Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки




НазваниеЭта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки
страница7/15
Дата публикации02.09.2013
Размер2.59 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > История > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   15
Глава семьи считал, что раз Коран называ­ет женщину вторичной по отношению к муж­чине, значит, с ней надо обращаться, как с ра­быней. Любую женщину, которая не была мусульманкой, он считал проституткой. Ника­кого значения не имел тот факт, что отец вмес­те со своими двумя сыновьями четыре раза в год ездил в Таиланд, чтобы посетить тамошние бордели и купить сексуальные услуги молодых и красивых тайских женщин. Эти люди счита­ли, что если некоторые восточные женщины продаются, то значит любая, не исповедующая ислам, наверняка продажна. Когда семья нани­мала служапку-шюстранку, то считалось, что с пей можно обращаться, как с домашним жи­вотным.

От матери семейства Мадлен сразу же уз­нала, что ее наняли для оказания сексуальных услуг двоим сыновьям-подросткам. Она сказа­ла, что Мадлен должна обслуживать Базеля и фариса через день. Мать не обратила никакого внимания на ужас и отчаяние, охватившее Мад­лен.

К удивлению красотки-служанки, Мадлен сразу же понравилась отцу, и он сказал сы­новьям, что они смогут спать с новой служан­кой, как только он вдоволь насладится ею.

Я сглотнула комок, подступивший к горлу и затаила дыхание, понимая, о чем сейчас рас­скажет мне Марси. Я не хотела слышать этого.

— Госпожа, — всхлипывая, продолжала Мар­си, — в первый же день после возвращения отец семейства изнасиловал Мадлен! Но это было только начало, так как он решил, что Мадлен ему правится и продолжал насиловать ее каждый день без перерыва!

— Но почему же она не убежала оттуда?

- Мэм, она пыталась, даже просила других слуг помочь ей. Повариха со служанкой отка­зались, так как боялись потерять место и лишиться жалования. Что же касается красотки, то она возненавидела Мадлен, так как считала, что именно из-за нее хозяин не подарил ей золотую цепочку. Жена хозяина и старуха, ко­торая встречала ее, не хотели ничего слышать. Они говорили, что Мадлен наняли, чтобы до­ставлять удовольствие мужчинам.

- Я бы выскочила в окно и убежала!

- Она много раз пыталась убежать, но ее каждый раз ловили и приказали всем в доме присматривать за ней. Однажды, когда все в доме спали, она выбросила па улицу записку с просьбой о помощи. Соседи отдали записку ее хозяевам, и Мадлен была - жестоко избита.

- Что же случилось после того, как ты нашла ее?

Марси погрустнела и продолжала:

— Я пыталась помочь ей, даже звонила в наше посольство в Джидде. Человек, который ответил мне, сказал, что они получают много таких сообщений, но не в силах ничего сде­лать. Наша страна во многом зависит от сау­довских денег, и правительство не хочет пор­тить отношения с вашей страной. Антуан поговорил с некоторыми из своих приятелей-шоферов, и они сказали ему, что в полицию обращаться пет смысла, так как она поверит ее хозяевам, а для самой Мадлен по­ложение только ухудшится.

- Марси! — воскликнула я. — Что же мо­жет быть хуже?

- Ничего, мэм. Ничего! Я не знала, что же нам делать. Антуан испугался и сказал, что мы сделали все, что в наших силах. В конце кон­цов я написала матери Мадлен и обо всем ей рассказала. Она поехала в Манилу в агентство по найму, но там ей сказали, чтобы она убиралась. Тогда она пошла к мэру нашего города, по он сказал, что ничего не может сделать. Никто не хотел заниматься этим.

- Где же теперь твоя подруга?

- Я получила от нее письмо месяц назад и была рада узнать, что ее двухгодичный кон­тракт закончился и она уехала домой. На ее место приехали двое совсем молоденьких фи­липпинок. Можете себе представить, мэм, Мад­лен написала, что сердита на меня. Она считает, что я не попыталась ей помочь!

Поверьте, я сделала все, что могла. Я напи­сала Мадлен об этом, но так и не получила ответа.

Не зная, что сказать, я смотрела на Марси, чувствуя стыд за свою страну и ее жителей.

Наконец Марси нарушила молчание и ска­зала:

— Вот, мэм, что случилось с моей подругой в вашей стране.

Я видела, что Марси глубоко переживает происшедшее с Мадлен. Жалость охватила меня — как еще можно реагировать на такой рассказ? Чувствуя стыд за мужчин нашей стра­ны, я не могла больше чувствовать свое пре­восходство над этой бедной девушкой, у кото­рой хватило смелости попытаться спасти свою подругу, рискуя при этом не только своим мес­том, но, может, и свободой. Я зарылась лицом в подушку и, махнув рукой, отослала ее. Много дней я ходила под впечатлением от рассказа Марси и размышляла о том, почему же в на­шей стране так тяжело живется как иностран­цам, так и самим саудовцам.

Сколько еще в Саудовской Аравии таких Мадлен, которым некуда обратиться, которых унижают и насилуют, которым отказывают в праве на то, чтобы распоряжаться собственной жизнью? Да и на Филиппинах, решила я, мужчины не лучше, чем у нас, в Саудовской Ара­вии, потому что из соображений выгоды и лич­ного спокойствия отмахиваются от того факта, что гражданок их страны используют в качес­тве сексуальных рабынь.

Прошло некоторое время, и я стала всем своим подругам рассказывать о судьбе Мадлен и ей подобных, чтобы пробудить в них сочув­ствие к прислуге, заставить увидеть в тех, кто обслуживает, людей, а не роботов, созданных для их удобства. Я не могла смириться с тем, что мужчины моей страны с пренебрежением относятся к любой женщине, какого бы проис­хождения она ни была. Я стала собирать фак­ты, подтверждающие мое мнение.

Так я узнала об индийской девушке Шакунтале, которую собственный отец продал в воз­расте тринадцати лет за сумму в 600 саудовс­ких риалов (170 долларов). Днем она работала, а по ночам ее заставляли удовлетворять сексу­альные прихоти хозяев дома. Но Шакунтале было еще хуже, чем Мадлен, потому что она была куплена, и у нее не было Надежды когда-нибудь вернуться домой. Она была не более чем собственностью своих мучителей.

Я с ужасом услышала, как одна мать со смехом рассказывала о том, в каком состоянии была ее служанка из Таиланда, после того как была изнасилована ее сыном. Она сказала, что ее сын нуждался в женщине, а поскольку саудовки недоступны, то ему пришлось воспользо­ваться тайкой. Этим женщинам все равно, с кем ложиться в постель, уверенно заявила она. Мальчики — короли в глазах своих матерей, и им позволяется все.

Я не удержалась и спросила Али, зачем они с отцом три раза в год ездят в Таиланд и па Филиппины. Он нахмурился и сказал, что это не мое дело. Но я знала ответ, так как многие отцы и сыновья в моей стране знают дорогу в прекрасные, цветущие страны, в которых люди готовы продать своих женщин любой твари, согласной платить.

Я обнаружила, что мало знаю о мужчинах и их сексуальных аппетитах. На поверхности виднеется лишь маленькая часть айсберга. За фасадом благопристойности творятся вещи, о которых мужчины предпочитают не говорить — они делают их.

Впервые за свою жизнь я поняла, что перед представительницами нашего пола стоит нераз­решимая проблема. Мечта о равенстве женщин не может осуществиться в полной мере, пото­му что мужчины во всем мире более всего озабочены тем, чтобы получать удовольствия, а это они предпочитают делать за наш счет. Мы, женщины, не более чем вассалы, а стены на­ших тюрем исключают всякую возможность разрушить их. Болезнь, которой болен мир, заложена в самой сперме мужчин, смертель­ная, неизлечимая болезнь, жертвой которой всегда является женщина.

Собственность на мое тело вскоре должна была перейти из рук моего отца в руки незна­комца, которого мне придется называть своим мужем, так как отец сказал мне, что я выйду замуж через три месяца после того, как мне исполнится шестнадцать. Я уже чувствовала, как меня опутывают цепи ненавистных обычаев; мне оставалось наслаждаться подобием свободы еще шесть месяцев. Я ждала своей судьбы с чувст­вом безысходности, словно бабочка, попавшая в паутину, сплетенную пауком, которого она никогда не видела.

ХУДА.
Было десять часов вечера 12 января 1972 года, когда мы с сестрами, все девятеро, слушали, как наша старая рабыня — суданка Худа, предсказывает будущее одной из пас, Саре. Со времени своего драматического замужества и последовавшего за ним развода, Сара увлек­лась астрологией и была уверена, что именно Луна и звезды оказали такое сильное влияние на ее жизнь. Худа, которая с самого детства рассказывала нам о черной магии, была поль­щена, что оказалась в центре внимания всей нашей семьи, изнывавшей от скуки.

Все мы знали, что в 1899 году, когда Худе было восемь лет, мать, занятая сбором ямса для скудного ужина, оставила се без присмотра, и девочка была похищена работорговцем-арабом. Не было ребенка в нашей семье, которого Худа не развлекала бы рассказами о своем похище­нии.

К нашему удовольствию, Худа всегда рас­сказывала об этом давнишнем событии весьма эмоционально, как будто оно произошло толь­ко вчера. Она в лицах изображала, как сидела под деревом и напевала песенку, а затем с кри­ком бросала подушку себе на голову, как будто это был мешок похитителя. Она стонала, бры­калась, каталась по полу и громко звала мать. В конце концов она вскакивала па кофейный столик и обращала свой взор вдаль, как бы увидев за окном воды Красного моря, по кото­рому плыл корабль, перевозивший рабов из Судана в Аравийскую пустыню.

В глазах ее затем разгорался дикий ого­нек, когда она изображала, как боролась с ворами, пытавшимися украсть у нее пищу. Она хватала из вазы с фруктами персик или гру­шу и жадно вгрызалась в нее, оставляя толь­ко черенок или косточку. Затем она заводила руки за спину и начинала ходить взад и впе­ред по комнате, призывая Аллаха на помощь и умоляя его не позволить продать ее на не­вольничьем рынке.

Ее продали клану Рашидов из Эр-Рияда, ко­торые заплатили за нее сумму, равную цене одного ружья, после чего вместе с остальными рабами отвели из Джидды в крепость Мишмаак, где стоял гарнизон Рашидов.

Спектакль продолжался, и Худа начинала ползать по комнате, прячась под столами и кро­ватями, как будто стараясь укрыться от пуль, которыми осыпали крепость атаковавшие ее Абдул Азиз со своими шестьюдесятью соратника­ми. Они разбили Рашидов и захватили крепость, вернув страну клану аль-Саудов. Несмотря на то, что была изрядной толстухой, Худа пере­прыгивала через кресло и пряталась за ним, чтобы избежать резни, устроенной воинами пустыни. Она говорила, что ее спас отец наше­го отца, и в подтверждение хватала одну из пас, валила на пол и начинала целовать, говоря, что именно так целовала нашего дедушку, бла­годаря за спасение. Вот каким замечательным образом Худа попала в нашу семью.

По мере того как мы росли, она умело от­влекала нас от наших личных драм и трагедий, путая рассказами о сверхъестественном. Мать всегда с улыбкой отмахивалась от разглаголь­ствований старой рабыни, по после того, как я однажды проснулась среди ночи, напуганная страшным сном, в котором присутствовали злые духи и прочая нечисть, она запретила Худе пугать детей своими рассказами. Теперь, когда матери больше не было среди живых, Худа с энтузиазмом взялась за свою магию.

Мы с интересом смотрели, как Худа рас­сматривает линии па ладони Сары и, качая го­ловой, закатывает глаза, как будто вся будущая жизнь Сары открывается перед пей.

Сара не была слишком удивлена, когда Худа сказала, что ей не удастся реализовать ее пла­ны и стремления. Было похоже, что она и сама не сомневалась в этом. Я застонала и отверну­лась; мне так хотелось, чтобы мечты Сары сбы­лись. Разозлившись, я громко обвинила Худу в шаманстве, но никто не обратил па меня вни­мания, а Худа продолжала рассматривать руку Сары, почесывая подбородок. Наконец она подняла глаза и сказала:

— Эй, малютка Сара. Я вижу, что вскоре ты выйдешь замуж!

Сара ахнула и выдернула руку. Менее все­го она хотела кошмара очередного замужества. Худа громко рассмеялась и сказала Саре, что не надо убегать от своего будущего. Она добавила, что замужество Сары будет по люб­ви и что она произведет на свет шестерых де­тей, которые подарят ей много радости и счастья.

Сара задумчиво нахмурилась, затем лицо ее посветлело, как если бы она решила не ломать себе голову над тем, что не в ее власти. Она посмотрела в мою сторону, и па лице ее по­явилась улыбка, которую в последнее время нам приходилось видеть так редко. Она попросила Худу попробовать прочитать по руке мое буду­щее, сказав, что если она сможет угадать, ка­кие действия предпримет ее непредсказуемая сестра, то она и в самом деле поверит в ее способности. Остальные мои сестры дружно рас­смеялись, соглашаясь с Сарой, но по их лицам я видела, что все они нежно любят меня, свою сестру, которая столько раз испытывала их тер­пение.

Я задрала нос и села перед Худой с выра­жением высокомерия, которого на самом деле не чувствовала. Я показала ей свои ладони и важно спросила, что я буду делать через год. Худа не обратила никакого внимания на мое ребячество и рассматривала мои ладони так долго, что мне показалось, прошла целая вечность. Она вела себя странно: трясла головой, бормотала что-то про себя и издала горловой стой, прежде чем огласить мою судьбу. Нако­нец она заговорила громким шепотом, и в голосе ее была такая уверенность, что я почув­ствовала, как горячий ветерок волшебства ове­вает мне лицо.

Худа торжественно провозгласила, что отец скоро объявит о моем предстоящем замужест­ве. Я обрету и горе, и счастье в лице одного человека. Я буду приносить неприятности всем, кто окружает меня. Мои действия и поступки в будущем доставят массу проблем моей семье. На мою долю придется и великая любовь, и лютая ненависть. Во мне мистическим образом соединилось зло и добро. Я — загадка для всех, кто любит меня.

С жалобным воплем Худа вознесла руки к небу и стала молить Аллаха, чтобы он вмешал­ся и защитил меня от самой себя. Затем она обняла меня, припала к моей груди и горько разрыдалась.

Нура вскочила на йоги и спасла меня от объятий Худы. Сестры принялись успокаивать меня, а Нура твердо взяла Худу за руку и вы­вела прочь из комнаты. Старуха продолжала бормотать себе -под нос, что верит в то, что Аллах не оставит своей милостью младшую дочь ее любимой Фадилы.

Я вся дрожала, находясь под впечатлением предсказания Худы. Я начала плакать и сквозь слезы бормотать, что Худа говорила мне, что ее мать была колдуньей, а до нее бабушка и что свойства эти в их семье передавались от мате­ри к дочери. Я говорила, что Худа всосала умение колдовать с молоком матери. И вообще, рыдала я, только колдунья могла распознать мою натуру!

Одна из моих старших сестер, Тахани, на­чала успокаивать меня, пытаясь убедить в том, что все происходящее — не более чем глупая игра, на которую не стоит обращать внимания.

Сара вытерла мои слезы и сказала, что, по ее мнению, все мои тревоги оттого, что я боюсь не дожить до того момента, когда сбудутся пред­сказания Худы. Остальные сестры подхватили ее шутливый тон и со смехом стали вспоми­нать мои проделки, особенно те, жертвой кото­рых стал наш брат Али.

Особенно веселило их воспоминание о том дне, когда я попросила одну из моих подруг позвонить Али и притвориться, что она не мо­жет устоять перед его чарами. Часами мы слу­шали, как он нес по телефону невероятную чушь и строил планы по поводу того, каким образом ему удобнее было бы встретиться со своей поклонницей.

Подружка предложила, чтобы Али вел на поводке козленка, добавив, что в таком случае ее шофер наверняка узнает его. Она сказала, что ее родители уехали из города и что если Али последует за ее шофером, то сможет уви­деться с незнакомкой у нее дома, не подверга­ясь при этом никакой опасности.

Место встречи было назначено через доро­гу от дома моей подруги, и мы с сестрами рас­положились на балконе ее спальни и стали на­блюдать за улицей. Мы хохотали до колик в животах, глядя, как бедняга Али час за часом стоит на одном месте с козленком па поводке и крутит головой в поисках несуществующего шофера. К нашему веселью, моей подруге уда­лось обмануть Али таким образом не раз и не два, а целых три раза! Бедолага так жаждал встретиться с таинственной незнакомкой, что здравый смысл совершенно покинул его. Я вспо­минаю, что тогда мне пришла в голову мысль о том, что все наши законы по поводу чадры могут быть неудобными не только для женщин!
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   15

Похожие:

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconКнига с самого начала проявляла характер. Она б
Эта книга посвящается вам, молчаливо страдающие от мысли, что во всем мире только вы одни отчаянно хотите освободиться от Телесного...

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconЕсть новости? спросил тот, что был выше ростом
Эта книга посвящается семерым людям сразу: Нейлу, Джесике, Дэвиду, Кензи, Ди, Энн — и тебе, если ты готов остаться с Гарри до самого...

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconМаленькая книга о капоэйре
Эта книга посвящается Дермевалю Лопезу де Ласерада, мастеру Леопольдинья, который открыл для меня таинства и маландрагенс капоэйры,...

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconМаленькая книга о капоэйре
Эта книга посвящается Дермевалю Лопезу де Ласерада, мастеру Леопольдинья, который открыл для меня таинства и маландрагенс капоэйры,...

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconДжоанн Кэтлин Роулинг Гарри Поттер и Дары смерти
Эта книга посвящается семерым людям сразу: Нейлу, Джесике, Дэвиду, Кензи, Ди, Энн — и тебе, если ты готов остаться с Гарри до самого...

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconЭта книга посвящается людям, которые занимались развитием моей личности
Ларри Максвеллу, моему брату, который поддерживал во мне стремление к психологическому росту

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconКнига эта посвящается всем достойным мужчинам и прекрасным женщинам ушедшим
Эта книга написана мной для всех мужских и женских особей, желающих повысить свой ранг в человеческой стае

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconНеобходимо иметь смелость видеть вещи такими, какие они есть
Эта книга о Западе, но не о том, который привыкли видеть миллионы людей «цивилизационной периферии» на красочных и обворожительных...

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconБорис Перчаткин. Огненные тропы Эта книга посвящается моему дорогому...
Эта книга посвящается моему дорогому сыну Олегу, пилоту, погибшему в авиакатастрофе

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconЛетающая домохозяйка. Телесный хлам
Эта книга посвящается вам, молчаливо страдающие от мысли, что во всем мире только вы одни отчаянно хотите освободиться от Телесного...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов