Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки




НазваниеЭта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки
страница8/15
Дата публикации02.09.2013
Размер2.59 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > История > Книга
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15

Сестрам удалось достичь своей цели: увлек­шись воспоминаниями о былых проделках, я забыла о зловещем бормотании Худы. В конце концов, старой служанке было уже за восемь­десят, так что не стоило придавать большого значения ее словам.

Впрочем, мое спокойствие длилось не дол­го: тем же вечером к нам приехал отец и за­явил, что нашел для меня подходящего мужа. Внутри у меня все оборвалось, предсказания Худы начинают сбываться! Новость так пора­зила меня, что я даже не спросила отца, как зовут моего будущего мужа, а вместо этого пу­лей вылетела из комнаты, едва сдерживая сле­зы. Той ночью я не сомкнула глаз, снова и снова вспоминая слова старой служанки. Впер­вые в своей жизни я смотрела в будущее со страхом.

На следующее утро к нам приехала Нура и сказала, что мне предстоит выйти замуж за Карима — одного из наших кузенов. Когда я была еще маленькой девочкой, мне приходи­лось встречаться с его сестрой, но я ничего не помню из того, что она говорила о своем брате, разве что упоминание о том, что он любит покомандовать. На тот момент ему было двад­цать восемь, и мне предстояло стать его первой женой. Нура сказала, что видела его фотогра­фию и он показался ей чрезвычайно привлека­тельным. Он был образованным молодым чело­веком и даже закончил юридический факультет в Лондоне. Нура сказала, что, в отличие от ос­тальных наших кузенов, он всерьез занимается бизнесом и обладает реальным весом в деловом мире. Он был главой одной из крупнейших юри­дических фирм в Эр-Рияде. Мне очень повезло, заметила Нура, так как Карим сказал моему отцу, что хочет, чтобы я завершила образова­ние до того, как выйду замуж, так как ему неинтересна жена, с которой он не мог бы об­щаться на должном уровне.

Ничто, однако, не могло улучшить моего настроения, и я, состроив Нуре гримасу, с го­ловой укрылась одеялом. Нура глубоко вздохнула, когда я обиженно заявила, что повезло не мне, а Кариму, раз ему достанется такая жена, как я!

После ухода Нуры я позвонила сестре Ка­рима и заявила, что советую ее брату хоро­шенько подумать, прежде чем жениться на мне. Я даже пригрозила, что, если ему вздумается завести себе других жен, я отравлю их всех при первой же возможности. Кроме того, ска­зала я, отцу было весьма трудно подобрать мне мужа, так как в школьной лаборатории со мной поизошел несчастный случай. Сестра Карима стала выпытывать у меня, что же произошло, и я сказала, что уронила колбу с кислотой, в результате чего лицо мое оказалось покрыто шрамами от ожогов. Бедняга поспешила закон­чить разговор, чтобы поскорее сообщить брату ужасную новость.

Тем же вечером на виллу примчался разъ­яренный отец в сопровождении двух тетушек Карима. Меня заставили стоять по стойке смир­но, пока женщины рассматривали меня, пыта­ясь обнаружить несуществующие изъяны. Про­цедура настолько меня возмутила, что я открыла рот и предложила им посмотреть, в порядке ли мои зубы. В конце концов я дошла до того, что бросилась на них с криком, как бы собираясь вцепиться им в волосы. Они в панике ретиро­вались, не рискуя даже оборачиваться.

Отец долго стоял молча и смотрел на меня. Я видела, что он с трудом сдерживается, но вдруг, к моему неописуемому удивлению, он тряхнул головой и громко расхохотался. Я жда­ла чего угодно: крика, а может, и удара, но только не смеха. Я почувствовала, что и сама начинаю улыбаться и в конце концов расхохо­талась вместе с ним. В комнату вбежали Сара с Али и с удивлением уставились на нас.

Отец рухнул на софу, утирая слезы рука­вом своей тобы. Наконец он взглянул на меня и сказал:

— Султана, ты видела их лица, когда они решили, что ты собираешься покусать их? Одна из них сама была похожа на лошадь! Дитя мое, воистину ты неподражаема. Не знаю, завидо­вать Кариму или сочувствовать ему. — Отец высморкался. — И в самом деле, жизнь с тобой вряд ли окажется скучной!

Поведение отца воодушевило меня, и я при­села на пол у его ног. Он погладил меня по плечу, и сердце мое радостно забилось; мне хотелось, чтобы это мгновение никогда не кон­чалось. Я спросила отца, нельзя ли сделать так, чтобы я смогла увидеть Карима до свадьбы.

Отец обернулся и посмотрел на Сару; по-видимому, что-то в выражении ее лица тронуло его. Он похлопал по софе, приглашая ее при­сесть. Между нами в эти мгновения не было произнесено ни слова, но мы говорили на языке крови. Али, видимо, пораженный тем, какое внимание его обычно суровый отец уделяет женщинам, в изумлении прислонился к дверно­му косяку, широко открыв рот — слов у него не было!

КАРИМ.
К огромному удивлению моего отца, равно как и к моему горькому разочарованию, семья Карима не стала расторгать нашу помолвку. Вместо этого отец Карима привел сына в офис к моему отцу и попросил разрешения па нашу с Каримом встречу, которая должна была со­стояться под надлежащим присмотром. Карим узнал о моем более чем странном поведении в присутствии его родственниц и теперь хотел убедиться, вправду ли я сумасшедшая или про­сто была излишне возбуждена.

На мою просьбу о встрече с будущим му­жем отец не счел нужным отреагировать, одна­ко просьба семьи жениха — это совсем другое дело. После длительного обсуждения этой про­блемы с некоторыми из моих тетушек и сест­рой Нурой отец согласился исполнить просьбу Карима.

Когда отец сообщил мне эту новость, я пус­тилась от радости в пляс. Еще бы, ведь я смогу встретиться со своим будущим мужем до свадь­бы! Мои сестры тоже чувствовали невероятное возбуждение — мне предстояло то, что в па­шем обществе представлялось невероятным; мы почувствовали, как цепи традиций, сковывав­шие нас, ослабевают.

Родители Карима договорились с отцом и Нурой, что мой жених в сопровождении своей матери посетит^пашу виллу через две недели. Присматривать за нами должны были Нура, I. Сара, две мои тетушки и мать Карима. Замая­чившая передо мной надежда па то, что жизнь с этим человеком может отличаться от тради­ционной жизни саудовской женщины, сделала мои девические фантазии более реальными. Я даже поймала себя на том, что хочу, чтобы он мне понравился. И тут меня поразила неожи-\данная мысль: а вдруг я ему не понравлюсь! О, как мне хотелось быть такой же красивой, как Сара!

Теперь я часами вертелась возле зеркала, проклиная свой маленький рост и закручивая непокорные локоны. Мне казалось, что мой нос слишком мал, а в глазах нет блеска. Я даже начала думать, что и в самом деле надежней будет скрывать меня до свадьбы под чадрой!

Сара посмеивалась над моими тревогами и всячески пыталась успокоить меня. Она гово­рила, что мужчинам нравятся миниатюрные женщины, особенно курносые и с веселыми глазами. Нура, с чьим мнением обычно счита­лись, со смехом сказала, что все женщины на­шей семьи считают меня весьма привлекательной. Я никогда не стремилась быть красивой, но вот настало время изменить свои взгляды.

Целиком захваченная своим желанием ка­заться привлекательной, я заявила отцу, что мне совершенно нечего надеть. Хотя мы, саудовс­кие женщины, и ходим по улицам, укутанные в черное, эта униформа служит нам лишь до тех пор, пока мы не оказываемся в гостях у какой-нибудь из своих приятельниц. Поскольку мы лишены возможности фигурировав в общест­ве мужчин, то нам ничего не остается, как только стараться поразить друг друга разнооб­разием наших нарядов. Я говорю правду, мы одеваемся не для того, чтобы произвести впе­чатление на мужчину! Представьте себе — жен­щины в моей стране ходят друг к другу на чай, облаченные в свои самые богатые наряды и обвешанные драгоценностями с ног до головы. Многие мои подруги-иностранки бывали потрясены, увидев, какие ожерелья скрывают­ся под традиционной абайей. Мне говорили, что саудовские женщины напоминают прекрасных райских птиц, которых прячут под слоем чер­ной краски. Нет сомнения, что нам, женщинам Востока, приходится прилагать куда больше усилий для того, чтобы проявить в одежде свою индивидуальность, чем западным женщинам, не скованным цепями традиций.

Отец чрезвычайно обрадовался тому обсто­ятельству, что я выказываю неподдельный ин­терес к своему будущему замужеству, и был готов удовлетворить любую мою прихоть. Нура вместе со своим мужем даже согласились со­провождать меня в Лондон за покупками в уни­вермаг «Харродз», где мне стоило немалых усилий сказать продавщицам, что на следую­щей неделе мне предстоит первая встреча с моим будущим мужем. Я считала, что стыдно саудовской принцессе признавать, что она не принадлежит себе в выборе спутника жизни. Впрочем, продавщицы не обратили на мои слова ни малейшего внимания. Тот, кто свободен, не часто способен понять того, чья свобода ог­раничена.

Когда мы были в Лондоне, Нура отвела меня в косметический кабинет, а также велела при­готовить образцы расцветок для моего гардеро­ба. Специалисты-дизайнеры сказали, что самый выигрышный для меня цвет — изумрудно-зеле­ный. Тогда я заказала себе семнадцать предме­тов этого цвета. Мои непокорные волосы были уложены в красивую прическу, и я не переста­вала удивляться изящной незнакомке, отражающейся в зеркальных витринах лондонских магазинов, в которые я без устали смотрелась.

Наконец настал день, когда я должна была встретиться со своим женихом. Сара и Марси помогли мне одеться. Мне все не нравилось, и, когда я возмущенно сетовала на то, что не могу воспроизвести свою лондонскую прическу, в дверях моей спальни появилась Худа.

— Берегись! — воскликнула она. — Снача­ла ты познаешь счастье, но затем горе ожидает тебя. Оно придет вместе с твоим мужем!

Я швырнула в нее гребешок и громко при­казала не портить мне день своими глупыми предсказаниями. Рассерженная Сара дернула меня за ухо и заметила, что мне должно быть стыдно так ругать бедную старуху. Однако со­весть меня совершенно не мучила, и я заявила об этом Саре, на что та ответила, что причина, по всей видимости, в полном отсутствии у меня совести. Мы препирались друг с другом, пока не раздался звонок в двери виллы. Сара вздохнула, покачала головой и сказала, что я просто великолепна в своем изумрудном наряде.

Я ничего не слышала и не понимала — ведь мне предстояло во плоти увидеть своего буду­щего мужа! Сердце в груди так колотилось, что мне казалось, этот стук услышат все окружаю­щие. Я чувствовала, что все смотрят на меня, и медленно начала краснеть, хотя это совершен­но не входило в мои планы. Как мне хотелось вернуться в безопасный мир моего детства!

Однако все мои страхи улетучились, когда я увидела Карима. Он оказался не только са­мым красивым из всех мужчин, каких мне приходилось видеть, по более того, его умные и теплые глаза смотрели на меня с таким вос­хищением, что я чувствовала себя самой очаро­вательной женщиной на свете. Не прошло и нескольких секунд с того момента, как нас представили друг другу, а я уже была уверена — он никогда не расторгнет нашу помолвку.

Я с удивлением обнаружила, что обладаю столь необходимым каждой женщине талантом. Я умела флиртовать! Помимо своей воли я слег­ка поджала губы и посмотрела на Карима из-под полуприкрытых век. В своем воображении я представляла, что он всего лишь один из мно­гочисленных поклонников.

Мать Карима внимательно, рассматривала меня. Она была явно недовольна моим вызыва­ющим поведением.

Сара с Нурой и тетушками обменивались выразительными взглядами. Что же касается Ка­рима, то он, без сомнения, был как под гипно­зом, так что все остальное не имело значения. Прежде чем уехать, Карим попросил разреше­ния позвонить мне в один из ближайших дней, чтобы обсудить детали предстоящей свадьбы.

Я окончательно добила своих тетушек тем, что, не спрося их дозволения, ответила:

— Конечно, звоните в любое время после девяти вечера.

Затем я одарила Карима многообещающей улыбкой и распрощалась с ним. Пока Сара, Нура и тетушки в деталях объясняли мне, что я сделала не так, я беззаботно напевала свою любимую ливанскую любовную балладу. Они сказа­ли мне, что мать Карима наверняка теперь будет настаивать на отмене помолвки, потому что я беззастенчиво соблазняла ее сына.

Я ответила, что они просто завидуют мне, потому что ни одной из них не выпало счастья встретиться со своим мужем до свадьбы. Тет­кам я показала язык и заявила, что они просто стары, чтобы понять, как бьются молодые сер­дца.

Они так и остались стоять с открытыми ртами, потрясенные моей дерзостью, а я запер­лась в ванной и продолжала во весь голос рас­певать свою любимую песню. Позже я пораз­мыслила над своим поведением: если бы Карим мне не понравился, я бы сделала так, чтобы и он остался ко мне равнодушным. Но он понра­вился мне, и я хотела, чтобы он влюбился в меня. Я тщательно следила за собой, старалась есть, как принцесса и вообще была занята ис­ключительно тем, чтобы произвести на него впе­чатление.

Кариму и его матери очень повезло, что мне не пришлось демонстрировать им свой буй­ный нрав.

Я была счастлива увидеть, что моим мужем будет красивый молодой человек, а не уродливый старик, и совершенно уверилась в том, что в нашем браке найдется место для любви. Воз­бужденная этими приятными мыслями, я по­дарила Mapси несколько своих старых платьев и сказала ей, что собираюсь попросить отца съездить со мной в мой будущий дом.

Карим позвонил мне тем же вечером. Он сказал, что, к его огромному удивлению, мать посоветовала ему расторгнуть помолвку. Она была в ярости от моего поведения и заявила, что от меня Кариму можно ждать крупных не­приятностей.

Я была настолько уверена в своей неотра­зимости, что предложила ему последовать сове­ту матери. Карим прошептал в трубку, что я — девушка его мечты: кузина королевской крови, красавица и к тому же умная и веселая. Он сказал, что ему никогда не нравились женщи­ны, которых мать предлагала ему в жены; они сидели, как истуканы, и мечтали только о том, чтобы понравиться ему. Его но интересовали ординарные женщины, он скучал с ними. Объ­явив мне все это, он пробормотал, что влюбил­ся в меня с первого взгляда.

В конце разговора Карим - задал странный вопрос; он спросил, делали ли мне обрезание. Я ответила, что не знаю и спрошу отца.

Карим запротестовал:

— Нет-нет, не спрашивай. Раз ты не зна­ешь этого, значит, ты не обрезана. — Мне по­казалось, что он очень доволен моим ответом.

По наивности я задала вопрос об обреза­нии вечером за ужином. Отец в этот день был у своей третьей жены, так что во главе нашего стола сидел Али. Пораженный моим вопросом, он стукнул стаканом по столу и вопросительно посмотрел на Сару.

Я спокойно ела и поначалу не заметила, как за столом повисло напряжение. Когда я подняла голову, то увидела, что сестры беспо­мощно смотрят друг на друга. Али, который считал себя в отсутствие отца главой семьи, ударил кулаком по столу и грозно спросил, откуда мне известно это слово.

Я уже начала понимать, что что-то не так и, вспомнив слова Карима, сказала, что слышала об обрезании от кого-то из слуг. Однако Али не принял мои объяснения и резко приказал Саре на следующий же день позвонить Нуре и попросить ее поговорить со мной.

Теперь, когда матери нашей больше не было, Нура, как старшая из сестер, считалась ответ­ственной за то, чтобы просвещать младших в подобных вопросах. На следующее утро, когда часы не показывали еще и десяти, она приеха­ла к нам на виллу и сразу же направилась ко мне в комнату. По дороге ей встретился Али, который заявил, что она не справляется со сво­ими обязанностями старшей дочери. Он не преминул добавить, что пожалуется отцу.

Нура присела на краешек моей кровати и мягким тоном спросила, что мне известно об отношениях между мужчиной и женщиной. Я уверенно ответила, что знаю об этом все, что необходимо.

Сестра не смогла сдержать улыбки и ласко­во проговорила:

— Боюсь, сестрица, ты слишком самоуве­ренна. Возможно, ты чего-то и не знаешь об этой жизни.

Как Нуре удалось выяснить, я была доволь­но неплохо осведомлена о половом акте, как таковом. В Саудовской Аравии, как и во мно­гих других странах арабского мира, тема секса считается запретной. Результатом этого запре­та является то, что женщины только об этом и болтают. Основными темами разговора на жен­ских половинах служат мужчины, секс и дети. В моей стране, где женщинам практически не­куда приложить свою энергию, они только и делают, что ходят друг к другу в гости.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15

Похожие:

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconКнига с самого начала проявляла характер. Она б
Эта книга посвящается вам, молчаливо страдающие от мысли, что во всем мире только вы одни отчаянно хотите освободиться от Телесного...

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconЕсть новости? спросил тот, что был выше ростом
Эта книга посвящается семерым людям сразу: Нейлу, Джесике, Дэвиду, Кензи, Ди, Энн — и тебе, если ты готов остаться с Гарри до самого...

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconМаленькая книга о капоэйре
Эта книга посвящается Дермевалю Лопезу де Ласерада, мастеру Леопольдинья, который открыл для меня таинства и маландрагенс капоэйры,...

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconМаленькая книга о капоэйре
Эта книга посвящается Дермевалю Лопезу де Ласерада, мастеру Леопольдинья, который открыл для меня таинства и маландрагенс капоэйры,...

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconДжоанн Кэтлин Роулинг Гарри Поттер и Дары смерти
Эта книга посвящается семерым людям сразу: Нейлу, Джесике, Дэвиду, Кензи, Ди, Энн — и тебе, если ты готов остаться с Гарри до самого...

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconЭта книга посвящается людям, которые занимались развитием моей личности
Ларри Максвеллу, моему брату, который поддерживал во мне стремление к психологическому росту

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconКнига эта посвящается всем достойным мужчинам и прекрасным женщинам ушедшим
Эта книга написана мной для всех мужских и женских особей, желающих повысить свой ранг в человеческой стае

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconНеобходимо иметь смелость видеть вещи такими, какие они есть
Эта книга о Западе, но не о том, который привыкли видеть миллионы людей «цивилизационной периферии» на красочных и обворожительных...

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconБорис Перчаткин. Огненные тропы Эта книга посвящается моему дорогому...
Эта книга посвящается моему дорогому сыну Олегу, пилоту, погибшему в авиакатастрофе

Эта книга посвящается Джеку У. Кричу, который с самого начала поверил в то, что записки iconЛетающая домохозяйка. Телесный хлам
Эта книга посвящается вам, молчаливо страдающие от мысли, что во всем мире только вы одни отчаянно хотите освободиться от Телесного...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов