Название: Легенда о Сигурде и ГудрунАвтор: Дж. Р. Р. Год издания: 2011Издательство: аст, Астрельisbn: 978-5-17-070663-1, 978-5-271-32122-1Страниц: 416Формат: fb2




НазваниеНазвание: Легенда о Сигурде и ГудрунАвтор: Дж. Р. Р. Год издания: 2011Издательство: аст, Астрельisbn: 978-5-17-070663-1, 978-5-271-32122-1Страниц: 416Формат: fb2
страница3/6
Дата публикации03.09.2013
Размер1.8 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6
дей

ие проклятие, которое в конце концов обрекает на смерть Сигурда.Исполнение проклятия лишь ускоряется благодаря вмешательству самого Одина — он снабжает Сигурда конем и оружием, необходимыми для совершения подвига, и выбирает ему достойную невесту — Брюнхильд, прекраснейшую из своих валькирий. (По всей видимости, посредством Сигурда Один намеревается отомстить семейству Хрейдмара (Фафниру и Регину) за вымогательство виры за Отра.) В истории Сигурда…Здесь текст обрывается.(ii)Гримхильд, жена Гьюки, короля бургундов (или нифлунгов), — главный зачинщик зла, и не в силу каких-то дальновидных злокозненных планов: скорее она — воплощение злокозненности, которая воспринимает происходящее непосредственно здесь и сейчас, не заглядывая далеко в будущее, и ни перед чем не остановится, стремясь извлечь из ситуации немедленную выгоду. Она — «седая ведунья», всезнающая ведьма, умеющая читать в умах и сердцах и использовать себе во благо людские слабости и безрассудства. Она подчиняет своей воле и дочь Гудрун, и старшего сына Гуннара.Гудрун — простодушная девушка, неспособная строить великие планы, как корыстные, так и мстительные. Она влюбляется в Сигурда — и для нее этого мотива достаточно. Она — натура чувствительная, но слабая, ее возможно подстрекнуть к опасным речам или поступкам. Такого рода случаи описаны в тексте: это ее роковой ответ на насмешки Брюнхильд, который более всего прочего явился непосредственной причиной гибели Сигурда, и, в продолжении, убийство Нифлунгов — ее чудовищные деяния в конце, совершенные под влиянием безумия и отчаяния.Гуннар — натура вспыльчивая и нетерпеливая, находится под влиянием Гримхильд. Он далеко не так глуп, чтобы не оценить предусмотрительность, но перед лицом сомнения или трудности он становится безрассуден, одержим и склонен к жестокому насилию.(iii)После того, как Сигурд был убит, Брюнхильд лишила себя жизни и их обоих сожгли на одном погребальном костре. Гудрун не наложила на себя руки, но горе на время помутило ее рассудок. Она отказывалась смотреть на родню и на мать и жила в одиночестве в доме посреди леса. Там, спустя какое-то время, она начала ткать ковер, вплетая в него историю Драконьего клада и Сигурда.Атли, сын Будли, стал королем гуннов, исконных недругов бургундов, что встарь убили его отца[16 - В «Песни о Вёльсунгах» Гуннар пел о том, как брат Будли погиб от руки бургундов (VII.15); и то же самое говорится в «Песни о Гудрун», строфа 4.]. Его возросшее могущество стало угрозой для Гуннара, который к тому времени сделался королем после своего отца Гьюки; и, как и предсказывал его брат Хёгни, им теперь не хватало доблести конунга Сигурда, их названого брата.(iv) Гудруниным ковром история Сигурда и проклятого клада воскрешается в памяти и в общих чертах обрисовывается в самом начале.В первой из «Песней» рассказывается, как владычество богов с самого начала оказывается под угрозой из-за грядущей гибели мира. Один, Владыка богов и людей, зачинает в мире немало героев, которых собирает в Вальгалле: они станут соратниками Одина в Последней Битве. Он особенно выделяет одно семейство — Вёльсунгов[17 - После слова «Вёльсунгов» отец вписал: «(Избранных)», но вычеркнул это слово. Одна из этимологических теорий о происхождении имени, которой отец придерживался (по крайней мере одно время), ассоциирует его с германским словом, означающим «выбирать».]: все они — его избранные воины, а одному — Сигурду, сыну Сигмунда, предстоит возглавить их всех, стать их вождем в Последний День; ибо Один надеется, что Змей в итоге падет от его руки и станет возможным создание нового мира.Никому из богов этого свершить не дано: только тому единственному, кто жил на земле сперва как смертный и умер. (Этот мотив особого предназначения Сигурда — домысел современного поэта либо авторское толкование скандинавских источников, из которых этого не явствует.)Однако зло присутствует не только среди бессчетных недругов богов и людей, что выжидают своего часа. Зло присутствует и в самом Асгарде: это Локи, из-за чьих деяний, своевольных, просто-напросто озорных или откровенно злокозненных, замыслы и надежды Одина не сбываются и терпят крах.Тем не менее Локи неизменно странствует по миру по левую руку от Одина, а тот не упрекает и не прогоняет его, не отказывается от его помощи и лукавых советов. По правую руку от Одина стоит другая фигура — безымянная тень. Похоже, наш поэт (видя, что северные боги представляют собою в увеличенном масштабе уклад и обычаи людей во враждебном мире) усмотрел в древней легенде символ того, как благоразумию и мудрости человека неизменно сопутствуют безрассудство и злоба и одерживают над ними верх, — лишь для того, чтобы явить еще более высокий героизм и глубокую мудрость. А по правую руку вечно стоит тень — не Один и не Локи, но в каком-то смысле Судьба, и подлинная история должна сочетать в себе то и другое. Однако ж глава этих Троих — Один; и конечный итог окажется ближе к надеждам Одина, нежели к злобе Локи (довольно-таки близорукой). Один то и дело облекает эту мысль в слова, говоря, что его надежда устремлена за пределы мнимых бедствий этого мира. И хотя избранники Одина все кончили плохо и приняли безвременную смерть, тем ценнее они в свете своего высшего предназначения в Последней Битве.Об этих изрядно загадочных заметках см. комментарии к «Upphaf» из «Песни о Вёльсунгах», а также комментарии к первой части песни, «Золото Андвари», строфа 1.тают второстепенным персонажем», нежели Брюнхильд. По-видимому, отец противопоставлял долгие терзания Гудрун с яростной вспышкой Брюнхильд, которая вскорости сходит со сцены, «и ее страсть и смерть остаются лишь на втором плане предания — это ужасная, но непродолжительная гроза, что началась в огне и в огне закончилась».VSIGURV(Новая Песнь о Вёльсунгах)UPPHAF(Начало начал)1 Издревле, допрежде Порожним был мир: Ни мели, ни моря, Ни мощных волн; Ни свода вышнего, Ни тверди земной — Разверзлась бездна, Не росли травы.2 Великие боги Взялись за труды: Мир немалый Мудро отстроили. От полудня Солнце Плыло над морями, Поутру озаряло Травы зеленые.3 Чертоги и стены Восстали, гордые: Светлые своды, Сваи златые, Валы скалистые Взнеслись в мощи, Кузня и крепость На века строились.4 Радость царила Во дворах и палатах, Где людей созидали В дивных помыслах Под сенью высот Синего Неба; Не тужа, жили Блаженные боги.5 Тени восстали Из темных укрывищ Над кручей и кряжем У Бескрайнего моря: Други мрака, Древние, вечные, Первозданные недруги, Порождения бездны.6 Грянула распря! К ограде богов Великаны стекались. Кончилась радость. Сдвигались горы, Могучее Море Ярилось грозно, Дрогнуло Солнце.7 На златых престолах Предстали боги: Судили, думали О доле и смерти, Как судьбу избыть, Истребить недругов, Труды воссоздать, Возродить свет.8 Не гас в горне Огонь яростный; Мощный молот Был мастером выкован; Грома и молнии Меткий Тор На рати низринул, Обрушил нещадно.9 В страхе сокрылись Вражьи полчища, От стен отброшены. Стражи — бдили. Вкруг Земли пролегло Бурливое море, И ледовые горы У предела мира.*10 Провидица вещая Отверзла уста С места вышнего. Внимали чертоги Грозной речи О роке и смерти, О битве последней, О бедстве богов.11 Се! Громок рокот Рога Хеймдалля; Огнистый мост Гнется под конными; Стенает Ясень, Никнут ветви, Растревожив Волка, Воины скачут.12 Меч Сурта Дымится ало; Змей дремавший В море воспрял; Корабль-призрак От брега Ада Следует с войском К последней битве.13 Волк Фенрир Умертвит Одина, Фрейра Прекрасного — Пламя Сурта; Дракон подводный — Погибель Тора; Так иссякнет ли сущее, Сгинет Земля ли?14 Если в день Судилища Придет бессмертный — Кто вкусил от смерти И вовек не умрет, Герой-змееборец Из рода Одина, Не иссякнет все сущее, Не сгинет Земля.15 Шлем — на челе его, В длани — молния; Величествен лик, Пламенный дух. Сробеет Сурт, Содрогнется Змей, Волк будет повержен, И вызволен мир.*16 Воссели боги На высотах хранимых, Думали долго О доле и смерти. Солнце вновь создали, И серп луны Послали в плаванье По хлябям звездным.17 Фрейр и Фрейя Украсили мир Древами, травами, Трепетным цветом. Тор в колеснице Сквозь врата небес Взбирался с грохотом К отрогам скальным.18 Много Один По миру странствовал, Отягчен мудростью, Несчастья предвидел; Владыка владык И осажденных богов, Героев праотец, Разбрасывал семя.19 Вальгаллу возвел он — Вольготные залы; Стали тёсом — копья, Щиты — изразцами. Из разных стран туда Враны слетались, Над дверями орел Стражем воссел.20 Гости бессчетные Грозно пели, Вепревину ели, Выпивали из чаши; Ратники храбрые, При оружье, в доспехах, Героя ждали, Избранника Мира.*IANDVARA-GULL(Золото Андвари)Здесь впервые повествуется о том, как Один и его спутники угодили в ловушку в доме демона Хрейдмара и его сыновей, что жили в мире в обличии людей и животных.1 Порою древней Странствовал Один Близ вольных вод На рассвете мира. Легконогий Локи — По левую руку, По правую — Хёнир Брел с ним бок о бок.2 Водопады Андвари Вскипали бурно, Кишели рыбой Шумные заводи. У стрежня щукой Нырял за добычей Карла Андвари Из каменных гротов.3 Там охотился хищно Хрейдмара отпрыск На лосося серого — Сочным мнил его. В виде выдры Жевал, жмурясь, Отр на отмели Близ омута черного.4 Камень кинул, Прикончил зверя Легконогий Локи В злую минуту. Освежевав выдру, Двинулись дальше, Под кровом Хрейдмара Приюта искали.5 Творил Регин Близ красных угольев Железо рунное, Заклятое, редкое. В блеске злата, В бликах серебряных Возлежал Фафнир У жаркого пламени.6Хрейдмар: «Железы вам любы ли, Племя Асгарда? Регин рунами Упрочил их намертво. Виру завидную — Червонные кольца — Зашейте в шкуру, Шерсть покройте».7 Легкоступый Локи Над лугом и морем К Ран ринулся В край ее донный. Супруга Эгира Просьбу исполнила, Сеть свила ему Свойства недоброго.8Локи: «Что за редкая рыба Прыгает в волнах, Резвится в водах? Выкуп плати мне!»Андвари: «Я — Андвари. Оин — отец мне, Зла моя участь. Златом я выкуплюсь!»9Локи: «Что украдкой припрятал ты, Что сокрыто в горсти?»Андвари: «Колечко малое — Молю, оставь его!»Локи: «Все, что есть, Андвари, Все, что есть, отдашь ты, Тяжелое ль, жалкое — Или с жизнью прощайся!»10 (Карлик рек злокозненно Из-под камня пещерного:)Андвари: «Проклял я перстень На пагубу и на горесть! Братьев двоих Обрек он на смерть. Семь владык сгубит, Сечу сподвигнет, Предел положит Надежде Одина».11 В хоромах Хрейдмара Сгрудили золото.Хрейдмар: «Вижу: волос Не завален единый». Один отдал Андвари перстень: Проклял и бросил На груду клада.12Один: «Выкуп ты выгадал: Виру бога — Себе и сынам своим Семя зла».Хрейдмар: «Боги не балуют Избытком благости. Злата жалеет Длань нещедрая!»13 Слово неладное Локи измолвил:Локи: «Здесь на горе гнездится Гибель конунгов. Падут владычицы, Рыданья и пламя Предел положат Надежде Одина».14Один: «Избранник Одина До срока не сгибнет, Пусть удел людей Дан ему краткий, В Вальгалле приветной Вольготно ждать ему: В годины грядущие Глядит Один».15Хрейдмар: «До надежды Одина Нам дела нету! Лишь мне ведать вечно Червонными кольцами. Злато — благо, Хоть злобятся боги. Из хором Хрейдмара Прочь ступайте!»*IISIGN(Сигню)Рерир был сыном сына Одина. После него правил Вёльсунг, которому Один дал в жены валькирию. Близнецы Сигмунд и Сигню были старшими. Помимо них, у Вёльсунга родилось еще девять сыновей. Сигмунд изо всех людей был первым в доблести, кроме разве его собственных сынов. Сигню была красива, мудра и прозорлива. Ее против желания и вопреки ее недобрым предчувствиям выдали за Сиггейра, короля Гаутланда, чтобы укрепить могущество конунга Вёльсунга. Здесь рассказывается, как промеж гаутов и Вёльсунгов возникла рознь и о том, как убит был Вёльсунг. Десятеро братьев Сигню были скованы по рукам и ногам в лесу, и все они погибли, кроме Сигмунда. Он долго жил в пещере в обличии кузнеца из рода карлов. Сигню же измыслила и исполнила лютую месть.1 В стране северной Жил славный конунг: Морестранник Рерир, Вранов владыка. Щитоносны ладьи его, Вне ножен — меч, Сын Высокого, Семя Одина.2 Вёльсунг верный Всюду с ним следовал, Дитя долгожданное, Дар Одина. Взял в жены Вёльсунг Валькирию юную: Одина дева — Одином избрана.3 Сигню и Сигмунда, Сына и дочерь, Родила она к славе В палатах отстроенных. Светлы — своды, Сваи надежны, Из доброго дерева Долгие стены.4 Древо воздвиглось, Древнее, пышное; Дому — поддержка, Диво чертога. Крона — что кровля, И крепи — ветви; Ствол статный Стоял посредине.*5Вёльсунг: Чьи струги стройные Сверкнули в море? Чьи ладьи славны Златом щитов?»Сигню: «Гаутланда стяги, Сребро да злато; Гаутланд грядет — То горькие вести».6Вёльсунг: «Горе с чего бы? Иль гости немилы? Государь Гаутланда — Гордый правитель».Сигню: «Государю Гаутланда — Гибель бесславная, Королеве Гаутланда Горе начертано».*7 Пели птицы В пышных хоромах, По скамьям сели Смелые воины. Могуч и мощен, Молвил, с чем послан, Гость гаутский В богатом доспехе.8Гаут: «По слову Сиггейра Послан сюда я: Ведома всюду Вёльсунга слава. Красу Сигню, Сигню мудрую, Невесту светлую Сватает в жены он».9Вёльсунг: «Что Сигмунд скажет? Сестру отдаст ли, Союз нас свяжет ли С сильным владыкой?»Сигмунд: «С сильным владыкой Союзом родственным Невеста светлая Навеки да свяжет нас».*10 Не минуло лето — Уж над морем парус: Ладьи приплыли, Лучась щитами. Много могучих Мужей в доспехах Под своды Вёльсунга Ввел Сиггейр.11 Птицы пели Над пиром богатым, Над сумрачной Сигню, Над Сиггейром пылким. Вино темное пили Воины храбрые, Гордые гауты; Гул стоял радостный.12 Ветер воет, Вечер сгустился. Распахнулись ворота, Ропот умолк. Вошел некто В плаще темном, Статный старец Седобородый.13 Меч вынимает Из-под мантии складчатой, В ствол статный Со стуком втыкает:Гримнир: «Кто дерзнет добыть Дар Гримнира, Мерцающий мертвенно? Кто смел пред судьбою?»14 Затворились ворота, Ропот поднялся, Герои храбрые Ринулись к дереву. Гаут и Вёльсунг, Гордость теша, Тужились тяжко, Тщетно старались.15 Сигмунд последним Силу испробовал: Извлек с легкостью Лезвие яркое. Сулил Сиггейр За сияющий меч Выкуп завидный — Червонное злато.16Сигмунд: «Серебра реки Да россыпи злата На торг без толку Ставишь за меч ты! В руку он мне вложен, Роком сужден мне, Не видать меча Вовеки Сиггейру!»*17Сигню: «Дом покидая, Добра не жду я! Мудрость Сигню — Мука и бремя. Свадьба сулит Скорби да беды — Отец, расторгни Тяжкие узы!»18Вёльсунг: «Скорби да беды — Сказки для женщин! Судьбы не избыть, Но сбыться — клятве. Ладьи ждут тебя! Неладно — отречься От ложа брачного, От слова данного».19Сигню: «Сигмунд, прощай! Сиггейр зовет меня! Малосильна женщина, Мудрость — обуза ей. Легла вчера я На ложе немилое; Жребий мой и впредь Отрадней не станет.20 Увы! — дом и Древо, Доски резные! Девой жила здесь Бездольная королева». Выл вольный ветер, Валы ярились. Вотчины Вёльсунгов Не видеть ей боле.*21 Приплыл парус К пенному брегу, К гаваням Гаутланда, К гулким утесам. Сигмунд со свитой, Семейством и родичами На пышный пир Прибыл бесстрашно.22Сигню: «Отец мой Вёльсунг, Отважный родич! Прочь, мои братья! На брег не сходите! Питье — пагубно, Для пира мрачного Мечи наточил Бесчестный Сиггейр!»23 С тысячей танов, С толпами ратников Гостей приветил Гаутланда владыка. Десять раз в гневе Доблестный Вёльсунг Крушил и кромсал Кольчуги и шлемы.24 Сквозь строй вражий Трижды шел Сигмунд — Как луга Гаутланда, Головы скашивал. Щит счел никчемным; Мечом сверкающим Рубил с двух рук — Радуя лезвие.*25 Враны черные Над трупом каркают, Голы кости Гордого Вёльсунга. Сковали братьев Живыми в железы. Сиггейр смеется, Сигню — не плачет.26Сигню: «Отрадно зрелище Доколе зрит око! Милости, муж мой — Пусть помешкают слуги! Не убей быстро Братьев-Вёльсунгов! Ибо смерть — бессменна, Хоть медлят — судьбы».27Сиггейр: «Бездумны и дики Доводы Сигню, Что просит родичам Страшную муку! Просьба приятна мне: Прочно скую их — В глуши на гибель От глада и слабости».28 В пуще в путах Пытку приняли Десять братьев Догола раздеты. Одного за одним Объедала волчиха: Ночь за ночью За новым являлась.29Сигню: «Что встречали вы в чаще, Честные слуги?»Слуги: «Девяти братьев кости Дочиста сглоданы, Но оковы расколоты, Околела волчица: Под древом разбитым Изранена, безъязыка».*30Сигню: «Кто прорыл в земле Укрывище темное? Карла-кузнец, Отмыкай двери!»Сигмунд: «Кто стучит в ночи У черных дверей? Входи в мой дом, Дева эльфийская!»31 Брат с сестрою Сошлись на ложе: Краткий миг страсти Отравлен горечью! Ответь, о карла, В объятиях кто твоих — Безучастна, под чарами Личины эльфийской?32 Вернулась Сигню К Сиггейру в палаты, Думу немо думала Девять месяцев. Взвыли волки, Взволновались служанки, Сигню молчала. Сын народился.*33Сигмунд: «Кто зовет звонко Пред землянкой укромной? Кто реку неробко Вброд переходит? Отрок, обликом Не в отца ты удался! В грубой рогоже Что за груз несешь ты?»34Синфьотли: «Видом я вышел В Вёльсунга-деда, По слову Сигню Спешу с мечом к тебе. Много лет лежал он На коленях Сиггейра, Сигмунд носил его — Не по силам другому он».35 Так сын Сигню, Синфьотли явился, О мести мысля За мертвого Вёльсунга. Вдаль и вширь на вылазки Выходили в лес они, Долго ждали Должного часа.36 На вольной воле В волчьих обличьях Разбой да убийство Безвозбранно деяли. При солнце — спали В сумрачном гроте, Страх и смерть Сеявши в Гаутланде.37 Луна лучилась, Люди — пели, Сидел Сиггейр В светлом зале. Великого Вёльсунга Воспевали падение. Вошли волки, Завыли жутко.38 Двери отверзлись, Веселье смолкло.Гауты: «Очи алчные Огненно блещут! Волки ворвались, Воинов режут! Пламя пляшет, Пылают чертоги».39 Сигмунд стоял там — Сея погибель, Сын же Сигню Смеялся рядом.Сигмунд и Синфьотли: «Не выйдет на волю — Ни воин, ни раб; В горе гинет Гордость Сиггейра!»40Сигмунд: «Сюда, Сигню, Сестра прекрасная! Гордыню Гаутланда Гибель настигла. Весела встреча, Возмездье свершилось; Отомщен Вёльсунг, Отважный сердцем!»41Сигню: (Сестра Сигмунда, Сигню ответила:) «Сын — Синфьотли, Сигмунд — отец ему! Сигню не выйдет, Сиггейр зовет ее. На ложе немилое Лягу днесь с охотою, Где тужила при жизни, Без жалоб умру я».*IIIDAU(Смерть Синфьотли)1 Нагружены струги Оружием ярким, Драгоценными дивами — Добром Гаутланда. Выли ветры, Волны пенились, Вёльсунгов вотчина Вдали показалась.2 И родитель, и дядя — Долго правил Сигмунд; Славный Синфьотли Воссел с ним рядом. Древо высилось, Древнее, статное, В пышной кроне птицы Запели снова.3 Гримнира дар — Гроза сражений: Справа от Сигмунда Синфьотли бился. Прочны, приметны Панцирь и шлем его — Серебром серым Сияли ясно.4 Сразили семь конунгов, Селенья разграбили, И вдаль, и вширь Владенья их выросли. Из пленниц прелестных, В полон захваченных, Супругу взял Сигмунд, На скорбь и на горе.5 Синфьотли славу Снискал в походе: Струги со златом Спешат к причалу.Сигмунд: «Здрав будь, сын Одина, Сердцем отважный! Войны довольно с нас! Вино пусть льется».6 Вошла королева, Зло замышляя: Синфьотли смелый Сразил отца ее.Королева: «Здрав будь, о Вёльсунг, Воитель храбрый! Устал ты в походе. Уста вину рады.7 Рог полон — пей, Пасынок жаждущий!»Синфьотли: «Со смертью смешано Смутное зелье!» Вырвал рог Сигмунд, Выпил разом: Яд не язвит Ярого Вёльсунга.8Королева: «Пива подам тебе Пенного, крепкого!»Синфьотли: «Подлое пойло Полнится ядом!» Вырвал рог Сигмунд, Выпил до капли: Безвредна отрава Герою людей.9Королева: «Эля налью тебе, Юный Вёльсунг! Великие Вёльсунги Не ведают страха; На пиру подмоги Не просят герои! Коль к питью подступишься — Пей, Синфьотли!»10 Замертво рухнул На землю Синфьотли.Сигмунд: «Горе! Негодная, Гнусен твой умысел! Сын Сигню, От семени Вёльсунгов, Цвет вешний Увял до срока!»11 Сигмунд сына, Скорбя, поднял, От порога прочь Пошел он с ношей. Через лес и луг, К лону водному, Безумен, брел он К бурливым волнам.12Лодочник: «Тащишь куда ты Тяжкую ношу? Ладья моя ладная Легко свезет ее». В плаще был кормщик, Капюшон — опущен; Сед и статен, Страшен и грозен.13 Сигмунд остался У синего фьорда; В Вальгалле Вёльсунг пирует.Вёльсунг: «Сын сына, здравствуй, И сын дочери! Пора дожидаться Избранника Мира».*IVF(Рождение Сигурда)1 Сирым жил Сигмунд, Страною правя; Хладны палаты Без ласки женской. Песни поведали О прелести девы — О красе Сигрлинн, Свафнира дочери.2 Стар был Сигмунд, Что столетний ясень, Бела борода, Что буковый ствол. Юна Сигрлинн — Ясным золотом Локоны льются На ладные плечи.3 Семь сынов королевских Сватали деву: Сигмунд взял ее. Взвился парус. Вёльсунгов вотчина Видится издали: Вольные волны, Ветреный берег.4Сигмунд: «Скажи мне, Сигрлинн, Слаще ли деве Жить с королевичем, Чьи кудри — золото, Или в браке с Вёльсунгом Избранника Мира Произвесть на свет, О невеста Одина?»*5Сигрлинн: «Что за парус поднят Над пенным морем? Челнов — не счесть, Червлены — щиты».Сигмунд:  «Семь сынов королевских Спешат в гости! Гримнира дар Грозно приветит их!»6 Рога ревели, Рати сходились; Трещали щиты, Щепились копья. Викингов стяг, Вёльсунгов знамя, Взмыли над взморьем, Взманив на битву.7 Стар был Сигмунд, Что столетний ясень; Меч могучий Дымился ало. Судьба ему страж — Страха не знал он; Роса битвы Раскрасила плечи.8 Воин неведомый, Высок и грозен, Путь преградил, Предстал ему молча: Крепок и крив, Капюшон — темен; Сигмунда меч Сиял перед ним.9 Занес он копье: Зазвенело лезвие, Гримнира меч С громом сломался. Рухнул герой С рассеченной грудью, Полегли вкруг лорды, Луна затмилась.10 Стонали люди, Стемнело над полем. Сигрлинн, сетуя, Сыскала мужа:Сигрлинн: «Надежду целенья Несу тебе я, Лорд мой любимый, Последний из Вёльсунгов!»11Сигмунд: «В отчаянье часто Случается выжить. Но в надежде нужды нет. Не надо целенья. Один зовет меня, На исходе дней. Пусть пал — не потерян Последний из Вёльсунгов!12 Взрастет в твоем чреве Избранник Мира, Победитель змея, Потомок Одина. До скончания сроков Станут звать его Героем героев; Греметь его славе!13 Дар Гримнира Должно сберечь тебе — Откуют из обломков Острое лезвие. Слишком скоро Сигурд с ним явится В Вальгаллу вольготную, Владения Одина».14 Мерзлым встало утро Над мертвым конунгом. Сигрлинн скорбно На страже бдила. Струги сотнями Спешили к берегу, Скитальцы Севера — К суше багряной.15 Жена Сигмунда Жалкой рабыней Плыла, печальная, По пенному морю. Выли ветры, Волны ярились; Вотчина Вёльсунгов Вдали терялась.16 Вздыхал ветер, Волны рыдали, Сигрлинн скорбела — Сын народился; Сигурд светлокудрый, Как солнце ясное, Дитя дивное На дальней чужбине.17Женщина: «Жаль тебя, женщина, В сраженье взятая. Кто мужем был твоим В мирные годы? Кто дитяти дивного Достойный родитель? Серой сталью Сияют очи».18Сигрлинн: «Отец Сигурду — Сигмунд Вёльсунг; Семя Одина — Слава ждет его».Женщина: «Вёльсунга сыну — Взрастать в чести, При муже матери — Могучем конунге».*VREGIN(Регин)Конунг той земли взял Сигрлинн в жены. Сигурд был отдан на воспитание Регину, о котором говорилось выше. Ныне Регин жил в лесу и почитался мудрым во многом прочем, помимо кузнечного дела. Регин подстрекал Сигурда убить Фафнира. Сигурд совершил этот подвиг с помощью своего меча Грама и коня Грани, о котором здесь рассказывается, хотя Регин скрыл от него и то, сколь велика мощь Фафнира, и истинную природу драконьего клада. Здесь также приводятся темные слова Регина, подразумевающие, что истинной причиной смерти змея стал Регин и, следовательно, именно ему должно достаться золото (хотя изрядную его долю он пообещал Сигурду); и притом Регину следует убить убийцу своего брата. Сигурд, полагая, что Регина всего-навсего удручает мысль о причастности к гибели брата, презрительно отмахнулся от его слов. Не прислушался он также и к речам дракона о проклятии, решив, что это всего лишь подсказанная алчностью уловка, дабы уберечь золото даже после смерти его хранителя. Действительно, именно эту цель дракон в первую очередь и преследовал, поведав о проклятии в свой смертный час. Однако ж проклятие быстро дало о себе знать.1 Курилась кузня Под кущами леса; Трудился Регин У красных угольев. Там Сигурд сметливый, Семя Вёльсунга, Взрастал как воспитанник, На выучку посланный.2 Рунам резным Регин учил его, Обращенью с оружием, Обычаям конунгов, Искусствам исконным, Иноземным наречиям; Мудрые речи Молвил в чащобе.3Регин: «Пристал престол тебе, Приличны сокровища, О сын Сигмунда, Счастье отцово!»Сигурд: «Пал отец мой, Племя рассеялось, Сокровище сгинуло, В сече захвачено!»4Регин: «Слыхал я: сокровище Сокрыто на пустоши: Звонкое золото — На зависть конунгам! Снищешь ты славу, Стяжаешь богатство, Коль дерзнешь драться С драконом грозным».5Сигурд: «Знаю о змиях, Что злато червонное Стерегут неусыпно, Ненасытные сердцем; Но страшный Фафнир Слывет повсюду Из змиев злейшим Затейщиком козней».6Регин: «Все змии злобны Для заячьих душ, Но сыны Вёльсунга Не страшатся яда».Сигурд: «Увещаешь умело ты — Не без умысла тайного. Признайся, почто Подстрекаешь отрока?»*7Регин: «Водопады Андвари Вскипали пеной, Кишели рыбой Шумные заводи. Там резвился Отр — Родной брат мой: Ловил ловко Лосося сладкого.8 Камень кинул, Прикончил зверя Разбойник рьяный Рукой безжалостной. В хоромах Хрейдмара Встретил отца он, Добычу дивную Дал на ужин.9 Творил Регин Близ красных угольев: Руду грубую Рунами метил. Возлежал Фафнир У жаркого пламени, Сыну свирепому Снилось недоброе.10(Хрейдмар:) “Виру завидную — Червонные кольца — Зашейте в шкуру, Шерстью покройте”. Из пенной пучины Пойманной рыбой Карлу Андвари Как на казнь вынули.11 Все, что есть у Андвари, Все, что есть, отдал он, Тяжелое ль, жалкое — Жизнь дороже! В хоромах Хрейдмара Грудой насыпали Злато на золото — Знатную виру.12(Регин и Фафнир:) Как братьям не брать От братнего выкупа, Печаль облегчая? Врачует — злато”.(Хрейдмар:) “Лишь мне ведать вечно Витыми кольцами, До самой смерти Сокровищ не выпущу!”13 Взъярился Фафнир, Взыграло сердце: Зарезал Хрейдмара В хоромах спящим. Фафнир взъярился, Взметнулось пламя: Должной доли Не дал он Регину.14 Ликом — дракон, Лег он во мраке: Укромны — укрывища, Ужас змию неведом. Шелом-страшилище Нашел и надел он, На Гнитахейди Гнусно рыщет».15Сигурд: «Проклят Регин Родней недоброй! Отрава и огнь Отпугнут ли Вёльсунга? Но спрошу я снова: Что смысла в подначках — За отца отмщенье Или отчина Фафнира?»16Регин: «Отмстить за отца Отрадно Регину; Клада злато И слава — Сигурду, И меч могучий, Мастерской ковки — Лезвия лучше Не ладили к битве».*17 Курилась кузня; Клубился дым. Два меча сработаны — Дважды ломались. По наковальне Нацелился Сигурд — Клинок раскололся, Кузнец взъярился.18Сигурд: «Сигрлинн, скажи мне, Слухи правдивы ли О лучистых обломках Лезвия Гримнира? Сигмунда сын Попросил о них ныне: Грам мне сработает Регин бесхитростный!»19 Пламя пылало, Плавилась сталь, Клинок ковали. По краю синему Струилось сияние: Сверкнуло лезвие — Наковальня распалась Надвое с грохотом.20 Рейна волны Ревели бурно; Комки шерсти Кинули в реку. Разрезал Грам их В прозрачных водах: Счастлив был Сигурд, Сияло лезвие.21Сигурд: «Где путь к той пустоши, К пещере со златом? Реки, о Регин, Как к равнине добраться».Регин: «Далече Фафнир За долами прячется — Конь тебе надобен Крепкий да быстрый».22 Бурлят Бусилтарна Бегучие воды, На пышных полянах Пасутся кони. Пастух при пастбище — В плаще темном, Старец статный, Седобородый.23 Коней загнали В купель речную, Те бежали на берег От бурунов холодных. Лишь серому Грани По сердцу волны: Скакуна скорого Сигурд выбрал.24Пастух: «От семени Слейпнира, Скакуна Одина, Конь сей рожден, Крепкий да быстрый. Скачи же! Скачи По скалам и кряжам, Дерзай, о доблестный, Надежда Одина!»*25 Ганд нес Регина, Грани — Сигурда. Пыльная пустошь Простерлась раздольно. На скалу страшную Саженей в тридцать Утолить жажду Ложился Фафнир.26 В глубокой ямине На горном скате Долго ждал он. Дрогнули скалы, Выполз Фафнир, Выдохнул пламя: В тлетворном тумане Тонули склоны.27 Огненный отблеск Над отважным пронесся; От рева и рыка Рушились скалы. Черное чрево Чудища смрадного, Извиваясь, нависло Над выемкой тайной.28 Грам грозный Грянул победно — Сердце рассек До серого камня. Змий в муках Молотил, как цепами, Головой зловонной, Вислыми лапами.29 Исторгся в ямину Ток черной крови, Заливая землю; Закалил Сигурда. Выскочил витязь, Вытащил лезвие. Встретились взглядами Враги заклятые.30Фафнир: «Что за муж зачал тебя, Человече смертный? Кто сковал сполох Для сердца Фафнира?»Сигурд:  «На вольной воле Волком скитаюсь я — Отца не зная, Огнем владея».31Фафнир: «Воистину ведаю, Что волк — отец тебе! Кто подвиг тебя подло Погибелью стать мне?»Сигурд: «Сын я Сигмунда, Семя Вёльсунга; Вело меня — сердце, Вершила — рука моя».32Фафнир: «Нет! То — Регина происки, Разбойного мастера! О сын Сигмунда! Скажу тебе правду: Злато заветное Злом мерцает, Беда с него будет Обоим врагам моим».33Сигурд: «Смерть в свой срок Сыщет каждого, Но златом заманчиво Завладеть живущему».Фафнир: «Глупцы! — рек Фафнир,— Горем и пагубой Заклято золото. Не зарься! Беги же!»34Сигурд: «Глупца, — рек Сигурд, — Гибель настигла И при шлеме-страшилище — Так шел бы в Хель он!» На пустоши прятался Пуганым зайцем Трусливый кузнец. Трепеща, вышел он.35Регин: «Здрав будь, о Вёльсунг, Венчан победой! О великий воин, Высок твой жребий».Сигурд: «В обителях Одина Обилен выбор! Многие смелы, Меча не пятная».36Регин: «Но счастлив Сигурд: О сокровище грезит, Меч о мокрую Мураву вытирая! Братняя кровь Обагрила лезвие; Пусть отчасти причастен я К черному делу».37Сигурд: «Далече ты прятался, Как пришел Фафнир. Смерть ему — сей меч И мощь Сигурда».Регин: «Клинок ковал я Да козни строил. Погибель приблизили Подсказки Регина».38Сигурд: «Не вини себя всуе, Вздорный помощник. Стойкое сердце Сильнее лезвия».Регин: «Но клинок ковал я К кончине змиевой! Героев нередко Оружье подводит».39 Так рек Регин, Ридил выхватив; Теплое сердце Из туши вырезал. Драконьей крови Из раны испил: Кузнеца-карлу Клонит в дрему.40Регин: «Сиди тут, Сигурд! Сон одолел меня. Сердце Фафнира Сготовь на огне мне: Вместилище злобы С вином кровавым Охотно отведаю — То обед мудрости».41 На вертеле востром, Вскипая пеной, Жир драконий Жарился в пламени. Палец, пробуя, Поднес к языку он — Познал речь зверей И птичий говор.*42Первая птица: «Седому смутьяну Срубить бы голову — В Хель хитрецу дорога! Сама бы съела я Сердце Фафнира Сидя на месте Сигурда».43Вторая птица: «Врага выпускать — Воистину глупо, Брата его убивши! Владела б сама я Витыми кольцами, С бою добыв богатство!»44Первая птица: «Скрытному карле Срубить бы голову — Смерть ему, а не сокровища! Се! Разбужен Регин В розовом вереске: Мыслит он мстить за брата!»*45 Смотрит Сигурд — Сзади Регин Через пустошь ползет, Пышет злобою. Черной крови струи Сбрызнули лезвие — Снес меч голову Сыну Хрейдмара.46 Питье пурпурное И пищу жуткую Вкушал Сигурд, Взыскуя мудрости. Отверсты двери, Зловещи балки Подземной палаты, Постройки железной.47 Злато на золоте Заискрилось бликами: Заклято золото Злыми чарами. Шлем-страшилище Нашел и взял он: Темная тень Сгустилась вкруг Сигурда.48 Грани под грузом Горьким и тяжким Быстро бежал По бугристым склонам. Спеши же! Спеши По спускам и тропам, Дерзай, о доблестный, Надежда Одина!*49 Дики и долги Дороги странствий; Отбрасывал тень Одинокий всадник. Птицы пели В пышных кронах: Слова он слышал, Смысла — не ведал.50Ворон: «Хороши хоромы На Хиндарфелле, Огонь оградой Обнес их снаружи. Отвесны обрывы, Опасна дорога, Но манит вершина Могучего духом».51Зяблик: «Деву видал я — Что дивное утро: Зарей сияет Златоубранная. Зелены тропы В землю Гьюки; Кто путь тот выбрал — Ведом судьбою».52Ворон: «Скована сном Солнце-девица На вышней вершине, В воинском панцире. Один шипом Отметил грудь ее. К чему очнется — К печали иль смеху?»53Зяблик: «Гьюкинги гордые, Гуннар и Хёгни, Владеют вотчиной У вод Рейна. Взрастает Гудрун, Взоры чаруя — Что бутон белый В блеске рассвета».54Ворон: «Возгордясь своевольно, Власть являла — Валькирией в войнах Вершила победу. Не вняла вовремя Велениям Одина, Окорот дал Один Ослушной любимице».*VIBRYNHILDR(Брюнхильд)Здесь рассказывается о том, как Сигурд разбудил Брюнхильд. Один судил ей не сражаться более в битвах, но выйти замуж; она же дала обет выйти замуж только за величайшего из воинов, за избранника Мира. Сигурд и Брюнхильд в великой радости обручаются, хотя мудрая Брюнхильд провидит, что на пути Сигурда поджидают немалые опасности. Они уезжают вместе, но Брюнхильд из гордости отсылает Сигурда прочь и велит ему вернуться к ней тогда, когда он стяжает славу превыше всех прочих смертных и добудет себе королевство.1 Дики и долги Дороги странствий; Отбрасывал тень Одинокий всадник. Все выше и выше Вершина Хиндарфелл — Гряда грозная Грядет из тумана.2 Огонь объял ее, Опоясала молния — Ввысь взвились Волны пламени. Серый Грани, Славы взыскуя, Метнулся чрез молнию — Молнией жилистой.3 Стену зрит Сигурд Сплоченных щитов; Стяг струится, Серебром испещренный. Муж там покоится При мече и в кольчуге, Сном смертным Скован недвижно.4 Расстегнул гость шлем — Рассыпались кудри: Лежит женщина — Смежила очи. Плотен панцирь — Словно в плоть врос он: Гремливые кольца Грам рассекает.*5Брюнхильд, пробуждаясь: «Славьтесь, дети Дня И День белый! Зенит, и Полночь, И Звезда Севера! Славьтесь, асы пресветлые, И Асгарда королевы! И лоно Земли Благотворящее!6 На радость даруйте нам Руки целящие, Свет во мгле, Мудрость и жизнь; Обоим — победу, Правду нетленную, Обоим во благо — Блаженную встречу!»*7Брюнхильд: «Приветствует Брюнхильд Бравого воина! Что за витязь взрезал Вязь моих пут?»Сигурд: «Муж безотчий, От мужа рожденный, Вышел из битвы, Ворон мне спутник».8Брюнхильд: «Один обрек меня, Одина деву, Не биться более, Но быть при муже. Обещалась обетом я, Объявила твердо: Мужем мне станет Мира избранник».9Сигурд: «В обителях Одина Обилен выбор! Мужи могучие, Средь мечников — первые».Брюнхильд: «Одного еще должно Дождаться в Вальгалле: То герой-змееборец Из рода Одина».10Сигурд: «Сын Сигмунда — Семя Одина. Сигурдов меч — Смерть драконова».Брюнхильд: «Здрав будь, сын Сигмунда, Семя Вёльсунга! В вольготной Вальгалле Воины ждут тебя!»11Сигурд: «Славься, достойная Дева битвы! В невесты Вёльсунгу Выбрана Брюнхильд!» Обменялись оба Обетами верности На вышней вершине, Средь всполохов света.12Брюнхильд: «Чествуя воина, Чашу вручаю С питьем победы, С пенистым медом. Напоён благодатью Напиток целящий, Радости руны По краю вьются».13Сигурд: «К смерти ли, к славе — Смело до дна пью. Сладок напиток! По сердцу хозяйка мне!»Брюнхильд: «Гость мне по сердцу! Гибель и славу Провидит взор мой, О витязь светлый!»14Сигурд: «Будь что будет! Бежать не стану Речений разумных, Радости ль, горя».Брюнхильд: «Реченьям разумным О роке грядущем Надобно внять тебе, Надежда Одина!15 Не ищи отмщенья, О щит Вёльсунгов! Свято сдержи Слово данное. Пагубны подлости Побеги сорные, Добрый плод дарит Древо верности.16 Где вредные ведьмы Водятся в доме, Не медли в том месте, Не мешкай в дороге. Пусть краса слепит Солнцем рассветным, Думать не должно О дочках конунгов!17 Славься, сын Сигмунда! Скор ты на подвиги, Но тучи тень Все темней сгущается. Удел твой, думаю, Долог не будет: Бури и беды В будущем вижу».18Сигурд: «Славься, Брюнхильд мудрая В мощи блистающей! Пусть сильна судьба И свершится что должно. Верен пребуду Вечно, незыблемо, Пусть бури и беды Будут уделом мне».19 Обетами оба Обменялись священными, Словом клятвы Связали друг друга. К блаженству Брюнхильд Была разбужена, Но судьба сильна: Свершится что должно.*20 Дики и долги Дороги странствий; Сам-друг всадники Скачут сквозь зарево: По ветру — волосы, Высоки — шлемы; Блещет броня На бессветном кряже.21Брюнхильд: «Здесь, сын Сигмунда, Смелый витязь, Разъедемся розно — На радость иль горе. Прощай же! Путь мой Пролег на родину; Грани — нести тебя К грядущей славе».22Сигурд: «О невеста Вёльсунга, Светлая Брюнхильд, Почто ж прощаться, Коль поладили всадники?»Брюнхильд: «Королевой былая, Конунг сужден мне. Земли довольно: Завоюй себе царство!»23 Вернулась в вотчину Владычица гордая, По тропам зеленым Торопится Грани. Воротилась в вотчину Вестей дожидаться; В палатах Гьюки — Песни веселые.*VIIGU(Гудрун)1Гудрун: «Матушка милая! В мыслях — тяжко. Сны мне снова Снятся недобрые».Гримхильд: «Сны случаются К смене погоды, К старенью луны — Сокрушаться не о чем!»2Гудрун: «То не ветер, не навье, Не весть из яви — На оленя охотились Над оврагом и логом; Всяк думал добыть его, Достался — мне он: Весь он — что золото, Что ветви — рога его.3 Дикая дева Домчалась с бурей, Стрелою с седла Сразила оленя. Той ночью несчастной У ног моих пал он. Стеснилось сердце, Не стало мочи.4 Волка мне вручили — Врачевать горе; Братней кровью Сбрызнул меня он. Сны — смущают: Смысл в них — вещий, Не ливни и ветер, Не луна на убыли».5Гримхильд: «Сон часто сулит Свет — через тьму, Добро — через зло, О дочерь Гудрун! Обведи очами Отчую сторону — Зелены земли Вкруг залов Гьюки!»6Гудрун: «Зелены тропы К заводям Рейна! Что за конник скачет В кольчуге бранной? Скор скакун его, Как скала — шлем; Щит его блещет Лощеным золотом!»7 Так глядела Гудрун — Гьюки дочерь, Со стен, из терема, Теша сердце. Так Сигурд скакал, Семя Вёльсунгов, К палатам Гьюки В панцире ярком.8 Жил там Гьюки, Жаловал злато — В земле Нифлунгов, Нифлунгов конунг. Гуннар и Хёгни — Гьюковы дети — Водили воинства Вожди отважные.9 Гримхильд жила там, Грозная королева, Советом лукавая, Седая ведунья: Зелья знала, Знахарство ведала, Черные чары, Личин перемену.10 Врановы други Вранов темнее: Ликом пригожи, Люты — взглядом. Войны кровавые Вели с гуннами, Копили злато В кладовых подземных.11 По скамьям все сидели; Сигурд явился, Гуннара с Гьюки Громко приветил.Гьюки: «Кто вошел незваным В шлеме и в панцире, В броне битвенной В богатый дом мой?»12Сигурд: «Сын Сигмунда, Сигурд Вёльсунг, Конунга отпрыск — В королевских палатах. Слава Нифлунгов На слуху повсюду, Но не вовсе развеялась И Вёльсунгов слава».13 Сейчас же для Сигурда Сиденье поставили, Пир пышный Пошел горою. Заиграл Гуннар На златой арфе; Пока пел он песни, Палаты молчали.15Вот о чем пел Гуннар: «У мрачного Мирквуда, За межами восточными Государи готов Гордо правили. Бились бойцы По берегу Данпара С силами Гунланда, С сонмами всадников.15 Сонмы всадников Спешили на запад; С бойцами Будли Бургунды столкнулись. Брата Будли В бою сразивши, Гьюкинги грозные Грабили злато».16 Схватил Сигурд Созвучную арфу — Все смолкли, слушая В стенах чертога.Вот о чем пел Сигурд: «Пыльная пустошь Простерлась раздольно; Выполз Фафнир В вихре пламени.17 Отверсты двери В бессветное логово; Злато на золоте Клад похищен, Присвоен шлем; Грани гривастому — Груз печальный.18 Холм Хиндарфелл Охвачен пламенем. Гряда грозная Громоздится в тумане. Разбужена Брюнхильд В броне сияющей». Смолк Сигурд, Стихла песня.19 Близ трона Гьюки Гримхильд внимала, О Гудрун гадала, О грудах злата. Гуннар и Хёгни Гостя признали Другом и братом, Соратником верным.*20 Бойцы бургундов К битве готовились: Вышивали стяги, Вострили лезвия. Сталь сверкала, Сияли шлемы, Под дробным топотом Дрогнул Гунланд.21 Грозный Гуннар На Готи скачет, Под хмурым Хёгни — Хёльквир мчится, Всех скорее — Грани, Слейпнира отпрыск: Пылало пред прочими Пламя Сигурда.22 Рати разбиты, Разор повсюду: Грозную жатву Грам сбирает. Гремела Гьюкингов Громкая слава, Но славы Сигурд Стяжал всех больше.23 Владенья их выросли В то время давнее; Сразивши доблестно Датского конунга, Сеяли смерть они — На страх народам; Привык к победам Правитель Вёльсунгов.24 В почете и чести В чертоге жил Сигурд; Гуннским золотом Гостя дарили. Но в душе думал он О доме Вёльсунгов, О смерти Сигмунда В стране чужедальней.25 Силы собрал он С согласья Гьюкингов, Парус поднял Над пенным морем. Сверкали струги Строем щитов, Златой дракон Зло глядел с носа.26 Как огнь отмщенья, В отцовы земли Приплыл Сигурд. Песок обагрился. С лязгом ломались Латы и шлемы. Щиты сшибались, Трещали копья.27 Се! со свету не сгинуло Семя Вёльсунгов! Се! вотчиной Вёльсунгов Вёльсунг правит! Но палаты пышные Пришли в запустение; Сгнили сучья Статного древа.28 Пришел некто В плаще темном, Бородат, осанист — Одноглазый старец.Гримнир: «Приветствует Гримнир Правителя Вёльсунгов! Судьба Сигурда Соткалась далече.29 Где доблестный Сигмунд Добыл меч Гримнира, Не сиять — Граму. Ступай прочь, Вёльсунг! Королевич по крови, Конунг ты ныне; Невеста зовет тебя За волны морские».*30 Пламенел парус: Поплыли струги, Златогружённые К земле пристали. Кони шли вскачь, Высекая пламя, Вострубили рога — Возвратился Сигурд.31 Пир пышный В палатах затеяли. Своды и стены Сияют роскошью: Столы и скамьи, И сосуды — золото; Пенное пиво Потоком льется.32 Сел конунгом Сигурд: Серебро резное, Пестрое платье, Перстни и кубки, Дары дорогие Дарил он щедро, В прибыток — друзьям, В прибавленье — славы.33 (Так рекла Гримхильд Гьюки на ухо:)Гримхильд: «Союз скрепить бы Связью надежной! Вот витязь великий, Выше всех прочих! Коли дать дочь ему — Нам данником будет, Нашей силой — в ссоре, Стойким оплотом».34Гьюки: «Сулят конунги Сребро да злато; Дочери дивные — Дорого ценятся!»Гримхильд: «Дар часто дается Длани нещедрой; Невесты нередко Недостойным вручаются!»35 Сидел Сигурд, Не слыша песен; В сердце — Брюнхильд В броне сияющей: «Королевой была я, Конунг сужден мне». «Скоро судьбу свою Сыщу», — мнил он.*36 В покой потаенный Поднялась Гримхильд, Изрезанный рунами Рог наполнила Зачарованным зельем, Зловещим взваром, В нем крепость камня, На крови сварен он.37Гримхильд: «Здрав будь, гость и конунг Горе да сгинет! Прими подношенье — Порукой дружества: Отца обрел ты, Объятья матери, И братьев бравых, И бранную славу!»38 Смеясь, Сигурд Снадобье выпил — Сел он сумрачно, Не слыша песен. Взошла в зал Гудрун, Взоры чаруя — Так луна над лугом Лучится дивно.39 Пришла Гудрун В платье мерцающем — Что бутон белый В блеске рассвета. Сигурд смятенно Смотрел на деву — Чары сгустились, Мрачился разум.*VIIISVIKIN BRYNHILDR(Брюнхильд предана)1 Прождала Брюнхильд Благое лето, Обильную осень, Остылую зиму. Год шел за годом — Горько в разлуке; Скорбно на сердце — Не скачет конунг.2 О славе владычицы Слухи множились; Конунги конные В крепость съезжались. Мешались мысли, Мрачнела дева; Без приязни приняты, Пропали там многие.3 В плаще, оружен, Как древний конунг, Ворвался всадник — Ветра быстрее. Копье крепкое Короновано молнией; В палату прошел он С приветом мрачным.4Конунг: «Обета оковы — Оплот союзу; Смириться следует С судьбой реченной. Скоро пить Брюнхильд Брачную чашу: Избиравшая павших — Изберет живого.5 Брачную чашу Брюнхильд осушит — Не минет двух зим Над миром срединным. Королевой была ты — Конунг удел твой: Один так судит — Одину внемли!»6 Прянуло пламя, Пылая жаром: Ввысь взвивалось, Выло, дрожало. В ограде огненной Осталась дева: «Одному лишь отныне Открыта дорога!»*7 В палатах Гьюки — Песни веселые. К пиру пышному Поспешали гости. Свадьбу справляет Со светлой Гудрун Сигурд славный, Сияя золотом.8 Рассвет румян был, Радостен вечер, Пели струны Под пальцами ловкими. Меду и эля Мужи наливали, Великих воителей Восславляли громко.9 Сигурд дал слово, Связал себя клятвой. Скрепили кровью Братства обеты: Помощь в походе, В пагубе, в распре, В нужде и в надежде — Где надобность выйдет.10 Гуннар и Хёгни С готовностью вторят, Как Гримхильд судила — Седая ведунья. Гуннар и Хёгни Горды побратимом, Сияет счастьем Светлая Гудрун.11 Жизнь Гудрун Блаженством полнится: Рассветы — румяны, Радостны — ночи. Сигурд жил конунгом, Сладки дни его, Честь и почет ему, Но мрачится — сердце.*12 Молва множилась О могучей деве, Королеве Брюнхильд В броне сияющей. Гримхильд грозная О грядущем задумалась: Гадала о Гуннаре, О Гьюки властном.13Гримхильд: «Здрав будь, сын Гьюки! Славы с лихвой тебе! Велика твоя вотчина, Власть — прибывает; Жених — желанен, Да жены нет ему, Хоть мощью с ним меряться Могут немногие».14Гуннар: «О мать Гьюкингов, Мудра ты советом: Где найти надобно Невесту Гуннару? Ту, что краше прочих, Чья громче слава, Должно взять Гуннару, Дарителю злата».15Гримхильд: «Славят слухи Светлую деву — Королеву Брюнхильд В броне сияющей. Молвой воспеты Мощь ее и злато, Хоть в зал тот не зван Ни знатный, ни низкий».16Гуннар: «Нет равных гордой! Рад я подвигу! Достойна дева Двор наш украсить! Гуннар Гьюкинг Готов немедля Скакать в страну ее По слову матери».17Гримхильд: «Сын Сигмунда Сестрицу взял твою, Сигурд славный Стал тебе братом. По правую руку Поскачет он с Гуннаром, Советом сыну Сама пособлю я».*18 Гуннар — на Готи, На Грани — Сигурд, Под Хёгни — Хёльквир, Схож с темной ночью. Кони шли вскачь, Высекая пламя, Шумел ветер Над шлемом и гривой.19 Над лугом и логом, И лесом бессветным, Над потоком и полем Пролегали дороги. Се! Златые залы Замерцали в тумане, Зарделось зарево Над землей дальней.20 Полыхнуло пламя, Пылая жарко, Виясь, ветвились Вихри молний. Гуннар гнал Готи По горному склону: Тот прянул упрямо: Прямо не шел он.21 Сигурд сурово С седла взирает: Сумрак на сердце Сгустился глубже.Сигурд: «Что медлит Гуннар, Гьюкинг бесстрашный? Невеста заждалась — Награда похода!»22Гуннар: «Прошу помощи, Побратим милый! Готи негоден — Грани ссуди мне!» Гуннар Грани Гонит напрасно: Скакун серый Скалою замер.23 Гуннар не въехал В горячее пламя. Сдержал Сигурд Слово данное: Прийти на подмогу — В приязни и в розни; Не отверг совета Ведуньи Гримхильд.24 Волшбой великой Владела ведьма: Черными чарами Личины меняла. В обличье Гуннара На Грани вскочил он — Вонзил злато-шпоры, Замахнулся Грамом.25 Земля задрожала; Завыв свирепо, Палящее пламя Плеснуло до неба. Мечом пришпорен, Прыгнул Грани Серым сполохом; Содрогнулись горы.26 Огонь отгудел, Отгорели искры, Слабея, стихло Сполохов буйство. Темной тенью К твердыне Сигурд В шлеме-страшилище Шагом ехал.27 Сигурд стал там, На сталь опираясь; Брюнхильд медлила, Меч сжимая. Шлемоносного конунга Шлемоносная дева Спросила об имени; Сгустилась ночь.28Сигурд: «Гуннар Гьюкинг Гостем пришел к тебе. Королевой войдешь ты В ворота наши!» Как лебедь лучистая На лоне моря, Смятенно смотрела та — Совета искала.29Брюнхильд: «Что ответить — не ведаю, В неверный час — Гуннар, Гуннар С горящим взором!»Сигурд: «Кольца червонные — Клад прирейнский — Великое вено Возьмет невеста!»30Брюнхильд: «Забудь, о Гуннар, О златых кольцах! Мечи мне милее — Мертвить любовников. Ты первый ли в подвигах, Превзошел всех ли? Одному ему лишь Ответ свой дам я».31Сигурд: «Багрила мечи ты — Броню вновь взденешь. Держать должно Данную клятву! Преграду пламени Проехал всадник: Суждена ты в супруги Смелому воину!»32 Спать ложатся Сигурд и Брюнхильд. Лег меч на ложе, Лучась без ножен, — Грозной границей — Грам между ними, Рок их рознит, Разлучник суровый.33 Заря над землей Зарделась ало. С пальца у спящей Перстень снял он; Кольцо колдовское Из клада Андвари Надел невесте — Новым залогом.34Сигурд: «Проснись! Пора! Пылает рассвет! Скачу я в страну свою, К свадьбе готовиться!»Брюнхильд: «Гуннар, Гуннар С горящим взором, В день должный В твой дом войду я».*IXDEILD(Распря)1 В день должный Денница зарделась, Сияло солнце, Склоняясь к югу. Выпил с Брюнхильд Брачную чашу Доблестный Гуннар, Даритель злата.2 Всех затмевая, Знатна и прекрасна, Красуется Брюнхильд, Королева-невеста. Пред всеми — первый, Всех затмевая, Вошел Сигурд — Солнцем рассветным.3 Рядом с Гудрун, Гьюковой дщерью, Сел Сигурд — Стихли палаты. Брюнхильд, бледнея, Бросала взоры: Нема, недвижна, Что надгробный камень.4 Рассеялись в сердце Смутные тени, Обеты вспомнились — Обманом ставшие. Что надгробный камень, Недвижен, грозен, Сидел он сумрачно, Ни слова не молвил.5 Гомон вновь громок, Голоса — звонки. Ликуют люди — Люба им свадьба: Глядят гости На героев могучих, Владык и владычиц В величии славы.*6 На вольную волю Выехал Сигурд — Травить оленя. Трубит охота. К Рейну-реке, К рокочущим водам, Взяв златые гребни, Грядут королевы.7 Вымыли волосы. Вошла одна из них В поток полноводный, В пенную заводь.Брюнхильд: «Струи, стекавшие С твоих спутанных прядей, Да не льются кощунственно На лоб королевин!»8Гудрун: «Здесь я — королева: Знатнее супруг мой. Муж-змееборец Затмит всех славой!»Брюнхильд: «Превзошел прочих Первый из витязей — Кто ограду огня Одолел бесстрашно!»9 (С мрачной усмешкой Молвила Гудрун:)Гудрун: «Верно вещала ты, Не ведая истины! Сквозь преграду пламени, Пылавшую яро, Проехал победно Тот, кто перстень дал тебе, — Гуннар ли взял его На Гнитахейди?10 Кольцо колдовское Из клада Андвари Надето невесте — Новым залогом. Гуннар ли дал мне Дивный тот перстень? Взят он с руки твоей, Взгляни — узнаешь ли?»11 Смерти бледнее Сделалась Брюнхильд, Из воды вышла В великом смятенье; От Рейна-реки, От рокочущих волн В покой свой пошла, Понурясь угрюмо.12 Сгустился скоро Сумрак беззвездный; Со скорбным сердцем Стенала Брюнхильд — Пеняла, плача, В покое темном.Брюнхильд: «Страшные судьбы Сковали дни наши!13 Верну ль минувшее Иль муку терпеть мне, Терпеть мне муку, Теряя Сигурда? Он — при Гудрун, При Гуннаре — я; Скверно же судьбы Соткали жизнь мою!»14 На постель она пала — Не пила, не ела, Как во сне смертном Иль скорбной думе. Дивились девы — Ей дела не было. Гуннар пришел к ней; Горьким привет был.15 Молвила Брюнхильд Бранное слово:Брюнхильд: «Откуда злато — Знак обрученья? Кто носит перстень С пальца Брюнхильд?» Не сказал ни слова Смущенный Гуннар.16Брюнхильд: «Конунгом кличут Краснобая и труса! От огня ты отпрянул, Опаслив да робок! Вредною ведьмой Выкинут в мир ты. Горе Гримхильд — Горе виновнице!»17Гуннар: «Резки и грубы Речи валькирии! О мужеубийца, С мечом вместо сердца!»Брюнхильд: «Будь меч мой со мною, Мертвым бы пал ты — За обеты облыжные, За обман содеянный!18 Один лишь любим мной — Лучший из воинов; Обещалась обетом я Обручиться с тем лишь, Обручиться с одним лишь, Кто огнь пылающий Одолеет отважно. Отступница днесь я!19 Отступница, лгунья, Обесчещена Брюнхильд! Любви лишилась, Лют ее жребий! Не звучать впредь в залах Звонким напевам, Королева под свод твой Не ступит отныне!»20 Так страждала Брюнхильд На скорбном ложе, Долго стенаньями Дом оглашался: Грозила Гуннару, Гудрун чернила, Хёгни хулила, Хороня дружбу.*21 С полеванья Сигурд В палаты вернулся — Света нет в стенах, В сердцах — тревога. Зовут его к Брюнхильд — Залечивать горе. Скрепивши сердце, В спальню пошел он.22Сигурд: «Славься, о солнце И свет денницы! Спать довольно, Скорби да сгинут!»(Он стягивает с Брюнхильд покрывало и пробуждает ее, как прежде.)Брюнхильд: «Спала на скале я — Сон нейдет ныне! Подлый предатель, Будь проклят навеки!»23Сигурд: «Что за горе гнетет тебя, Госпожа светлая? За достойного Гуннара Добром пошла ты!»Брюнхильд: «Добром! Добром ли? Ты дразнишь жестоко! Любим мной один был — Лучший из воинов».24Сигурд: «Но сын Гьюки Славен не меньше: Мой брат и соратник — Равно отважен. Желанней жизни Жена герою — Смотри же: солнце Сияет и ныне!»25Брюнхильд: «Нет, Сигурд смелый Сразил дракона; Преграду пламени Прошел он дважды; Дважды прошел он Дорогой молний: Славы сходной Не стяжать Гуннару!»26Сигурд: «Что прошел дважды — Поведал кто тебе? Не сказал о том Сигурд: Странна мне речь твоя».Брюнхильд: «Густ был сумрак: Горящий взгляд твой, Взгляд твой горящий Горе сулил мне.27 Тьмы тенета — Тяжкая кара. Лют мой жребий: Любви я лишилась. Прокляну и тебя я, Предатель лютый: Драгоценный мой перстень Другой отдал ты.28 Гудрун кляну я: Горьким упреком Постель опорочена, Поругано тело. Лишь о славе собственной Сердцем радеешь ты; Из жен самой жалкой Жестоко мнишь меня».29Сигурд: «Беда неизбывная — Болтовня женщин! Бедой и бездольем Былое сталось! В сетях я стражду, Сотканных роком; В думах — душно, На душе — полночь.30 Давно ты — в думах, Давно — желанна мне. Одну лишь обнял бы, Очнувшись от морока. Скрепивши сердце, Собравшись с духом, Сидел я сумрачно, Ни слова не молвил.31 Тем лишь утешен, Что в тереме ль, в зале Смогу с тобой свидеться, Пусть супруг твой — Гуннар!»Брюнхильд: «Поздно! Поздно Поверил ты душу! Нет ни зелья, ни знахаря Для зла свершенного».32Сигурд: «Надежда напрасна ль? Напасть не избудем ли? Судьба свирепая Свершится ужели?»Брюнхильд: «Одно лишь чаянье Врачует душу: Чтоб пронзил клинок Предателя Сигурда!»33Сигурд: «Сон мечей чуток — Час их уж близится! Гибель ждет и Брюнхильд, Что горя не стерпит».Брюнхильд: «Не солгал словом Скорби виновник! Свет судьбы моей, Слабея, гаснет!»34Сигурд: «Сгубил бы я Гуннара, Гудрун покинул бы, Чтоб от смерти спасти тебя, Судьбу превозмогши!»Брюнхильд: «Жена — одному я, Не желаю другого! Мужи мне немилы, Всех меньше — Сигурд!»*35 Сошел вниз Сигурд, Скорби исполнен. Стеснилась грудь его, Сердце — горело. Дышать не давала, Давила кольчуга — В плоть плетенье Плотно впивалось.36 Зовет Гудрун, Златая прелесть:Гудрун: «Спит ли Брюнхильд, Страждет недугом ли?»Сигурд: «Брюнхильд не спит — Бранит судьбу она, Умышляет угрюмо Удел нам пагубный».37 Горюет Гудрун, Горько рыдает:Гудрун: «Что за злую затею Замыслила Брюнхильд?»Сигурд: «Сама ли не смыслишь? Спрашивать полно! Беда неизбывная — Болтовня женщин!»38 (Говорит Гуннар С горестным вздохом:)Гуннар: «Надежда есть ли С напастью сладить? Не спасет ли сокровище — Сребро да злато?»Сигурд: «Сребро да злато Сулит пусть Гуннар! Сыскать снадобье Супругу должно».39 Сулил Гуннар Сребро да злато, Сребро да злато, Сокровищ груды.Брюнхильд: «Забудь, о Гуннар, О злате червонном; Под мечом мертвой Милее пасть мне!40 Ты первый ли в подвигах, Превзошел всех ли? Одному ему лишь Отдам любовь я. Лучше и выше Твой ленник — конунга; Ты — щитник при Вёльсунге, Вассала прислужник!41 Презрев постель твою, На пиру — ославив, Покину покой твой, На потеху людям, Коль предателю подлому Позволишь жить ты, Не сразишь Сигурда, Сестрицына мужа».42Гуннар: «Свирепа ты сердцем, Смутьянка злобная! Принес я клятвы — Прочны, нерушимы, Побратимства обеты На пролитой крови; Не след их нарушить По слову Брюнхильд».43Брюнхильд: «Клялась я клятвой — Крепкой да прочной; За пустяк ее принял ты, Предал любовь мою! Послал ко мне Сигурда, Побратима и друга. Лег он лживо На ложе со мною, Обманул доверие, Обморочил меня он.44 Сболтнул он супруге — Все сведала Гудрун. Бесчестье Брюнхильд — Бесславье Гуннара!» Вышел Гуннар, Горюя в сердце, Думая думу, Весь день просидел он.45 От мысли к мысли Метался дух его, От стыда к сраму. Сгорела дружба. На совет скрытный Сошелся он с Хёгни — Верному брату Вверил обиду.46Гуннар: «Содеял зло Сигурд, Слово мне дал он, Слово мне дал он — Солгал в обетах. Врал вероломно, Верность нарушив; Предал правду, Хоть правдив мнился».47Хёгни: «Блазнит тебя Брюнхильд С безжалостным сердцем: Замыслила зло, Затеяла козни; Завидует Гудрун — Зла на любовь ее, Зла на любовь твою, Лжет тебе низко».48Гуннар: «Брюнхильд, Брюнхильд — Ближе, дороже Всех дев и женщин, Всех дивных сокровищ! Любви лишившись, Лучше погибнуть, Чем жить без жены, Мужам на потеху.49 Убьем же Сигурда — Умертвим предателя! Вернем владычество Над вотчиной нашей! Сразим Сигурда — Страданье избудем, Сокровища Сигурда Станут нашими!»50Хёгни: «Беда неизбывная — Болтовня женщин! В союзе с Сигурдом Мы — сила грозная. Пожалеем после О помощи Сигурда, О сестричах смелых, Что Сигурд дал бы нам».51 Грозному Готторму, Гримхильд отпрыску, С сумрачным сердцем Так сказывал Гуннар:Гуннар: «Не давал ты обетов, Обещаньем не связан. На крови не клялся — Кровомстителем станешь!»52 Сокровищ сулил ему И славу великую. Жар разжегся В жилах бастарда. Зажарили змей ему, Зловещее яство, Волчатины дали С вином дурманным.53 Бредя безумьем, В бешенстве волчьем, Скалился Готторм, Скрежеща зубами. Обману чуждый, Не чуя обмана, Но провидя пагубу, Помрачнел Сигурд.54 Спустил сокола Над сворой гончих Сигурд в чаще, Скорбь разгоняя. Нагрянул Готторм, Грани приметил, Осыпал Сигурда Словами жгучими.55Готторм: «Войны невольник, Волколачье отродье, Что добыть думаешь В дубравах оленьих? Жадный до женщин, Жен оскорбитель, На земли заришься И знатных владычиц!»56 Схватил меч Сигурд, Сиявший рдяно: Белы до боли Были суставы.Сигурд: «Пес ты пьяный, Погибель близко! Ползи на псарню, Проспись да опомнись!»57 Смолчал Готторм, Скрежеща зубами, Прочь поехал Сигурд, Предчувствуя горе. Ночь настала, Недвижно в доме. Спала сладко Близ Сигурда — Гудрун.58 Заря забрезжила. Злобой пьяный, Готторм нагрянул, Как голодный волчина. Прянул клинок его, Поразил спящего, Пронзил подушку, Пригвоздил к ложу.59 Отскочил волчина, Чуя погибель: Отверзлись очи, Ожгли его взглядом. Грам, что сполох, Вспыхнул во мраке, Взвился в воздух, Вдогонку зверю.60 На пол у порога Пал он с криком, Пасть преисподней Пожрала убийцу. Голова отлетела, Отнялись ноги, Красная кровь Окропила стены.61 Сон сморил ее В сладких объятьях, К горькому горю Гудрун проснулась. В потоке кровавом Потонула радость, В крови льющейся Лучшего витязя.62 В белую грудь она Била неистово — Поднялся Сигурд С подушки кровавой:Сигурд: «Жена, не жалуйся На жребий назначенный! Братья — с тобой, Не брани их горько!63 Виной всему Брюнхильд: Владела любовь ей! Обошлась со мной худо: Оболган я низко. Не обидел Гуннара, Не гневил ничем его: Свято сдержал я Слово данное!»64 Рухнул мертвым Сигурд. Рыдая, Гудрун Вотще скорбела, Взывала тщетно. На стенах меч звякнул, Спящие вздрогнули, Голосили гуси На густых травах.65 Засмеялась Брюнхильд, Заслышав вздохи, Всем сердцем снова — Стены дрогнули. Гудрун внимала В горе и муке. Гуннар ответил Грозной речью.66Гуннар: «Не от сердца смех твой, Не счастьем подсказан! Смутьянка свирепая Смертью отмечена: Бледен лик твой, Ланиты — хладны, Холодны — советы, Хитрости — прокляты».67Брюнхильд: «Прокляты Нифлунги, Предатели злобные. Сдержал Сигурд Слово данное! Жестокий жребий Ждет поделом вас; Всех выше честью Вовеки Сигурд!68 Обет побратимства Омыли вы кровью, Смертью скрепили; Сигурд же — помнил. На ложе — лезвие Легло меж нами, Грозной границей — Грам обнаженный.69 Не жить мне больше Женой твоею: Любви лишил ты Лживым советом; Покрыт позором, Предал бесчестно И долг, и дружбу, И доблесть ратную».70 Сомкнув объятья, Скорбно молил он Сдержать руку, Сберечь надежду. Прочь прогнала она Пришедших в терем — В путь последний Пуститься мечтая.71 (Один лишь Хёгни Холодно молвил:)Хёгни: «В путь последний Пусть отправляется — Век вековать Во владеньях стылых. Проклято лоно, Породившее злобную — Мужам на мороку, На муку нашу».*72 В броне золотой, В блестящем панцире, В высоком шлеме, Взялась за меч она. Рухнула, ранена, Прянув на лезвие: Так погибла Брюнхильд В блеске величия.73Брюнхильд: «Последней просьбой Прошу тебя, Гуннар: Погребальное пламя На поле зажги ты — За тыном щитов И тканями пестрыми; В честь славных павших Полей их кровью!74 На руке — по соколу, Собака — в изножье, Убитые кони — В упряжи ценной. Место мне — с мертвым; Меч между нами, Лучась, на ложе Ляжет, как прежде.75 Сожги Брюнхильд В буйном пламени — Что в огне очнулась К отчаянью горькому Пламя да примет Прекрасного витязя, Кто взошел солнцем — Как солнце угаснет!»76 Костер курился Клубами дыма, Полыхало пламя Под плач и стоны. Так ушел Сигурд, Семя Вёльсунгов, Сгорела Брюнхильд, Блаженство иссякло.*77 В сумрачный Хель Сошла королева — Не вернется вновь Из владений тусклых. В Вальгалле Вёльсунг пирует: «Сын сына, здравствуй, Семя Одина!»78 Скоро Сигурд, Сжимая меч свой, В Вальгалле вольной Встречен был Одином. На пиру пышном Подле отца он Бранной сечи ждет — Избранник Мира.79 Под громкий рокот Рога Хеймдалля Огнистый мост Прогнется под конными — Подаст ему Брюнхильд Перевязь с мечом, Поднесет чашу Победы и славы.80 В день Судилища Придет бессмертный — Кто вкусил от смерти И вовек не умрет, Герой-змееборец Из рода Одина: Не иссякнет все сущее, Не сгинет Земля.81 Шлем — на челе его, В длани — молния; Величествен лик, Пламенный дух. Минет война — В мире отстроенном Изведают счастье Испившие горечь.82 Так ушел Сигурд — Семя Вёльсунгов, Герой несравненный, Надежда Одина. Но горе Гудрун Не гаснет в мире, До скончанья сроков Ее скорби — внемлют.*КОММЕНТАРИИнно относится к «Старшей Эдде», или «Песенной Эдде»; труд Снорри Стурлусона именуется «Прозаической Эддой».елым строфам, но не к отдельным строкам; примечания к отдельным строфам предваряются общим пояснением ко всей части.UPPHAFца, повествует о происхождении мира, веке юных богов и изначальной войне, предрекает Рагнарёк, Гибель Богов, а после того — возрождение Земли, что вновь поднимется из водных глубин (см. третью часть стихотворения моего отца под названием «Прорицание вёльвы», приведенного в Приложении В в конце книги).Однако образный ряд «Прорицания вёльвы» здесь подчинен совершенно новой теме: ибо пророчица возвещает (строфы 13–15), что судьба мира и исход Последней Битвы будут зависеть от присутствия некоего «бессмертного, кто вкусил от смерти и вовек не умрет». Это — Сигурд, «герой-змееборец из рода Одина», он же — «избранник Мира», которого закованные в броню воины ожидают в Вальгалле (строфа 20). Как явствует из пояснительной заметки моего отца (iv), приведенной на с. 67–68, Один надеется, что в Последний День Сигурд сразит величайшего из змеев, Мидгардсорма (см. примечание к строфе 12 ниже), и что благодаря Сигурду «станет возможным создание нового мира».«Этот мотив особого предназначения Сигурда — домысел современного поэта», — отмечает отец в той же краткой заметке. Ассоциация с собственной мифологией отца представляется мне, как минимум, весьма возможной: ведь в ней Турину Турамбару, убийце великого дракона Глаурунга, тоже отводилась особая судьба, ибо в Последней Битве не кто иной, как он, сразит Темного Властелина Моргота своим черным мечом[18 - Интересно, что имя «Сигурд» соотносится с прозвищем одного из ключевых персонажей толкиновского мифа, Турина Турамбара. Тур-амбар на языке квенья означает то же, что исландское sig-urthr — победитель рока. Надпись на могиле Турина, «Dagnir Glaurunga» (синд. — «Погубитель Глаурунга»), — точная калька с прозвища Сигурда Fafnisbani — «Фафнироборец», «Погубитель Фафнира». — Примеч. М. Артамоновой.]. Эта загадочная концепция возникает в раннем «Сказании о Турамбаре» (1919 год или еще раньше) и вновь появляется в виде пророчества в текстах «Сильмариллиона» 1930-х гг.: так, в «Квента Нолдоринва» «именно черный меч Турина нанесет Мелько [Морготу] смертельный удар и покончит с ним навеки; так отомщены будут дети Хурина и все люди». Примечательно, что вариант этой концепции обнаруживается в кратком очерке моего отца, написанном уже в конце жизни, в котором говорится, будто Андрет Мудрая из Дома Беора предрекла, что «Турин в Последней Битве восстанет из мертвых и прежде, чем навсегда покинуть Круги Мира, бросит вызов Великому Дракону Моргота, Анкалагону Черному, и нанесет ему смертельный удар». Это удивительное преображение Турина наблюдается также в одной из записей в «Анналах Амана»: в ней говорится, будто огромное созвездие Менельмакар, Небесный Мечник (Орион), — это «знак Турина Турамбара, который явится в мир, и предвестие Последней Битвы, что случится на исходе Дней»[19 - Ссылки и цитаты из томов «The History of Middle-earth» на эту тему содержатся в книге: «The Peoples of Middle-earth» (1996), с. 374–375; относительно записи в «Анналах Амона» см. «Morgoth’s Ring» (1993), с. 71, 76.].В отсутствие (насколько мне известно) других отцовских текстов, посвященных этой загадочной концепции Сигурда, думаю, что рассуждения о ее немалой значимости, сверх уже сказанного, выходят за пределы редакторской статьи, которые я себе наметил для данной книги.Один в отцовской интерпретации сохраняет за собою свою древнюю функцию — собирать своих «избранников» в Вальгаллу, дабы они стали ему соратниками в Рагнарёке. В «Песни о Вёльсунгах» он является Сигмунду, отцу Сигурда, и разоружает его в последнем сражении, так, что Сигмунд гибнет (IV.8–11). В скандинавской легенде выражается уверенность, что вероломный, честолюбивый и зловещий Один, который стремится посеять рознь среди родичей, а в последний миг обращается против своих любимцев и сражает тех, кому благоволил, имеет все основания так поступать: ему нужны его люди, его избранники в преддверии дня Рагнарёк (см. комментарий к IX.77–78).Но из всей прихотливой совокупности представлений об Одине, сложившихся в северной древности и наводящих на мысль о бессчетных слоях меняющейся символики и веры — в произведении отца просматривается бог, сохранивший очень немногое от изощренного, зловещего и таинственного божества исконных сказаний: от бога войны, повелителя валькирий, вызывающего безумие, от посвященного, владыки виселиц, принесшего себя в жертву, от повелителя непристойной магии и вдохновителя поэзии, от оборотня, одноглазого старика, вероломного друга, а в Последний День — жертвы Волка. Он — «отягчен мудростью, несчастья предвидел» («Upphaf» 18). В восприятии моего отца, если говорить о его собственной песни и о его трактовке древней легенды, Один символизирует благоразумие и мудрость наряду со злобой и безрассудством Локи; он более походит на Манвэ из его собственной мифологии; и отец называет и того и другого «Владыкой богов и людей».1.Подробнее об этой строфе см. с. 268. Она эхом вторит третьей строфе «Прорицания вёльвы». Цитируя древнеисландский стих в лекции, отец сопровождал его первой строфой из «Upphaf» с небольшими отличиями: в оригинале — «shivering waves», дословно — «трепещущие волны» (вместо «surging waves» — «вздымающиеся волны»), «unraised heaven» — «не воздвигнуто небо» (вместо «unroofed Heaven» — «не крыто сводом Небо»).11.В «Младшей Эдде» Снорри сообщается, что Хеймдалль (Heimdallr) — страж или часовой богов (асов); он живет подле Биврёста («трясущейся дороги») — моста-радуги между Асгардом, страной асов, и Мидгардом, миром людей (см. комментарий к строфе 12), и хранит его от каменных великанов. Но в день Рагнарёка (Гибели Богов) по Биврёсту проедут воинства из огненной земли Муспелль — и мост под ними рухнет. Красная полоса радуги — это ярое пламя. Рог Хеймдалля зовется Гьяллархорн, звук его слышен во всех мирах. Он затрубит в него, когда начнется Рагнарёк.Ясень Иггдрасиль, Мировое Древо, раскинул свои ветви над землей и в небе. Волк Фенрир (поименованный в строфе 13) был посажен богами на цепь; но в день Рагнарёк Фенрир сорвется с цепи и пожрет Одина.12.Сурт (Surtr) — могучий огненный демон: с наступлением Рагнарёка явится из огненной страны Муспелль сразиться с богами. древнеанглийскому Middan-geard, Middan-eard, что, в свою очередь, стоит за более поздней формой Middle-earth — Средиземье.«Корабль-призрак» — это Нагльфар, он сделан из ногтей мертвецов.13.Фрейр (Freyr) — главный бог
1   2   3   4   5   6

Похожие:

Название: Легенда о Сигурде и ГудрунАвтор: Дж. Р. Р. Год издания: 2011Издательство: аст, Астрельisbn: 978-5-17-070663-1, 978-5-271-32122-1Страниц: 416Формат: fb2 iconСафарли Э./ Мне тебя обещали
Астрель: аст; Москва; 2010; isbn 978-5-17-071166-6, 978-5-271-32186-3, 978-5-7-071165-9, 978-5-271-32187-0

Название: Легенда о Сигурде и ГудрунАвтор: Дж. Р. Р. Год издания: 2011Издательство: аст, Астрельisbn: 978-5-17-070663-1, 978-5-271-32122-1Страниц: 416Формат: fb2 iconПринцесса ждет
Аст, Астрель, Хранитель; Москва; 2008; isbn 978-5-17-025318-0, 978-5-271-12562-1, 978-5-9762-5299-8

Название: Легенда о Сигурде и ГудрунАвтор: Дж. Р. Р. Год издания: 2011Издательство: аст, Астрельisbn: 978-5-17-070663-1, 978-5-271-32122-1Страниц: 416Формат: fb2 iconИгра ангела
Аст, Астрель, Полиграфиздат; Москва; 2010; isbn 978-5-17-064664-7, 978-5-271-28718-3, 978-5-4215-1015-4

Название: Легенда о Сигурде и ГудрунАвтор: Дж. Р. Р. Год издания: 2011Издательство: аст, Астрельisbn: 978-5-17-070663-1, 978-5-271-32122-1Страниц: 416Формат: fb2 iconОбщаться с ребенком. Как?
Аст, Астрель, Харвест; Москва; 2008; isbn 978-5-17-052715-1, 978-5-271-20891-1, 978-985-16-5630

Название: Легенда о Сигурде и ГудрунАвтор: Дж. Р. Р. Год издания: 2011Издательство: аст, Астрельisbn: 978-5-17-070663-1, 978-5-271-32122-1Страниц: 416Формат: fb2 iconТридцатилетняя война
...

Название: Легенда о Сигурде и ГудрунАвтор: Дж. Р. Р. Год издания: 2011Издательство: аст, Астрельisbn: 978-5-17-070663-1, 978-5-271-32122-1Страниц: 416Формат: fb2 iconНиже ада / Андрей Гребенщиков
Издательства: Астрель, аст; Москва; спб; 2011; isbn 978-5-17-073524-2, 978-5-271-34782-5

Название: Легенда о Сигурде и ГудрунАвтор: Дж. Р. Р. Год издания: 2011Издательство: аст, Астрельisbn: 978-5-17-070663-1, 978-5-271-32122-1Страниц: 416Формат: fb2 iconХороший, плохой, неживой
Аст, аст москва, вкт; М.; 2008; isbn 978-5-17-039077-9, 978-5-9713-7315-5-, 978-5-226-00238-0

Название: Легенда о Сигурде и ГудрунАвтор: Дж. Р. Р. Год издания: 2011Издательство: аст, Астрельisbn: 978-5-17-070663-1, 978-5-271-32122-1Страниц: 416Формат: fb2 iconСьюзен Коллинз. Голодные игры
Издательства: аст, Астрель; Москва; 2010; isbn isbn: 978-5-17-062463-8, 978-5-271-25794-0

Название: Легенда о Сигурде и ГудрунАвтор: Дж. Р. Р. Год издания: 2011Издательство: аст, Астрельisbn: 978-5-17-070663-1, 978-5-271-32122-1Страниц: 416Формат: fb2 iconЛорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck:...
Аст, Астрель, вкт; Москва, Владимир; 2012; isbn 978-5-17-075392-5, 978-5-271-37533-0, 978-5-226-04797-8

Название: Легенда о Сигурде и ГудрунАвтор: Дж. Р. Р. Год издания: 2011Издательство: аст, Астрельisbn: 978-5-17-070663-1, 978-5-271-32122-1Страниц: 416Формат: fb2 iconТомас Харрис. Ганнибал: Восхождение
Аст, аст москва, Хранитель; Москва; 2008; isbn 978-5-17-048108-8, 978-5-9713-6422-1, 978-5-9762-5107-5

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов