как он там высчитывает эти крестьянские трудодни. И это было причиной постоянных восстаний.
1   2   3   4   5   6

Похожие:

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconПрограмма курса
История как наука. Методология и методы исторического исследования. Формационный и цивилизационный подход к изучению истории. Понятие...

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconДоклад: «табачная эпидемия в россии: причины, последствия, пути преодоления»
Потребление табака – причина демографического кризиса и экономических потерь в России

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconДоклад на тему: Голод 1932-1933 г г. в Украине
Сталинское руководство накладывало табу на эту тему. Про страшную беду не разрешалось говорить открыто, а тем более упоминать в газетах...

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconДоклад по информатике на тему: «Методы и средства создания и сопровождения сайта»

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconДоклад по Кубановедению на тему
Памятник воинам, принимавшим участие в освобождении города от немецко-фашистских захватчиков, 1965 г

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconДоклад на тему «Ювенальная юстиция инструмент уничтожения»
Татьяна Сергеевна Кучер, заместитель председателя Донецкой областной общественной организации «Научный совет»

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconПроект программы молодежной научной конференции
Доклад Посла по особым поручениям мид россии, заместителя Представителя Президента России в "Группе восьми", координатора в мид россии...

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconМилов Л. В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса
России. Строительного камня в стране было очень мало. А в условиях суровой и долгой зимы каменное строение потребовало бы столь большое...

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconДоклад по дисциплине: История На тему: Культурные
Достижения в области культуры в эпоху Петра очень незначительны, хотя по его приказу и было переведено с иностранных языков около...

Доклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова» iconДоклад. На тему : История вычислительной техники
Естественно, сама по себе, производительность и скорость счёта современных вычислительных устройств давно уже превосходят возможности...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов